Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно


Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
»



 

Заключение

Просмотров: 1 364
Рассмотренные вопросы позволяют сделать определенные выводы относительно самостоятельности проверки и уточнения показаний на месте как следственного действия, имеющего собственную, отличную от других следственных действий природу. В завершающей части нашего пособия подведем итоги изложенного.
1. Специфика познания проверки и уточнения показаний на месте носит количественный характер, познавая действительность “вширь”, а посему предшествует, является основанием и поставляет необходимый материал для производства последующих (либо осуществляемых параллельно) следственных действий.
2. Качество проверки и уточнения показаний на месте проявляется диалектически, по закону перехода количества в качество. Количественный показатель выражен в том, что на основании первоначальных данных об исследуемом событии выделяются узловые существенные моменты, для их дальнейшего исследования непосредственно в процессе проверки и уточнения показаний на месте. Логически это выражается анализом первоначальной информации. Далее, в ходе непосредственного производства следственного действия, благодаря идентификации информационных систем, на основе индукции и сравнения, вокруг ранее обозначенных моментов начинает проявляться (выкристаллизовываться) новая, ранее скрытая информация, которая устраняет неточности и пробелы ранее данных показаний проверяемого лица и результатов осмотра места происшествия (если таковой осуществлялся). Выявленные связи и опосредования, логически обобщенные путем дедукции, позволяют синтетически вывести (выделить) знание, наиболее приближенное к действительности, а посему и наиболее достоверное. Установленное таким образом очевидное тождество (или его отсутствие) и заключает в себе качество данного следственного действия.
3. Проверка и уточнение показаний на месте представляет собой эффективное средство восстановления в памяти свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого забытой информации, а также позволяет эффективно подтвердить, уточнить, дополнить ранее полученные показания.
4. Круг задач, возможных разрешению с помощью проверки и уточнения показаний на месте, должен определяться с учетом следственной ситуации, сложившейся на момент расследования. В сложных следственных ситуациях проведение данного следственного действия направлено на преодоление информационной неопределенности, а в простых следственных ситуациях оно служит универсальным (но не исчерпывающим) средством, существенно увеличивающим доказательственные возможности процесса расследования.
 

 

Оценка результатов проверки и уточнения показаний на месте в процессе расследования

Просмотров: 2 910
Оценивая какую-либо деятельность, мы подводим итоги проделанной работы, направленной на достижение планируемого или желаемого результата, и то, насколько предполагаемое соответствует полученному результату, и определяет успех нашей деятельности. Всякое познание, развиваясь во времени, продуктивно ровно настолько, насколько субъект познания осознает природу, сущность познаваемого им явления. В нашем случае (уголовно-процессуального познания) познание развивается таким образом, что результаты одного следственного действия определяют содержание последующего. “В самом общем виде элементарный акт доказывания представляет рассуждение, в котором из исходных данных, уже известных и доказанных, логически выводятся ранее не известные, не доказанные данные”.
Оценка результатов отдельного следственного действия, на фоне всего расследования в целом, напрямую зависит от специфики его познавательных возможностей и от вклада в общую картину расследуемого события.
Уголовно-процессуальное познание – это развивающийся процесс, в котором познание “материальной истины” происходит в результате не только соблюдения необходимых, предусмотренных законом процедур, и выполнения следователем значительного объема работ, но также и в постоянной напряженной мыслительной деятельности следователя, прокурора и судьи.
Получив признательные показания обвиняемого, с привязкой к определенной местности, мы получаем более наглядное представление о виновности конкретного лица. Многое из того, что ранее было непонятным или неизвестным, обретает понятую и доступную форму, но “...мы говорим, что преступление раскрыто и вина доказана тогда, когда установлены все существенные обстоятельства дела: выяснено, что именно, где и когда произошло, кто персонально и как действовал. Это означает, что преступление индивидуализировано, выявлены и зафиксированы все характеризующие его признаки. На этом основана индивидуализация любого события, явления, предмета, т.е. его опознание и отождествление. Между тем опознание и отождествление путем исследования тем надежнее, чем больше выявлено признаков объекта и чем специфичнее такие признаки”.
Путем проведения проверки и уточнения показаний на месте, когда познание осуществляется посредством наблюдения и сравнения (сопоставления) в их диалектическом единстве, мы получаем достаточно наглядное представление и обширный объем информации об исследуемом событии. Однако анализ основных ошибок, возникающих в процессе расследования заключается в том, что следователь, успешно проведя указанное следственное действие с участием обвиняемого, считал, что собранных доказательств достаточно для составления обвинительного заключения. На самом деле результаты проверки и уточнения показаний должны оцениваться не как окончательное познание, а как определение фактов, необходимых для более тщательного исследования путем проведения других следственных действий.
 

 

Тактические особенности проверки и уточнения показаний на месте -1

Просмотров: 2 595
Структура процесса проверки и уточнения показаний на месте. Рассматривая всякое явление как некую систему, необходимо прежде определиться с его структурой. А это, в свою очередь, предполагает установление взаимосвязей между элементами системы как определенной целостности, суть которой сводится “…к постижению того, что есть в понятиях, т.е. к схватыванию многообразия определений в их единстве”. В нашем изложении, в качестве понятия мы будем рассматривать проверку и уточнение показаний на месте как следственное действие, а в качестве его определений факторы и особенности, которые влияют на его содержание.
В общепринятом употреблении “структура (от лат. sructura – строение, расположение, порядок) совокупность устойчивых связей объекта, обеспечивающих его целостность и тождественность самому себе, т.е. сохранение основных свойств при различных внешних и внутренних изменениях”.
В нашем случае, подразумеваемым в приведенном определении, объектом выступает действие. Когда мы говорим о структуре какого-либо действия, то, как правило, в обыденном понимании его определяют исходя из временных параметров. Ибо само по себе действие как проявление активности вовне направлено на достижение определенного результата.
Известно, что необходимым условием криминалистической деятельности по обнаружению, фиксации, изъятию и исследованию доказательств является установленная законом форма, которая и определяет, в конечном счете, содержание деятельности или действия.
“Структура следственного действия обычно выступает как система связей между объектами и субъектами. Она может иметь несколько видов обусловленностей, определяться различиями объектов, целей воздействия на объект, способами, последовательностью этого воздействия”. Соответственно, структуру следственного действия можно рассматривать не только в динамике, но и в статике. А его структурными элементами в обеих этих ситуациях будут этапы или элементы.
При исследовании структуры, как правило, используется метод анализа. “Чтобы понять отдельные явления, мы должны вырвать их из всеобщей связи и рассматривать их изолированно, а в таком случае сменяющиеся движения выступают перед ними – одно как причина, другое как действие”.
Прежде необходимо определиться с факторами и особенностями, которые влияют на содержательную сторону проверки и уточнения показаний на месте.
² . Характеристика участников следственного действия.
1) Здесь важно отметить деловые и иные качества субъектов расследования, или точнее членов следственной группы, в которой центральной фигурой выступает следователь. Он должен обладать организаторскими и управленческими способностями, не менее важны в нем контролирующие качества. Коммуникативные способности следователя обеспечивают полноценное проведение следственного действия, когда помимо четких и ясных распоряжений, он должен контактировать с проверяемым лицом таким образом, чтобы последний был заинтересован в достижении намеченных результатов. К перечисленным качествам можно добавить решительность. Главными, на наш взгляд, представляются творческие и поисковые способности следователя, которые отражаются непосредственно при визуализации исследуемого события и проверке следственных версий. “Однако любое следственное действие состоит не только в выполнении функций следователем. Для того, чтобы были достигнуты предусмотренные процессуальным законом цели, обеспечена процессуальная гарантия достижения цели, обязательно должны действовать, реализовывать свои функции и другие участники процесса”. При проведении проверки и уточнении показаний на месте существенная роль отводится оперативным работникам, которые наравне со следователем осуществляют поисковую деятельность. Однако поисковая деятельность оперативных работников шире, поскольку дополняется проведением оперативно-розыскных мероприятий, осуществляемых гласно и негласно, непосредственно в ходе проведения проверки и уточнения показаний на месте, и, разумеется, под общим руководством следователя в соответствии с ч. 2 ст. 163 УПК РФ.
 

 

Тактические особенности проверки и уточнения показаний на месте -2

Просмотров: 2 714
Обозначенные аспекты в определенной степени условны, общее качество воспроизводимой информации в том или ином составе проверяемых лиц обуславливаются большим кругом факторов. Тем не менее, обозначенные факторы являются наиболее общими и существенными, так или иначе детерминирующими общее положение при проведении этого следственного действия.
4) Обязательные и необязательные (факультативные) участники следственного действия.
К категории обязательных участников проверки и уточнения показаний на месте относятся:
– лицо, чьи показания проверяются или уточняются;
– следователь;
– не менее двух понятых.
В случае участия в проведении действия в качестве свидетеля или потерпевшего лица, не достигшего 14-ти лет, необходимым участником будет специалист-педагог. В некоторых случаях, предусмотренных законом, исходя из соображений безопасности, обязательным будет участие защитника, специалиста, переводчика и конвоиров.
К категории необязательных относятся:
– оперуполномоченный;
– участковый уполномоченный милиции;
– специалист-психолог;
– кинолог;
– подсобные рабочие и др.
² ² . Характер производимых действий.
Можно выделить ряд условий, оказывающих влияние на характер производимых действий:
1) Следственная ситуация на момент расследования. “Следственная ситуация влияет не только на круг и последовательность осуществляемых в данный момент следственных действий, но и на цели этих следственных действий”. В зависимости от характера следственной ситуации различается форма и направленность исследования обстоятельств (проверочная, уточняющая и проверочно-уточняющая). Чаще всего проверка и уточнение показаний на месте проводится в проблемных и бесконфликтных ситуациях, что касается ситуаций тактического риска, то они могут сопутствовать проведению рассматриваемого следственного действия как нежелательный фактор, который необходимо учитывать и предусматривать.
2) Подтверждение старых или получение новых доказательств. Подтверждение уже имеющихся в деле доказательств при помощи проверки и уточнения показаний на месте достигается благодаря действиям проверочного характера, для получения новых доказательств необходимы действия уточняющего характера.
3) Установление события (отсутствие события) или состава преступления. Благодаря специфике исследования обстоятельств при проведении рассматриваемого следственного действия можно наглядно представить произошедшее в действительности. Это предоставляет возможность еще на стадии предварительного расследования судить о том, что именно имело место в действительности, что послужило истинной причиной наступления общественно опасных последствий. Разумеется, в большинстве случаев результаты данного следственного действия служат лишь базой для выдвижения соответствующих версий, нуждающихся в более тщательном исследовании.
4) Тактическая операция, в которой ведущая роль принадлежит проверке и уточнению показаний на месте, является эффективным средством преодоления информационной неопределенности. Благодаря простору и возможностям, присущим данному следственному действию, возможно успешное осуществление других следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, проводимых в комплексе.
² ² ² . Характеристики места предстоящей проверки и уточнения показаний.
1) Объем и качество сведений о месте предстоящей проверки и уточнения показаний на месте.
Часто в следственной практике основной целью проведения проверки и уточнения показаний на месте является, прежде всего, установление определенного места (совершения преступления; организации засады или возможного укрытия; сокрытия похищенного, трупа и иных следов преступления; нахождения или укрытия сообщников преступления и др.). Если место предстоящей проверки и уточнения известно, то желательно предварительно провести осмотр места происшествия, а также ряд других мероприятий.
2) Топографические особенности местности или планировка помещения.
На специфику проведения данного следственного действия оказывают влияние, во-первых, насколько сильно изменилась обстановка на месте с момента совершения преступления и, соответственно, насколько целесообразно проводить следственное действе; во-вторых, какова вероятность совершения проверяемым лицом действий, направленных на достижение противоположных результатов следственного действия.
3) Пути следования к месту производства следственного действия, а также после его производства, узловые пункты на месте проверки и уточнения показаний на месте, имеющие отношение к исследуемым обстоятельствам.
С одной стороны, это активизирует работу памяти проверяемого лица, с другой – определяет степень правдивости воспроизводимой информации. Также эти факторы помогут определить условия, способствовавшие совершению преступления.
 

 

Тактические особенности проверки и уточнения показаний на месте -3

Просмотров: 4 091
Подготовительный этап. В криминалистической литературе, рассматривающей проверку и уточнение показаний на месте, к подготовительным мероприятиям принято относить ряд мер организационного характера, направленных на достижение конечных целей следственного действия. Сам подготовительный этап имеет свою внутреннюю структуру, состоящую из нескольких подэтапов. В последнее время в криминалистической литературе выделяют восемь организационных вопросов, которые необходимо решить при подготовке:
1. Подробный допрос относительно всех обстоятельств, связанных с интересующим следствие местом.
2. Определение наиболее благоприятного времени проведения следственного действия.
3. Подготовка следственно-оперативной группы.
4. Предварительное ознакомление с местом.
5. В необходимых случаях принятие меры к обеспечению безопасности участников и дополнительной охране лица, показания которого проверяются.
6. Подготовка транспорта и технических средств.
7. Подготовка и проверка средств связи следователя (оперативного уполномоченного) с районным отделом (управлением) МВД.
8. Составление плана следственного действия .
На основании указанного нами разделения всех людей по способу ориентации в пространстве на два типа: зрительный и моторный, при предварительном допросе в качестве способа активизации памяти можно использовать некоторые приемы. Очевидно, что в большинстве моторный тип ориентации это лица, показания которых представляют интерес для расследования в качестве определенных навыков, например, осуществления преступных действий. При допросе таких лиц целесообразно предложить им произвести имитацию своих действий, исключив при этом возможность совершения нового преступления. При допросе лиц со зрительным типом ориентации, как правило это свидетели и потерпевшие, для активизации механизмов работы памяти, уместно предложить самостоятельно или с помощью художника изобразить характерные признаки описываемой местности. При этом в обоих случаях целесообразно предоставить лицу простор для воображения, для дополнительной детализации признаков описываемой местности, с целью более полноценного сопоставления их с признаками конкретного места. Однако эти тактические приемы должны осуществляться как вспомогательное средство и не подменять собой разрешения вопросов, имеющих более глобальное значение, которые могут быть разрешены другим следственным действием – следственным экспериментом.
Поскольку конечная цель предварительного допроса связана не только с предстоящими действиями на месте, но и с выявлением факторов и обстоятельств, способствующих активизации работы необходимых “блоков” памяти, влияющих на количество и качество воспроизводимой информации, предварительный допрос должен проводиться без спешки, тщательно. При этом важно помнить, что: “При подготовке к проверке показаний на месте следует учитывать ряд организационных моментов, имеющих психологический аспект. В первую очередь нужно правильно выбрать время проверки показаний. Обвиняемого после дачи им правдивых показаний следует готовить к выезду на место происшествия (если в этом есть необходимость); промедление в несколько дней, а тем более недель может привести к утрате психологического контакта с обвиняемым, к изменению им своей позиции”.
По общему мнению, это следственное действие лучше проводить в дневное время, когда хорошее освещение, и желательно благоприятствующие погодные условия. При определении точного времени проведения проверки и уточнения показаний на месте, необходимо учитывать ряд факторов, влияющих на его проведение. Условно можно выделить среди них:
1) Состояние проверяемого места:
– частное владение или территория предприятия;
– общественное, многолюдное место или глухое, безлюдное место “...на государственном или ином предприятии, в учреждении и других местах скопления людей (школа, цех, магазин и т.д.) проводить проверку лучше в нерабочее время, в обеденные перерывы, заранее обеспечив доступ туда лиц, участвующих в проверке”;
– наличие или отсутствие снежного покрова;
– ориентиры на местности и др.
2) Состояние проверяемого лица:
– насколько знаком с местностью (объективный фактор);
Степень знакомства с местностью положительно влияет на достоверность воспроизводимой информации в связи с тем, что лицо легко излагает события с привязкой к конкретной местности. Однако иногда эти же факторы могут оказывать неблагоприятное воздействие на точность и достоверность воспроизведения интересующей следствие информации, потому “…что память подобна альбому с фотографиями… Люди могут путаться в отношении того, где они что-то слышали или видели, так что память в одном “альбоме” смешиваются с памятью в другом”.
– личностные свойства проверяемого лица (субъективный фактор).
“Точность передачи информации зависит от уровня развития очевидца, умения последовательно изложить запомнившиеся детали расследуемого события…”. Это означает, что будет оказывать влияние на характер воспроизводимой информации то, каков возраст лица, его пол, городской или сельский житель, профессия, основной вид деятельности и т.п.
Поскольку рассматриваемое следственное действие является сложным, то необходимый состав участников также предстоит определить заранее. Помимо следователя, участниками следственно-оперативной группы при проведении этого следственного действия могут быть:
– специалист-криминалист;
– специалист-психолог;
– оперативный уполномоченный;
– участковый уполномоченный;
– кинолог с собакой;
– конвой;
– понятые и др.
Предварительное ознакомление с местом (местами) предстоящей проверки и уточнения показаний, в случае наличия такой возможности, представляется целесообразным, поскольку следователь получает наглядное представление о возможности и перспективности проведения этого следственного действия. Для себя он может заранее обозначить “опорные пункты”, чтобы больше акцентировать внимание на проверяемом лице. К тому же в результате такого ознакомления у следователя могут возникнуть новые вопросы, ответ на которые можно получить из предварительного допроса проверяемого лица.
В некоторых ситуациях “...рекогносцировка проводится в целях оптимизации процесса принятия или уточнения уже принятого тактического решения или непосредственно перед осуществлением поисковых мероприятий, следственного действия, объектов тактической операции и т.д. Перед непосредственным осуществлением рекогносцировки следует определить ее основные задачи, необходимое количество участников, технико-криминалистические и оперативно-тактические средства, место, время проведения, основные вопросы, которые необходимо решить на каждом из этапов. Если есть необходимость, то составляется детальный план ее производства, а также продумываются меры по маскировке, легендированию”. Иногда это может повлиять и на иные организационные моменты, которые могут возникнуть при расследовании конкретного уголовного дела.
Вопрос относительно безопасности проверяемых лиц имеет особое значение. Причем его актуальность может быть двоякой в отношении подозреваемых, обвиняемых. Поскольку, с одной стороны они представляют угрозу обществу, с другой – могут стать жертвой мести со стороны потерпевших, свидетелей или соучастников. Что касается потерпевших, свидетелей, то здесь также сложно однозначно определить необходимость их охраны. Преимущественно для них охрана предполагается с целью обезопасить их при проведении проверки и уточнения показаний на месте от активных субъектов противодействия расследованию. В других ситуациях не исключено, что сам проверяемый является потенциальным субъектом противодействия расследованию. Рекомендуется также предусмотреть охрану лица, которое в силу психологических особенностей является эмоционально неуравновешенным.
 

 

Тактические особенности проверки и уточнения показаний на месте -4

Просмотров: 2 801
Таким образом, при наличии синтаксической информационной неопределенности уместно провести поисковые мероприятия по получению необходимой информации для ее полноценного исследования в дальнейшем.
Относительно затронутых нами аспектов, связанных с ситуацией тактического риска, здесь также важной составляющей рассматриваемого процесса преодоления информационной неопределенности, являются психологические качества проверяемого лица. Но если рассмотренные ранее психологические качества проверяемого лица были связаны со спецификой прямого извлечения интересующей нас информации из его памяти при помощи проверки и уточнения показаний на месте, то в ситуации тактического риска этот процесс опосредован. А наблюдательный характер познания имеет качество не исследования уже имеющихся обстоятельств, а поиска источников криминалистической информации путем проведения тактической операции, когда возможность проведения проверки и уточнения показаний на месте предоставляет для этого реальную возможность. Соответственно, форма познания в таких ситуациях будет носить проверочный характер. Однако в отличие от проверочного характера в конфликтных ситуациях, где он более объективирован, здесь для следователя проверочный характер исследования обстоятельств с помощью этого следственного действия преимущественно субъективен, поскольку “…ситуации тактического риска имеют не только объективную природу. Правильнее полагать, что их природа носит объективно-субъективный характер, поскольку множество вариантов выбора преломляются в сознании субъекта, взвешиваются последствия, имеющиеся в наличии ресурсы сопоставляются с целью, т.е. осуществляется сложная интеллектуальная и волевая деятельность”.
Первоначально именно поисковая деятельность следователя и определяет особенность последующей ориентировки в ситуации тактического риска. И уже “...в зависимости от тактической задачи, стоящей перед следователем на данном этапе расследования и следственной ситуацией обуславливается и тактика конкретных следственных действий”.
Как отмечается в криминалистической литературе, специфика проведения любого следственного действия может быть двоякой. С одной стороны, тактика его проведения зависит от конкретной следственной ситуации, с другой – результаты следственного действия могут оказать влияние на следственную ситуацию. “Иначе говоря, тактические операции призваны восполнить неполноту сведений, характеризующую сложившуюся следственную ситуацию”.
Сам процесс получения необходимой информации от проверяемого лица в ситуации тактического риска отличается от других сложных следственных ситуаций тем, что субъект располагает явной информацией о преступлении, но в силу своих характерологических качеств не желает добросовестно сотрудничать с представителями правоохранительных органов по различным причинам:
– не признает себя виновным;
– имеет личную неприязнь к работникам милиции;
– из-за ложного чувства товарищества (особенно это появляется у несовершеннолетних);
– принадлежность к преступной группировке, в которой существуют определенные законы, которым субъект вынужден подчиняться.
Указанные факторы, характеризующие определенную личность, будучи дополнены уверенностью (надеждой) субъекта в достижении желаемых результатов (перечисленных ранее), благодаря этому следственному действию образуют мотивационную основу добровольного согласия лица на проведение с его участием проверки и уточнения показаний на месте.
В целом, сбор информации о проверяемом лице должен происходить в следующем порядке:
– поведение до, при и после задержания;
– автобиографические данные его словами и словами близких;
– характеристики по месту работы, проживания (из мест отбывания наказания);
– ознакомительная беседа при первоначальном допросе;
– последующее за допросом негласное наблюдение;
– основной допрос, после которого лицу предлагается проверить и уточнить его показания на месте.
В простых следственных ситуациях предварительного допроса может быть достаточно, для того чтобы иметь представление о проверяемом лице и, соответственно, о тактике проведения следственного действия, или того, на чем следует сосредоточить внимание следователя.
Если оценивать проверку и уточнение показаний на месте как следственное действие в сложных следственных ситуациях в рамках всего процесса расследования, то, с одной стороны, оно должно проводиться с учетом характера информационной неопределенности, с другой – его цель должна быть направлена на преодоление этой информационной неопределенности. Собственно, от ее характера и строится соответствующая тактика проведения следственного действия.
С позиции психологии “...мы, оценивая ситуацию, производим бессознательный выбор адекватного способа речевого поведения, опираясь на свой опыт общения в прошлом. В этом случае образ есть результат опознания известной ситуации, диктующий выбор определенного речевого поведения”.В основе такого понимания речевого и иного поведения человека лежит гносеологическое обоснование с позиции философии. “Тот, кто лжет на языке слов, выдает себя на языке жестов, на которые он не обращает внимания. Тот, кто хитрит в жестах, выдает себя интонацией. Именно потому, что застывший язык отделяет средства от намерений, он никогда не достигнет своей цели для взгляда знатока. Знающий человек читает между строк и понимает суть человека, видя его походку или почерк” . Подобного рода практика представляет интерес для криминалистики, когда ,“изучая сведения, следователь определяет, насколько полно и достоверно они позволяют установить обстоятельства преступного события и участие в нем подозреваемого. Затем необходимо предусмотреть возможные варианты поведения подозреваемого”.
В случае выполнения указанных подготовительных мероприятий по изучению личности проверяемого можно будет судить о подлинных мотивах согласия и предвидеть последствия.
В указанных случаях возможны три наиболее характерные в тактическом отношении следственные ситуации:
– когда дополнительная стимуляция должной активности проверяемого не нужна;
– когда нам необходимо стимулировать некоторую активность проверяемого, чтобы удостовериться (по характеру реакции) в его подлинных намерениях до непосредственного проведения следственного действия;
– когда необходимо стимулировать его активность при непосредственном проведении следственного действия.
В первой ситуации особых трудностей в прогнозе предполагаемых действий проверяемого, как правило, не возникает, поскольку изучение его личности и предполагаемая информация уже очевидны для следователя еще на подготовительном этапе. Большие трудности возникают во второй следственной ситуации, когда имеют место вопросы относительно подлинных намерений проверяемого лица, и для их уточнения необходима дополнительная стимуляция его активности, на основании которой можно будет прогнозировать с большей достоверностью возможные последствия. Наиболее опасной является третья следственная ситуация, когда решение о проведении следственного действия принимается с учетом нескольких вариантов ожидаемого поведения проверяемого, причем этот перечень не исчерпывающий.
Возможность создания у проверяемого ошибочных представлений относительно истинных намерений следователя в науке криминалистике лежит в основе многих тактических приемов. Однако необходимо всегда помнить о том, что “в зависимости от условий реальных ситуаций содержание тактической операции может существенно изменяться”.
Тактическая комбинация. Анализ первоначальной информации по уголовному делу, изучение личности проверяемого в дополнение к информации, полученной в ходе предварительного допроса лица, образуют первоначальный массив информации, на основе которого планируется проведение проверки и уточнения показаний на месте, но не в качестве обычного следственного действия, а в качестве полноценной тактической комбинации, в рамках данного следственного действия. Это означает, что если в ходе проведения проверки и уточнения показаний на месте, может возникнуть необходимость проведения неотложных следственных действий (обыск, задержание и др.), то, в зависимости от наличия сил и средств эти следственные действия производятся параллельно с проверкой и уточнением показаний на месте либо оно приостанавливается на период проведения неотложных следственных действий и возобновляется сразу после их завершения.
Особое значение приобретает структурное построение и состав следственно-оперативных групп по осуществлению тактических комбинаций, которые определяются видом тактической комбинации и задачей, которую она призвана решить. В зависимости от конкретных условий проведения тактической комбинации целесообразно предусмотреть запасных понятых для участия в неотложных следственных действиях.
Уже в процессе проведения рассматриваемого следственного действия целесообразно осуществлять наблюдение за проверяемым лицом. Самому наблюдателю желательно с проверяемым лицом непосредственно не контактировать. Этим наблюдателем может быть специалист-психолог, оперуполномоченный и другие.
Для специалиста-психолога важно определить мотив, какие-либо скрытые намерения, которыми руководствуется проверяемое лицо, давая показания. По своей сути “…это диагностика внешнего состояния субъектов, с которыми контактирует следователь в процессе расследования”. Конкретная местность способствует воспроизведению не только обстоятельств, имевших место в действительности, но и эмоционального состояния, которое скрыть очень сложно. Эффективность данного тактического приема обусловлена “…тем, что самоконтроль как психическое действе является задачей более трудной, чем контроль за деятельностью другого лица”.
 

 

Тактико-криминалистическое значение проверки и уточнения показаний на месте -1

Просмотров: 2 865
В настоящее время, в связи с официальным признанием законности проверки и уточнения показаний на месте, в криминалистической литературе определяется “следственное действие, предусмотренное
ст. 194 УПК РФ, проводимое в целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, путем проверки или уточнения на месте показаний, ранее данных подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем”.
Исходя из данного определения можно конкретизировать основные задачи проверки и уточнения показаний на месте:
– точное установление места происшествия;
– подтверждение, уточнение или опровержение показаний, ранее данных на допросе, обвиняемым, подозреваемым, свидетелем, потерпевшим;
– установление новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, в том числе обнаружение новых объектов, имеющих связь с исследуемым событием;
– выяснение степени осведомленности о событиях и обстоятельствах, имеющих отношение к делу, лиц, чьи показания проверяются и (или) уточняются;
– выдвижение и проверка следственных версий.
По вопросу относительно задач, возможных разрешению, в ходе проведения проверки и уточнения показаний на месте, мнения авторов различны. При этом каких-либо существенных различий в определении нет, отличительная особенность заключается в количестве и формулировке разрешаемых задач. Подобного рода расхождения в основном в том, в чем каждый из авторов видит наибольшее сходство с другими следственными действиями. Как правило, это следственный эксперимент или осмотр места происшествия с участием свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого. Причем круг решаемых задач определяется по обычной схеме, присущей всем следственным действиям, и носит шаблонный характер. Такое положение, по сути дела, больше ориентировано на конкретную норму процессуального закона и фактически сводится к его толкованию и конкретизации.
Проверка и уточнение показаний на месте имеет много общего со следственным экспериментом и осмотром места происшествия, однако диалектическая интеграция свойств элементов других следственных действий приводит к хорошо известному явлению эмерджентности. Все это придает самостоятельность проверке и уточнению показаний на месте, трансформируя его в важный и автономный элемент системы следственных действий. Поэтому критерии, лежащие в основе классификации целей и задач проверки и уточнения показаний на месте, должны быть расширены. “Чем меньше шаблонов используется в подходе к делу, тем выше вероятность того, что поиски истины увенчаются успехом”.
Проверка и уточнение показаний на месте – наиболее эффективное средство для установления реального положения дел, отражающее наличие события преступления вообще, а также характер и степень информационной неопределенности на первоначальном этапе расследования.
Для определения круга задач проверки и уточнения показаний на месте мы будем использовать видовые особенности, присущие следственным ситуациям. Предлагаемая автором ситуационная концепция не только логически упорядочивает содержательную сторону деятельности следователя на определенном этапе расследования, но направляет ее на преодоление конкретных трудностей, возникающих в процессе расследования. Творческий потенциал следователя не ограничен формальными рамками процессуально регламентированных правил расследования, хотя и не должен нарушать или противоречить им. Обогащая содержательную сторону следственного действия эффективными тактико-психологическими, организационно-управленческими приемами в соответствии с конкретной следственной ситуацией, он оптимизирует процесс предварительного следствия, устраняет стоящие перед ним информационные, психологические и иные трудности, успешно решая промежуточные задачи и достигая конечной цели. Любое продвижение к цели невозможно без всестороннего исследования реальной ситуации, сложившейся по уголовному делу, и создания на основе результатов этого исследования ее информационной модели – следственной ситуации. В своих решениях, планах и действиях следователь исходит из отражений в его сознании информационной модели (следственной ситуации), а не из реальной ситуации, которая носит внешний, по отношению к следователю, характер и лишь отражается (воспринимается) в его сознании с различной степенью адекватности. От характера и особенностей источников доказательственной и тактической информации, от логико-психологических, эвристических и интуитивных качеств следователя и зависит адекватность следственной ситуации реальной (объективной) ситуации в расследовании и, в конечном счете, успешное доказывание всех обстоятельств дела. “Модельный подход не принижает, а, наоборот, подчеркивает первичность реальных ситуаций, необходимость их адекватного отражения, творческого исследования и оптимального преобразования”.
Теперь рассмотрим теоретические и методологические аспекты информационно-доказательственного значения проверки показаний на месте в разрешении сложных следственных ситуаций.
Семантическая неопределенность обусловлена, главным образом, полным или частичным незнанием объекта познания (поиска, исследования, расследования), неоднозначностью поступающих при этом сведений, а также недостатками в отображающих и аналитических способностях субъекта. Являясь важнейшей разновидностью информационной неопределенности, семантическая неопределенность лежит в основе проблемных ситуаций, представляющих наибольшую трудность для процесса расследования преступлений.
Стратегическая неопределенность также является разновидностью информационной неопределенности и составляет один из двух конфликтогенных факторов, обуславливающих возникновение конфликтных ситуаций в расследовании. При этом “зона неопределенности” (в отличие от проблемных ситуаций) распространяется на иные обстоятельства – планы, намерения, тактические позиции конфликтующих сторон. Стратегическая неопределенность, интегрируясь с противоположными тактическими позициями сторон, с их противоречивыми интересами, задачами и целями, создает конфликтную ситуацию в расследовании.
Синтаксическая неопределенность – третья разновидность информационной неопределенности, она воздействует на возникновение ситуации тактического риска и обусловлена множеством возможных исходов избранного следователем способа действий. При этом из всех возможных в ситуациях тактического риска действий, даже тех, которые представляются следователю наиболее эффективными, ни один не гарантирует надежного результата.
Анализ приведенных выше некоторых основных положений теории следственных ситуаций и обобщение следственной практики позволяют сформулировать следующие выводы:
1. В проблемных следственных ситуациях, в условиях существенного недостатка данных в отношении обстоятельств предмета доказывания и источников (носителей) информации, следователь производит проверку показаний на месте, стремясь решить следующие основные задачи:
а) проверить имеющиеся показания;
б) уточнить и дополнить ранее полученные показания;
в) установить новые обстоятельства и факты, имеющие значение для дела;
г) выявить ранее неизвестные источники криминалистической информации;
д) непосредственно обнаружить вещественные доказательства и документы.
Выполнение этих задач, особенно если удалось выполнить все пять задач, позволяет:
– уменьшить информационную неопределенность по уголовному делу, создав информационную базу для дальнейшего, более целеустремленного расследования (острота проблемной ситуации уменьшилась);
– подтвердить одну из выдвинутых по делу версий и опровергнуть остальные версии (проблемная ситуация устранена);
– сформулировать фактическую базу для построения новой, как правило более перспективной следственной версии;
– опровергнуть некоторые, но не все ранее выдвинутые версии (острота проблемной ситуации значительно уменьшилась, число выдвинутых версий уменьшилось, а их вероятность возросла).
Приведем пример из следственной практики. В ходе предварительного расследования по факту кражи компьютерной техники из класса информатики гимназии № 99, в г. Екатеринбурге, в результате первоначальных следственных действий был выявлен крайне незначительный объем исходных данных. В связи с неопределенностью показаний двух сторожей, дежуривших во время совершения кражи, и преподавателя информатики, обнаружившего кражу, следователь решил провести проверку показаний на месте с участием данных лиц. Первыми проверялись и уточнялись показания преподавателя Климова. Он рассказал и показал, как появился утром на работе, взял ключ от класса на вахте, поднялся на второй этаж, где обнаружил взломанную дверь класса и отсутствие компьютерной техники. Непосредственно в классе он указал места расположения похищенного учебного оборудования, объяснил специфику работы систем, наглядно объяснил, что делал перед тем, как покинуть рабочее место накануне кражи. Далее проверялись показания сторожей, первым из них давал показания Староверов. Он подробно объяснил, что произошло на вахте перед появлением Климова и содержание их разговора. Рассказал, как они с вторым сторожем, Тюшняковым, совершили обход здания, один – с внешней, а другой – с внутренней стороны. Убедившись в том, что окна и форточки помещений гимназии закрыты, они закрыли входные двери и несли дежурство по установленному распорядку, совершая обход этажей и коридоров здания раз в два часа. Последним давал показания Тюшняков, его показания на месте совпали в деталях с показаниями Староверова. На основании полученных исходных данных была выдвинута более точная и перспективная версия относительно лиц, совершивших кражу. Поскольку стало очевидным, то что после закрытия входных дверей сторожами со стороны улицы посторонние беспрепятственно проникнуть не могли, следовало, что похитители находились в здании до закрытия гимназии, при этом они были хорошо знакомы с планировкой не только самого здания, но и обстановкой компьютерного класса, поскольку смогли спрятаться и незаметно вынести похищенное. В результате последующих оперативно-розыскных мероприятий, были установлены и изобличены в содеянном двое подростков, учеников данного учебного заведения – Сирамутдинов и Плетников.
 

 

Тактико-криминалистическое значение проверки и уточнения показаний на месте -2

Просмотров: 2 228
Лицами, показания которых в проблемных ситуациях проверяют и уточняют, чаще всего являются свидетель или потерпевший. Показания подозреваемого в этой ситуации проверяется редко, поскольку данных о совершении преступления конкретным лицом бывает, чаще всего, еще не достаточно.
Процесс получения интересующей расследование информации осуществляется путем тщательного и детального исследования всех имеющихся, пусть незначительных и неопределенных, данных предварительного допроса, путем их максимального уточнения (в отношении ранее данных показаний) на месте. Разумеется, без проверочных действий в этом случае не обойтись, однако такое “сопоставление” будет иметь место, прежде всего для полноценного осуществления действий уточняющего характера. То есть не столько закрепление имеющихся данных, сколько получение новых составляет главное содержание этого следственного действия.
Один из методов разрешения наиболее острых (тупиковых) проблемных ситуаций состоит в случайном (стохастическом) методе “проб и ошибок, который, тем не менее, при получении пусть незначительной, но хотя бы частично надежной информации, позволяет в какой-то мере сузить круг поиска”.
Поэтому в сложнейших проблемных ситуациях, когда в показаниях свидетелей или потерпевших нет никаких, даже самых незначительных и мельчайших сведений о неизвестных обстоятельствах дела, когда расследование заходит (или уже зашло) в тупик, предаваться отчаянью недопустимо. Учитывая нейролингвистические возможности проверки и уточнения показаний на месте, необходимо произвести это следственное действие и актуализировать скрытую неосознаваемую и поэтому “мертвую” информацию. Специфические возможности проверки и уточнения показаний на месте могут “оживить” ранее латентную информацию и вывести следствие из тупика. Полученные в результате сведения, пусть даже незначительные по объему и по внешнему впечатлению, второстепенные по содержанию, должны быть подвергнуты обработке с помощью логической операции ограничения понятий, которая “…широко применяется в практике мышления: переходя от понятий одного объема к понятиям другого объема, мы уточняем предмет нашей мысли (выделено мной – А. А.), делаем наше мышление более определенным и последовательным”. Специфика логического познания в проблемных ситуациях, в том, что первоначально происходит детализация информации характеризующей объективную сторону преступления. Далее по закону обратного отношения объема и содержания понятий, получив даже незначительный объем информации о лице, совершившем преступление, при выдвижении версий обобщаем полученную информацию.
Не исключено, что полученные результаты проверки и уточнения показаний на месте в проблемных ситуациях могут быть крайне незначительными на первоначальном этапе расследования и не окажут решающего значения в раскрытии преступления. Однако логично предположить, что наиболее плодотворными эти результаты окажутся на последующих этапах расследования. Если случится, что полученные таким образом данные не востребуются и на последующих этапах расследования, “…и то обстоятельство, что в деле имеются и не относящиеся доказательства, все же не будет означать непроизводительной траты сил и средств органами следствия, а, наоборот, будет свидетельствовать о тщательном, всестороннем и непредвзятом расследовании дела, о поисках истины, произведенных во всех направлениях, вследствие чего выводы следствия по делу во многом выиграют в своей убедительности”.
Говоря о втором виде исследования обстоятельств путем проведения проверки и уточнения показаний на месте, когда имеет место
информационная неопределенность стратегического характера (конфликтные ситуации), ведущий способ исследования обстоятельств будет проверочный, а уточняющий – вспомогательным.
Как правило, конфликтные ситуации возникают на последующих этапах расследования, а потенциальными участниками проверки и уточнения являются, в большинстве случаев, подозреваемый и обвиняемый.
Обычно подозреваемый, обвиняемый искажает свои показания с целью избежать либо смягчить уголовную ответственность. Если удастся убедить его в том, что предлагаемое следственное действие предоставляет дополнительную и реальную возможность подтвердить истинность своих, ранее данных показаний, то, в зависимости от дальнейшего поведения станет очевидной его подлинная позиция и целесообразность проведения проверки и уточнения показаний на месте с его участием.
Примечателен в связи с этим опыт зарубежных специалистов в области использования психологических особенностей межличностных отношений: “Проникая до уровня глубинных структур с помощью специфических слов, используемых индивидом, мы можем определять те скрытые психические процессы, которые находят свое отражение в языковых паттернах этого человека, и влиять на них”. Данное правило вовсе не означает рекомендацию следователю задавать наводящие вопросы, поскольку это запрещено законом. “Один из основных принципов нейро-лингвистического программирования гласит: следует разделять поведение и личность. Это значит, что необходимо отличать позитивное намерение, действие, убеждение и т.д., порождающее поведение, от поведения как такового. Согласно этому принципу, более достойной, “экологически грамотной” и продуктивной является реакция на “глубинную структуру”, а не на поверхностное проявление проблемного поведения. Воспринимая симптом или нежелательное поведение в более широких рамках позитивной цели, на достижение которой направлено поведение, мы создаем возможность для более гибкой внутренней реакции”.
В случае оказания противодействия со стороны нескольких участников расследования: групп, состоящих либо из подозреваемых (обвиняемых) либо из свидетелей (потерпевших); или же из групп смешанного состава – в зависимости от степени сплоченности этих групп проверка и уточнение показаний на месте, в соответствии с правилами, установленными законом будет эффективным средством разоблачения.
Относительно перечня задач, которые можно разрешить в рассматриваемой разновидности следственных ситуаций, важно выявить основные факторы, оказывающие воздействие на устранение конфликтных ситуаций:
– конкретный перечень и структуру имеющихся противоречий;
– целесообразность производства проверки и уточнения показаний на месте для устранения конкретных противоречий, составляющих одну из основ конфликтных ситуаций;
– объем и характер информационно-тактической позиции сторон в конфликтной ситуации и учет этого фактора следователем.
Говоря о конфликтных ситуациях важно упомянуть о прогнозировании действий конфликтующего субъекта, направленных на сокрытие следов преступления. Это необходимо иметь в виду при принятии решения о производстве проверки и уточнения показаний на месте. “На основе уже выдвинутых предположений о характере действий по сокрытию преступлений можно сделать вероятностный вывод о том, какие действия могут выполняться дальше. С учетом этого следователь должен спланировать свою деятельность по выявлению уже совершенных и предупреждению возможных действий”.
В дополнении к сказанному необходимо пояснить, что предложенные на основе ситуативного подхода задачи проверки и уточнения показаний на месте могут изменяться в ходе непосредственного проведения этого следственного действия. Например, если в случае проблемной ситуации при проверке и уточнении показаний на месте с участием свидетеля или потерпевшего в результате исследования начнут выясняться факты, имеющие отношение к расследуемому событию, но по каким-либо причинам проверяемое лицо не желает либо опасается их огласки, то ситуация может перейти в конфликтную. Но более неблагоприятным будет изменение положения дел, когда возникнет ситуация “тактического риска”. Если при проведении проверки и уточнения показаний на месте в конфликтной или ситуации тактического риска проверяемое лицо придет к осознанию бесполезности и бессмысленности дачи ложных показаний либо реализации замысла, не имеющего отношения к расследованию, то ситуация может перейти в простую следственную ситуацию. Это не только важно учитывать при подготовке, но и(по возможности) необходимо прогнозировать.
Доказательственное значение проверки и уточнения показаний на месте. Данное следственное действие наиболее полноценно и эффективно возможно использовать только в простых следственных ситуациях. В остальных случаях, как уже отмечалось, основное его назначение имеет целью прямо или косвенно (путем проведения тактической комбинации, операции) устранить информационную неопределенность. Соответственно по форме исследования это будет третий вид познания – проверочно-уточняющего характера.
“В случаях отсутствия или несущественности информационных, логических, психологических, тактических, организационно-управленческих трудностей и наличия в распоряжении следователя достаточных возможностей по их быстрому и относительно легкому устранению без каких-либо негативных последствий создаются благоприятные условия и обстановка, возникают так называемые простые ситуации”.
 

 

Понятие, сущность и процессуальное значение проверки и уточнения показаний на месте -1

Просмотров: 1 569
В зависимости от разновидностей общенаучного метода, применяемого во всех науках, можно определить специфическую форму познания для каждого конкретного следственного действия. Выдающийся отечественный криминалист С.М. Потапов, мнение которого мы полностью поддерживаем, предложил свою систему методов криминалистического исследования, которая включает такие методы всех наук о природе, как наблюдение, сравнение и эксперимент.
Метод наблюдения противопоставляется эксперименту. В эксперименте исследование контролируется посредством манипуляций с независимыми переменными, в то время как при наблюдении исследование проводится при помощи натуралистического восприятия. На более абстрактном уровне, в философском понимании, между ними существует диалектическая связь, выражающаяся в том, что наблюдение изучает действительность “вширь” (количественный показатель), а эксперимент – “вглубь” (качественный показатель).
“Поскольку криминалистка имеет дело не только с вещественными образованиями, но и с людьми, а также с их состоянием, эмоциями, поступками, действиями, часть из которых относится к прошлому и поэтому не доступна для непосредственного наблюдения, поскольку для целей своих научных изысканий криминалисты используют и другую форму наблюдения – опосредованное наблюдение, при котором субъект исследования воспринимает наблюдаемый объект опосредованно, то есть через других лиц, как бы их органами чувств, получая от этих лиц информацию о наблюдавшемся событии, факте. В этом случае субъект исследования вынужден решать задачу, не возникающую перед ним при наблюдении непосредственном: он должен проверить, насколько полученные им от других сведения соответствуют тому, что наблюдали эти лица в действительности, т.е. проверить результаты их наблюдения – полученную от них информацию”. В основе понимания этого утверждения заложен принцип, согласно которому: “ощущения, восприятия, представления человека являются образами объективно существующих вещей”.
Например, при расследовании убийства Сафронова, было установлено, что убийство совершил наемный убийца Валиев, который был задержан и заключен под стражу. При допросе Валиев описал место, где он закопал труп Сафронова. Поскольку сам Валиев физически очень сильный, с опытом оперативной работы в органах внутренних дел, к тому же не исключалось, что сообщники, находившиеся на свободе, могут организовать засаду, осуществлять проверку показаний на месте с его участием было опасно. Несмотря на то, что были задействованы значительные силы и средства, найти указанное им место не удалось. Только когда организовали проверку показаний на месте с участием Валиева, удалось обнаружить труп Сафронова.
Но при проверке показаний на месте чувственное познание не является абсолютным, а выступает лишь в качестве необходимой основы, необходимым элементом в сложном и многогранном процессе познания. “Чувственное сознание, разумеется, вообще конкретнее, и хотя оно наиболее бедно мыслями, оно, однако, наиболее богато содержанием”. Содержательная сторона чувственного познания сама по себе первична по отношению к мыслительной, кроме того здесь имеет место, хотя достаточно условное, разделение этих функций между проверяемым лицом и следователем.
Мыслительная деятельность следователя направлена на преобразование получаемой информации в рамках логических операций. Помимо обозначенных общенаучных методов познания они обладают не меньшей важностью, являются необходимым средством, устанавливающим строгие правила получения, обработки и систематизации получаемой информации, делая ее более доступной для понимания и дальнейшего использования в развивающемся процессе познания. Логические методы призваны компенсировать ограниченность основных эмпирических методов – наблюдения и эксперимента, а метод сравнения без них в принципе невозможен. “Выдвижение логической возможности в качестве предельно широкого предположения предохраняет от чрезмерно поспешного обобщения и позволяет творчески использовать сочетание негативного и позитивного знания”.
Логика проверки и уточнения показаний на месте заключена в способности следователя абстрагироваться от чувственно воспринимаемого. При сопоставлении информационных систем, путем индукции мы выделяем некоторое количество узловых моментов, вокруг которых происходит концентрация значимой информации, а на основе полученного таким образом материала путем дедукции мы определяем логическое тождество, очевидные связи между обозначенными ранее и новыми элементами, которые необходимо проявляются в процессе проверки и уточнения показаний на месте. В диалектическом понимании этого процесса – происходит переход количества в качество. “Анализ и синтез, движение от системы к ее компонентам, а от них снова к целому, но уже во всеоружии аналитических знаний, движение от эмпирически конкретного, предстающего перед взором исследователя в начале его пути как некая аморфная, нерасчлененная, небогатая характеристиками действительность, действительность в ее, так сказать, первозданном виде, к абстрактному – той же действительности, но уже расчлененной на хотя и частные, но весьма существенные параметры, а затем – движение мысли от этого абстрактного, частного к той же действительности в конкретном единстве ее существенных “частностей”, в ее целостности, разработка моделей, отражающих или систему в целом или целостные блоки системы…”.
Таким образом, специфика познания при проверке и уточнении показаний на месте заключается в возможности сравнить две разнородные по своей природе информационные системы, содержащие в себе информацию об интересующем следствие событии. В нашем понимании суть криминалистической информационной системы представляет собой “…целостное образование, важнейшими компонентами которой являются: человек и его деятельность, сопряженная с раскрытием, расследованием или предупреждением преступлений; криминалистическая информация, являющаяся непосредственным объектом такой деятельности; средства и методы, которые используются как орудия труда в целях преобразования криминалистической информации в формы, необходимые для принятия определенного решения и (или) осуществления управляющего воздействия на объект познания (управления)”.
 

 

Понятие, сущность и процессуальное значение проверки и уточнения показаний на месте -2

Просмотров: 2 253
Если полиграф – средство определения степени правдивости показаний тестируемого, то гипноз используется на западе как способ восстановления в памяти определенного лица информации, подверженной забыванию. Например, в США “тактика оказания помощи при воспоминании забытого почти не разрабатывается, кроме применения при допросе гипноза”. Подобный односторонний подход к важной проблеме активизации памяти участников судопроизводства свидетельствует об отсутствии глубокой теоретико-психологической связи и одностороннего практицизма американской юстиции. В настоящее время ученые еще не располагают исчерпывающими и однозначными сведениями о возможностях гипноза и его последствиях в практической деятельности правоохранительных органов. “Достоверно установлено лишь, что человек в гипнотическом состоянии может галлюцинировать, бессознательно “видеть” и “слышать” все внушаемое гипнотизером. Поэтому представляется целесообразным на сегодня не прибегать к данному методу при расследовании преступлений”.
Появление знаковой системы кодирования информации (алфавит) обязано своим происхождением некогда развитой способности человека запоминать окружающую его обстановку с целью ее познания и использования в своих нуждах. “Любое психическое образование – ощущение, представление и т.п. – является не результатом пассивного, зеркального отражения предметов и их свойств, а результатом отражения, включенного в действенное, активное отношение субъекта к этим предметам и их свойствам. Субъект отражает действительность и присваивает любое отражение действительности как субъект действия, а не субъект пассивного созерцания”.
Рассматривая воспроизведение информации из памяти человека при помощи зрительных образов, сам процесс метафорически подобен повторному прочтению книги. Допустим, мы прочитали определенный текст, смысл которого нам ясен. Мы, конечно, сохраним воспоминание о прочитанном, но содержание текста снижается прямо пропорционально времени. Однако стоит нам однажды вновь прочитать этот же самый текст, как его содержание восстанавливается полностью. Восстановление определенных событий в памяти человека имеет аналогичный ассоциативный механизм, стоит лишь вновь увидеть, воспринять ту обстановку, в которой произошли те или иные события. Специфика восстановления первоначальной информации при проверке и уточнении показаний на месте заключается в том, что это происходит не по частям, не последовательно, а фрагментарно, имплицитно (так, как, например, это происходит при узнавании).
Уголовно-процессуальные аспекты проверки показаний на месте. Один из наиболее эффективных способов активного отражения действительности путем действия, а не пассивного созерцания состоит в производстве проверки и уточнения показаний на месте. Хотя в ст. 194 УПК РФ рассматриваемое следственное действие названо “проверка показаний на месте”, его содержание значительно шире и полностью раскрывается в ч. 1 этой уголовно-процессуальной нормы: “В целях установления новых обстоятельств…могут быть проверены или уточнены на месте ранее данные показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля” (выделено мной. – А.А.). Это означает, что “лицу, чьи показания проверяются, должна быть предоставлена полная свобода в выборе маршрута, направления движения, в показе тех или иных объектов, демонстрации действий”.
Обязательным условием проверки показаний на месте является то, что оно может быть проведено только с участием ранее допрошенного лица. Это необходимое процессуальное условие является правовой гарантией проверяемого лица утверждать и наглядно подтверждать свои показания. Криминалистическое значение предварительного допроса заключается в том, что в ходе его проведения мы должны сформировать четкую информационную систему для дальнейшего полноценного сопоставления ее с другой информационной системой – конкретным местом.
Известно, что “по способам ориентировки в пространстве, всех людей можно условно разделить на два типа: зрительный и моторный. Важное значение для людей первого типа имеют зрительные ориентиры, а для второго – мышечные ощущения и чувство направления силы тяжести”. Данное разделение условно, потому что в каждом человеке присутствуют оба вида ориентировки и уже в зависимости от степени выраженности имеет место разделение. Кинестетические ощущения активизируют работу памяти, что особенно проявляется при воспроизведении каких-либо действий проверяемым лицом, являющихся для него навыком, выполняемых автоматически, бессознательно. Это имеет особую ценность в связи с тем, что многие лица, с солидным преступным опытом, совершают свои преступления в обстановке, где возможности восприятия окружающей среды для обычного человека ограничены.
Каких-либо указаний на недопустимость повторного производства проверки показаний на месте с участием одного и того же лица действующий УПК РФ не содержит. Хотя данный вопрос в криминалистической литературе является спорным. Мы склонны придерживаться той позиции, что повторное производство этого следственного действия недопустимо, поскольку “рассматриваемое следственное действие имеет доказательственное значение в том случае, если исключается осведомленность подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля об обстоятельствах дела из других источников, кроме непосредственного наблюдения ими того события, показания об обстоятельствах которого проверяются путем воспроизведения”. Повторное проведение этого следственного действия с участием одного и того же проверяемого чревато смешением первоначальных воспоминаний (непосредственно связанных с расследуемым событием) с воспоминаниями связанными с неудавшейся проверкой и уточнением показаний на месте. Подобного рода повторы могут лишь исказить интересующую нас информацию. Помимо этого повторное проведение данного следственного действия дает простор для злоупотребления со стороны следователя, поскольку предоставляет возможность, получения надежных доказательств виновности определенного лица, например, в случаях самооговора или дачи заведомо ложных показаний свидетелем и потерпевшим. В следственной практике имеют место и другие негативные последствия повторного проведения этого следственного действия.
Трудности, которые могут возникнуть в ходе проверки показаний на месте, необходимо предусмотреть на подготовительном этапе, в ходе предварительного допроса, т.е. с учетом характера сложившейся на момент расследования следственной ситуации, максимально минимизировав пагубное влияние в ходе непосредственного проведения данного следственного действия.
Вопрос относительно уголовной ответственности за уклонение либо отказ, а также за дачу заведомо ложных показаний свидетелями и потерпевшими при производстве этого следственного действия (как и остальных) получил свою регламентацию в ч. 5 ст. 164 и п. 2 ч. 5
ст. 42, п. 2 ч. 6 ст. 56 УПК РФ. Комментируя позицию законодателя, ученые-процессуалисты считают, что “свидетель, потерпевший не вправе отказаться от участия в данном следственном действии и обязаны (в случаях необходимости) дать показания повторно для их проверки или уточнения независимо от места очередного допроса”.
 

 

Понятие, сущность и процессуальное значение проверки и уточнения показаний на месте -3

Просмотров: 2 843
Техника обнаружения и фиксации событий, явлений и фактов, запечатлевшихся в памяти человека, т.е. “идеальных следов” с непосредственной опорой в пространстве имеет свойственную только ей специфику. Однако при этом необходимо иметь в виду, что проверка и уточнение показаний на месте обладает качеством, выражающемся в широте познаваемых деталей, моментов преступного события, соответственно диалектически предшествует более углубленным формам познания, таким как следственный эксперимент, предъявление для опознания и некоторые виды судебных экспертиз.
О методах общенаучного познания мы говорили в начале параграфа, теперь для обозначения различий между другими следственными действиями необходимо более подробно обсудить принципы действия этих методов в следственной практике.
Обозначенные нами такие общенаучные методы познания, как эксперимент и сравнение имеют место при производстве следственного эксперимента. Путем наблюдения и сравнения осуществляется познание при проверке и уточнении показаний на месте, наблюдение имеет место при осмотре места происшествия. Как видно, обозначенные нами методы, не имеют четко выраженной границы, поскольку наблюдение и сравнение имеют место в двух различных следственных действиях, в то время как с экспериментом, казалось бы, все ясно.
В законе прямо указывается на то, что производство следственного эксперимента осуществляется “путем воспроизведения действий, а также обстановки или иных обстоятельств определенного события” (ст. 181 УПК РФ). Под определенным событием подразумевается какая-либо часть, эпизод в узком смысле, узловой момент целостного события преступления (или имеющего отношение к преступному событию), имеющий существенное значение для дела, который вызывает или может вызвать сомнение. В классическом варианте воспроизведение “определенного события” осуществляется неоднократно, для большей убедительности. Сама специфика сопоставления выражается в том, что сопоставляются между собой не столько ранее данные показания или предположение следователя с результатами опытных действий, сколько результаты опытных действий между собой. Именно этим и определяется познавательная ценность следственного эксперимента как следственного действия, и именно этим устраняется всякое имеющееся или предполагаемое сомнение. Но это познание имеет качественный критерий, как познание “вглубь”. При проверке и уточнении показаний на месте специфика сравнения заключена в том, что сопоставляются ранее данные показания лица с конкретной местностью. При проведении осмотра места происшествия знание о преступлении приобретается путем наблюдения, но сам процесс развития преступного события предоставлен воображению следователя, а по сему наиболее подвержен субъективному искажению. Мы можем получить информацию об определенном месте, имеющем отношение к расследуемому преступлению из допроса очевидца преступления. Общенаучный метод познания в этом случае будет описание события, ранее наблюдаемого допрашиваемым лицом. Следователь может сопоставить между собой данные осмотра места происшествия и допроса в своем рабочем кабинете, но здесь можно говорить об интеграции информационных потоков лишь условно, поскольку эта интеграция будет иметь место в воображении следователя, что не имеет доказательственного значения. При проверке и уточнении показаний на месте событие преступления или событие, имеющее отношение к расследованию преступления, познается путем наблюдения и сопоставления, что позволяет познавать событие одновременно и в сравнении, и в развитии. Никакое иное известное следственное действие не имеет таких возможностей уголовно-процессуального познания.
Достигнутый на сегодняшний день показатель развития использования проверки и уточнения показаний на месте как самостоятельное следственное действие имеет много общего с историей развития осмотра места происшествия. Если проведение осмотра места происшествия получило широкое использование на практике в результате научно-технического прогресса, то перспективы развития проверки и уточнения показаний на месте связаны, прежде всего, с достижениями в наиболее интимной сфере науки психологии. Однако, как показывают последние достижения в этих областях знаний, их развитие идет по пути взаимозависимости и взаимопроникновения.
Для более наглядного определения отличий проверки и уточнения показаний на месте от других следственных действий представляется уместным обозначить круг следственных действий, имеющих с ним определенные сходства, выделив сразу отличительные особенности.
 

Разное
Дополнительно

Счётчики
 

Карта сайта.. Статьи