Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно


Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
» Материалы за Май 2010 года



 

Характеристика типичных преступлений, совершаемых «коррумпированными» и «вовлеченными» адвокатами. -1

Просмотров: 3 240
Основания классификации преступлений, совершаемых недобросовестными адвокатами. Виды преступлений. Особенности объективных признаков «адвокатских» преступлений. Особенности субъективных признаков «адвокатских» преступлений.

В рамках настоящей темы речь идет только о преступлениях, совершаемых адвокатами в связи с их профессиональной деятельностью в уголовном судопроизводстве . Мы не рассматриваем преступления, совершаемые адвокатами как и любыми другими лицами, то есть посягательства, не связанные с их профессиональной деятельностью.
Преступления адвокатов являются лишь частью незаконных средств и способов защиты в уголовном судопроизводстве. Однако значение выявления, раскрытия и расследования этих посягательств, вступление в законную силу приговора, имеет особо важное значение для борьбы с любыми проявления незаконных средств и методов профессиональной защиты.
Вместе с тем надо иметь ввиду, что в целом выявляемость незаконных действий со стороны защитников весьма низкая, а факты привлечения адвокатов к юридической ответственности носят единичный характер, то коэффициент латентности преступлений, совершаемых адвокатами предположительно один из самых высоких в структуре преступности. Предположительно, поскольку мы не нашли соответствующей статистики ни в криминологических исследованиях, ни в ведомственных документах.
Причиной тому и «ведомственная» незаинтересованность руководства адвокатских образований и коллегий (ныне – органов адвокатских палат субъектов Федерации) в выявлении и изобличении преступлений своих коллег, корпоративность, юридическая квалификация адвокатов, позволяющая им скрывать совершаемые преступления и др.
Своеобразной причиной высокой латентности анализируемых преступлений является правовой нигилизм, ненадлежащая профессиональная квалификация части работников правоохранительных органов, не желающих вникать в характеристику преступной деятельности адвокатов, вопросы квалификации, выявления и расследования этих преступлений.
Каких-либо научных и методических рекомендаций по уголовно-правовой квалификации, криминалистической методике расследования уголовных дел против адвокатов не существовало.
При этом изучение уголовных дел данной категории показало, что практически по всем им нарушались сроки следствия, сроки продлевались до 6 и более месяцев. Дела часто возвращаются на доследование, приостанавливаются. Очень часто следственные органы по делам этой категории идут на так называемый «компромисс с преступностью» . То есть дела прекращаются за изменением обстановки (ст. 26 УПК РФ), за деятельным раскаянием (ст. 28 УПК РФ) и т.п. Не лучше обстоит дело и со сроками судебной стадии производства по таким делам. В общем, объективно и субъективно дела этой категории представляют для практиков серьезную сложность.
Рассмотрим с позиции уголовно-правовой, криминологической и криминалистической характеристики некоторые, наиболее распространенные преступления, совершаемые «коррумпированными» и «вовлеченными» адвокатами.
Взяточничество и коммерческий подкуп (ст. 290-290 и 201 УК РФ). Наиболее распространенными и в тоже время общественно опасными адвокатскими преступлениями является взяточничество и коммерческий подкуп (ст. 290-290 и 201 УК РФ). Из рассматриваемых типов адвокатов в этих преступлениях чаще принимают участие «коррумпированные» адвокаты.
По данным МВД России, из общего числа привлеченных к ответственности коррумпированных лиц, сотрудники правоохранительных органов составляют 25,8 %.2 По данным специального исследования, проведенного Л.А. Зашляпиным, около 90% изученных им уголовных дел в отношении бывший следователей и дознавателей расследовались по фактам получения взяток. 3
Однако ни ведомственные статистические данные, ни научные исследования пока не обращают должного внимания на феномен активного участия недобросовестных адвокатов в коррупции. Способы взяточничества, совершаемого при участии адвокатов, настолько разнообразны, что все их даже перечислить в рамках спецкурса вряд ли возможно. Поэтому мы далее приведем классификацию проявлений взяточничества, участниками которого являются адвокаты.
По среде распространения взяточничество можно условно разделить на:
- совершаемое в среде правоохранительных и судебных органов, органов юстиции;
- совершаемое в среде иных государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений.
Особо распространенным и опасным проявлением взяточничества является совершение преступлений в правоохранительных и судебных органах. Речь идет о даче адвокатами взяток следователям, дознавателям, прокурорам, оперуполномоченным, судьям, работникам исправительно-трудовых учреждений, следственных изоляторов и др.
В зависимости от того, за что передается взятка, преступления можно разделить на:
- взяточничество за общее покровительство, попустительство по службе со стороны должностных лиц в отношении интересов конкретного адвоката и его доверителей;
- Взяточничество за конкретные услуги, связанные с осуществлением адвокатом полномочий защитника в уголовном деле.
В первом случае речь идет о регулярных фактах дачи взяток, поборах, так называемой «спонсорской помощи», которой не брезгуют некоторые работники правоохранительных органов. Эти преступления не связаны на прямую с расследованием конкретного уголовного дела. Деньги и иные материальные блага передаются как бы «впрок», за общее доброжелательное отношение к конкретному адвокату со стороны следователей, судей, прокуроров и т.д. или со стороны целых коллективов, подразделений правоохранительных органов.
Такая форма взяточничества выражается в угощениях в ресторанах, помощи в организации индивидуального и коллективного отдыха, профессиональных праздников, в мелких подарках и услугах и т.д. Иногда адвокаты оказывают «спонсорскую помощь» в приобретении бензина для личных и служебных автомашин сотрудников, в обеспечении их офисной и иной техникой для кабинетов.5 Такие факты часто носят открытый, или почти не скрываемый характер. Часто сами участники коррупционных отношений не видят здесь «ничего зазорного», оправдывают себя тем, что получают мзду не за конкретные услуги. Не все правоприменители понимают, что взятка является таковой если она передана и за общее покровительство или попустительство по службе.
 

 

Характеристика типичных преступлений, совершаемых «коррумпированными» и «вовлеченными» адвокатами. -2

Просмотров: 2 238
Специфика участия во взяточничестве адвокатов заключается и в том, что последние практически всегда информируют взяткодателей (доверителей, подзащитных) о том, за что будет передана взятка, но далеко не всегда сообщают им кому конкретно она будет дана. Недобросовестный адвокат всегда заинтересован преувеличить размер необходимой к передаче суммы в глазах взяткодателя и преуменьшить материальные возможности последнего в глазах взяткополучателя. То есть размеров «комиссионных», которые оставляет себе такой защитник, чаще всего не знает ни взяткодатель, ни взяткополучатель.
Широко распространены и факты мошенничества (ст. 159 УК РФ) со стороны недобросовестных адвокатов, ложно подстрекающих своих клиентов к даче взяток и затем присваивающие их.
Так, по делу о незаконном обороте крупных партий героина, было установлено, что адвокат одной из арестованных обвиняемых, требовал от ее матери, помимо оплаты по соглашению, крупную сумму денег, якобы, для дачи взятки следователю. Адвокат убедил своего клиента в том, что находится со следователем в дружеских отношениях и договорился о передаче взятки. Иначе, как он утверждал, освободить задержанную будет невозможно. Реально же он лишь подал ходатайство на имя следователя и прокурора с просьбой об освобождении, не выходя за рамки закона. Подозреваемая была освобождена из-под стражи даже без учета ходатайства. Адвокат полученные деньги присвоил.
Его действия подпадают под признаки совокупности преступлений: мошенничество - ст. 159 УК РФ; ст. ст. 33 ч. 4 и 291 ч. 1 УК РФ – подстрекательство к даче взятки; ч. 3 ст. 298 УК РФ – клевета в отношении следователя, соединенная с обвинением его в совершении особо тяжкого преступления (вымогательство взятки - ст. 290 ч. 4 п. «в» УК РФ).
Интересы профессиональной защиты направлены не только на принятие решений должностными лицами органов правосудия и предварительного расследования. Во многом судьба подзащитного зависит от тех сведений, документов, предметов и т.д., в том числе и доказательств, которые представят адвокатам должностные лица и управленцы иных организаций и предприятий.
Так, распространены факты подкупа руководителей организаций за дачу положительных характеристик на своих работников, привлекаемых к уголовной ответственности, факты подкупа врачей за выдачу справок о состоянии здоровья пациентов – подозреваемых и обвиняемых и т.п. Рассказы проинтервьюированных нами опытных адвокатов изобилуют примерами, когда и иные документы, необходимые для защиты обвиняемых, удавалось добиваться в организациях только посредством подкупа.
Есть все основания прогнозировать рост реальных показателей преступности, связанной с дачей взяток адвокатами, в связи с наделением защитников полномочиями по сбору доказательств (ч. 3 ст. 86 УПК РФ). Не случайно их процессуальные противники – следователи, дознаватели, прокуроры, для сбора доказательств «вооружены» властными полномочиями (ст. 21 ч. 4 УПК РФ). Защитники, не имеют таких полномочий, авторитета власти, а потому часто идут на различные нарушения для достижения своих задач. Причем, адвокату нужны не любые доказательства, а только оправдывающие подзащитного, либо иным образом облегчающие его положение. Недобросовестная часть адвокатов не обойдет искушения подкупать должностных лиц и управленцев. Ими могут быть руководители органов и организаций по месту работы подзащитного, предприятий жилищно-коммунального хозяйства (ЖЭУ и др.), участковые милиционеры, работники справочных служб, должностные лица и управленцы государственных и негосударственных экспертных учреждений и др.
В случаях подкупа не должностных лиц и управленцев (Примечания к статьям 285 и 201 УК РФ), в услугах которых заинтересован недобросовестный защитник, его действия могут быть признаны преступными, если эти лица являются по уголовному делу свидетелями, потерпевшими, переводчиками или экспертами (ст. 309 ч. 1 УК РФ). Но по этой статье УК преступным признается только подкуп с целью дачи этими лицами заведомо ложной информации (показаний, заключения, перевода). То есть не является преступным, к примеру, подкуп тех же лиц с целью дачи ими правдивых показаний.

Фальсификация доказательств по уголовному делу защитником (ст. 303 ч. 2 УК РФ). К сожалению, фальсификация доказательств защитником подозреваемого, обвиняемого - явление распространенное, хотя факты выявления и пресечения этих преступлений крайне редки.
Полагаем, что в значительной доле совершаемых по уголовным делам фальсификаций доказательств, кем бы эти преступления не совершались, эти недобросовестные адвокаты играют роль соучастников, как правило, пособников, то есть консультируют обвиняемых, других заинтересованных лиц, дают советы о том, как создать для фальсифицируемого доказательства видимость относимости, допустимости, достоверности, рекомендуют способы сокрытия преступления, и одновременно разъясняют, каковыми будут правовые последствия введения в процесс тех или иных фальсифицированных сведений и т.д.
Вместе с тем, распространены и случаи, когда адвокат лично занимается фальсификацией доказательств, лишь сверяя, координируя свои действия с подзащитным, с иными заинтересованными лицами. Безусловно, наиболее опасными «фальсификаторами» являются «вовлеченные» адвокаты.
Целями фальсификации доказательств могут быть:
- создание ложного алиби подзащитному, обвинение в совершении преступления другое лицо, которое его не совершало;
- направление следствия по ложному пути, затягивание расследования, стремление добиться его приостановления и т.п.;
- желание добиться смягчения уголовной ответственности и наказания подзащитного;
- и другие.
Способами фальсификации могут быть:
- создание заведомо ложных следов совершения преступления и иных вещественных доказательств;
- полная или частичная подделка документов-доказательств;
- подмена, дублирование объектов;
- частичное уничтожение объекта, его подделка с целью изменить внешний вид, фальсифицировать назначение и т.п. и т.п.
В связи с наделением защитника полномочиями по сбору доказательств, в частности, по получению предметов, документов и иных сведений (п. 1 ч. 3 ст. 86 УК РФ) есть основания прогнозировать рост числа реально совершаемых преступлений, связанных с фальсификацией «немых» доказательств защитником. Практике известны многочисленные варианты способов фальсификации, совершаемые «вовлеченными» защитниками.
В ходе расследования уголовного дела по обвинению работников милиции в разбойных нападениях на иностранцев в поездах, один из обвиняемых в первоначальных показаниях и собственноручных объяснениях полностью признал вину и в том числе указал, что в двух эпизодах нападений применял нож, угрожая им потерпевшим.
Вступивший в дело адвокат после конфиденциальной беседы с задержанным потребовал представить ему для ознакомления, в том числе и все протоколы допросов и опросов его подзащитного. Во время их изучения совместно с подзащитным следователь отвлекся и не заметил, что адвокат и подзащитный что-то исправляют в протоколах. Далее подозреваемый потребовал, чтобы его передопросили. На повторном допросе он заявил, что не использовал нож в нападениях. То есть им и его защитником в качестве элемента стратегии защиты была избрана цель - переквалификация разбойного нападения с применением оружия (ст. 162 ч. 2 п.п. «б» и «г» УК РФ – особо тяжкое преступление), на неквалифицированный грабеж (ст. 161 ч. 1 УК РФ – преступление средней тяжести).
Только после повторного изучения протокола первоначального допроса и собственноручных объяснений подозреваемого, следователь заметил, что в тексте документов, во фрагментах: «…на это дело я взял с собой нож…» и «… я требовал у нее (потерпевшей) деньги и угрожал ей ножом…», были внесены исправления, вставлена частица «не». В результате после фальсификации соответствующие фрагменты протоколов выглядели так: «… на дело я НЕ взял с собой нож…» и «…. Я требовал у нее деньги и НЕ угрожал ей ножом…». Только в результате тщательно проведенной экспертизы по одному из фрагментов удалось доказать факт фальсификации – дописки текста. Из объяснений следователя: «Я полагаю, что только сам защитник мог дописать буквы «НЕ» в протоколе допроса. У него была шариковая ручка с красителем похожего цвета. Он держал в одной руке протокол, в другой ручку….». Однако факт фальсификации адвокатом протокола следственного действия по данному делу доказать не удалось.
 

 

Типичные данные о личности адвокатов-правонарушителей. -1

Просмотров: 1 830
Криминологические исследования типов личности адвокатов-правонарушителей. Основания классификации типов личности. Адвокат – член организованного преступного формирования («вовлеченный» адвокат). Адвокат как участник коррупционных преступлений и правонарушений в правоохранительных и судебных органах («коррумпированный» адвокат). Уровень профессиональной квалификации адвоката и его влияние на совершаемые правонарушения.

Знание представителями стороны обвинения, судьями, а так же доверителями обобщенных данных о личности адвокатов, допускающих незаконные методы профессиональной деятельности в уголовном судопроизводстве, имеет важное значение для реализации мер борьбы с этими правонарушениями.
Например, имея хотя бы самое общее представление о типичных личностных качествах таких адвокатов, следователь может достаточно оперативно и с высокой степенью вероятности распознавать конкретные способы их противоправной деятельности, выявлять следы преступлений и иных правонарушений и т.д. и далее - планировать и реализовывать следственные и иные действия, а также их комплексы (тактические операции), направленные на профилактику, нейтрализацию, расследование преступлений.
В то же время обобщенные данные о личности профессиональных защитников, допускающих нарушения могут рассматриваться только как вероятностная модель и соответственно использоваться следователями, другими правоприменителями лишь в качестве ориентирующей информации. То есть не следует переоценивать значение этих данных, пытаться сформировать однозначные связи между тем или иным профессиональным, личностным качеством и приведенными здесь способами совершения преступлений и иных правонарушений.
Нижеприведенные данные стали результатом проведенных опросов как адвокатов (42 чел.) так и их процессуальных противников – следователей, прокуроров и их помощников (210 чел.). В работе также использовались данные социологического исследования факторов, влияющих на деятельность адвокатов Московской городской коллегии адвокатов (МГКА), проведенного НИИ судебной защиты коллегии .
В рамках настоящего спецкурса речь идет, прежде всего, о двух типах правонарушителей. Первый из них - «коррумпированные» адвокаты. Все большее распространение этого «типа» защитников - есть не только незаконное, но и крайне безнравственное явление, феномен сращивания сторон защиты и обвинения, где жертвами становятся подозреваемые, обвиняемые, другие участники процесса. То есть такие всевдозащитники используют методы, противоречащие интересам их подзащитных. Среди «коррумпированных» адвокатов большая часть - некомпетентные, низкоквалифицированные, осознающие, что без постоянных «подачек», «рекомендаций» со стороны следователей, им не удастся получить платежеспособную клиентуру.
«Свои», привязанные к конкретному следственному подразделению (подразделению дознания и т.п.) адвокаты получают работу в основном «по рекомендации» самих следователей и дознавателей, а точнее, благодаря «навязыванию» этого адвоката подозреваемому. В благодарность они идут на любые сделки с представителями правоохранительных органов, лишь бы не потерять их «дружеского расположения», а значит и клиентуру.
«Коррумпированные» адвокаты состоят в самых добрых, дружеских отношения с соответствующими сотрудниками. Очень часто это бывшие работники, пенсионеры этого самого «кормящего» подразделения (бывшие следователи, дознаватели, оперативники, руководители данного подразделения). Они вместе отдыхают со своими бывшими коллегами, встречают праздники, обедают, подолгу сидят наедине с ними в кабинетах и т.д.
Анализ дисциплинарной практики адвокатских образований показывает, что профессиональное сообщество всегда резко отрицательно относилось к проявлениям недопустимо близких, личных контактов своих представителей с должностными лицами стороны обвинения. Так, Ю.Ф. Лубшев отмечает, что Президиумы считают недопустимым отход адвоката от официальных позиций во взаимоотношениях с должностными лицами. Одного из адвокатов, указывает автор, подвергли дисциплинарному взысканию за то, что он по просьбе следователя участвовал в деле без получения ордера юридической консультации.
«…В 60-е годы в МГКА было проведено обобщение о взяточничестве в правоохранительной системе, показавшее, что замешанными в коррупции оказываются почти исключительно адвокаты из бывших судей, прокуроров и следователей. С тех пор в МГКА введен категорический запрет для выходцев из судов, прокуратур и следственных органов в течении пяти лет практиковать по месту прежней работы. … А в так называемых «альтернативных» коллегиях вчерашние следователи ФСБ и МВД ведут прием клиентов чуть ли не в своих прежних кабинетах, дела им подбрасывают бывшие сослуживцы. ….Возникают связки «судья-адвокат», «следователь-адвокат». Согласитесь, тянет запахом коррупции!».
«Коррумпированный» адвокат редко критикует сотрудников, намекает своему клиенту на личные контакты, а так же на то, что все вопросы он может решить, лишь бы клиент платил. Часто «коррумпированные» адвокаты становятся постоянно действующими посредниками во взяточничестве между коррумпированными представителями стороны обвинения и доверителями. Организованная преступная группа - именно так следует квалифицировать такой «тандем» - в составе следователя (дознавателя, оперативника, прокурора, судьи) и «коррумпированного» адвоката вымогает у подозреваемых, обвиняемых, их родных и близких, представителей криминальных структур, крупные денежные суммы за принятие правовых решений в пользу привлекаемых к ответственности. Причем речь может идти как о законных, так и о незаконных решениях.
В преступной среде некоторых регионов и населенных пунктов ходят слухи даже о "фиксированных ставках, расценках" на услуги представителей стороны обвинения, в зависимости от тяжести статьи обвинения, личности привлекаемого и т.д. Людская молва указывает заинтересованным лицам и на конкретных адвокатов, кто постоянно осуществляет посредничество во взяточничестве. Многие "коррумпированные" адвокаты дают взятки должностным лицам уже только за приглашение (иногда и навязывание) конкретного защитника к участию в "платном" деле. Речь идет, как правило, о процентной ставке (5%, 10%, 20% и более) от первичной суммы гонорара.
 

 

Типичные данные о личности адвокатов-правонарушителей. -2

Просмотров: 1 174
То есть в целом они являются, с одной стороны, цветом адвокатского сообщества, но, с другой стороны, при невысоком уровне моральной чистоплотности и порядочности они - опасные нарушители закона и этики.
Важным обстоятельством является и то, каким образом "ушел из системы" тот или иной бывший ее сотрудник. Так, во многом своеобразно поведение лиц, уволенных из органов по отрицательным мотивам и далее пришедших в адвокатуру. Именно такие лица, будучи адвокатами, часто бывают особо беспринципны, обладают иногда низким уровнем квалификации и самодисциплины, что влечет соответствующие виды нарушений. Еще в 1987 году профессор В. Савицкий писал, что в ряде мест коллегии адвокатов превратились в своего рода убежища для скомпрометировавших себя служителей правосудия. В этом он видел один из основных факторов недоверия как юристов, так и населения к адвокатскому сообществу. С тех давних времен ситуация вряд ли улучшилась .
Между тем именно среди таких адвокатов часто встречаются и настоящие профессионалы, глубоко знающие соответствующую (как правило, следственную или оперативно - розыскную) работу. Ведь ни для кого не секрет, что в нашей стране далеко не всегда увольняли или вынуждали уволиться по собственному желанию из органов тех, кто действительно этого заслуживает. Такие адвокаты часто глубоко переживают свое увольнение из Системы, во многих случаях сознательно или подсознательно мстят ей за свой уход. Особенно негативными тенденциями характеризуется утечка лучших кадров из правоохранительных органов в период конца 80-х - до середины 90-х годов прошлого века. Многие из юристов этого периода уходили (и, к сожалению, и сейчас уходят) из-за низкой заработной платы, отсутствия перспектив получения жилья, конфликтов с руководством и т.п. Зачастую эти, часто еще молодые, полные сил, высококвалифицированные юристы сейчас стали одними из наиболее сильных и квалифицированных адвокатов. Именно из них теперь чаще всего набирают целые "бригады" личных адвокатов лидеры организованных преступных формирований.
Адвокаты, ушедшие в свое время из органов с почестями на "заслуженный отдых", например по возрасту, как правило, проявляют несколько иные качества. На их деятельность оказывают влияние богатый опыт, часто длительная служба на руководящих постах, сохранившиеся связи, а также возраст, состояние здоровья и т.д. Вместе с тем среди опрошенных адвокатов распространено мнение о том, что длительная работа в правоохранительной системе часто накладывает неизгладимый отпечаток на личность специалиста. Человеку, много лет проработавшему "по другую сторону баррикады", иногда бывает очень сложно "перестроиться" с позиции обвинения людей к их защите.
Адвокаты без предшествующего опыта. Ни в коем случае нельзя утверждать, что адвокаты второй группы - не имеющие предшествующего профессионального опыта, обладают меньшей профессиональной квалификацией. Напротив - многие из известнейших адвокатов России всю или большую часть своей жизни посвятили только этой профессии .
Правда в последние годы и до вступления в силу закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» кадровый состав адвокатуры характеризуется наплывом молодежи, лиц, только закончивших юридические вузы и почти сразу приступивших к адвокатской деятельности. Молодые специалисты, выпускники вузов, а также лица, ранее работавшие не по юридической специальности или по профессии, не связанной с уголовным судопроизводством, сейчас составляют значительную часть адвокатского корпуса. Очень часто (хоть и не всегда) такие адвокаты лучше других разбираются в нормах материального и процессуального права, быстрее ориентируются в постоянных изменениях законодательства, в специальной литературе, знают компьютерную технику, используют информационные базы данных (реже - данные криминалистических учетов) и т.д. Но не всегда им сопутствует успех в выборе тактических приемов и стратегии защиты, и что очень важно - в вопросах установления необходимого контакта с субъектами расследования.
Не побывав "в шкуре" следователя, оперативника, не познав всей тяжести их труда, не видя изнутри всех детерминант, тех или иных закономерностей в их работе, они часто крайне резко, эмоционально и бескомпромиссно реагируют на нарушения закона со стороны процессуальных противников. Нельзя осуждать или даже иронизировать над такой реакцией. Правоохранительная система действительно изобилует нарушителями законности и примерами систематических, грубых правонарушений и преступлений со стороны ее представителей.
Именно у категории адвокатов - "молодых специалистов" в этой связи чаще чем у других возникает стойкая "протестная", непримиримая позиция к процессуальным противникам, негативное отношение ко всем следователям, дознавателям, прокурорам, а в особенности - к оперуполномоченным, возникает уверенность, что даже законный интерес доверителя можно защитить только незаконными средствами. Очень часто такая "классовая ненависть" находит свое выражение в применении незаконных методов защиты. Принципом "око за око", то есть "нарушение за нарушение", такой адвокат морально оправдывает свои действия перед самим собой, своими коллегами и близкими.
К слову сказать, приведенная позиция, принцип "нарушение на нарушение", характерен в той или иной мере для адвокатов всех анализируемых групп. Если следователи отвечают защитникам тем же, мстя им, а в результате прежде всего их клиентам за действительные и мнимые недозволенные методы, - налицо самый худший для интересов правосудия сценарий конфликтного расследования. Досудебная стадия судопроизводства превращается в необъявленную жестокую войну, где "все средства хороши", а людские судьбы, интересы законности становятся разменной монетой. Думается, что эти опасные закономерности во взаимоотношениях сторон процесса должны стать темой специального исследования.
Вернемся же к адвокатам - "молодым специалистам". Итак, допускаемые молодыми, не имеющими специального опыта защитниками нарушения, часто носят явный характер, направлены на процесс расследования и реже - на его участников. Реже среди них встречаются адвокаты, допускающие незаконные приемы против интересов клиента. Но они чаще могут добросовестно заблуждаться в оценке последствий своих действий. Однако они по сравнению с предыдущей группой (имеющих предшествующий опыт) значительно реже становятся "вовлеченными" адвокатами (о них ниже), в том числе и потому, что преступные формирования больше предпочитают нанимать защитников, имеющих "предшествующий опыт". Среди "неопытных" меньше и "коррумпированных" защитников, поскольку "корпус" последних формируется, в основном, из бывших работников, пенсионеров соответствующих правоохранительных ведомств.
Уровень квалификации адвокатов. Говоря о типичных свойствах личности адвокатов - нарушителей, нельзя не упомянуть о самой "скользкой", оценочной категории - об уровне квалификации адвоката. Как бы ни были условны границы этого понятия, его учет слишком важен для целей настоящего исследования, чтобы умолчать о нем.
Как правильно отметил В.Н. Карагодин, среди интеллектуальных свойств личности субъекта противодействия расследованию, детерминирующих эту деятельность, одним из важнейших является знание уголовного и уголовно - процессуального законодательства, тактических приемов и методов ведения расследования .
Соответственно адвокат, решивший встать на путь противодействия расследованию, избирает конкретные незаконные действия, исходя в том числе из уровня своей профессиональной квалификации.
Понимая всю уязвимость нашей позиции, тем не менее, позволим себе выделить:
1) высококвалифицированных адвокатов;
2) не обладающих таким качеством.
По данным упомянутого исследования МГКА показатели качества работы выше у адвокатов, имеющих стаж работы до 15 лет . Самая сильная в этом отношении группа - адвокаты со стажем работы от 6 до 10 лет. Показатели работы у адвокатов - мужчин выше, чем у адвокатов - женщин. Однако разница незначительная . Основная нагрузка приходится на адвокатов в возрасте от 31 до 50 лет (58,9% уголовных дел). Вместе с тем высока активность адвокатов в возрасте свыше 60 лет (9,1% от всех уголовных дел) .
Никоим образом не желая кого-то обидеть или задеть, выскажем лишь некоторые наблюдения, которые носят весьма и весьма субъективный характер.
 

 

Общая характеристика и классификация правонарушений, совершаемых недобросовестными адвокатами

Просмотров: 3 112
Краткая характеристика правонарушений и состояние мер борьбы с ними. Классификация правонарушений по нормативно-правовому критерию: преступления адвокатов; нарушения уголовно-процессуального закона; нарушения законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре; нарушения иного законодательства; нарушение кодекса профессиональной адвокатской этики. Правонарушения адвокатов в интересах подзащитного и против него. Правонарушения адвокатов как средства противодействия правосудию и предварительному расследованию и как незаконные средства содействия им. «Явные» и «скрытые» правонарушения.

Как уже отмечалось, тактика и методика уголовной защиты в значительно части имеют ненормативную основу и сами по себе нормами права не регулируются. Это обстоятельство, а так же многообразие форм противоправной деятельности, допускаемой недобросовестными защитниками, создает серьезные сложности не только в описании конкретных незаконных средств и способов, но даже в их классификации. Тем не менее, без распределения известных нам правонарушений по определенным группам на основе выделения сходных признаков (оснований классификации), их изучение и использование для применения мер нейтрализации было бы слишком затруднительным.
Поэтому все незаконные средства и способы деятельности адвокатов в уголовном процессе мы классифицируем по различным основаниям.
1. Прежде всего, по нормативно-правовому критерию классификации все допускаемые адвокатами нарушения можно разделить на:
1) Преступления;
2) Нарушения уголовно-процессуального закона;
3) Нарушения закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»;
4) Иные нарушения федерального законодательства ;
5) нарушения норм профессиональной этики (кодекса профессиональной этики адвоката) (См. Приложение 1).
Здесь основанием классификации служит нормативно-правовой акт (отрасль, институт законодательства) который нарушает своими действиями недобросовестный адвокат. Эта классификация весьма условна, поскольку, например, все преступления, совершаемые недобросовестными адвокатами в связи с осуществлением своей профессиональной деятельности, всегда в той или иной мере являются нарушениями закона об адвокатуре, иного законодательства, и, конечно же, норм адвокатской этики. Так, если адвокат, предупрежденный в установленном законом порядке (ст. 161 ч. 2 УПК РФ), разглашает посторонним заинтересованным лицам данные предварительного расследования, в том числе показания подзащитного без его согласия, то он тем самым совершает преступление, предусмотренное ст. 310 УК РФ. Этими же действиями защитник нарушает названное требование УПК РФ, а так же положение п.п. 5 п. 4 ст. 6 закона об адвокатуре (разглашение сведений, составляющих адвокатскую тайну). Эти же действия запрещают и общепризнанные нормы адвокатской этики.
Помимо нормативно-правовой хотелось бы привести ряд других классификаций по иным, не менее значимым основаниям.
2. Важнейшим основанием классификации являются интересы подозреваемого (обвиняемого) по делу. Предвидим некоторое удивление слушателей. Действительно, как деятельность защитника, пусть даже противозаконная, может быть направлена не на пользу клиента? Однако практика показывает, что такое не просто может быть - это весьма распространенная практика, одно из самых негативных, безнравственных явлений в адвокатской среде.
Итак, по этому основанию все незаконные средства и способы можно разделить на:
1. реализуемые в интересах подзащитного;
2. реализуемые из ложно понятых его интересов, но на самом деле вопреки им;
3. реализуемые сознательно вопреки интересам подзащитного (См. Приложение 3).
Безусловно, важнейшими интересами подозреваемых, обвиняемых по делу чаще всего является:
а) Освобождение от уголовной ответственности и от наказания (полное или хотя бы частичное, по реабилитирующему либо хотя бы по нереабилитирующему основанию ;
б) Смягчение наказания (уменьшение размера наказания, замена более строго наказания менее строгим и т.д.);
в) Освобождение от имущественных требований, заявленных в рамках гражданского иска в уголовном деле;
г) Реабилитация, то есть возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда, восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах, в случае возникновения права на реабилитацию (см. гл. 18 УПК РФ). Сюда же входит и стремление подзащитного затратить как можно меньшие средства на оказание юридической помощи;
д) Иные интересы (сохранение доброго имени, стремление в рамках закона «воздать по заслугам» заявителю о преступлении и т.п.).
Разумеется, подавляющее большинство средств и способов защиты, в том числе и незаконных, используются адвокатами исключительно исходя из вышеназванных интересов своих клиентов. Порочный принцип «защитить клиента любыми средствами» является в настоящее время основным для многих недобросовестных представителей профессии. Однако в практике весьма распространены случаи, когда адвокаты, в основном с низкой квалификацией и без большого опыта работы, стремясь помочь клиенту, наносят ему серьезный вред.
Так, по одному делу о групповом разбойном нападении защитник в процессе попытался всю вину за организацию нападения перевести со своего подзащитного на другого подсудимого (сообщника), что не соответствовало действительности. Возмущенный вероломством своего бывшего товарища, последний дал новые показания против «обидчика», существенно усугубив его вину. Такие виды незаконных способов бывают как скрытыми, так и явными. Но вероятно, чаще всего они явные.
Вместе с тем, все большее распространение получают факты, когда адвокат сознательно действует против своего подзащитного. Так, не редки случаи, когда защитник идет на сговор со следователем, которого в связи с этим иначе как предателем своей системы и преступником не назовешь, о том, что последний даже без достаточных оснований задержит подозреваемого в порядке ст. 91 УПК РФ, «попугает» его, с тем, чтобы адвокат мог продемонстрировать способность эффектно освободить подзащитного и получить высокий гонорар. Этими «грязными» деньгами адвокат, как правило, делиться с коррумпированным следователем. Подобные противоправные и аморальные действия, выявляются в практике крайне редко, имеют очень высокий коэффициент латентности.
 

 

Гарантии независимости адвоката.

Просмотров: 3 198
Гарантии адвокатской тайны. Гарантии независимости адвоката и оперативно-розыскная деятельность. Особый порядок привлечения к уголовной ответственности адвоката.
Новым Законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», уголовно-процессуальным законодательством по существу впервые введены нормы, обеспечивающие гарантии независимости адвоката при осуществлении адвокатской деятельности.
Специфика труда адвокатов, в особенности осуществляющих профессиональную защиту в уголовном судопроизводстве, неизбежные конфликты с иными участниками в состязательном процессе делают представителей корпорации, в определенном смысле, весьма уязвимыми.
Недобросовестные представители стороны обвинения – следователи, прокуроры, оперуполномоченные, предпринимают попытки незаконными и аморальными средствами и способами ограничить полномочия, реальные возможности адвокатов, «отомстить» им за их деятельность, которая приносит стороне обвинения, мягко говоря, неудобства. Часто адвокат становиться и мишенью для собственных клиентов – лиц, совершивших общественно опасные деяния, а так же для преступников, не являющихся клиентами, для которых деятельность адвоката стала помехой в осуществлении криминальных планов.
Поэтому вступивший в силу закон об адвокатуре предал адвокату статус независимого советника по правовым вопросам (п. 1 ст. 2), а адвокатуру признал профессиональным сообществом, не входящим в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления (п. 1 ст. 3). В целях обеспечения доступности для населения юридической помощи и содействия адвокатской деятельности органы государственной власти должны обеспечить гарантии независимости адвокатуры (п. 3 ст. 3).
К таким гарантиям следует отнести гарантии адвокатской тайны. В частности, адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (п. 2 ст. 8). Закон запрещает проведение ОРМ и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности). Такие мероприятия и следственные действия допускается только на основании судебного решения. Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Эти ограничения не распространяются только на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен (п. 3 и 4 ст. 8 Закона). Кроме того, оперативно-розыскные подразделения не вправе привлекать адвокатов в негласное сотрудничество даже с их согласия (п. 5 ст. 6 закона об адвокатуре, ч. 3 ст. 7 Закона «Об ОРД).
Обеспечивая тайну взаимоотношений адвоката с доверителем, закон запрещает кому-либо требовать от них предъявления соглашения об оказании юридической помощи для вступления адвоката в дело. Таким образом, ни субъекты расследования, ни суд не вправе требовать информации о содержании соглашения, его существенных условиях, таких как размер вознаграждения, условия его выплаты и т.п. (ст. 25 Закона об адвокатуре).
Однако наиболее существенные гарантии адвокатской деятельности закреплены в специальной статье закона об адвокатуре. Это статья 18 «Гарантии независимости адвоката». Пункт 1 статьи декларирует, что вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются. Истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается (п. 3 ст. 18).
Адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению безопасности адвоката, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества (п. 4 ст. 18).
 

 

Пределы прав и полномочий адвоката в российском уголовном судопроизводстве – нормативная модель профессиональной деятельности адвоката-защитника. -1

Просмотров: 1 897
Момент начала участия защитника. Требование закона об осуществлении защиты только не запрещенными средствами и способами. Пределы полномочий защитника по собиранию доказательств. Порядок и пределы доступа защитника к материалам уголовного дела, к охраняемой законом тайне. Пределы права адвоката на участие в допросе свидетеля. Что защитнику прямо запрещено законом.
Недопустимость «обвинительного уклона» у должностных лиц – представителей стороны обвинения.

Проведенное исследование показало, что в сознании многих правоприменителей сформировалось стойкое заблуждение о том, что адвокат в своей работе вообще не обременен какими-либо правовыми ограничениями.
Ошибочность такого мнения очевидна. В соответствии с ч. 2 ст. 1 УПК РФ порядок уголовного судопроизводства, установленный настоящим Кодексом, является обязательным не только для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, но и для иных участников уголовного судопроизводства.
Адвокат, как и любой участник судопроизводства, не вправе нарушать этот порядок. То есть, в его прямые обязанности входит соблюдение процессуальной дисциплины на протяжении всего производства по делу

Момент начала участия защитника в уголовном деле.
Важнейшим, определяющим аспектом защиты является момент начала участия защитника в уголовном деле.
Согласно ч. 3 ст. 49 УПК РФ защитник участвует в деле:
1. С момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, а не с момента предъявления обвинения, как это было по УПК РСФСР (ч. 1 ст. 47 УПК РСФСР).
2. С момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица .
Это одна из наиболее существенных новаций уголовно-процессуального закона. Следственная практика показывает, что момент появления защитника в кабинете следователя, дознавателя, момент, с которого защитник впервые имеет возможность побеседовать наедине и конфиденциально со своим подзащитным, который, в данном случае не подвергнут задержанию, имеет важнейшее, а иногда и решающее тактическое, психологическое значение. Многие подозреваемые по только что возбужденному делу, еще не встречавшиеся с адвокатом, которым (подозреваемым) это право еще не разъяснено, дают следователю признательные показания. Весьма распространены случаи, когда уже после первой конфиденциальной беседы с адвокатом подозреваемый отказывается от ранее данных признательных показаний.
Теперь, уже только при наличии факта возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица следователь обязан обеспечить ему участие защитника.
3. Новеллой следует признать положение УПК РФ, допускающее участие в деле защитника с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления (п. 5 ч. 3 ст. 49 УПК РФ).
Точного перечня такого рода мер и процессуальных действий ни старый, ни ныне действующий кодекс не содержит. Тем не менее, этот перечень можно определить, отчасти, путем анализа статей раздела IV УПК РФ «Меры процессуального принуждения».
Подробно содержание соответствующих мер и действий комментирует Конституционный суд в своем Постановлении от 27.06.00
Представителям стороны обвинения следует уяснить, что фактически любые процессуальные действия, направленные против конкретного лица, могут стать основанием для участия защитника в следственных действиях.
Другие, предусмотренные ч. 3 ст. 49 УПК временные рамки начала участия защитника в деле (п.п. 3 и 4), существенных затруднений в практике не вызывают, а потому подробно нами рассматриваться не будут.

Право защищать не запрещенными средствами и способами.
Большая часть полномочий защитника в уголовном судопроизводстве регламентирована ст. 53 УПК РФ. Эта статья содержит открытый перечень прав защитника, единственным и весьма неопределенным ограничением которого является указание на то, что защитник вправе использовать только незапрещенные настоящим Кодексом средства и способы защиты (п. 11 ч. 1 ст. 53 УПК РФ).
Здесь законодатель, на наш взгляд, необоснованно установил ограничения в выборе защитником средств и способов защиты только не запрещенными действующим УПК РФ. Очевидно, что недопустимыми в уголовном судопроизводстве являются и те средства защиты, которые нарушают нормы уголовного законодательства, законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, административные и другие нормы. Этот вывод подтверждают и положения Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре».
Так, в п.п. 1 п. 1 ст. 7 Закона закреплено важнейшее положение: «Адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами». Именно этой нормой прежде всего обязаны руководствоваться адвокаты, определяя границы правомерности своей деятельности.
 

 

Пределы прав и полномочий адвоката в российском уголовном судопроизводстве – нормативная модель профессиональной деятельности адвоката-защитника. -2

Просмотров: 2 708
Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника (представителя).
Статья 72 УПК РФ перечисляет следующие обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика:
1) если он ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого;
2) если он является близким родственником или родственником судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, принимавшего, либо принимающего участие в производстве по данному уголовному делу, или лица, интересы которого противоречат интересам участника уголовного судопроизводства, заключившего с ним соглашение об оказании защиты;
3) если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.
Те же запреты, только с некоторыми уточнениями и дополнениями, устанавливает и Закон об адвокатуре (п.п. 2 п. 4 ст. 6).
Кроме изложенного, закон запрещает адвокату участвовать в деле, если он имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица, например, если адвокат претендует на жилье, единственным собственником которого является его подзащитный.
В практике недобросовестные адвокаты умышленно используют, а иногда и создают такого рода обстоятельства. Так, например, если недобросовестный защитник вступает в «заволокиченное» дело, которое он ранее расследовал, будучи следователем, он хорошо знает все обстоятельства дела, тактические и организационные средства и приемы, использованные в ходе расследования, все его преимущества и недостатки, всех лиц, участвовавших в деле и т.д. Используя эти обширные знания, а также свои связи в том органе, где расследуется дело, адвокат может предпринять незаконные и неэтичные средства и методы защиты. Отчасти поэтому, например, в московской городской коллегии адвокатов (МГКА), долгие годы существовал запрет для выходцев из судов, прокуратур и следственных органов в течение пяти лет практиковать по месту прежней работы .
Но самым опасным проявлением нарушения данных норм являются факты коррупции адвокатов с должностными лицами суда и правоохранительных органов. Так, недобросовестный адвокат, будучи родственником судьи того суда, в котором будет рассматриваться дело, заключает соглашение по делу с подозреваемым и заранее обещает ему «хороший результат», ссылаясь на силу родственных связей. В результате, дело рассматривается в составе суда, где судят и защищают подсудимого его родственники. Правда, в большинстве случаев коррупционеры пытаются всячески скрыть свои связи. Например, в деле участвуют два или несколько адвокатов, только один из которых, не является родственником судьи, подписывается в документах дела.

Недопустимость отказа от принятой на себя защиты подозреваемого (обвиняемого).
В ч. 7 ст. 49 УПК РФ закреплена важная запретительная норма: адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого. Этот же запрет продублирован и в п.п. 6. п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».
В соответствии с этим запретом, адвокат не имеет права на отказ, какие бы действия не предпринимал подзащитный, или иные лица.
Полагаем, что неправомерным отказом является не только выраженное мнение о полном неучастии в деле в качестве защитника (полный отказ), но и отказ от участия в отдельных следственных и иных процессуальных действиях: с конкретным следователем, в определенном месте, в определенное время и т.п. (частичный, эпизодический отказ).
Исключение составляют только случаи, когда отказ определяется объективными, уважительными причинами, например, болезнь адвоката, участие в следственных действиях по другому делу и т.п. Но и в этих случаях защитник, в соответствии с требованиями профессиональной этики, обязан предпринять все возможные усилия для того, чтобы не срывать процессуальные действия, проводимые с его участием, тщательно планировать свое рабочее время, не брать поручений (в таком количестве, такого свойства), которые он заведомо не может выполнить или имеется риск частых срывов планируемых мероприятий и т.п.
Вариантами как полного, так и частичного отказа могут быть следующие случаи:
1. Отказ по мотиву неоплаты подзащитным услуг защитника;
2. Отказ по мотиву глубокого и непримиримого конфликта со следователем, дознавателем, прокурором, как протест имеющимся, по мнению адвоката, грубым и систематическим нарушениям закона.
3. Отказ от защиты в связи с подкупом со стороны заинтересованных лиц.
4. Отказ по мотиву личной неприязни к подзащитному, отказ как вид нарушения принципа равноправия
Все названные обстоятельства не могут являться правомерным основанием к отказу от защиты. Так, на нарушения со стороны субъекта расследования (п.2) адвокат вправе и обязан реагировать указанными в законе средствами: жалобами, ходатайствами, отводами, замечаниями в протокол следственного действия и т.д., но не отказом от защиты.
Весьма распространены факты отказа защитника подписать протокол допроса или иного следственного действия, протокол ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст.ст. 217 и 218 УПК РФ и другие документы, именно по мотиву действительных или мнимых нарушений со стороны следователя. Между, тем по смыслу закона, а так же исходя из положения ч. 1 ст. 167 УПК РФ, защитник не вправе отказаться от подписания протокола следственного действия. Более того, в этой статье защитник назван в числе тех лиц, которые обязаны своей подписью удостоверять факт отказа другого участника следственного действия от подписания протокола или факт невозможности его подписания.
Выявив любое из вышеописанных видов неправомерного отказа от защиты, следователь, дознаватель, прокурор, суд, а так же орган юстиции вправе собрать все необходимые сведения об обстоятельствах правонарушения и обратится в адвокатскую палату субъекта Федерации с предложением рассмотреть вопрос об ответственности адвоката.

Недопустимость принятия заведомо незаконного поручения.
Подпункт 1 п. 4 ст. 6 закона об адвокатуре гласит: «адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если оно имеет заведомо незаконный характер». Данная норма запрещает адвокату, выполняющему функцию защитника или представителя в уголовном судопроизводстве, принимать поручения от подозреваемого, обвиняемого и других доверителей, если при этом адвокат осознает, что при выполнении поручения неизбежно совершение правонарушений: уголовно-наказуемых, административных, гражданских и т.п.
Все незаконные поручения весьма условно можно разделить на общие и частные (незаконные в целом и частично незаконные). Очень часто представители преступных формирований предъявляют к адвокатам незаконные требования и готовы платить огромные деньги, но только за один гарантированный результат ― полное освобождение преступника от уголовной ответственности. Если адвокат осознает, что именно от него хотят преступники, понимает, что в силу обстоятельств совершенного преступления полностью освободить обвиняемого от ответственности законными средствами практически невозможно, он, на наш взгляд, не вправе принимать подобное поручение по двум причинам: оно заведомо ― в целом незаконное; от него требуют предоставления необоснованных гарантий, что является грубым нарушением профессиональной этики.
Опрос практикующих адвокатов показывает, что по большинству поручений о защите обвиняемые, их родственники и близкие, по меньшей мере, интересуются, нельзя ли помочь подзащитному теми или иными конкретными незаконными средствами (взятка следователю, пронос в СИЗО запрещенных предметов и др.). Адвокат обязан сразу внести ясность по этому вопросу, дать понять доверителю, что он ни за какие блага не пойдет на нарушения закона.
При этом, как самостоятельное правонарушение ― принятие адвокатом незаконного поручения, будет оконченным уже с момента, когда адвокат однозначно и уверенно выразил свое согласие выполнить его.

 

 

ОБНАРУЖЕНИЕ И УСТРАНЕНИЕ ОШИБОК СЛЕДОВАТЕЛЕМ НА ЭТАПЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Просмотров: 3 121
Допущенные ошибки должны выявляться и, по возможности, устраняться. Для этого следователь, его руководство, прокурор должны владеть опреде-ленными приемами и методами.
Под методами исправления ошибок следует понимать систему дейст-вий по выбору и реализации средств, приемов их устранения.
В комплекс действий по исправлению следственных ошибок входят два этапа: диагностика ошибок и их устранение.
Диагностика – это исследование уголовного дела, направленное на выявление ошибок. Она выражена системой действий, включающих их поиск и оценку на этапе предварительного расследования, и направлена на результат, определяющий программу устранения ошибок. Таким образом, диагностика ошибок интегрирует рациональное и практическое, являясь продуктом профессионального мышления следователя.
Поиск следственных ошибок – это первый этап диагностики, заключаю-щийся в обнаружении и исследовании исходных, выводных и “главного” доказательства, вокруг которого группируются вспомогательные. Это оценка собственного расследования по критериям качества, включающая в себя:
а) анализ содержания условий сложившейся следственной ситуации
(с учетом того, имеется или нет заподозренный);
б) проверку (как мысленную, так и деятельностную) достоверности полу-ченной информации с обращением особого внимания на следственные дейст-вия и исследования, в которых следователь сам не принимал участия;
в) установление своевременности, полноты и качества следственных дей-ствий и оперативно-розыскных мероприятий с учетом энтропии уголовно-релевантной информации и возможности преступника скрыться от следствия и обеспечить противодействие расследованию;
г) исследование достоверности, обоснованности выводов, соблюдения при их построении логических правил, а также норм процессуального и материального права.
При поиске рекомендуется применение метода рефлексии13, позволяющего выявить латентные детали, искажающие истину. Метод наблюдения на ста-дии поиска ошибок также эффективен. Он позволяет анализировать поведе-ние участников, а также изучать информацию, содержащуюся в документах, имеющих отношение к делу.
Следующий метод, который используется для поиска следственных ошибок – абстрагирование. Сущность его состоит в мысленном отвлечении от несущественных свойств, связей, отношений и предметов и в одновременном выделении, фиксировании одной или нескольких интересующих следователя сторон этих предметов14.
В данном случае предпочтительно применять изолирующую абстракцию, состоящую в том, что из объекта изучения мысленно выделяются определен-ные обстоятельства или их свойства, которые изучаются как нечто самостоя-тельное15.
При этом рекомендуется концентрировать внимание на тех позициях, ко-торые подпадают под категорию следственных ошибок, отвлекаясь от всех других недостатков, содержащихся в материалах дела.
Сравнение также является одним из методов, применяемых на этапе поис-ка. Сравниваемые объекты играют различную роль в ходе их сопоставления. Один из объектов, признаки которого известны и не вызывают сомнения, служит образцом, по которому происходит сравнение. Такой объект в литературе именуется моделью, а второй объект, который сравнивается с моделью, именуется прототипом. Моделью является предмет доказывания. При наличии предусмотренных в законе обстоятельств, подлежащих установлению и с учетом особенностей конкретного уголовного дела можно создать мысленную модель соответствующего деяния. Прототип в данном случае – доказанная следователем версия о совершенном преступлении.
Исчерпывающее выдвижение версий, всесторонне раскрывающих деяние, – прием поиска следственных ошибок на этапе предварительного расследо-вания.Убеждение следователя в правильности своих выводов формируется тогда, когда иные версии, кроме доказанной, окажутся неверными. Выявле-ние ошибок в версиях осуществляется анализом доказательств, собранных в процессе расследования. Исследовав все версии и получив вывод о том, что происшедшее событие объясняется еще и другой, неисследованной версией, нужно полагать, что событие расследовано неполно.
Методы поиска ошибок необходимо использовать в совокупности, не до-пуская увлечения одним из них.
Поиск ошибки кончается ее обнаружением, после которого следует второе действие этапа диагностики – оценка ситуации следственной ошибки. При обнаружении следственной ошибки нужно определить момент ее появления, выявить ее последствия. При этом нужно учитывать, что она могла произойти параллельно или повлечь другую ошибку.
 

 

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СЛЕДСТВЕННЫХ ОШИБОК

Просмотров: 3 930
Содержание следственных ошибок определяют криминалистический, уго-ловно-правовой и уголовно-процессуальный аспекты.
Криминалистические аспекты ошибок связаны с нарушением требований криминалистики в процессе предварительного расследования.
Классификация следственных ошибок в соответствии со структурным критерием деления называется соответственно структурно-отраслевой.
Структурно-отраслевая классификация содержит следующие группы:
1) технико-технологические ошибки;
2) ошибки при построении и проверке версий (версионные);
3) ошибки при организации и планировании расследования;
4) тактические ошибки.
Указанные группы ошибок могут появиться на любом этапе расследова-ния.
Технико-технологические ошибки появляются в результате неправиль-ного использования технико-криминалистических приемов и средств. Неред-ко они допускаются при проведении следственных осмотров, экспертиз и других следственных действий, где требуется применение технико-криминалистических средств.
Технико-технологические ошибки проявляются в недостаточном исполь-зовании технико-криминалистических средств для работы со следами преступления. В данном случае ситуация следственной ошибки чаще всего возникает при проведении следственных действий без участия специалиста-криминалиста.
Исследования показали, что достаточно редко при осмотрах места происшествия применяются технико-криминалистические средства для обнаружения микрообъектов, ультрафиолетовый, инфракрасный осветители и др.
К технологической ошибке относится неполное вовлечение объектов в процесс поиска следов при применении технических средств, ошибки при отборе проб, образцов для сравнительного исследования, производимых без соблюдения необходимых технологических рекомендаций. Они латентны. Например, при несоблюдении технологии отбора проб грунта возникают сложности определения способа и механизма взрыва.
Технико-технологические ошибки появляются на стадиях собирания, ис-следования и сохранения уголовно-релевантной информации.
Ошибки при построении и проверке версий (версионные).
Первоначальные сведения о преступлении, поступающие к следователю, чаще всего неполны, отрывочны и ненадежны. При таком недостатке инфор-мации, когда любое объяснение кажется вероятным, построить версию воз-можно только тогда, когда по делу уже собран малый, но достаточный объем исходных данных.
Таким образом, у следователя имеется возможность одновременного по-строения нескольких версий на одном и том же, нередко неполном фактиче-ском базисе. Выдвинуть версию и сосредоточить поиск доказательств только в одном направлении, значит рисковать слишком поздно обнаружить, что эта версия ошибочна. Поэтому следователь выдвигает несколько наиболее правдоподобных версий, основываясь на личном, теоретическом и обобщенном опыте.
Ошибка увлечения типичной версией выражается в том, что недоказанные аргументы в случае ее совершения обосновывают недоказанный тезис.
В условиях неполноты фактических данных обычно используются типич-ные версии.Становясь приоритетными в расследовании, в ряде случаев они не оправдываются.
Изучение материалов дел об убийствах, совершенных в условиях неоче-видности, показало, что по многим из них на ранних этапах расследования можно было бы выдвинуть более точные версии. Они могли быть основаны на доминирующих розыскных признаках вероятного преступника, таких как характеристика личности с преобладанием мотива убийства, навыков, на-клонностей, привычек, места жительства и пребывания, уровня образования и семейного положения, наличия каких-либо патологий,судимостей, что значительно повысило бы вероятность отражения данных в регистрационных документах, а также помогает более точно применить для розыска сведения о внешности субъекта убийства.
Ошибки при выведении из версий логических следствий многообраз-ны, выделим основные. Выводные следствия – это заключения об исследуе-мых явлениях, которые возникают в связи с подготовкой, совершением и со-крытием преступления, а также событием непреступного характера. Если выдвигать версию о том, что лицо находилось на месте происшествия, то логическим следствием является умозаключение, что субъект оставил свои следы, которые необходимо выявить и исследовать. Если следов не окажется, то надежность версии уменьшится, она будет ослаблена, но не опровергнута. Необходимо выдвигать всевозможные логические следствия и установить, подтверждаются они или нет.
Ошибкой является выведение не всех возможных логических следствий, что не позволяет до конца проверить достоверность выдвинутой версии. Данная ошибка приводит к утрате информации и к правоприменительной ошибке – сужению пределов доказывания6.
В связи с тем, что версия носит характер предположения и часто является умозаключением по аналогии, выводы которого гипотетичны и недостоверны – возникает опасность следующей ошибки. Например , в том, что выводимые из версии следствия занимают место недостающих доказательств и принимаются как исходные данные по делу. При этом игнорируется переход от логического следствия к логическому основанию. Значит, происходит замена необходимых следствий возможными, и то, что нуждается в дополнительной проверке, принимается как достоверное. Усиление версии также может ошибочно подменяться ее достоверностью.
В дедуктивном процессе построения версий используются однозначные и многозначные (правдоподобные) умозаключения7. Ошибки при построении логических следствий в данном случае проявляются в том, что многозначные умозаключения, выведенные из версии, принимаются за однозначные. Например, неподтвержденное следствие подменяется его опровержением. Так, для проверки алиби недостаточно установить факт его неподтверждения – нужно собрать опровергающие его доказательства.
Ошибка “смешения объективной связи со случайным совпадением фактов”8 является наиболее опасной при выдвижении и проверке версий. Например, нахождение лица на месте преступления; оставление им следов; публичные угрозы потерпевшему; нахождение на месте преступления орудия, принадлежащего конкретному лицу и т.п. Данные совпадения требуют проверки. Необходимо сомневаться в количестве собранных доказательств и, по мере возможности, особенно если преступление совершено в условиях неочевидности, увеличивать доказательственную базу, так как уверенность в виновности лица “притупляет” бдительность. С.П. Зеленковский называет эту ошибку использованием недостоверных исходных данных для выдвижения версии9.
Ошибки при проверке версий выражаются в том, что не все версии по данному делу проверяются либо проверка не доводится до конца. Проверка и опровержение ложных версий является условием полноты и всесторонности предварительного следствия, иначе выводы следствия становятся неубедительными. Например, недопроверка алиби зачастую является основанием для дополнительного расследования.Исследования подтверждает множество фактов отсутствия проверки алиби лиц, что недопустимо, так как может привести к несправедливому приговору.
Ошибка смешения версий состоит в том, что частная версия ошибочно принимается за общую. Между тем, подтверждение частной версии не означает подтверждение общей. Для этого должны быть разработаны все частные версии.Как известно, общие версии объясняют содержание и сущность преступления в целом. А частные – происхождение и содержание отдельных фактов (например, цели совершенного деяния).
Повышение надежности основной версии достигается при наличии опро-вержения других, наиболее возможных. Исследованием установлено отсутствие в уголовных делах материалов, опровергающих другие версии. Возможно, фактически они проверены, но документов, подтверждающих это, в материалах уголовного дела нет.
Версионные ошибки чаще встречаются при поиске и оценке уголовно-релевантной информации.
Следственная версия предшествует плану расследования, определяет его содержание и структуру. Значит, версионные ошибки обуславливают ошибки планирования.
Ошибки при организации и планировании расследования
Проведенное нами обобщение уголовных дел показало, что наибольшую распространенность получили ошибки при подборе состава следственно-оперативной группы и специалистов – участников предварительного рас-следования. Грубейшей ошибкой является проведение осмотра без судебного медика, специалиста-криминалиста, без участкового уполномоченного мили-ции, которому известна обстановка на вверенной территории.
Ошибки организации проявляются также в некритическом подборе чле-нов следственно-оперативных групп и других исполнителей следственных действий, а также – в неправильном распределении обязанностей между ни-ми. Ошибочное поведение участников СОГ в процессе следственного дейст-вия, может быть замечено, но остаться без необходимой реакции следователя.
 

 

ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ СЛЕДСТВЕННОЙ ОШИБКИ

Просмотров: 3 005
Криминалистика оказывает преобразующее воздействие на следственную практику через изучение ее негативной стороны. Одной из задач криминалистики является создание противовесных мер обстоятельствам, противоречащим эффективному развитию следственной практики и алгоритмов, направленных на обнаружение и устранение ошибок, допускаемых в следственной деятельности.
Результаты следственных ошибок снижают качество расследования. Ошибки могут быть заметны в материалах уголовного дела, проявляясь в соответствующих процессуальных документах, либо неочевидны, что повы-шает опасность их воздействия.
Ошибки могут привести к следующим последствиям:
1) сокращение в процессе досудебного или судебного производства эпи-зодов преступной деятельности или количества лиц, привлекаемых к уголов-ной ответственности;
2) привлечение невиновных лиц к уголовной ответственности, в том числе – неустановление обстоятельств, исключающих преступность деяния (гл. 8 УК, ст. 26 УК РФ) либо обстоятельств невиновного причинения вреда (ст. 28 УК РФ);
3) приостановление уголовного дела за неустановлением субъекта преступления;
4) направление уголовного дела на дополнительное расследование;
5) необоснованное прекращение уголовного дела;
6) постановление оправдательного приговора.
Данные о следственных ошибках представляют собой широкий массив информации – от первоисточников, которыми являются уголовные дела, до “обработанной” на различных уровнях, вторичных материалах о недостатках следственной деятельности. Появление в расследовании ошибок при их неоднократном повторении, обусловленном действием сходных факторов, позволяет выявлять совокупные закономерности.
Критерии оценки качества расследования в настоящее время недостаточно осмысленны и научно обоснованны. Зачастую к ним относят результаты следственной работы. Так, негативными считаются статистические данные об ухудшении показателей следственной деятельности, распространенности типичных логических, процессуальных и тактических упущений.
В данное время понятие следственной ошибки отсутствует как в теории криминалистики, так и судебно-следственной практике.
Этимологическое значение термина “ошибка” раскрыл С.И. Ожегов, оп-ределяя ее как неправильность в действиях, мыслях2.
Таким образом, об ошибке можно судить в случае, если действие обусловлено определенными правилами, законами и отклоняется за их пределы.
Понятие “следственная ошибка” не закреплено в отечественном законодательстве. Это может быть объяснено тем, что нормы права должны содержать как можно более точные термины, особенно когда речь идет о юридической ответственности. Кроме того, возможность оценки ошибочности действий следователя значительно затруднена. Это приводит к массе всевозможных смысловых трактовок.
Первоначально Ю.Ф. Бердичевский, Г.И. Кочаров, С.С.Степичев при ис-следовании убийств относили к следственным ошибкам констатированные судом основания направления уголовного дела на дополнительное расследование3.
В последних трудах значительный акцент был перенесен на процессуаль-ные аспекты следственных ошибок.
Так, Ю.В. Кореневский рассматривает понятие следственных ошибок в двух смыслах. В широком смысле – как недостатки, а в узком – как неполно-ту расследования4.
Значительное внимание вопросу следственных ошибок было уделено в работе ВНИИ прокуратуры, в котором коллектив авторов рассматривал ошибки как неправильные, необоснованные или незаконные действия (без-действия) следователя, связанные с нарушением УПК или УК, с последую-щей констатацией в процессуальном акте прокурором или судом5.
В приведенных трактовках не учтена роль следователя как лица, зани-мающегося творческой деятельностью в условиях тактического риска в сис-теме “человек–человек”, не принимаются во внимание его собственные ре-зервы по устранению ошибок.
Значит, особого внимания заслуживает криминалистический аспект след-ственных ошибок в рамках уголовно-процессуальной деятельности. Приве-дем ее понятие.
Следственная ошибка – это непреднамеренное заблуждение, выражен-ное в неверной оценке релевантной информации и принятии следователем необоснованного процессуального решения по уголовному делу.
На наш взгляд, предложенное определение лаконично, имеет достаточную степень обобщения и в то же время точности. Оно отражает гносеологическую сущность явления, юридическое значение и основные признаки следственной ошибки.
Следственную ошибку можно рассматривать как вид определенной, весь-ма специфической деятельности и одновременно как результат. Особенности данного вида ошибок состоят в том, что они допускаются в условиях разно-видности процессуальной деятельности – предварительного расследования. Как известно, предварительное расследование строго регламентировано нормами права и осуществляется специальным субъектом, наделенным определенными правами и обязанностями. Одной из последних является обеспечение такого качества расследования, при котором ни один виновный не сможет уклониться от обоснованной ответственности и ни один невиновный не будет незаслуженно подвергнут ответственности. Решение о привлечении к ответственности или освобождении от нее является одной из основных прерогатив следователя. Кроме него, подобные решения на стадии предварительного расследования может принимать лишь прокурор.
 

 

ОБЩИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ ГРУППАМИ

Просмотров: 4 588
Криминалистическая характеристика преступных групп во многом определяет общие закономерности расследования преступлений, совершенных группами. Знание этих закономерностей имеет для следователей большое практическое значение.
Закономерности криминалистических методик расследования представляют собой конкретизацию общих закономерностей возникновения, обнаружения, собирания, исследования, оценки и использования доказательств, изучаемых советской криминалистикой76. Выдвинутая Р.С.Белкиным идея о том, что криминалистика изучает закономерности возникновения, собирания, исследования и оценки доказательств, оказалась весьма плодотворной применительно к методике расследования преступлений. Такой концептуальный подход позволяет сформулировать общие закономерности расследования групповых преступлений.
Содержание закономерностей, изучаемых криминалистической методикой, впервые было проанализировано И. М. Лузгиным. К закономерностям методики расследования он отнес зависимость методики от:
• объективных особенностей расследуемого преступления, его юридических признаков и условий совершения;
• совокупности объективных и субъективных факторов, влияющих на характер преступного деяния;
• особенностей конкретной ситуации, которые характеризуют обстоятельства совершения преступления и условия ею расследования;
• структуры и организации правоприменительных органов, деятельность которых направлена на предотвращение и раскрытие преступлений;
• содержания конкретной информации по делу, источников ее поступления, особенно на начальном этапе расследования77.
Исходя из того, что закономерности криминалистической методики отличаются по сфере охватываемых явлений, И. А. Возгрин разделил их на несколько групп:
• общие закономерности организации и осуществления раскрытия, расследования и предупреждения преступлений;
• закономерности организации и осуществления раскрытия, расследования и предупреждения однородных групп (типов) преступлений;
• закономерности организации и осуществления раскрытия, расследования и предупреждения конкретного вида преступлений78.
Закономерности расследования групповых преступлений и являются закономерностями однородных групп (типов) преступлений, объединенных по признаку совершения преступлений группой лиц.
Как известно, закономерности расследования преступлений различаются по содержанию. «По своему содержанию закономерности криминалистической методики представляют собой устойчивые связи, зависимости, отношения и тенденции организации и осуществления раскрытия, расследования и предупреждения преступлений, что связано в итоге с собиранием, исследованием, оценкой и использованием судебных доказательств по уголовным делам»79.
При расследовании преступлений, совершенных группами, проявляются различные закономерности, обусловливающие специфику расследования уголовных дел этой категории: одни определяют особенности возникновения, существования, собирания, исследования и оценку доказательств по групповым делам; другие - организацию расследования групповых преступлений; третьи - поведение на следствии подозреваемых и обвиняемых и т. д. Действуя в разных направлениях, все закономерности расследования групповых преступлений образуют цельную систему, которая неизбежно проявляется при расследовании любого конкретного преступления, совершенного группой лиц.
Однако не все закономерности выявляются одновременно и равнозначны, некоторые проявляют себя в большой степени, другие - в меньшей, а отдельные могут быть вовсе не обнаружены. Объясняется это тем, что некоторые закономерности существуют как тенденции. На эту особенность закономерностей возникновения, существования, собирания, исследования и оценки доказательств справедливо указывает Р.С.Белкин: «Ситуационность процесса возникновения доказательств и обусловливает то, что управляющие этим процессом закономерности проявляются (что вообще присуще проявлению объективных закономерностей) как тенденция. Степень осуществления этой тенденции зависит от конкретной обстановки»80.
Все закономерности расследования групповых преступлении могут быть объединены в систему, которая, на наш взгляд, должна состоять из трех групп закономерностей расследования:
• связанные с особенностями доказывания по групповым делам;
• определяющие организацию расследования групповых преступлений;
• основанные па особенностях поведения членов преступных групп во время следствия и определяющие тактику расследования групповых преступлений.
К закономерностям первой группы относится прежде всего множественность источников доказательств по групповым делам. Суть ее состоит в том, что при расследовании преступлений, совершенных группой, следователь, как правило, сталкивается со множеством следов на месте происшествия, которые часто принадлежат не одному человеку, а разным лицам, находит много других вещественных доказательств и т. д. Поскольку преступление совершается группой, то все члены группы в какой-то мере осведомлены о нем и в дальнейшем могут стать источниками информации и доказательств. Во всяком случае, можно говорить о множестве лиц, хорошо осведомленных о преступлении, что не всегда бывает, когда преступление совершает один преступник.
Другая закономерность расследования групповых преступлений, относящаяся к первой группе, - взаимозависимость и взаимосвязь в доказывании вины соучастников по групповому преступлению, т. е. доказанность вины одного соучастника всегда связана с доказыванием вины других соучастников. Реально существующая связь в доказывании вины соучастников объективно обусловлена совершением преступления группой.
На практике наличие такой связи и взаимозависимости несколько облегчает задачу следователя по установлению всех соучастников группового преступления и доказыванию их вины. Так, при осмотре места происшествия по ряду признаков можно судить, что преступление совершено группой лиц, но по следам пальцев рук, пригодных для идентификации личности, точно установлен только один соучастник. Однако в дальнейшем при обнаружении лиц, принимавших участие в преступлении и находившихся на месте преступления, достоверно установленный факт нахождения па месте преступления именно этого члена группы положительно сказывается на доказывании вины других соучастников.
Связь в доказывании вины соучастников группового преступления проявляется и в основных процессуальных документах по уголовному делу. Например, если следователь в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого указывает, что А. совершил преступление совместно с Б., то и в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Б. он также должен указать, что Б. совершил преступление совместно с Л.
Закономерность этой же группы, тесно связанная с рассмотренной выше, состоит в том, что установление действительной роли каждого соучастника группового преступления и индивидуализация их вины находится в определенной зависимости от показаний каждого соучастника. Поскольку психическая деятельность по организации группового преступления не оставляет следов, то выяснение действительной роли и вины каждого соучастника группового преступления и других вопросов, связанных с установлением признаков состава преступления (форма умысла, предварительная договоренность и подготовка к групповому преступлению, мотивы и т.д.), во многом зависит от того, получит ли следователь на допросах правдивые показания от участников группового преступления.
Эта же закономерность проявляется не только при расследовании преступлений, совершенных группой, но и некоторых других категорий уголовных дел: например, по делам о привлечении по одному делу взяткодателей и взяткополучателей, когда существует объективная возможность попыток одного из них переложить вину на другого (взяткодатель может утверждать, что взятку у него вымогали); по делам о привлечении нескольких должностных лиц за нарушение правил техники безопасности, когда они в показаниях перелагают свою вину на других должностных лиц.
Не следует понимать указанную закономерность как полную зависимость установления действительной роли и индивидуализации вины соучастников от показаний других соучастников Конечно, на практике вопросы вины соучастников выясняются и при проведении допросов потерпевших, свидетелей; судебных экспертиз и т.д. Но значение показаний самих членов преступных групп о том, кто организовал и руководил преступной группой, как распределялись роли во время совершения группового преступления, кто является инициатором конкретного группового преступления и т.д., не следует недооценивать. Вместе с тем названная зависимость доказывания от показаний соучастников является все же относительной в распоряжении следователя кроме показаний соучастников имеются и другие способы доказывания, которые позволяют надеяться, что вина соучастников будет доказана даже при отсутствии их правдивых показаний.
И последняя закономерность расследования групповых преступлений этой же группы - все преступные события, вся преступная деятельность группы и лиц, в нее входящих и принимающих участие в совершении групповых преступлений, в принципе могут быть установлены. Данная закономерность расследования групповых преступлений проявляется как частный сличай более общей закономерности - принципиальной возможности раскрытия всех совершенных преступлений. «Из утверждения марксистско-ленинской теории познания принципа познаваемости объективного мира вытекает признание возможности доказывания любой истины Это положение полностью относится и к установлению истины по уголовным делам. Успех доказывания определяется умением следователя и суда находить доказательства по делу, оперировать ими»81.
Таким образом, закономерности расследования групповых преступлений, определяющие доказывание по групповым делам, реально существуют и определенным образом проявляются при расследовании этой категории преступлений. Задача следователе состоит в том, чтобы наиболее полно и правильно учитывать их и применять на практике.
 

 

КОНФЛИКТЫ В ПРЕСТУПНЫХ ГРУППАХ

Просмотров: 2 666
Криминалистическая характеристика преступных групп была бы неполной без объяснения особенностей межличностных отношений и конфликтов в преступных группах.
Выше уже отмечалось, что в соответствии со стратометрической концепцией групповой активности отношения в преступной группе могут быть представлены в виде многоуровневых страт (слоев). Первый, глубинный слой отношений «ответственной зависимости» является основой для всех социально-психологических отношений в преступной группе. Другие слои межличностных отношений варьируются от непосредственных личных эмоциональных отношений до отношений, основанных на совместном совершении преступлений.
Следует иметь в виду, что межличностные отношения в преступной группе развиваются в обстановке противоборства двух видов сил. Одни направлены на интеграцию, объединение, вследствие чего и образуется собственно преступная группа и обеспечивается ее сплоченность и организованность, а другие - на дифференциацию единичных сил, на разъединение, специализацию членов преступной группы. В результате действия всех этих сил появляется функциональная и психологическая структуры преступной группы.
В криминалистической характеристике преступной группы особенно интересны те межличностные отношения, которые приобретают конфликтный характер, что имеет большое значение для расследования групповых преступлений.
С точки зрения социальной психологии конфликт - это острое противоречивое взаимодействие сторон, обладающих несовместимыми целями, интересами или способами их достижения64.
Изучение уголовных дел о групповых преступлениях показывает, что в преступной группе нередко отмечаются конфликты, противоречия и напряженность в отношениях ее членов, Так как всякая преступная группа в процессе функционирования развивается и видоизменяется, то и конфликты в ней не остаются неизменными они то затихают, сглаживаются, то обостряются и переходят в острые столкновения. Чаще всего конфликты возникают между.
• лидером и всей группой,
• лидером и оппозиционером;
• старыми и новыми членами группы;
• членами группы, решившими прекратить преступную деятельность, и всей группой;
• членами преступной группы, выполняющими разные функциональные роли при совершении преступлений,
• членами группы, стремящимися занять более высокое иерархическое положение в ее структуре;
• группой в целом и одним из ее членов, чем-либо скомпрометировавшим себя;
• отдельными членами группы на почве личных неприязненных отношений.
Конфликты между лидером и всей группой, ее второстепенными членами возникают вследствие тою, что «обычно в преступных группах нет равенства между членами. Преобладают эгоистические стремления одного или нескольких опытных лиц добиться определенного преимущества за счет других, царит атмосфера скрытого соперничества, психологического подчинения, приспособленчества, нездоровой зависимости»65.
Поводом для конфликта может явиться недовольство рядовых членов группы малым размером выделяемой им доли преступной добычи по сравнению с тем риском, которому они, в отличие от лидера, себя подвергают при совершении преступлений, тогда как лидер забирает большую ее часть. Рядовые члены могут тяготиться своей постоянной зависимостью от лидера, не считающегося с их мнением при решении важных для деятельности группы вопросов. Зачастую лидер и приближенные к нему лица унижают, оскорбляют рядовых членов или угрожают им физической расправой в случае неподчинения.
Однако и над лидером постоянно тяготеет страх, что соучастники могу т сообщить о его преступной деятельности в следственные органы и в случае разоблачения группы улучшить на следствии свое положение, смягчить возможное наказание, возложив всю вину за преступную деятельность группы па него, лидера.
Конфликты между лидером и так называемым «оппозиционером» возникают в результате того, что оппозиционер противопоставляет себя лидеру группы, другим ее членам, а в некоторых случаях - всей группе. Причины такой оппозиции могут быть различные борьба за власть, стремление захватить лидерство, зависть, ревность, недовольство методами преступной деятельности других соучастников, неудовлетворенность собственным статусом в группе, а также выделяемой долей похищенного, наконец, несогласие с общей преступной «доктриной» группы66. Открытая или скрытая борьба между лидером и оппозиционером, то затихая, то разгораясь с новой силой, может продолжаться в течение всего времени существования преступной группы.
Конфликты и противоречия в отношениях между старыми и новыми членами группы возникают вследствие недоверия старых членов к недавно вошедшим в преступило группу и еще не проверенным в деле. Недовольство старых членов могут вызывать взгляды новичков, какие то особенности их поведения. Если преступная группа сформировалась по признаку прошлых преступных связей, то «ветераны» могут протестовать против отхода новых членов от прежних традиции и правил. Иногда они существенно расходятся во взглядах па методы преступной деятельности, принципы раздела похищенного (молодые обычно претендуют на раздел в равных долях, а старые члены пытаются ограничить их часть весьма скромными размерами) и др.
Когда новые члены вовлекались в преступную группу против своей воли, при этом такими методами, как компрометация, шантаж, обман, насилие, создание трудностей в работе, запугивание, подкуп или служебная зависимость, то возникновение конфликтов в будущем неизбежно. Эти члены группы могут затаить чувство мести, желание при удобном случае отделаться от соучастников, найти пути выхода из группы, возможности сообщить о ее деятельности следственным органам и т.д.
Наиболее острые конфликты возникают между членами группы, решившими прекратить преступную деятельность, и всей группой. К таким людям члены преступной группы обычно относятся нетерпимо. В следственной практике известны случаи физических расправ над членами преступной группы, вышедшими из нее.
Конфликты могут быть между членами преступной группы, которые выполняют разные функциональные роли при совершении группового преступления. Имеются в виду, например, конфликты между непосредственными исполнителями преступления и сбытчиками похищенного. Причинами неприязни и трений являются различные проявления «нечестности» со стороны соучастников, реализующих похищенное, несоразмерность риска, которому подвергают себя исполнители преступления, с получаемой долей преступного дохода.
В любой социальной группе каждый член стремится утвердить себя и занять наиболее высокое иерархическое положение Поэтому между рядовыми членами преступной группы все время происходит борьба за то, чтобы приблизиться к лидеру группы, к ее руководящему ядру, активно участвовать в решении вопросов, касающихся преступной деятельности всей группы, в развлечениях, которые лидер устраивает для себя и приближенных.
Известны также конфликты между всей преступной группой и одним из ее членов, чем-либо скомпрометировавшим себя в глазах группы В подобное положение может попасть даже лидер. Например, главный бухгалтер, организатор преступной группы, занимавшейся хищениями в одном из автохозяйств, раздавал своим соучастникам - директору автохозяйства, главному инженеру и заведующему мастерской - меньшие суммы похищенных денег, чем называл при разделе. Все соучастники были за это «обижены» и поэтому в период расследования преступной деятельности группы дали правдивые и изобличающие организатора преступлений показания.
Если себя компрометирует рядовой член группы, то он нередко попадает в положение изоляции, подвергается унижениям, издевательствам, побоям и даже порой изгоняется из группы.
В преступных группах, как и любых других объединениях людей для совместной деятельности, могуч существовать конфликты, основанные на личных неприязненных отношениях. Степень эмоциональной близости членов преступных групп в значительной степени определяется криминалистическим типом группы. Вместе с развитием преступной группы эволюционируют и межличностные отношения. Поскольку преступные группы низкого типа организуются на основе взаимных симпатий и интересов, то между их участниками сохраняется определенная эмоциональная близость. В группах же высокого психологического развития эмоциональной близости между членами может и не быть, а отношения между ними основаны исключительно на совместной преступной деятельности.
 

 

ЛИДЕРСТВО В ПРЕСТУПНЫХ ГРУППАХ

Просмотров: 2 868
Важным элементом криминалистической характеристики преступной группы является наличие в ней лидера и его тип. Поскольку каждая преступная группа как разновидность малой социальной группы формируется и развивается в соответствии с социально-психологическими закономерностями, то, исследуя преступные группы, нельзя пройти мимо такого сложного социально-психологического феномена, в котором определенным образом фокусируются и проявляются важнейшие характеристики группового развития, как лидерство в преступной группе.
В социальной психологии под лидером в группе понимается член группы, который спонтанно выдвигается на роль неофициального руководителя в условиях определенной, специфической и, как правило, достаточно значимой ситуации, чтобы обеспечить организацию совместной, коллективной деятельности людей для наиболее быстрого и успешного достижения общей цели50.
При изучении преступных групп наблюдаются закономерности выдвижения лидера, который в преступных группах является организатором и руководителем всей групповой преступной деятельности. Поэтому при расследовании групповых преступлений, а в дальнейшем при уголовно-правовой оценке его преступной деятельности лидер получает определение как организатор группового преступления. С позиций уголовного права организатором признается лицо, организовавшее преступное сообщество или возглавившее его либо руководившее его участниками, а также лицо, организовавшее конкретное преступление либо руководившее его совершением51.
В литературе справедливо указывается на важность четкого определения смыслового значения терминов «лидер», «организатор», «руководитель»52. Использование указанных терминов связано с тем, с каких позиций рассматривается фигура лидера, организатора. Если о преступной группе речь идет с позиций социальной психологии, то правильно использовать термин «лидер», с точки же зрения правовой оценки в соответствии с терминологией уголовного права уместно именовать лидера организатором. При криминалистической характеристике преступных групп, на наш взгляд, допустимо использование этих двух терминов в зависимости от того, какой акцент будет сделан исследователем в данном контексте.
Выдвижение лидера в преступных группах происходит стихийно, по мере их развития и функционирования. «Лидерство по своей природе является результатом одновременно как объективных (интересы, цели, потребности и задачи группы в конкретной ситуации), так и субъективных (индивидуально-типологические особенности индивида как инициатора и организатора групповой деятельности) факторов»53.
Суть объективного фактора при выдвижении лидера в преступной группе состоит в том, что в лидеры стихийно выдвигается тот член группы, который наиболее полезен ее деятельности - совершению групповых преступлений, который с точки зрения других членов группы наилучшим образом проявляет себя в специфической ситуации - при совместном совершении преступлений. Ценность лидера определяется группой через успешность ее совместной преступной деятельности. Именно успешная специфическая деятельность - совершение групповых преступлений - способствует выдвижению и закреплению в преступной группе данного лица в качестве лидера.
Субъективный фактор заключаемся в том, что лицо, выдвигаемое в лидеры, обладает определенными личностными качествами, которые необходимы для осуществления функций лидера в преступной группе К. Т. Чернова, исследовавшая организованные группы расхитителей, указывает, что во главе организованных групп расхитителей становились люди наиболее активные, энергичные, решительные, обладающие неплохим интеллектом, жизненным, а зачастую и преступным опытом, твердостью характера, умеющие благодаря этим качествам внушить веру в себя, подчинить себе других, занять самую высшую ступень в иерархической структуре группы, руководить ее преступной деятельностью54.
Однако неверно считать, что лидер выдвигается в группе только благодаря своим каким-то особым качеством. Выдвижение лидера - эго процесс социальный и закономерный, и личные качества лидера имеют значение постольку, поскольку они необходимы ему для решения общих стоящих перед группой задач в ее преступной деятельности55. Таким образом, личные качества лидера в преступной группе опосредствуются через ее преступную деятельность Если эти качества не помогают успешному функционированию преступной группы, не являются одной из основ ее преступной деятельности, то они ничего не будут значить для группы, останутся только личным достоянием данного лица.
Выдвижение лидера происходит постепенно, по мере развития и функционирования преступной группы. В преступных группах низкого психологического развития - случайных и типа компании - процесс выдвижения лидера только начинается и не успевает завершиться. Лидер может проявиться только в определенных ситуациях группового преступления. Другие члены преступной группы (да и он сам) еще не осознают его как лидера. В иных ситуациях функции лидера может выполнять и еще кто-либо, а не будущий лидер.
В процессе эволюции в преступной группе все четче вырисовывается ядро более деморализованных и опытных преступников, которые по мере усложнения преступной деятельности становятся «кристаллизирующим» центром, выступая в роли инициаторов и стимулируя других к совершению преступлений. И только в группах высокого психологического развития - организованных группах и преступных организациях - феномен лидерства представлен в его «классическом» виде56. В этих группах лидер проходит путь от лица, обладающего склонностью к лидерству и проявляющего эти склонности от случая к случаю, к подлинному руководителю, организатору преступной группы, без участия которого не решается ни один вопрос; он становится вдохновителем всей ее преступной деятельности.
Со временем меняются ситуация, потребности, задачи и цели группы, масштабы преступной деятельности. Как только лидер становится менее полезен группе, почти неизбежна его смена .«Причиной смены лидера обычно оказывается ею несоответствие требованиям, нормам, целям и задачам группы. Оно может возникнуть как вследствие чрезмерной авторитарности лидера, перестающего считаться с группой, так и в результате неспособности прежнего лидера справиться с новыми, более сложными задачами групповой деятельности»57.
Конечно, смена лидера сопровождается яростной борьбой за власть, влияние и руководство преступной группой. Порой она является причиной острых конфликтов, которые ведут к расколу группы и разобщению ее членов.
Лидер преступной группы выполняет определенные функции: организаторскую, информационную, стратегическую, нормативно-ценностную и дисциплинарную.
Организаторская функция лидера реально проявляется в том, что он создает, организует и руководит преступной деятельностью всей группы, подготовкой и совершением преступлений. Эта деятельность приводит к большей сплоченности и организованности группы. «Только лидерству суждено внесением в общность организующею, координирующего, системообразующего начала привести в действие ждущие своего часа силы, которые без этого случайного в общем потоке событий момента не осуществили бы себя. Лидерство сообщает человеческой совокупности системное качество - организованность, совокупность превращается в ансамбль, сборище - в группу»58.
Информационная функция лидера тесно связана с организаторской. Без новой информации, необходимой для функционирования преступной группы, невозможно ее существование. Лидер организует поступление информации, анализирует ее и в нужных случаях передает членам группы. Осуществляя информационную функцию, лидер действует в двух направлениях: поддерживает внешние связи группы, получая информацию извне, и в то же время собирает сведения от членов группы о внутренней жизни самой группы (настроения, замыслы, надежды, отношения между членами и т. д.). Эта функция позволяет лидеру всегда владеть внешней обстановкой и контролировать действия в группе.
Стратегическая функция лидера заключается в том, что преступная группа живет его идеями, осуществляет его планы и замыслы. Лидер лучше других видит цели и задачи, возможности группы, прогнозирует вероятные трудности, определяет будущие направления преступной деятельности, изменения в персональном составе, пути использования добытых ценностей, денег и т. д.
 

 

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ТИПЫ ПРЕСТУПНЫХ ГРУПП И ИХ СТРУКТУРА

Просмотров: 5 561
Для правильного уяснения сущности преступных групп и разработки методики расследования групповых преступлений, совершаемых различными группами, важное значение имеет классификация преступных групп. Однако в настоящее время она еще не разработана. Отсутствует и криминалистическая классификация преступных групп, создание которой тем более необходимо, что отдельные признаки и черты преступных групп, являясь основанием для классификации, в то же время обусловливают определенные закономерности расследования групповых преступлений, особенности поведения на следствии членов преступных групп, влияют на организацию собирания доказательств по рассматриваемой категории преступлений. Криминалистическая классификация преступных групп представляется обязательной также в связи с тем, что криминалистический тип преступной группы составляет важный элемент ее криминалистической характеристики.
Предпринимались попытки классифицировать преступные группы с позиций науки уголовного права и криминологии, при этом основанием для классификации служила степень организованности и общественной опасности преступных групп42. Однако использование степени общественной опасности в качестве основания для классификации вызывает определенные возражения На наш взгляд, общее генная опасность преступной группы связана не только со степенью ее организованности, хотя, безусловно, более организованные преступные группы являются и более общественно опасными Она проявляется также и в длительности периода их функционирования, и в степени преступной активности, и в сфере фу акционирования, и в персональном составе Полагаем, что общественная опасность преступных групп не может быть взята за основание их классификации, так как этот критерий постоянно меняется и зависит от других признаков преступной группы.
В литературе верно указывается, что важным основанием для классификации преступных групп является степень их организованности43. Именно по степени организованности, которая обусловливается уровнем психологическою развития преступных групп, следует к классифицировать типы преступных групп. Взяв за основание данный критерий, можно, на наш взгляд, выделить следующие криминалистические типы преступных групп: случайные, типа компании, организованные, преступные организации.
Эти типы преступных групп нужно рассматривать в динамике от простых групп низкого развития до более сложных. Постоянное развитие преступных групп объясняет тот факт, что на практике редко встречается криминалистический тип преступной группы в чистом виде обычно изучаемый тип группы одновременно может обнаруживать признаки и другого, более высокого или низкого по развитию типа труппы. Например, в группе типа компании могут быть обнаружены отдельные признаки организованной группы. Это следует учитывать в следственной практике, в научных же целях от данного обстоятельства можно абстрагироваться.
Рассмотрим криминалистические типы преступных групп. Первый тип - это случайная группа, которая включает лиц, случайно или ситуативно объединившихся для совершения групповою преступления. Вначале объединение людей в этих группах происходит с целью простого общения, затем они приобретают антиобщественную направленность. В совершении первого преступления многие его соучастники принимают участие из чувства солидарности, случайно, в силу того, что оказались со всеми в данном месте, либо в результате внезапно возникшей ситуации, повлекшей за собой совершение группового преступления. Характерен данный тип особенно для групп несовершеннолетних.
В группах указанного типа еще нет четкой психологической и функциональной структур, не выделился лидер, решения принимаются коллективно, в основном на фоне конкретной ситуации и под влиянием эмоции. Целью объединения членов группы первоначально является не совершение преступлений, а удовлетворение потребности общения. Роли в случайной группе, как правило, не распределяются - соучастники совершают преступление совместными действиями, сообща, при этом такое преступление, которое не требует сложной подготовки и распределения функции соучастников. Во время совершения преступления многие действия соучастников осуществляются без продуманного плана, в соответствии с ситуацией, под влиянием эмоций и сиюминутных порывов. Степень сплоченности членов группы малая, взаимная зависимость, поддержка и защита в случае разоблачения труппы и привлечения ее членов к уголовной ответственности проявляются слабо. На допросах участники преступных групп такого типа обычно дают правдивые показания как о своем участии в преступлении, так и о деятельности преступной группы в целом.
В этом отношении показательны результаты исследования, проведенного Л.А. Рябис. По ее данным, в 46% преступных трупп несовершеннолетние вели разговоры о возможности привлечения к уголовной ответственности и наказания, стараясь выработать на будущее общую линию поведения на следствии, а в 32% они договаривались не признаваться в совершенных деяниях. Изучение уголовных дел не выявило пи одной преступной группы, все участники которой не дали бы правдивые показания Л.А.Рябис объясняет это тем, что следствие располагало достаточными доказательствами вины допрашиваемых членов преступных групп несовершеннолетних, а также положительным влиянием следователя, боязнью обвиняемых получить строгое наказание и раскаянием несовершеннолетних44.
На наш взгляд, дело не только в этом В случайной преступной группе для каждого ее члена группа еще не стала достаточно референтной45. Поэтому член случайной группы еще не соизмеряет свое поведение на допросе и даваемые им показания с тем, какую оценку его поведению па следствии даст преступная группа. Иными словами, он еще не очень дорожит ее мнением. Именно этой психологической закономерностью объясняется та сравнительная легкость, с которой дают правдивые показания члены случайных преступных групп.
Приведем пример возникновения случайной преступной группы. Несколько несовершеннолетних играли на улице в футбол и заметили, что их девушку-соседку провожает незнакомый парень. Подростки решили «проучить» незнакомца и, вооружившись палками, избили его, причинив тяжкие телесные повреждения. При расследовании все участники хулиганских действий дали правдивые показания о своем участии в преступлении, а о причинах происшедшего заявили, что приняли участие в избиении «за компанию», приняв предложение одного из них «проучить» пришельца.
Если случайная преступная группа остается неразоблаченной и продолжает преступную деятельность, то постепенно она превращается в более опасный криминалистический тип преступной группы, названный в литературе преступной группой типа компании. Такие преступные группы более организованны, личный состав в них в определенной мере стабилизирован, ярко выражена антиобщественная установка; преступная деятельность занимает уже значительное место и начинает играть ведущую роль, однако нет четких планов этой деятельности.
В группах указанного типа еще не сложились психологическая и функциональная структуры, но уже имеются отдельные их элементы. Здесь нет лидера, но сформировано руководящее ядро из наиболее активных и авторитетных членов. Как правило, это ядро составляют лица самые деморализованные, с наиболее антиобщественными установками. Деловые отношения по поводу совершения групповых преступлений приобретают все большее значение, но в то же время межличностные отношения, основанные на эмоциональных связях, выборах, личных чувствах симпатии, играют пока главную роль.
Поскольку преступные группы рассматриваемою типа более организованны, то при расследовании групповых преступлений они предстают перед следователем более сплоченными, чем случайные. Поведение на следствии членов групп этого типа в целом такое же, как в случайных группах, однако для соучастников преступных групп типа компании мнение ее членов, особенно руководящего ядра, значит уже больше, поэтому показания о своей и групповой преступной деятельности они дают труднее. Вместе с тем сплоченность группы не настолько сильна, чтобы помешала получить на допросе правдивые показания от ее участников.
В целом этот тип преступной группы является как бы промежуточным между случайной группой и группой организованной, поэтому по конкретным уголовным делам в группах типа компании могут быть обнаружены отдельные черты и случайных, и организованных групп.
Например, преступная группа в составе шести человек, двое из которых были ранее судимы, за короткий срок совершила ряд квартирных краж. Причем обворовывались, как правило, жилища знакомых или родственников преступников, а также граждан, случайно привлекших их внимание. Группа редко совершала преступления в полном составе; обычно в кражах участвовали два-три члена, но все были осведомлены о преступлениях. В группе начал выделяться лидер - некто С. На следствии он первым дал правдивые показания о преступной деятельности группы. Его показания затем подтвердили и другие соучастники. Указанную группу можно назвать преступной группой типа компании по следующим признакам: совершение нескольких однородных преступлений, сохранение личных отношений между соучастниками, но уже намечаются отдельные признаки перехода к организованной группе - выделяется лидер, стабилизируется личный состав.
Наиболее опасна организованная преступная группа. От первых двух типов она отличается некоторыми признаками. Рассмотрим только те признаки, которые отражают степень ее психологического развития и характеризуют уровень организованности, сплоченности ее членов46.
 

 

ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПРЕСТУПНЫХ ГРУПП

Просмотров: 3 185
Для познания закономерностей, определяющих поведение лица в конкретной преступной группе, важно иметь четкое представление о закономерностях процесса формирования и функционирования преступных групп. Лишь уяснив закономерности формирования и функционирования преступных групп, можно выявить цели и интересы каждою члена преступной группы, предугадать его поведение в критический момент - в период разоблачения группы, ареста и привлечения к уголовной ответственности ее участников.
Преступная группа - это определенный итог, закономерный результат развития отношений людей В формировании и функционировании всех типов и видов преступных групп имеется нечто общее. Вместе с тем проявляется и особенное, обусловленное типом и видом конкретной преступной группы, своеобразием личною состава, социально-демографической характеристикой, целью преступной деятельности, сферой функционирования и другими обстоятельствами.
Общими закономерностями формирования и функционирования преступных групп, на наш взгляд, являются:
• добровольность объединения участников;
• цель объединения - совместная преступная деятельность;
• развитие от простых объединений до групп более высокого уровня;
• постепенное расширение преступной деятельности во времени и пространстве, увеличение количества совершаемых преступлений; переход к более тяжким преступлениям;
• формирование внутренней психологической и функциональной структур в процессе функционирования и развития; выдвижение лидера;
• развитие тенденции к постепенной замене эмоциональных отношений сугубо деловыми, основанными лишь на совместном совершении преступлений;
• постоянное действие в преступной группе двух противоборствующих сил одна направлена на дальнейшую интеграцию и сплочение членов группы, другая - на разъединение и дифференциацию ее участников.
Рассмотрим указанные закономерности. В формировании преступных групп различных типов и видов важным ею основанием является добровольность объединения лиц в группу с целью совершения преступлений. Добровольность объединения участников преступных групп несомненна и в том случае, когда отдельные лица втянуты в группу в конечном счете решение о своем участи в преступной деятельности они принимают самостоятельно. Объединению отдельных лиц в преступные группы способствует их одинаковая антиобщественная направленность, низкий морально-политический уровень развития, нежелание честно трудиться, эгоистические устремления.
В чем причины объединения этих лиц в преступные группы? Почему они не совершают преступления в одиночку, а предпочитают групповую преступною деятельность? Прежде всего, участникам преступной группы легче решиться на совершение преступления, так как в обстановке эмоциональной общности с себе подобными они подталкивают, стимулируют друг друга на принятие такого решения. Кроме того, при совершении преступления члены группы получают взаимную психологическую и физическую поддержку. И, наконец, многие преступления просто невозможно совершить в одиночку, поэтому преступники вынуждены оказывать взаимную помощь24.
Целью объединения лиц в преступную группу является совместная преступная деятельность, которая выступает в качестве важнейшей психолого-криминалистической характеристики преступной группы и составляет ее психологическую основу. Именно совместная преступная деятельное 1Ь является тем двигателем, который обеспечивает психологическое развитие группы Успешная преступная деятельность обеспечивает развитие преступной группы Если в течение длительного времени группа остается неразоблаченной, ее участники приобретают уверенность в своей безнаказанности, что стимулирует их на совершение новых преступлений Отношения в группе в этот период все более укрепляются, и в ней преобладают центростремительные силы, обеспечивающие интеграцию участников группы и ее дальнейшее развитие Для совместной преступной деятельности характерен групповой способ совершения преступления, когда каждый соучастник «умышленно, согласованно с другими, совместно, в полном объеме или частично осуществляет выполнение единого для всех участников преступления»25.
Следующей общей закономерностью формирования и функционирования преступных групп является постоянное их развитие от простых объединений (типа случайных групп) до групп более высокого уровня (организованных групп и преступных организаций); преступная группа «проделывает путь от диффузного состояния до вполне организованной и устойчивой общности»26. При длительном успешном функционировании группа имеет тенденцию ко все большей организованности, ее преступная деятельность приобретает наиболее общественно опасные формы На определенных этапах развитие преступной группы может приостановиться или замедлиться, например, в связи с выбытием лидера, изменением условий функционирования и др. Преступная группа как единый особый субъект преступной деятельности прекращает свое развитие и существование в случаях разоблачения и ареста ее участников либо переориентации их интересов на общественно полезные цели, а также при невосполнимых изменениях в личном составе, когда большинство участников выходит из группы в связи с выездом из данной местности на работу, учебу, к новому месту жительства и др.
Поступательное развитие преступной группы как социального организма с антиобщественной установкой обеспечивается успешной групповой преступной деятельностью.
Для функционирования преступной группы характерно постепенное расширение сферы преступной деятельности во времени и пространстве, увеличение количества совершаемых преступлений, переход к более тяжким преступлениям.
Приведем пример. Группа несовершеннолетних, возглавляемая Т., начав свою преступную деятельность с краж у лиц, находящихся в сильной степени опьянения, в дальнейшем стала совершать грабежи и разбойные нападения. Подростки были задержаны, против них возбуждено уголовное дело, однако вскоре оно было прекращено и передано в комиссию по делам несовершеннолетних. К сожалению, несовершеннолетние неправильно поняли всю гуманность этого решения и совершили более тяжкое преступление. Намереваясь провести ряд краж из магазинов в сельской местности, они решили захватить автомашину и, сев под видом пассажиров в такси, в отдаленном месте напали па водителя. Организатор преступления Т. ударил его ножом в шею. Однако раненый водитель выскочил из машины и позвал на помощь водителя проезжавшего мимо такси, после чего преступники разбежались. Впоследствии все они были задержаны и осуждены.
В процессе расширения преступной деятельности внутри преступной группы происходит формирование психологической и функциональной структур. Чем выше уровень развития группы, тем более отчетливо выступает ее внутренняя психологическая структура. «Устойчивой группе свойственны четко выраженный принцип обособления и жесткая внутренняя организация. В ней завершается процесс интеграции индивидов, и объединение достигает равновесности, к которой неудержимо стремится любая социальная система. Группа становится сплоченной, состав ее стабилизируется, деятельность объединения утрачивает хаотические черты и становится целеустремленной. Отношения в группе формализуются, происходит распределение ролей и функций между членами группы, устанавливается система взаимных обязательств. Роли стандартизируются и обезличиваются»27.
На определенном этапе развития преступной группы в ее внутренней структуре появляется фигура лидера, который обычно выступает в роли организатора и руководителя группы. С появлением лидера группа становится организованной и сплоченной, ее деятельность активизируется, получает целенаправленный характер и приобретает все более общественно опасный характер.
Одновременно с внутренней психологической структурой создается и функциональная структура преступной группы. Каждое новое преступление все более четко определяет роли участников группы одни непосредственно исполняют преступления, другие подыскивают объекты преступлений, третьи обеспечивают сбыт похищенною и т.д. Функциональная структура определяется личным составом преступной группы, видом совершаемого преступления, объектом преступного посягательства и другими факторами. Преступные группы, занимающиеся организованными хищениями, «нередко в значительной мере повторяют формальную структуру предприятия, приспосабливаясь к ней для совершения хищения»28.
Закономерностью развития преступной группы является тенденция к постепенной замене эмоциональных отношений между участниками преступной группы на чисто деловые, функциональные, основанные исключительно па совместной преступной деятельности. Деловые отношения в организованной преступной группе приобретают решающий характер, значение эмоциональных, личных постепенно утрачивается, а в ряде случаев они могут и полностью отсутствовать. Та же самая тенденция наблюдается и в группах, участники которых связаны родственными отношениями. «Эмоциональные отношения, зиждущиеся на взаимных симпатиях и антипатиях, эволюционируют в отношения сугубо функциональные. Упрочение функциональных связей обусловливает консолидацию группы, согласованность действий ее членов»29.
Последняя закономерность формирования и функционирования преступных групп - постоянное действие в ней двух противоборствующих сил одна из них направлена на дальнейшую интеграцию и сплочение членов преступной группы, а другая - на их разобщение. Однако в период успешной деятельности преступная группа представляет собой психологически спаянное формирование. Пока группа удачно совершает преступления, остается не разоблаченной, тенденция к интеграции и сплочению ее членов преобладает. Если же преступная группа потерпела какую-либо неудачу и возникла опасность разоблачения и привлечения ее членов к ответственности, то усиливается тенденция к разъединению группы, проявляются скрытые конфликты, противоречия, возрастает напряженность в отношениях между ее участниками.
Таким образом, процессу формирования и функционирования всех преступных групп присущи общие социально-психологические закономерности. Вместе с тем у отдельных преступных групп процесс формирования и функционирования имеет особенности, связанные со спецификой личного состава и сферой преступной деятельности. На основе этих особенностей, на наш взгляд, можно выделить следующие виды преступных групп несовершеннолетних и молодежи; рецидивистов и ранее судимых, расхитителей, взяточников и спекулянтов, действующих в профессиональной сфере.
 

 

ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППЫ

Просмотров: 3 266
В соответствии с учением о соучастии в преступлении специалисты уголовного права определяют преступную группу как объединение двух или более лиц, предварительно сорганизовавшихся для совершения преступлений14. Однако такое определение понятия преступной группы не раскрывает психолого-криминалистических аспектов понятия преступной группы.
Ряд определений понятия преступной группы предложен криминологами15. Так, У.С.Джекебаев считает, «что преступная группа в криминологическом ее понимании - это малая относительно замкнутая группа, характеризующаяся общностью антисоциальной направленности, влиянием ее членов друг на друга в процессе совершения преступления и иных, связанных с преступностью, правонарушений». В этом и других близких по смыслу определениях правильно указывается, что с позиции социальной психологии преступная группа представляет собой малую неформальную группу. Но не все согласны с таким определением. Н.Г.Угрехелидзе отмечает, что отсутствие личных контактов между рядом участников организованной группы не позволяет отнести ее к неформальным группам16. На наш взгляд, более права К.Т.Чернова, которая полагает, что и в этом случае допустимо говорить о малой неформальной группе, поскольку «отсутствие личного общения между некоторыми соучастниками группы не препятствует созданию определенной групповой атмосферы, так как оно компенсируется наличием информационного контакта, который служит каналом передачи выработанных основным ядром группы общегрупповых взглядов, норм поведения и т. п.»17.
Соглашаясь с К. Т. Черновой в том, что преступная группа, несмотря на отсутствие отношений, основанных па чувствах симпатии, эмоциональной близости и т. п., является малой неформальной группой, укажем, что ее членов объединяет не только определенная групповая атмосфера. С позиций стратометрической концепции преступной группы понятно, что отсутствие поверхностною слоя межличностных отношений между членами преступной группы, основанных па личных, эмоциональных связях, не устраняет группового характера деятельности преступной группы и позволяет рассматривать ее как малую неформальную группу. В преступной группе подлинное единство обеспечивается не столько межличностными отношениями, основанными на эмоциональной связи, близости и выборе, а главным образом самим фактом участия членов группы в преступной деятельности, одинаковым отношением к этой деятельности всех членов группы и деловыми отношениями между членами преступной группы в связи с преступной деятельностью. Именно эти базисные отношения определяют преступную группу как малую неформальную группу.
В определении преступной группы, предложенном У. С. Джекебаевым, верно подчеркивается антисоциальная, антиобщественная направленность преступной группы. В. Н. Кудрявцев называет антиобщественную ориентацию психологией индивидуализма и эгоизма. «Главное содержание такой психологии - узкий личный интерес, который в различных случаях, а также в зависимости от особенностей личности, превращается в антиобщественную ориентацию трех основных типов: корыстную, насильственную (агрессивную) и социально пассивную»18. Однако, говоря о влиянии членов преступной группы друг на друга в процессе совершения преступления, У. С. Джекебаев, на наш взгляд, допускает неточность методологического характера, так как ставит на первое место отношения в преступной группе, а не преступную деятельность Выше показано, что стратометрическая концепция преступной группы па первое место выдвигает преступную деятельность группы, поскольку все отношения соучастников опосредствуются через нее.
 

 

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ ПРЕСТУПНЫХ ГРУПП

Просмотров: 2 550
Преступная группа как объект научного исследования давно привлекает внимание ученых-юристов. Если криминологов интересуют причины образования преступных групп, совершения ими преступлений и разработка мер, направленных на их профилактику, то специалистов в области уголовного права - вопросы уголовной ответственности за преступления, совершенные преступной группой, более четкой правовой дифференциации вины соучастников групповых преступлений Криминалистическое лее изучение преступных групп имеет конечной целью разработать рекомендации по раскрытию и расследованию групповых преступлений
Исследования ученых в данном направлении начались сравнительно недавно. «Получив определенную разработку в криминологическом и криминалистическом аспектах, проблема борьбы с групповой преступностью сохранила свою актуальность. Еще недостаточно изучены закономерности и механизмы формирования различных преступных объединений. Уяснение закономерностей их возникновения, функционирования и распада открывает перспективы распознавания и регулятивного воздействия на предкриминальные формирования. Выявленные социально-психологические параметры преступных групп, типичные структуры таких формирований имеют важное значение для разоблачения замаскированных звеньев при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел о групповых преступлениях»4.
В отличие от уголовно-правового и криминологического изучения преступных групп криминалистическое имеет целью получение данных о криминалистической характеристике преступных групп, которой в конечном счете определяется поведение на следствии каждого члена преступной группы.
Следует указать, что само понятие и структура криминалистической характеристики преступной группы еще не разработаны. В литературе можно встретить весьма спорные положения. Например, Р. А. Каледин определяет криминалистическую характеристику преступной группы как «совокупность признаков, обусловленных ее структурой, определяющих согласованную деятельность членов этой группы по подготовке и непосредственному совершению преступлений, а также при осуществлении противодействия расследованию»5.
Здесь вызывает принципиальные возражения тезис о том, что признаки группы определяются ее структурой. Однако с позиций психологической теории концепции деятельности вся совокупность признаков преступной группы определяется и обусловливается именно ее преступной деятельностью, в ходе которой формируется структура группы. Сама же структура преступной группы является одним из элементов ее криминалистической характеристики.
Таким образом, криминалистическая характеристика преступной группы - это совокупность устойчивых и качественных признаков, определяемых преступной деятельностью группы, обусловливающая закономерности поведения каждого члена преступной группы при подготовке и совершении группового преступления, а также особенности поведения на предварительном следствии.
Элементами криминалистической характеристики преступной группы являются:
• личный состав, социально-демографическая характеристика преступной группы, имеющийся преступный опыт ее членов;
• особенности формирования и функционирования;
• криминалистический тип;
• психологическая и функциональная структуры;
• наличие и тип лидера;
• особенности межличностных отношений между ее членами.
Криминалистическая характеристика преступной группы - один из важных элементов криминалистической характеристики групповых преступлений, в которую входят и другие элементы, определяющие само групповое преступление, например, способ совершения преступления. В криминалистической характеристике групповых преступлений преступная группа выступает как специфический субъект преступления. Исследование криминалистической характеристики преступных групп (уяснение криминалистического типа и структуры группы, выявление лидера, личностных отношений, конфликтов между ее членами) позволяет прогнозировать поведение преступников на следствии.
При криминалистическом изучении преступных групп в первую очередь важно определить методологически верный подход. А.Р.Ратинов с соавторами одними из первых указали, что при изучении преступной группы с криминалистических позиций применим методологический подход, связанный с использованием стратометрической концепции группы6.
В социальной психологии общественно обусловленная совместная деятельность рассматривается как ведущий фактор формирования всей структуры группы7. Эта общая деятельность (в преступных группах соответственно преступная деятельность) является основой эмоциональных личностных отношений между членами группы и формирования особых ценностей и норм их поведения. Такой подход ориентирует исследователя на изучение совместной преступной деятельности группы, не ограничиваясь анализом эмоциональных связен и межличностных отношений в группе. Можно сказать, что все связи и отношения внутри группы формируются и существуют только для того, чтобы обслуживать преступную групповую деятельность.
Именно на признании групповой деятельности ведущей для формирования структуры и отношений в группе основана так называемая стратометрическая концепция групп и коллективов, разработанная А. В. Петровским. Рассматривая отношения в группе с позиций деятельностного подхода, А. В. Петровский сделал важный вывод: межличностные отношения в группе опосредствуются содержанием реальной деятельности группы, что позволяет увидеть ее объемную структуру. В этой многоуровневой структуре можно выделить несколько страт (слоев), имеющих различные психологические характеристики, применительно к которым обнаруживаются различные социально-психологические закономерности8.
Центральное звено групповой структуры (А) образует сама групповая деятельность, ее содержательная общественно-экономическая и социально-политическая характеристика. За ним следует первая ядерная страта (Б) - психологическая по своей сущности, которая фиксирует отношение каждого члена группы к ее групповой деятельности, целям, задачам и принципам, на которых она строится, определяет мотивацию деятельности, ее социальный смысл для каждого участника. Во второй страте (В) локализуются характеристики межличностных отношений, опосредствованных содержанием совместной деятельности (ее целями и задачами, ходом выполнения), а также принятыми в группе принципами, идеями, ценностными ориентациями И последний, поверхностный слой межличностных отношений (Г) предполагает наличие связей (главным образом эмоциональных), по отношению к которым ни коллективные цели деятельности, ни общезначимые для коллектива ценностные ориентации не выступают в качестве основного фактора, опосредствующего личные контакты членов группы9.
Применяя стратометрическую концепцию групп и коллективов к изучению преступных групп, следует иметь в виду, что они представляют собой объединения, которые преследуют глубоко антиобщественные цели, враждебные социальному прогрессу, а сами члены преступных групп преследуют узкие, лично выгодные им цели.
Своей антиобщественной деятельностью преступные группы резко отличаются от позитивных групп и коллективов Антиобщественная направленность преступных групп вносит своеобразие в структуру и характер межличностных отношений в группе Однако в целом их развитие, формирование и функционирование подчиняется тем же закономерностям совместной групповой деятельности, что и в позитивных группах определяющим для формирования структуры и отношений в группе является сама преступная деятельность; отношения членов преступной группы опосредствуются через эту преступную деятельность, на первое место выдвигаются связи и отношения, имеющие объективный характер (деловые отношения в связи с совершением преступлений), а эмоциональные связи, личностные отношения носят подчиненный преступной деятельности характер
Таким образом, с позиций стратометрической концепции многоуровневая структура отношений и связей в преступных группах выглядит следующим образом:
 

 

Поиск преступника с помощью полученной криминалистически значимой информации. -1

Просмотров: 1 696
Поисковая деятельность по установлению личности преступника на основе собранной информации — элемент процесса расследования. На основе собранной информации выдвигаются версии — логически обоснованные предположения о принадлежности ее определенному лицу, о местонахождении этого лица.
Выдвинутые версии являются логической основой планирования поисковых мероприятий. При этом следует учитывать, что динамизм следственных ситуаций, быстрота рассеивания доказательственной информации и ее “старение”, процессы ослабления коммуникабельности жителей городов, возможности использования преступниками современных технических средств требуют незамедлительного проведения поисковых мероприятий оперативности поиска, включающей сокращение временного интервала между получением информации о преступнике и его установлением.
Проводимые поисковые мероприятия должны быть тактически и логически обоснованными. Они преследуют две цели: а) установление круга лиц, среди которых может находится преступник;
б) установление преступника. Решение первой задачи осуществляется на основе анализа события преступления, элементов преступной деятельности; второй — анализа имеющейся у следователя, органа дознания информации о личности преступника. Она может быть идеальной и материальной.
Определив круг лиц, среди которых может находится преступник, следователь и орган дознания проводят мероприятия по его установлению. При наличии идеальной информации о личности преступника, т. е. образа лица, совершившего преступление в сознании свидетелей, потерпевших, проводятся мероприятия по его опознанию. Если в распоряжении следственных органов имеется материальная информация, то мероприятия предусматривают получение аналогичной от конкретного лица и сравнение с уже имеющейся.
Мероприятия по установлению преступника включают в себя проведение следственных действий, оперативно-розыскных и организационных мероприятий. Они могут быть одноактными и многоходовыми. Так, при наличии следа пальца руки, пригодного для идентификации, и подозреваемого, у последнего снимаются образцы следов пальцев рук, которые вместе с исходным следом направляются на дактилоскопическую экспертизу. В случае же обнаружения следа пальца руки, пригодность которого для идентификации вызывает сомнение, назначается дактилоскопическая экспертиза для решения указанного вопроса. При положительном решении он проверяется по имеющимся дактилоскопическим учетам. Если в результате проверки лицо, оставившее след, не будет установлено, то проводятся следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия по его установлению и лишь затем получение образцов для сравнительного исследования и назначение идентификационной дактилоскопической экспертизы.
Направление поисковой деятельности определяется конкретной следственной ситуацией, решающее значение в которой играет информационный аспект, т. е. наличие соответствующей информации о личности преступника и построенной на ее основе модели. В зависимости от этого можно выделить следующие направления поисковой деятельности по установлению преступника.
а) Поиск преступника по способу совершения преступления.
Способ совершения преступления является интегральным элементом в составе преступной деятельности, ибо, с одной, стороны, он детерминирован субъективными и объективными факторами, среди которых существенную роль играют свойства личности преступника, а с другой,— представляет внешнюю объективную сторону деятельности, вызывающую изменения в окружающей среде. При выборе определенного варианта поведения, отвечающего условию оптимальности достижения цели, существенное значение имеют такие факторы, как накопленный опыт преступной деятельности, система относительно постоянных социальных, психологических, биологических свойств личности преступника, повторяющиеся условия обстановки совершения преступления.
К числу факторов, под воздействием которых преступник избирает определенный способ совершения преступления можно отнести: а) свойства или особенности предмета преступного посягательства; б) обстановку совершения преступления; в) цель и мотив преступного посягательства; г) наличие определенных знаний, навыков и умений; д) возможность использовать орудия преступления определенного вида и типа; е) психическое и физическое состояние лица и его особенности (половой психопат, совершающий изнасилования определенным способом, или очень сильный физически человек и т. д.). Под воздействием этих факторов и складывается конкретный способ действий преступника, отличающийся присущими ему признаками, характеризующими конкретную личность.
Выдвинув версию о совершении преступления лицом, ранее судимым за аналогичные преступления, или совершившим ранее такое же преступление, но избежавшим по различным основаниям ответственности, следователь, орган дознания приступают к его поиску. Поиск преступника с использованием данных о способе подготовки, совершения и сокрытия преступления представляет достаточно длительный и объемный процесс, включающий в себя следующие этапы: а) обращение в учет по способу совершения преступления; б) обнаружение уголовных дел, отказных материалов и другой информации; в) их изучение и анализ с целью отыскания общих признаков по способу и сопоставление с имеющимися данными; г) выявление по указанным выше источникам лиц, представляющих оперативный интерес, установление их местонахождения; д) проверка версии о причастности выявленных лиц к совершению преступления.
К источникам, располагающим информацией о способах совершения аналогичных преступлений, относятся: а) данные криминалистического учета о способах совершения преступлений;
б) уголовные дела по аналогичным нераскрытым преступлениям;
в) архивные уголовные дела по аналогичным преступлениям;
г) отказные материалы по заявлениям о совершении аналогичных противоправных действий; д) оперативно-поисковая информация, свидетельствующая о лицах и способах совершения преступлений, сбыте похищенного имущества и т. д.
В последнее время проведены исследования, выявившие определенные зависимости между способом сокрытия преступлений и социальными, психологическими и биологическими свойствами преступника. Так, выявлены зависимости между таким способом сокрытия преступлений как оборудование тайников и возрастом, судимостью и профессией преступников и т. д.
б) Поиск преступников с использованием данных о личности потерпевшего.
В основе поиска преступника с использованием данных о личности жертвы лежит наличие взаимосвязей между этими двумя элементами преступной деятельности. В одних случаях, связь между ними прямо указывает на свойства личности преступника (труп новорожденного, изнасилованная и убитая женщина и т. д.), в других — устанавливается исходя из опыта расследования аналогичных преступлений или проведения специальных исследований определенного массива расследованных преступлений.
При изучении связи потерпевший-преступник возможны следующие типичные ситуации.
— Имеется потерпевший, который может дать исчерпывающие показания о преступнике. В данной ситуации свойства личности потерпевшего изучаются для устранения в его показаниях дефектов, которые могут проявиться: а) в преувеличенном представлении о некоторых моментах пережитого; б) обобщенности, что характерно для первоначальных показаний; в) в пробелах и пропусках в отношении важных элементов, относящихся к личности преступника и другим фактам; г) в отсутствии последовательности и т. д.
 

 

Поиск преступника с помощью полученной криминалистически значимой информации. -2

Просмотров: 3 231
Виды учетов определяются ведомственными нормативными актами и, в конечном итоге, зависят от разработки их научных основ. Немаловажное значение при этом имеет выделение носителей информации о лице. Современный уровень развития уголовной регистрации позволяет выделить такие, как социальные и биологические свойства, сосредоточенные в пофамильной оперативно-справочной картотеке Главного информационного центра МВД РФ. Картотека содержит 25 миллионов учетных документов и позволяет установить о проверяемом лице следующие сведения: а) о судимости, б) об изменении приговора, применении амнистии и помиловании; в) о месте и времени отбывания наказания, перемещении, смерти осужденного в местах лишения свободы или о дате и основании освобождения; г) о номерах прекращенных уголовных дел; д) о нахождении в местном или всероссийском розыске (когда, кем объявлен в связи с чем);
е) о задержании за бродяжничество (кем, когда задерживался, какие меры были приняты); ж) о месте жительства и работы до осуждения; з) о группе крови и дактилоскопической формуле.
В дактилоскопической картотеке Главного информационного центра сосредоточены сведения о папиллярных узорах следов пальцев рук. Картотека содержит 17 миллионов дактилокарт и позволяет получить сведения по следующим параметрам: а) идентифицировать личность арестованных и задержанных; б) установить личность погибших и умерших неизвестных граждан;
в) установить личность подозреваемых в совершении преступления по следам пальцев рук, изъятых с места происшествия.
В автоматизированной системе АБД — Центр ГИЦ МВД РФ сосредоточены некоторые социальные свойства об определенной категории преступников. Система выдает данные об особо опасных рецидивистах, “ворах в законе”, авторитетах преступного мира и др. (установочные данные, приметы, место работы и жительства).
В автоматизированной информационной системе АИС “ВР-оповещение” сосредоточены социальные и биологические свойства лиц: преступников, разыскиваемых по искам предприятий и организаций (госдолжников) или граждан—неплательщиков алиментов пропавших без вести, которые объявлены в федеральный розыск.
В автоматизированной информационно-поисковой системе АИПС “Опознание” сосредоточены социальные и биологические сведения о лицах, пропавших без вести, о неопознанных трупах, о неизвестных больных и детях.
В автоматизированной информационной системе АИС “ОВИР-криминал” сосредоточены социальные и биологические сведения об иностранцах и лицах без гражданства: а) совершивших административные правонарушения или преступления, либо в отношении которых совершены преступления; б) находящихся в розыске или разысканных, под следствием, арестованных или отбывающих наказание; в) участвовавших в дорожно-транспортных происшествиях.
Папиллярные узоры следов пальцев рук являются основой местных криминалистических учетов, ведущихся в экспертно-тех-нических подразделениях: пятипальцевого учета лиц, представляющих оперативный интерес, следов пальцев рук, изъятых с мест происшествий нераскрытых преступлений; признаки внешности — учетов преступников определенной категории в аппаратах уголовного розыска; данные формирующие способ совершения преступления — учета преступников по способу совершения преступления и т. д.
Проведенными исследованиями установлено, что современный уровень развития криминалистики позволяет учитывать ту или иную категорию лиц по другим источникам информации, научные основы которых достаточно разработаны. В частности, это относится к таким компонентам организма человека как пот, запахо-вое вещество, кровь, признаки голоса.
Исследования последних лет показали, что метаболические выделения с поверхности кожи человека содержат 271 вещество, а химический состав пота зависит от особенностей обмена веществ в организме. В состав кожных выделений входят липиды — нерастворимые в воде органические вещества, по которым в перспективе возможно определение возраста, пола, давности оставления следов; белки, анализ которых позволяет диагностировать цирроз печени, гастрит, рак желудка, туберкулез легких и другие болезни; неорганические соединения, позволяющие установить ряд других, связанных с нарушением обмена веществ, заболеваний; углеводы и иные органические соединения, позволяющие выявить индивидуальные различия субъектов. В этой связи, возможна организация криминалистического учета для регистрации характеристик группо-специфических антигенов системы АВО, находящихся в потожировых выделениях человека. Данные антигены и пол-специфические образования, являясь генетически обусловленными признаками, в поиске лиц имеют наибольшее значение, поскольку присущи всем клеткам тканей и органов человеческого организма.
Возможность определения в потожировых следах групп системы АВО повышает их значение в раскрытии преступлений, в сужении круга проверяемых лиц и в установлении факта присутствия подозреваемого на месте происшествия. В этом случае открываются перспективы группировки регистрируемых лиц не' только по возрастным, половым, дактилоскопическим, но и по иммунологическим признакам, что позволит ограничится проверкой лишь тех лиц, которые имеют соответствующую группу крови.
В связи с интенсивным развитием одорологии, совершенствованием ее научно-технической базы происходит становление нового вида криминалистического учета — регистрации по запаху. С этой целью у определенной категории лиц по разработанной технологии отбирают пробы запаха. Индивидуальность компонентов, составляющих запах, предопределена генетически и обусловлена жизнедеятельностью человеческого организма. Продукты жизнедеятельности вырабатываются потожировыми, апо-кринными и другими железами и выделяются при дыхании и иных процессах. По регистрационным массивам могут проверяться пробы запаха, изъятые с нераскрытых преступлений, со следов и предметов, принадлежащих преступникам. Для изъятия таких проб запаха разработана подробная методика.
Возможности создания регистрации, основанной на признаках голоса и речи человека, основываются на разработке научных основ фоноскопической экспертизы. Сведения о названных признаках могут быть закодированы и введены в информационно-поисковую систему. С помощью данного учета могут быть установлены преступники, если имеются записи их голоса на магнитофонной ленте. Данный вид учета эффективен для борьбы с такими противоправными явлениями, как вымогательство, шантаж, угрозы или оскорбления.
В перспективе возможно создание учета лиц на основе сведений о ДНК (дезоксирибонуклеиновой кислоте)—веществе в хромосомах, хранящее генетический код. В моллекулах ДНК “записаны” наследственные признаки, определяющие биологическую индивидуальность каждого человека.
Другим весьма важным направлением рассматриваемой проблемы является разработка универсальной информационно-поисковой системы на базе ЭВМ, основанной на комплексном использовании свойств человека. Система будет ориентирована на решение комплекса идентификационных, диагностических, прогностических и поисковых задач. Разработка системы включает в себя решение следующих задач:
а) разработку научно-обоснованных классификаций социальных, психологических и биологических свойств человека, выделение базовых и исследование особенностей их отражения в окружающей среде;
б) дальнейшее изучение взаимосвязей между социальными, психологическими и биологическими свойствами человека, а так же свойствами человека и интегральными характеристиками и средой обитания. В настоящее время ряд свойств используется в криминалистических учетах, по другим разработаны методики, позволяющие проводить идентификационные и диагностические исследования, возможность использования иных свойств пока проблематична;
 

Разное
Дополнительно

Счётчики
 

Карта сайта.. Статьи