Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно
Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
» » Лес и урожайность продуктов



 

Лес и урожайность продуктов

в разделе: Курс государственного благоустройства Просмотров: 1 163

Указанное влияние лесов на температуру, влажность и распределение вод не может не оказывать действия на экономический быт страны. Это действие в особенности заметно в странах земледельческих, так как сказанное влияние лесов, прежде всего, отражается на земледелии и сельском хозяйстве вообще.
В странах безлесных развитие сельского хозяйства не зависит от индивидуальных усилий отдельных сельских хозяев. Отдельный сельский степных местностях, так как для этой борьбы необходимы коллективные усилия государства и земств, направленные к облесению степей. Все которыми он сам по себе не может.
Благодаря отсутствию лесов климат отличается крайним непостоянством; один раз вполне благоприятен хозяину, в другое время разрушает всю его работу; в одно время при самых ничтожных затратах сельский хозяин получает громадный урожай, в другое время самый энергический и старательный труд дает убытки. Вот как отзывается об этом один из сельских хозяев Киевской губернии, в которой лесная площадь обширнее, чем в чисто степных губерниях: "Сельское хозяйство нашей местности имеет характер непрочный, временный. Труд самый рациональный и энергический очень часто дает в итоге нуль или минус; в другой раз самая бессмысленная и небрежная работа дает 50% и более. При подобных условиях теория земледелия у нас не имеет почина. Вы думаете, что батарея, которая состоит из всех агрономических приемов, навоза, улучшенных орудий, знакомства с местными условиями, дает дождь для земледельца степей делает его Веллингтоном".
Понятно, что в таких местностях сельское хозяйство имеет характер азартной игры, между тем как в местностях с достаточным количеством лесов нет подобных колебаний в урожайности, земледелие прочнее, сельский хозяин, затрачивая свои капиталы в землю, не рискует ими, от сельского хозяйства не уходят капиталы в другие, более прочные промыслы, процент, платимый за пользование капиталами, невелик, так как невелик риск, а следовательно, и страховая премия. Завися от индивидуальных усилий, сельское хозяйство в странах с достаточным количеством лесов привлекает к себе капиталы и имеет все задатки прочности и успеха.
Данные из сельскохозяйственной статистики Европейской России безусловно подтверждают нашу мысль.
Во всей Европейской России в семилетний период, с 1870 по 1876 г., сбор хлебов колебался в таких пределах:

1870 - 301.774 т. четв.
1874 - 290.989 - Разность maxim. и minim. 73.806.000 чт.
Средняя 262.800 - maxim. и средняя 38.844.000 чт.
1872 - 262.136 - средняя и min. 34.862.000 чт.
1873 - 261.725
1876 - 258.676
1871 - 238.839
1875 - 227.938

Таким образом, разность между наибольшею и наименьшею жатвой составляет 73,806,000 четвертей, или более 28% среднего сбора. Эта средняя величина разнообразится в разных местностях под влиянием того, в какой мере эти отдельные местности богаты или бедны лесом, причем значительный средний процент колебаний в урожайности зависит от существования значительных пространств почти безлесных местностей.
Рассматривая колебания в сборе хлебов по полосам, получаем, что разность между наибольшим и наименьшим сбором составляет:

в губ. северных 18 % среднего сбора
сред. черноземных 28 %
прибалтийских 14 %
западных 27 %
привислянских 9 %
В нечерноземной полосе 16 % среднего сбора.
В губ. юго-западных 15 %
степных 86 %
средн. черноземных 47 %
нижневолжских 58 %
В черноземной полосе 41 % среднего сбора.

Из этого видно, что наибольшею устойчивостью урожаев, меньшими погодными колебаниями отличаются губернии окраинные западной полосы: прибалтийские, привислянские и юго-западные; наибольшими колебаниями - губернии средней черноземной полосы и особенно степные, как нижневолжские, так еще в большей мере положенные по черноморско-азовскому прибрежью.
Особенно значительны колебания для наиболее ценного хлеба - пшеницы. В наших степных губерниях наибольший сбор этого хлеба в указанное семилетие составлял 12 млн. четвертей (1874 г.) и превышал в два раза наименьший (6150000 четв. в 1873 г.); а в нижневолжских губерниях, после minimuma'а в 1873 году в 4680000 четвертей, собрано было в 1874 г. 10192000 четв., более чем вдвое; в средних черноземных после обильного сбора в 1874 г. - 9527000 четв. - в 1875 г. жатва дала только 4153000 четв., т. е. менее половины. На эти колебания в сборе хлебов в степных губерниях, без всякого сомнения, влияют и вредные насекомые, но главная причина их - это часто повторяющиеся засухи.
Ничтожные колебания урожайности хлебов в губерниях Царства Польского, под влиянием достаточного количества лесов, обращают на себя внимание наше в том отношении, что здесь мы можем наглядно заметить все влияние лесов на сельскохозяйственную производительность.
Приводим данные об урожайности продуктов за 4 года, начиная с 1867-го.
Сбор составлял в сложности по целому Царству:

ржи пшеници ячменя гречихи овса
в 1867 г.- са 3,6 3,8 4,7 3,4 4,55
1868 г. 4,1 4,3 4,0 3,9 4,08
1869 г. 4,6 4,8 4,9 4,8 4,99
1870 г. 4,6 5,0 4,9 4,4 4,80
Вообще по четырехлетней сложности урожай составлял:
Сам 4,2 4,5 4,7 4,0 4,64

Как видим, от этой средней урожайности годичная урожайность мало отличается, колебания то в одну, то в другую сторону крайне незначительны. Между тем, для сравнения мы взяли такие годы, как 1867 и 1868, в которые сельские хозяева края за все последнее время наиболее потеряли. В 1867 г. зимой большие морозы, а весной и летом беспрестанные дожди принесли громадный вред. Много зерна осталось вовсе недозрелым, а также во время сбора много хлеба осталось вовсе не снятым и частью сгнившим в копнах.
В этом же году случился необыкновенный разлив Вислы и других рек, вследствие чего много посевов было прямо уничтожено, так что правительством была ассигнована особая сумма (200000 рублей) для пособия наиболее пострадавшим жителям. Также, хотя в меньшей степени, был неблагоприятен для сельского хозяйства и 1868 г.; крайне дождливая осень была причиной того, что на низменных местах озимые посевы вымокли и подгнили. Но несмотря на то, что мы для сравнения взяли такие исключительные годы, урожайность годичная все-таки представляет незначительные отклонения от средней, что ясно указывает на возможность в крае прочного хозяйства.
Здесь все зависит от энергии труда, результаты которого не парализируются непредвиденными обстоятельствами, не зависят от случая - этого деспота хозяев безлесных местностей. Замечательно, что такое благотворное влияние лесов на возможность правильности в сельскохозяйственной промышленности, на прочность последней можно проследить даже в отдельности по губерниям Царства Польского.
Оказывается, что в тех губерниях, в которых площадь лесов наибольшая, каковы Радомская, Люблинская и Клецкая, урожаи продуктов отличаются наибольшим постоянством, а, напротив того, наибольшие колебания мы встречаем в губерниях, обладающих наименьшим лесным пространством, в губерниях Варшавской, Плоцкой и Калишской. В Радомской губернии средние за вышеуказанные четыре года урожаи ржи, пшеницы, ячменя, гречихи и овса колебались между 4,67 и 5,37 - сам; между тем как в Калишской губернии между 3,66 и 4,88 - сам, то есть разница между наибольшим и наименьшим средним урожаем указанных продуктов была 0,70, а в Калишской 1,22. Это значит, что, несмотря на более плохую почву в Радомской губернии сравнительно с почвой губернии Калишской, в первой возможно более правильное, прочное и равномерное хозяйство, чем в последней. Точно так же в Люблинской губернии средняя урожайность выше упомянутых продуктов в эти же четыре года колебалась между 4,95 и 3,36 - сам, а в Плоцкой губернии выражается отношением между 5,98 и 4,14 - сам.
Слабая производительность почвы губерний Люблинской, Радомской и Келецкой, сравнительно с другими губерниями края, не оказывает особенного влияния, по которому бы сельское хозяйство в этих наиболее лесистых губерниях было плоше, чем в других, так как сравнительная недостаточность производительности почвы в этом случае уравновешивается возможностью большей правильности в сельскохозяйственном труде. Здесь мы видим чисто фактическое подтверждение того, какое важное влияние оказывают леса на сельскохозяйственную производительность.
При оценке результатов крестьянской реформы всегда нужно иметь в виду местные условия, в которых находится сельский хозяин. Если эти условия таковы, что не дают возможности прочного и равномерного ведения хозяйства, если они парализируют энергию индивидуального труда, то неудивительно, что мы не увидим особенно быстрых успехов, что результаты не вполне будут отвечать возлагавшимся надеждам. В Царстве Польском условия были вполне благоприятны, сельский хозяин не имел надобности в борьбе с непреодолимыми для отдельной личности препятствиями, каковы препятствия климатические - продукт отсутствия леса; для него было возможно прочное хозяйство, и крестьянская реформа успела оказать всем известные благоприятные результаты.
Из этого очевидно, что дальнейшее развитие в крае сельскохозяйственной промышленности -этой основы народного благосостояния - будет также обусловливаться сохранением лесов, в противном случае она будет не развиваться, а падать, - и от этого падения не спасет никакой запас сельскохозяйственных научных приобретений.
Крестьянская реформа состояла в том, что крестьяне были наделены землей, т. е. сделаны экономически свободными. Другими словами, сущность крестьянской реформы состояла не в чем ином, как в предоставлении возможно большего пространства сельскохозяйственному труду, в уничтожении экономических препятствий к обнаружению его индивидуальных усилий. И так как в крае не было таких препятствий, бороться с которыми отдельный земледелец не мог, то его индивидуальные усилия ничем не парализировались, и в результате получилось то всем известное поднятие сельского хозяйства после крестьянской реформы, которое вызвало удивление всех исследователей, и вследствие которого английский консул в Варшаве в своем отчете за 1880 г. о положении сельского хозяйства назвал губернии Царства Польского русской Бельгией.
Лес, таким образом, является фундаментом, на котором основывается развитие сельского хозяйства. От присутствия леса в стране зависит устойчивость и прочность сельскохозяйственного дела, им обусловливается то, что индивидуальные усилия не парализируются такими препятствиями, с которыми бороться отдельному лицу нет возможности. Другими словами, лесом обусловливается присутствие той стороны в производстве, от которой зависит надлежащее проявление индивидуальной энергии производителя.
Но, уничтожая значительные колебания в урожайности продуктов, лес ео ipso привлекает капиталы к сельскохозяйственной промышленности и, как мы видели, удешевляет их. Надлежащая организация и развитие поземельного кредита в стране находятся в несомненной зависимости от состояния в ней лесного дела. И нельзя считать случайным явлением того, что в странах, обладающих достаточным количеством лесов, правильно организован и процветает общественный поземельный кредит, а наряду с ним имеет надлежащее развитие и частный кредит, не противоречащий первому, но служащий во многих отношениях необходимым к нему дополнением.скачать dle 11.0фильмы бесплатно



 
Другие новости по теме:


     
    Разное
    Дополнительно
    Счётчики
     

    Карта сайта.. Статьи