Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно


Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
» » Торжественное шествие сравнительного микроскопа по всему миру



 

Торжественное шествие сравнительного микроскопа по всему миру

в разделе: 100 лет криминалистики Просмотров: 2 262
Но прав ли Годдард? Действительно ли США благодаря Уайту, Крэвеллу и Годдарду обогнали Старый Свет?
Первая мировая война изменила лицо преступности в Европе. Было явным преувеличением, когда пацифисты 20-х годов провозгласили тезис, что убийцы потому и стали убийцами, что война научила их убивать, и что убийство стало орудием политики отечества. Но, несомненно, то, что из-за массового производства винтовок и пистолетов, а также массового обучения стрельбе война способствовала превращению огнестрельного оружия в орудие преступления, используемого в большем масштабе, чем ранее. В Европе все чаще приходилось иметь дело с раскрытием преступлений, совершенных при помощи огнестрельного оружия, а для этого пришлось вплотную заняться судебной баллистикой. И в судебно-медицинских институтах при университетах и в судебно-химических и в первых полицейских лабораториях ученые возобновляли прерванную войной работу, имея очень скромные средства.
В 1919 году в Люксембурге исследования следов на гильзах патронов возобновил Пьер Медингер. В Европе первыми в этой области были доктор Рехтер, возглавивший основанную в 1920 году бельгийскую школу криминальных и полицейских наук, и старший лейтенант Маже, профессор бельгийской военной школы. Год за годом они делали отпечатки гильз патронов, фотографировали их, рассматривали под микроскопом, покрывали золотом свинцовые пули, чтобы получить более четкие фотографии. Их усилия способствовали тому, что при идентификации огнестрельного оружия в Европе уделялось большее внимание патронной гильзе, чем это имело место, в Америке. В Париже за работу снова принялся профессор Бальтазар. Локар из Лиона шел собственным путем. В Голландии о своих опытах сообщали криминалисты и химики, такие, как Гульст и фон Ледден-Гульзебош. В Афинах экспериментировал Геориадес. Своими многочисленными научными работами по исследованию огнестрельного оружия выделялись русские ученые Матвеев и Зускин, а также польский ученый Соболевский. Швед Гарри Зедерман, работавший в Лионе ассистентом Локара, написал диссертацию по огнестрельному оружию. В Германии вели научные изыскания и экспериментировали Август Брюнинг в Берлине, полицейрат Вайценеггер из полицей-президиума в Штутгарте, Фридрих Петруски из судебно-медицинского института при университете в Бреслау, доктор Крафт из прусского земельного министерства продовольствия, лекарственных средств и судебной химии в Берлине, а также Отто Мецгер, директор химического исследовательского отдела Штутгарта. Отто Мецгер был страстным охотником. Любовь к оружию и натолкнула его на мысль заняться судебной баллистикой. Он изобретал аппараты и изготовлял их в мастерских своего друга, знаменитого Роберта Боша.
Шаг за шагом эти люди постигали новую науку. Они снимали отпечатки пуль пластилином, копировальной бумагой, оловянной фольгой и на свинцовые пластинки. Они делали слепки внутренних стенок канала ствола, снимали оболочки пуль, выпрямляя их, чтобы получить более хороший снимок поверхности пули. Они создали аппараты, которые, как сейсмографы, при помощи чувствительных игл ощупывали поверхность вращающейся пули, и все неровности графически отображались на бумаге. Для того чтобы найти лучшие способы улавливания пуль, они производили экспериментальные выстрелы: в опилки, в восковые пластинки, в ящики с ватой, в наполненные тряпьем и землей корзины, в толстые книги и в трубы, наполненные водой. Они фотографировали пули и гильзы с микроскопом и без него, при искусственном освещении и при дневном свете, с изогнутыми кассетами, чтобы лучше проявилась круглая поверхность пуль и гильз. Для сравнения они наклеивали микрофотографии рядом. Отто Мецгер и его сотрудники Геес и Гасслахер с 1923 года начали делать то, что за четыре года до них делал Уайт: они собирали всевозможные виды огнестрельного оружия и боеприпасов, измеряли и каталогизировали характерные их признаки. И, наконец, ими был создан "Атлас пистолетов", охвативший в отличие от коллекции Уайта не 1500, а только 100 видов оружия. Но для сравнительно небольшой территории Европы этот атлас имел большое значение.
Но в одном Америка опередила европейцев: она создала сравнительный микроскоп. Отто Мецгер, правда, обращался к фирме "Лейтц" с вопросом, нельзя ли разработать аппаратуру, которая позволила бы рассматривать две пули одновременно. Но прежде чем его идее было суждено осуществиться, изобретение Крэвелла пришло из-за океана.
Странное, не поддающееся контролю явление, которое так часто встречается в международных контактах, заставило сравнительный микроскоп на его пути в Европу сделать большой крюк через Средиземное море и Каир в Египте.
С 1917 года во главе судебно-медицинского отдела египетского министерства юстиции стоял Сидней Смит. Работа по раскрытию всех более или менее крупных преступлений, совершенных на берегах Нила, прошла через умелые руки Смита. Он с гордостью писал в своих мемуарах: "За несколько лет нам удалось создать, пожалуй, самые лучшие судебно-медицинские лаборатории в мире". Почти никто об этом не знал. Лондон, Париж, Берлин, Рим — вот известные всем центры криминалистики, но Каир? Когда Харви Литлджон однажды посетил своего ученика Смита в Каире, то его взгляд упал на длинный ряд аппаратов, в которых одновременно производились анализы Марша на мышьяк.
"Зачем вам нужно так много аппаратов?" — спросил Литлджон.
"Сплошь одни убийства, — ответил Смит. — Много отравлений". Литлджон покачал головой: такое количество материала для исследований было для него в его тесном мире Эдинбурга просто непостижимым.

С 1905 года Египет повел борьбу против господства англичан. С 1919 года начались революционные выступления. "Когда борьба достигла своего апогея, — вспоминал позднее Смит, — мой морг стал слишком мал". Не только англичан, но и египтян расстреливали без разбора. Желавших выступить свидетелем найти было почти невозможно. Эта ситуация заставила Сиднея Смита, как, впрочем, и многих его коллег в Европе, заняться совершенно новой для него областью — идентификацией огнестрельного оружия. Если свидетели не хотели говорить, то изобличать убийц и в Египте приходилось при помощи пуль и гильз.
Приступая к этой работе, Смит знал столько же, сколько Уайт или Колвин Годдард в начале своего пути. Но число трупов, патронов и пуль, попадавших в институт, способствовало глубокому и успешному изучению им новой проблемы. У Смита появились противники. Однако он продолжал делать свое дело. В 1924 году он случайно прочитал небольшую статью о том, что в Нью-Йорке Уайтом и Крэвеллом создан спаренный микроскоп, позволяющий сравнивать пули. Смит тотчас принялся за дело и смастерил свой первый сравнительный микроскоп. Спустя несколько недель произошло событие, которое подвергло серьезному испытанию знания Смита.

19 ноября 1924 года на улицах Каира был застрелен британский сирдар (верховный главнокомандующий египетской армией). В центре города его машина пересекала трамвайные линии. Когда автомобиль на миг замедлил ход, тут же несколько покушавшихся открыли огонь. Затем они "бесследно" скрылись на поджидавшем их такси. Сирдар скончался от внутреннего кровоизлияния, а сопровождавшие его лица получили ранения.
Сидней Смит поспешил на место происшествия. Там он обнаружил девять гильз от патронов. Из жертв нападения извлекли шесть пуль. В это время Смит был уже достаточно опытен и довольно скоро установил, что все гильзы были от автоматического пистолета 32-го калибра, но пистолеты — трех различных систем. Три гильзы были от "Кольта". Пули тоже все 32-го калибра (пять из них — пули дум-дум) от трех разных систем пистолетов: от упомянутого "Кольта" с шестью левыми нарезами, от "Маузера" с четырьмя правыми нарезами и от "Браунинга" с шестью правыми нарезами. "Кольт", по всей видимости, был в плохом состоянии, так как следы от нарезов едва просматривались. Кроме того, на пуле была странная канавка. Она свидетельствовала о наличии дефекта в канале его ствола. Смит думал о канавке. Он где-то уже ее видел. И видел ее не один раз, а довольно часто. Он обратился к своей коллекции пуль, ранее извлеченных из тел пострадавших. Коллекция насчитывала тысячи пуль. Одну за другой Смит сравнивал пули коллекции с пулями, выстреленными из "Кольта" в сирдара. Да, сомнений быть не могло: этот "Кольт" уже не раз был орудием убийства и покушений.
Тем временем египетская полиция искала преступников старыми, проверенными методами — с помощью сыщиков. Наконец сыщики сообщили, что преступниками являются члены группы националистов, руководимых адвокатом Хафиком Мансуром. Спустя некоторое время стали известны имена двух участников покушения. Речь шла о братьях Енайат. Однако против них не было никаких доказательств. Смит пообещал дать доказательства, если ему достанут оружие преступников.
Изобретательность Смита помогла ему самому заполучить оружие. Через одного из полицейских сыщиков подозреваемых братьев предупредили об угрожающей им опасности. Их уговорили бежать в Триполитанию поездом через пустыню. В пустыне полиция остановила поезд, арестовала братьев Енайат и обыскала их. В корзине с фруктами были обнаружены четыре пистолета.
С нетерпением ожидал Смит, когда ему доставят изъятое оружие. Два пистолета не могли быть оружием нападения, так как были 25-го калибра. Два других имели как раз калибр 32-й. Это были "Браунинг" и "Кольт". Громко прозвучали экспериментальные выстрелы в тихом дворе института Смита. И из корзин-уловителей пули попали под сравнительный микроскоп. Если бы у Смита было больше опыта, он достиг бы более значительных результатов. Но тогда он не смог доказать идентичность пуль от "Браунинга". И лишь сравнение гильз и пуль позволило ему утверждать, что данный "Браунинг" был использован как оружие при нападении на сирдара. Окончательную уверенность в правильности своего вывода Смит почувствовал при обследовании "Кольта". Вот та канавка, которая так часто встречалась ему. Но так как Смит боялся поспешных выводов, он обследовал еще несколько дюжин "Кольтов", прежде чем дать заключение. Убедившись, что ни один другой пистолет не оставляет подобного следа на пуле, он сообщил с нетерпением ожидавшему шефу полиции Каира, что сирдар был убит из "Кольта" братьев Енайат.
Впервые политические убийцы в Египте столкнулись с немыми, но красноречивыми свидетелями преступления — с пулями их собственных пистолетов. Сначала они не хотели ничему верить, затем растерялись и признали свою вину. Они также назвали и своих сообщников — Хафика Мансура и Махмуда Рашида. В доме Рашида обнаружили пилы, напильники и тиски с цинковой облицовкой, на которой остались следы, позволившие Смиту утверждать, что тисками зажимали круглые предметы, по размеру соответствующие патрону 32-го калибра. В шарнирах тисков было много металлической пыли — свинец, медь и никель. Металлическая пыль оказалась идентичной с металлом напильников и пуль убийц. Таким образом, удалось доказать, что пули убийц превращались в пули дум-дум в доме Рашида.
В конце мая 1925 года Сидней Смит стоял в характерной для него позе с "Кольтом" убийцы в одной руке и с моноклем — в другой в качестве эксперта перед судом. Он был последним свидетелем обвинения. На него были устремлены все взоры как на человека, показания которого сыграли решающую роль для приговора.скачать dle 11.0фильмы бесплатно



 
Другие новости по теме:


     
    Разное
    Дополнительно

    Счётчики
     

    Карта сайта.. Статьи