Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно


Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
»



 

Характеристика типичных преступлений, совершаемых «коррумпированными» и «вовлеченными» адвокатами. -1

Просмотров: 3 399
Основания классификации преступлений, совершаемых недобросовестными адвокатами. Виды преступлений. Особенности объективных признаков «адвокатских» преступлений. Особенности субъективных признаков «адвокатских» преступлений.

В рамках настоящей темы речь идет только о преступлениях, совершаемых адвокатами в связи с их профессиональной деятельностью в уголовном судопроизводстве . Мы не рассматриваем преступления, совершаемые адвокатами как и любыми другими лицами, то есть посягательства, не связанные с их профессиональной деятельностью.
Преступления адвокатов являются лишь частью незаконных средств и способов защиты в уголовном судопроизводстве. Однако значение выявления, раскрытия и расследования этих посягательств, вступление в законную силу приговора, имеет особо важное значение для борьбы с любыми проявления незаконных средств и методов профессиональной защиты.
Вместе с тем надо иметь ввиду, что в целом выявляемость незаконных действий со стороны защитников весьма низкая, а факты привлечения адвокатов к юридической ответственности носят единичный характер, то коэффициент латентности преступлений, совершаемых адвокатами предположительно один из самых высоких в структуре преступности. Предположительно, поскольку мы не нашли соответствующей статистики ни в криминологических исследованиях, ни в ведомственных документах.
Причиной тому и «ведомственная» незаинтересованность руководства адвокатских образований и коллегий (ныне – органов адвокатских палат субъектов Федерации) в выявлении и изобличении преступлений своих коллег, корпоративность, юридическая квалификация адвокатов, позволяющая им скрывать совершаемые преступления и др.
Своеобразной причиной высокой латентности анализируемых преступлений является правовой нигилизм, ненадлежащая профессиональная квалификация части работников правоохранительных органов, не желающих вникать в характеристику преступной деятельности адвокатов, вопросы квалификации, выявления и расследования этих преступлений.
Каких-либо научных и методических рекомендаций по уголовно-правовой квалификации, криминалистической методике расследования уголовных дел против адвокатов не существовало.
При этом изучение уголовных дел данной категории показало, что практически по всем им нарушались сроки следствия, сроки продлевались до 6 и более месяцев. Дела часто возвращаются на доследование, приостанавливаются. Очень часто следственные органы по делам этой категории идут на так называемый «компромисс с преступностью» . То есть дела прекращаются за изменением обстановки (ст. 26 УПК РФ), за деятельным раскаянием (ст. 28 УПК РФ) и т.п. Не лучше обстоит дело и со сроками судебной стадии производства по таким делам. В общем, объективно и субъективно дела этой категории представляют для практиков серьезную сложность.
Рассмотрим с позиции уголовно-правовой, криминологической и криминалистической характеристики некоторые, наиболее распространенные преступления, совершаемые «коррумпированными» и «вовлеченными» адвокатами.
Взяточничество и коммерческий подкуп (ст. 290-290 и 201 УК РФ). Наиболее распространенными и в тоже время общественно опасными адвокатскими преступлениями является взяточничество и коммерческий подкуп (ст. 290-290 и 201 УК РФ). Из рассматриваемых типов адвокатов в этих преступлениях чаще принимают участие «коррумпированные» адвокаты.
По данным МВД России, из общего числа привлеченных к ответственности коррумпированных лиц, сотрудники правоохранительных органов составляют 25,8 %.2 По данным специального исследования, проведенного Л.А. Зашляпиным, около 90% изученных им уголовных дел в отношении бывший следователей и дознавателей расследовались по фактам получения взяток. 3
Однако ни ведомственные статистические данные, ни научные исследования пока не обращают должного внимания на феномен активного участия недобросовестных адвокатов в коррупции. Способы взяточничества, совершаемого при участии адвокатов, настолько разнообразны, что все их даже перечислить в рамках спецкурса вряд ли возможно. Поэтому мы далее приведем классификацию проявлений взяточничества, участниками которого являются адвокаты.
По среде распространения взяточничество можно условно разделить на:
- совершаемое в среде правоохранительных и судебных органов, органов юстиции;
- совершаемое в среде иных государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений.
Особо распространенным и опасным проявлением взяточничества является совершение преступлений в правоохранительных и судебных органах. Речь идет о даче адвокатами взяток следователям, дознавателям, прокурорам, оперуполномоченным, судьям, работникам исправительно-трудовых учреждений, следственных изоляторов и др.
В зависимости от того, за что передается взятка, преступления можно разделить на:
- взяточничество за общее покровительство, попустительство по службе со стороны должностных лиц в отношении интересов конкретного адвоката и его доверителей;
- Взяточничество за конкретные услуги, связанные с осуществлением адвокатом полномочий защитника в уголовном деле.
В первом случае речь идет о регулярных фактах дачи взяток, поборах, так называемой «спонсорской помощи», которой не брезгуют некоторые работники правоохранительных органов. Эти преступления не связаны на прямую с расследованием конкретного уголовного дела. Деньги и иные материальные блага передаются как бы «впрок», за общее доброжелательное отношение к конкретному адвокату со стороны следователей, судей, прокуроров и т.д. или со стороны целых коллективов, подразделений правоохранительных органов.
Такая форма взяточничества выражается в угощениях в ресторанах, помощи в организации индивидуального и коллективного отдыха, профессиональных праздников, в мелких подарках и услугах и т.д. Иногда адвокаты оказывают «спонсорскую помощь» в приобретении бензина для личных и служебных автомашин сотрудников, в обеспечении их офисной и иной техникой для кабинетов.5 Такие факты часто носят открытый, или почти не скрываемый характер. Часто сами участники коррупционных отношений не видят здесь «ничего зазорного», оправдывают себя тем, что получают мзду не за конкретные услуги. Не все правоприменители понимают, что взятка является таковой если она передана и за общее покровительство или попустительство по службе.
 

 

Характеристика типичных преступлений, совершаемых «коррумпированными» и «вовлеченными» адвокатами. -2

Просмотров: 2 429
Специфика участия во взяточничестве адвокатов заключается и в том, что последние практически всегда информируют взяткодателей (доверителей, подзащитных) о том, за что будет передана взятка, но далеко не всегда сообщают им кому конкретно она будет дана. Недобросовестный адвокат всегда заинтересован преувеличить размер необходимой к передаче суммы в глазах взяткодателя и преуменьшить материальные возможности последнего в глазах взяткополучателя. То есть размеров «комиссионных», которые оставляет себе такой защитник, чаще всего не знает ни взяткодатель, ни взяткополучатель.
Широко распространены и факты мошенничества (ст. 159 УК РФ) со стороны недобросовестных адвокатов, ложно подстрекающих своих клиентов к даче взяток и затем присваивающие их.
Так, по делу о незаконном обороте крупных партий героина, было установлено, что адвокат одной из арестованных обвиняемых, требовал от ее матери, помимо оплаты по соглашению, крупную сумму денег, якобы, для дачи взятки следователю. Адвокат убедил своего клиента в том, что находится со следователем в дружеских отношениях и договорился о передаче взятки. Иначе, как он утверждал, освободить задержанную будет невозможно. Реально же он лишь подал ходатайство на имя следователя и прокурора с просьбой об освобождении, не выходя за рамки закона. Подозреваемая была освобождена из-под стражи даже без учета ходатайства. Адвокат полученные деньги присвоил.
Его действия подпадают под признаки совокупности преступлений: мошенничество - ст. 159 УК РФ; ст. ст. 33 ч. 4 и 291 ч. 1 УК РФ – подстрекательство к даче взятки; ч. 3 ст. 298 УК РФ – клевета в отношении следователя, соединенная с обвинением его в совершении особо тяжкого преступления (вымогательство взятки - ст. 290 ч. 4 п. «в» УК РФ).
Интересы профессиональной защиты направлены не только на принятие решений должностными лицами органов правосудия и предварительного расследования. Во многом судьба подзащитного зависит от тех сведений, документов, предметов и т.д., в том числе и доказательств, которые представят адвокатам должностные лица и управленцы иных организаций и предприятий.
Так, распространены факты подкупа руководителей организаций за дачу положительных характеристик на своих работников, привлекаемых к уголовной ответственности, факты подкупа врачей за выдачу справок о состоянии здоровья пациентов – подозреваемых и обвиняемых и т.п. Рассказы проинтервьюированных нами опытных адвокатов изобилуют примерами, когда и иные документы, необходимые для защиты обвиняемых, удавалось добиваться в организациях только посредством подкупа.
Есть все основания прогнозировать рост реальных показателей преступности, связанной с дачей взяток адвокатами, в связи с наделением защитников полномочиями по сбору доказательств (ч. 3 ст. 86 УПК РФ). Не случайно их процессуальные противники – следователи, дознаватели, прокуроры, для сбора доказательств «вооружены» властными полномочиями (ст. 21 ч. 4 УПК РФ). Защитники, не имеют таких полномочий, авторитета власти, а потому часто идут на различные нарушения для достижения своих задач. Причем, адвокату нужны не любые доказательства, а только оправдывающие подзащитного, либо иным образом облегчающие его положение. Недобросовестная часть адвокатов не обойдет искушения подкупать должностных лиц и управленцев. Ими могут быть руководители органов и организаций по месту работы подзащитного, предприятий жилищно-коммунального хозяйства (ЖЭУ и др.), участковые милиционеры, работники справочных служб, должностные лица и управленцы государственных и негосударственных экспертных учреждений и др.
В случаях подкупа не должностных лиц и управленцев (Примечания к статьям 285 и 201 УК РФ), в услугах которых заинтересован недобросовестный защитник, его действия могут быть признаны преступными, если эти лица являются по уголовному делу свидетелями, потерпевшими, переводчиками или экспертами (ст. 309 ч. 1 УК РФ). Но по этой статье УК преступным признается только подкуп с целью дачи этими лицами заведомо ложной информации (показаний, заключения, перевода). То есть не является преступным, к примеру, подкуп тех же лиц с целью дачи ими правдивых показаний.

Фальсификация доказательств по уголовному делу защитником (ст. 303 ч. 2 УК РФ). К сожалению, фальсификация доказательств защитником подозреваемого, обвиняемого - явление распространенное, хотя факты выявления и пресечения этих преступлений крайне редки.
Полагаем, что в значительной доле совершаемых по уголовным делам фальсификаций доказательств, кем бы эти преступления не совершались, эти недобросовестные адвокаты играют роль соучастников, как правило, пособников, то есть консультируют обвиняемых, других заинтересованных лиц, дают советы о том, как создать для фальсифицируемого доказательства видимость относимости, допустимости, достоверности, рекомендуют способы сокрытия преступления, и одновременно разъясняют, каковыми будут правовые последствия введения в процесс тех или иных фальсифицированных сведений и т.д.
Вместе с тем, распространены и случаи, когда адвокат лично занимается фальсификацией доказательств, лишь сверяя, координируя свои действия с подзащитным, с иными заинтересованными лицами. Безусловно, наиболее опасными «фальсификаторами» являются «вовлеченные» адвокаты.
Целями фальсификации доказательств могут быть:
- создание ложного алиби подзащитному, обвинение в совершении преступления другое лицо, которое его не совершало;
- направление следствия по ложному пути, затягивание расследования, стремление добиться его приостановления и т.п.;
- желание добиться смягчения уголовной ответственности и наказания подзащитного;
- и другие.
Способами фальсификации могут быть:
- создание заведомо ложных следов совершения преступления и иных вещественных доказательств;
- полная или частичная подделка документов-доказательств;
- подмена, дублирование объектов;
- частичное уничтожение объекта, его подделка с целью изменить внешний вид, фальсифицировать назначение и т.п. и т.п.
В связи с наделением защитника полномочиями по сбору доказательств, в частности, по получению предметов, документов и иных сведений (п. 1 ч. 3 ст. 86 УК РФ) есть основания прогнозировать рост числа реально совершаемых преступлений, связанных с фальсификацией «немых» доказательств защитником. Практике известны многочисленные варианты способов фальсификации, совершаемые «вовлеченными» защитниками.
В ходе расследования уголовного дела по обвинению работников милиции в разбойных нападениях на иностранцев в поездах, один из обвиняемых в первоначальных показаниях и собственноручных объяснениях полностью признал вину и в том числе указал, что в двух эпизодах нападений применял нож, угрожая им потерпевшим.
Вступивший в дело адвокат после конфиденциальной беседы с задержанным потребовал представить ему для ознакомления, в том числе и все протоколы допросов и опросов его подзащитного. Во время их изучения совместно с подзащитным следователь отвлекся и не заметил, что адвокат и подзащитный что-то исправляют в протоколах. Далее подозреваемый потребовал, чтобы его передопросили. На повторном допросе он заявил, что не использовал нож в нападениях. То есть им и его защитником в качестве элемента стратегии защиты была избрана цель - переквалификация разбойного нападения с применением оружия (ст. 162 ч. 2 п.п. «б» и «г» УК РФ – особо тяжкое преступление), на неквалифицированный грабеж (ст. 161 ч. 1 УК РФ – преступление средней тяжести).
Только после повторного изучения протокола первоначального допроса и собственноручных объяснений подозреваемого, следователь заметил, что в тексте документов, во фрагментах: «…на это дело я взял с собой нож…» и «… я требовал у нее (потерпевшей) деньги и угрожал ей ножом…», были внесены исправления, вставлена частица «не». В результате после фальсификации соответствующие фрагменты протоколов выглядели так: «… на дело я НЕ взял с собой нож…» и «…. Я требовал у нее деньги и НЕ угрожал ей ножом…». Только в результате тщательно проведенной экспертизы по одному из фрагментов удалось доказать факт фальсификации – дописки текста. Из объяснений следователя: «Я полагаю, что только сам защитник мог дописать буквы «НЕ» в протоколе допроса. У него была шариковая ручка с красителем похожего цвета. Он держал в одной руке протокол, в другой ручку….». Однако факт фальсификации адвокатом протокола следственного действия по данному делу доказать не удалось.
 

 

Типичные данные о личности адвокатов-правонарушителей. -1

Просмотров: 1 978
Криминологические исследования типов личности адвокатов-правонарушителей. Основания классификации типов личности. Адвокат – член организованного преступного формирования («вовлеченный» адвокат). Адвокат как участник коррупционных преступлений и правонарушений в правоохранительных и судебных органах («коррумпированный» адвокат). Уровень профессиональной квалификации адвоката и его влияние на совершаемые правонарушения.

Знание представителями стороны обвинения, судьями, а так же доверителями обобщенных данных о личности адвокатов, допускающих незаконные методы профессиональной деятельности в уголовном судопроизводстве, имеет важное значение для реализации мер борьбы с этими правонарушениями.
Например, имея хотя бы самое общее представление о типичных личностных качествах таких адвокатов, следователь может достаточно оперативно и с высокой степенью вероятности распознавать конкретные способы их противоправной деятельности, выявлять следы преступлений и иных правонарушений и т.д. и далее - планировать и реализовывать следственные и иные действия, а также их комплексы (тактические операции), направленные на профилактику, нейтрализацию, расследование преступлений.
В то же время обобщенные данные о личности профессиональных защитников, допускающих нарушения могут рассматриваться только как вероятностная модель и соответственно использоваться следователями, другими правоприменителями лишь в качестве ориентирующей информации. То есть не следует переоценивать значение этих данных, пытаться сформировать однозначные связи между тем или иным профессиональным, личностным качеством и приведенными здесь способами совершения преступлений и иных правонарушений.
Нижеприведенные данные стали результатом проведенных опросов как адвокатов (42 чел.) так и их процессуальных противников – следователей, прокуроров и их помощников (210 чел.). В работе также использовались данные социологического исследования факторов, влияющих на деятельность адвокатов Московской городской коллегии адвокатов (МГКА), проведенного НИИ судебной защиты коллегии .
В рамках настоящего спецкурса речь идет, прежде всего, о двух типах правонарушителей. Первый из них - «коррумпированные» адвокаты. Все большее распространение этого «типа» защитников - есть не только незаконное, но и крайне безнравственное явление, феномен сращивания сторон защиты и обвинения, где жертвами становятся подозреваемые, обвиняемые, другие участники процесса. То есть такие всевдозащитники используют методы, противоречащие интересам их подзащитных. Среди «коррумпированных» адвокатов большая часть - некомпетентные, низкоквалифицированные, осознающие, что без постоянных «подачек», «рекомендаций» со стороны следователей, им не удастся получить платежеспособную клиентуру.
«Свои», привязанные к конкретному следственному подразделению (подразделению дознания и т.п.) адвокаты получают работу в основном «по рекомендации» самих следователей и дознавателей, а точнее, благодаря «навязыванию» этого адвоката подозреваемому. В благодарность они идут на любые сделки с представителями правоохранительных органов, лишь бы не потерять их «дружеского расположения», а значит и клиентуру.
«Коррумпированные» адвокаты состоят в самых добрых, дружеских отношения с соответствующими сотрудниками. Очень часто это бывшие работники, пенсионеры этого самого «кормящего» подразделения (бывшие следователи, дознаватели, оперативники, руководители данного подразделения). Они вместе отдыхают со своими бывшими коллегами, встречают праздники, обедают, подолгу сидят наедине с ними в кабинетах и т.д.
Анализ дисциплинарной практики адвокатских образований показывает, что профессиональное сообщество всегда резко отрицательно относилось к проявлениям недопустимо близких, личных контактов своих представителей с должностными лицами стороны обвинения. Так, Ю.Ф. Лубшев отмечает, что Президиумы считают недопустимым отход адвоката от официальных позиций во взаимоотношениях с должностными лицами. Одного из адвокатов, указывает автор, подвергли дисциплинарному взысканию за то, что он по просьбе следователя участвовал в деле без получения ордера юридической консультации.
«…В 60-е годы в МГКА было проведено обобщение о взяточничестве в правоохранительной системе, показавшее, что замешанными в коррупции оказываются почти исключительно адвокаты из бывших судей, прокуроров и следователей. С тех пор в МГКА введен категорический запрет для выходцев из судов, прокуратур и следственных органов в течении пяти лет практиковать по месту прежней работы. … А в так называемых «альтернативных» коллегиях вчерашние следователи ФСБ и МВД ведут прием клиентов чуть ли не в своих прежних кабинетах, дела им подбрасывают бывшие сослуживцы. ….Возникают связки «судья-адвокат», «следователь-адвокат». Согласитесь, тянет запахом коррупции!».
«Коррумпированный» адвокат редко критикует сотрудников, намекает своему клиенту на личные контакты, а так же на то, что все вопросы он может решить, лишь бы клиент платил. Часто «коррумпированные» адвокаты становятся постоянно действующими посредниками во взяточничестве между коррумпированными представителями стороны обвинения и доверителями. Организованная преступная группа - именно так следует квалифицировать такой «тандем» - в составе следователя (дознавателя, оперативника, прокурора, судьи) и «коррумпированного» адвоката вымогает у подозреваемых, обвиняемых, их родных и близких, представителей криминальных структур, крупные денежные суммы за принятие правовых решений в пользу привлекаемых к ответственности. Причем речь может идти как о законных, так и о незаконных решениях.
В преступной среде некоторых регионов и населенных пунктов ходят слухи даже о "фиксированных ставках, расценках" на услуги представителей стороны обвинения, в зависимости от тяжести статьи обвинения, личности привлекаемого и т.д. Людская молва указывает заинтересованным лицам и на конкретных адвокатов, кто постоянно осуществляет посредничество во взяточничестве. Многие "коррумпированные" адвокаты дают взятки должностным лицам уже только за приглашение (иногда и навязывание) конкретного защитника к участию в "платном" деле. Речь идет, как правило, о процентной ставке (5%, 10%, 20% и более) от первичной суммы гонорара.
 

 

Типичные данные о личности адвокатов-правонарушителей. -2

Просмотров: 1 319
То есть в целом они являются, с одной стороны, цветом адвокатского сообщества, но, с другой стороны, при невысоком уровне моральной чистоплотности и порядочности они - опасные нарушители закона и этики.
Важным обстоятельством является и то, каким образом "ушел из системы" тот или иной бывший ее сотрудник. Так, во многом своеобразно поведение лиц, уволенных из органов по отрицательным мотивам и далее пришедших в адвокатуру. Именно такие лица, будучи адвокатами, часто бывают особо беспринципны, обладают иногда низким уровнем квалификации и самодисциплины, что влечет соответствующие виды нарушений. Еще в 1987 году профессор В. Савицкий писал, что в ряде мест коллегии адвокатов превратились в своего рода убежища для скомпрометировавших себя служителей правосудия. В этом он видел один из основных факторов недоверия как юристов, так и населения к адвокатскому сообществу. С тех давних времен ситуация вряд ли улучшилась .
Между тем именно среди таких адвокатов часто встречаются и настоящие профессионалы, глубоко знающие соответствующую (как правило, следственную или оперативно - розыскную) работу. Ведь ни для кого не секрет, что в нашей стране далеко не всегда увольняли или вынуждали уволиться по собственному желанию из органов тех, кто действительно этого заслуживает. Такие адвокаты часто глубоко переживают свое увольнение из Системы, во многих случаях сознательно или подсознательно мстят ей за свой уход. Особенно негативными тенденциями характеризуется утечка лучших кадров из правоохранительных органов в период конца 80-х - до середины 90-х годов прошлого века. Многие из юристов этого периода уходили (и, к сожалению, и сейчас уходят) из-за низкой заработной платы, отсутствия перспектив получения жилья, конфликтов с руководством и т.п. Зачастую эти, часто еще молодые, полные сил, высококвалифицированные юристы сейчас стали одними из наиболее сильных и квалифицированных адвокатов. Именно из них теперь чаще всего набирают целые "бригады" личных адвокатов лидеры организованных преступных формирований.
Адвокаты, ушедшие в свое время из органов с почестями на "заслуженный отдых", например по возрасту, как правило, проявляют несколько иные качества. На их деятельность оказывают влияние богатый опыт, часто длительная служба на руководящих постах, сохранившиеся связи, а также возраст, состояние здоровья и т.д. Вместе с тем среди опрошенных адвокатов распространено мнение о том, что длительная работа в правоохранительной системе часто накладывает неизгладимый отпечаток на личность специалиста. Человеку, много лет проработавшему "по другую сторону баррикады", иногда бывает очень сложно "перестроиться" с позиции обвинения людей к их защите.
Адвокаты без предшествующего опыта. Ни в коем случае нельзя утверждать, что адвокаты второй группы - не имеющие предшествующего профессионального опыта, обладают меньшей профессиональной квалификацией. Напротив - многие из известнейших адвокатов России всю или большую часть своей жизни посвятили только этой профессии .
Правда в последние годы и до вступления в силу закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» кадровый состав адвокатуры характеризуется наплывом молодежи, лиц, только закончивших юридические вузы и почти сразу приступивших к адвокатской деятельности. Молодые специалисты, выпускники вузов, а также лица, ранее работавшие не по юридической специальности или по профессии, не связанной с уголовным судопроизводством, сейчас составляют значительную часть адвокатского корпуса. Очень часто (хоть и не всегда) такие адвокаты лучше других разбираются в нормах материального и процессуального права, быстрее ориентируются в постоянных изменениях законодательства, в специальной литературе, знают компьютерную технику, используют информационные базы данных (реже - данные криминалистических учетов) и т.д. Но не всегда им сопутствует успех в выборе тактических приемов и стратегии защиты, и что очень важно - в вопросах установления необходимого контакта с субъектами расследования.
Не побывав "в шкуре" следователя, оперативника, не познав всей тяжести их труда, не видя изнутри всех детерминант, тех или иных закономерностей в их работе, они часто крайне резко, эмоционально и бескомпромиссно реагируют на нарушения закона со стороны процессуальных противников. Нельзя осуждать или даже иронизировать над такой реакцией. Правоохранительная система действительно изобилует нарушителями законности и примерами систематических, грубых правонарушений и преступлений со стороны ее представителей.
Именно у категории адвокатов - "молодых специалистов" в этой связи чаще чем у других возникает стойкая "протестная", непримиримая позиция к процессуальным противникам, негативное отношение ко всем следователям, дознавателям, прокурорам, а в особенности - к оперуполномоченным, возникает уверенность, что даже законный интерес доверителя можно защитить только незаконными средствами. Очень часто такая "классовая ненависть" находит свое выражение в применении незаконных методов защиты. Принципом "око за око", то есть "нарушение за нарушение", такой адвокат морально оправдывает свои действия перед самим собой, своими коллегами и близкими.
К слову сказать, приведенная позиция, принцип "нарушение на нарушение", характерен в той или иной мере для адвокатов всех анализируемых групп. Если следователи отвечают защитникам тем же, мстя им, а в результате прежде всего их клиентам за действительные и мнимые недозволенные методы, - налицо самый худший для интересов правосудия сценарий конфликтного расследования. Досудебная стадия судопроизводства превращается в необъявленную жестокую войну, где "все средства хороши", а людские судьбы, интересы законности становятся разменной монетой. Думается, что эти опасные закономерности во взаимоотношениях сторон процесса должны стать темой специального исследования.
Вернемся же к адвокатам - "молодым специалистам". Итак, допускаемые молодыми, не имеющими специального опыта защитниками нарушения, часто носят явный характер, направлены на процесс расследования и реже - на его участников. Реже среди них встречаются адвокаты, допускающие незаконные приемы против интересов клиента. Но они чаще могут добросовестно заблуждаться в оценке последствий своих действий. Однако они по сравнению с предыдущей группой (имеющих предшествующий опыт) значительно реже становятся "вовлеченными" адвокатами (о них ниже), в том числе и потому, что преступные формирования больше предпочитают нанимать защитников, имеющих "предшествующий опыт". Среди "неопытных" меньше и "коррумпированных" защитников, поскольку "корпус" последних формируется, в основном, из бывших работников, пенсионеров соответствующих правоохранительных ведомств.
Уровень квалификации адвокатов. Говоря о типичных свойствах личности адвокатов - нарушителей, нельзя не упомянуть о самой "скользкой", оценочной категории - об уровне квалификации адвоката. Как бы ни были условны границы этого понятия, его учет слишком важен для целей настоящего исследования, чтобы умолчать о нем.
Как правильно отметил В.Н. Карагодин, среди интеллектуальных свойств личности субъекта противодействия расследованию, детерминирующих эту деятельность, одним из важнейших является знание уголовного и уголовно - процессуального законодательства, тактических приемов и методов ведения расследования .
Соответственно адвокат, решивший встать на путь противодействия расследованию, избирает конкретные незаконные действия, исходя в том числе из уровня своей профессиональной квалификации.
Понимая всю уязвимость нашей позиции, тем не менее, позволим себе выделить:
1) высококвалифицированных адвокатов;
2) не обладающих таким качеством.
По данным упомянутого исследования МГКА показатели качества работы выше у адвокатов, имеющих стаж работы до 15 лет . Самая сильная в этом отношении группа - адвокаты со стажем работы от 6 до 10 лет. Показатели работы у адвокатов - мужчин выше, чем у адвокатов - женщин. Однако разница незначительная . Основная нагрузка приходится на адвокатов в возрасте от 31 до 50 лет (58,9% уголовных дел). Вместе с тем высока активность адвокатов в возрасте свыше 60 лет (9,1% от всех уголовных дел) .
Никоим образом не желая кого-то обидеть или задеть, выскажем лишь некоторые наблюдения, которые носят весьма и весьма субъективный характер.
 

 

Общая характеристика и классификация правонарушений, совершаемых недобросовестными адвокатами

Просмотров: 3 681
Краткая характеристика правонарушений и состояние мер борьбы с ними. Классификация правонарушений по нормативно-правовому критерию: преступления адвокатов; нарушения уголовно-процессуального закона; нарушения законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре; нарушения иного законодательства; нарушение кодекса профессиональной адвокатской этики. Правонарушения адвокатов в интересах подзащитного и против него. Правонарушения адвокатов как средства противодействия правосудию и предварительному расследованию и как незаконные средства содействия им. «Явные» и «скрытые» правонарушения.

Как уже отмечалось, тактика и методика уголовной защиты в значительно части имеют ненормативную основу и сами по себе нормами права не регулируются. Это обстоятельство, а так же многообразие форм противоправной деятельности, допускаемой недобросовестными защитниками, создает серьезные сложности не только в описании конкретных незаконных средств и способов, но даже в их классификации. Тем не менее, без распределения известных нам правонарушений по определенным группам на основе выделения сходных признаков (оснований классификации), их изучение и использование для применения мер нейтрализации было бы слишком затруднительным.
Поэтому все незаконные средства и способы деятельности адвокатов в уголовном процессе мы классифицируем по различным основаниям.
1. Прежде всего, по нормативно-правовому критерию классификации все допускаемые адвокатами нарушения можно разделить на:
1) Преступления;
2) Нарушения уголовно-процессуального закона;
3) Нарушения закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»;
4) Иные нарушения федерального законодательства ;
5) нарушения норм профессиональной этики (кодекса профессиональной этики адвоката) (См. Приложение 1).
Здесь основанием классификации служит нормативно-правовой акт (отрасль, институт законодательства) который нарушает своими действиями недобросовестный адвокат. Эта классификация весьма условна, поскольку, например, все преступления, совершаемые недобросовестными адвокатами в связи с осуществлением своей профессиональной деятельности, всегда в той или иной мере являются нарушениями закона об адвокатуре, иного законодательства, и, конечно же, норм адвокатской этики. Так, если адвокат, предупрежденный в установленном законом порядке (ст. 161 ч. 2 УПК РФ), разглашает посторонним заинтересованным лицам данные предварительного расследования, в том числе показания подзащитного без его согласия, то он тем самым совершает преступление, предусмотренное ст. 310 УК РФ. Этими же действиями защитник нарушает названное требование УПК РФ, а так же положение п.п. 5 п. 4 ст. 6 закона об адвокатуре (разглашение сведений, составляющих адвокатскую тайну). Эти же действия запрещают и общепризнанные нормы адвокатской этики.
Помимо нормативно-правовой хотелось бы привести ряд других классификаций по иным, не менее значимым основаниям.
2. Важнейшим основанием классификации являются интересы подозреваемого (обвиняемого) по делу. Предвидим некоторое удивление слушателей. Действительно, как деятельность защитника, пусть даже противозаконная, может быть направлена не на пользу клиента? Однако практика показывает, что такое не просто может быть - это весьма распространенная практика, одно из самых негативных, безнравственных явлений в адвокатской среде.
Итак, по этому основанию все незаконные средства и способы можно разделить на:
1. реализуемые в интересах подзащитного;
2. реализуемые из ложно понятых его интересов, но на самом деле вопреки им;
3. реализуемые сознательно вопреки интересам подзащитного (См. Приложение 3).
Безусловно, важнейшими интересами подозреваемых, обвиняемых по делу чаще всего является:
а) Освобождение от уголовной ответственности и от наказания (полное или хотя бы частичное, по реабилитирующему либо хотя бы по нереабилитирующему основанию ;
б) Смягчение наказания (уменьшение размера наказания, замена более строго наказания менее строгим и т.д.);
в) Освобождение от имущественных требований, заявленных в рамках гражданского иска в уголовном деле;
г) Реабилитация, то есть возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда, восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах, в случае возникновения права на реабилитацию (см. гл. 18 УПК РФ). Сюда же входит и стремление подзащитного затратить как можно меньшие средства на оказание юридической помощи;
д) Иные интересы (сохранение доброго имени, стремление в рамках закона «воздать по заслугам» заявителю о преступлении и т.п.).
Разумеется, подавляющее большинство средств и способов защиты, в том числе и незаконных, используются адвокатами исключительно исходя из вышеназванных интересов своих клиентов. Порочный принцип «защитить клиента любыми средствами» является в настоящее время основным для многих недобросовестных представителей профессии. Однако в практике весьма распространены случаи, когда адвокаты, в основном с низкой квалификацией и без большого опыта работы, стремясь помочь клиенту, наносят ему серьезный вред.
Так, по одному делу о групповом разбойном нападении защитник в процессе попытался всю вину за организацию нападения перевести со своего подзащитного на другого подсудимого (сообщника), что не соответствовало действительности. Возмущенный вероломством своего бывшего товарища, последний дал новые показания против «обидчика», существенно усугубив его вину. Такие виды незаконных способов бывают как скрытыми, так и явными. Но вероятно, чаще всего они явные.
Вместе с тем, все большее распространение получают факты, когда адвокат сознательно действует против своего подзащитного. Так, не редки случаи, когда защитник идет на сговор со следователем, которого в связи с этим иначе как предателем своей системы и преступником не назовешь, о том, что последний даже без достаточных оснований задержит подозреваемого в порядке ст. 91 УПК РФ, «попугает» его, с тем, чтобы адвокат мог продемонстрировать способность эффектно освободить подзащитного и получить высокий гонорар. Этими «грязными» деньгами адвокат, как правило, делиться с коррумпированным следователем. Подобные противоправные и аморальные действия, выявляются в практике крайне редко, имеют очень высокий коэффициент латентности.
 

 

Гарантии независимости адвоката.

Просмотров: 3 587
Гарантии адвокатской тайны. Гарантии независимости адвоката и оперативно-розыскная деятельность. Особый порядок привлечения к уголовной ответственности адвоката.
Новым Законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», уголовно-процессуальным законодательством по существу впервые введены нормы, обеспечивающие гарантии независимости адвоката при осуществлении адвокатской деятельности.
Специфика труда адвокатов, в особенности осуществляющих профессиональную защиту в уголовном судопроизводстве, неизбежные конфликты с иными участниками в состязательном процессе делают представителей корпорации, в определенном смысле, весьма уязвимыми.
Недобросовестные представители стороны обвинения – следователи, прокуроры, оперуполномоченные, предпринимают попытки незаконными и аморальными средствами и способами ограничить полномочия, реальные возможности адвокатов, «отомстить» им за их деятельность, которая приносит стороне обвинения, мягко говоря, неудобства. Часто адвокат становиться и мишенью для собственных клиентов – лиц, совершивших общественно опасные деяния, а так же для преступников, не являющихся клиентами, для которых деятельность адвоката стала помехой в осуществлении криминальных планов.
Поэтому вступивший в силу закон об адвокатуре предал адвокату статус независимого советника по правовым вопросам (п. 1 ст. 2), а адвокатуру признал профессиональным сообществом, не входящим в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления (п. 1 ст. 3). В целях обеспечения доступности для населения юридической помощи и содействия адвокатской деятельности органы государственной власти должны обеспечить гарантии независимости адвокатуры (п. 3 ст. 3).
К таким гарантиям следует отнести гарантии адвокатской тайны. В частности, адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (п. 2 ст. 8). Закон запрещает проведение ОРМ и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности). Такие мероприятия и следственные действия допускается только на основании судебного решения. Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Эти ограничения не распространяются только на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен (п. 3 и 4 ст. 8 Закона). Кроме того, оперативно-розыскные подразделения не вправе привлекать адвокатов в негласное сотрудничество даже с их согласия (п. 5 ст. 6 закона об адвокатуре, ч. 3 ст. 7 Закона «Об ОРД).
Обеспечивая тайну взаимоотношений адвоката с доверителем, закон запрещает кому-либо требовать от них предъявления соглашения об оказании юридической помощи для вступления адвоката в дело. Таким образом, ни субъекты расследования, ни суд не вправе требовать информации о содержании соглашения, его существенных условиях, таких как размер вознаграждения, условия его выплаты и т.п. (ст. 25 Закона об адвокатуре).
Однако наиболее существенные гарантии адвокатской деятельности закреплены в специальной статье закона об адвокатуре. Это статья 18 «Гарантии независимости адвоката». Пункт 1 статьи декларирует, что вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются. Истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается (п. 3 ст. 18).
Адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению безопасности адвоката, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества (п. 4 ст. 18).
 

 

Пределы прав и полномочий адвоката в российском уголовном судопроизводстве – нормативная модель профессиональной деятельности адвоката-защитника. -1

Просмотров: 2 057
Момент начала участия защитника. Требование закона об осуществлении защиты только не запрещенными средствами и способами. Пределы полномочий защитника по собиранию доказательств. Порядок и пределы доступа защитника к материалам уголовного дела, к охраняемой законом тайне. Пределы права адвоката на участие в допросе свидетеля. Что защитнику прямо запрещено законом.
Недопустимость «обвинительного уклона» у должностных лиц – представителей стороны обвинения.

Проведенное исследование показало, что в сознании многих правоприменителей сформировалось стойкое заблуждение о том, что адвокат в своей работе вообще не обременен какими-либо правовыми ограничениями.
Ошибочность такого мнения очевидна. В соответствии с ч. 2 ст. 1 УПК РФ порядок уголовного судопроизводства, установленный настоящим Кодексом, является обязательным не только для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, но и для иных участников уголовного судопроизводства.
Адвокат, как и любой участник судопроизводства, не вправе нарушать этот порядок. То есть, в его прямые обязанности входит соблюдение процессуальной дисциплины на протяжении всего производства по делу

Момент начала участия защитника в уголовном деле.
Важнейшим, определяющим аспектом защиты является момент начала участия защитника в уголовном деле.
Согласно ч. 3 ст. 49 УПК РФ защитник участвует в деле:
1. С момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, а не с момента предъявления обвинения, как это было по УПК РСФСР (ч. 1 ст. 47 УПК РСФСР).
2. С момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица .
Это одна из наиболее существенных новаций уголовно-процессуального закона. Следственная практика показывает, что момент появления защитника в кабинете следователя, дознавателя, момент, с которого защитник впервые имеет возможность побеседовать наедине и конфиденциально со своим подзащитным, который, в данном случае не подвергнут задержанию, имеет важнейшее, а иногда и решающее тактическое, психологическое значение. Многие подозреваемые по только что возбужденному делу, еще не встречавшиеся с адвокатом, которым (подозреваемым) это право еще не разъяснено, дают следователю признательные показания. Весьма распространены случаи, когда уже после первой конфиденциальной беседы с адвокатом подозреваемый отказывается от ранее данных признательных показаний.
Теперь, уже только при наличии факта возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица следователь обязан обеспечить ему участие защитника.
3. Новеллой следует признать положение УПК РФ, допускающее участие в деле защитника с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления (п. 5 ч. 3 ст. 49 УПК РФ).
Точного перечня такого рода мер и процессуальных действий ни старый, ни ныне действующий кодекс не содержит. Тем не менее, этот перечень можно определить, отчасти, путем анализа статей раздела IV УПК РФ «Меры процессуального принуждения».
Подробно содержание соответствующих мер и действий комментирует Конституционный суд в своем Постановлении от 27.06.00
Представителям стороны обвинения следует уяснить, что фактически любые процессуальные действия, направленные против конкретного лица, могут стать основанием для участия защитника в следственных действиях.
Другие, предусмотренные ч. 3 ст. 49 УПК временные рамки начала участия защитника в деле (п.п. 3 и 4), существенных затруднений в практике не вызывают, а потому подробно нами рассматриваться не будут.

Право защищать не запрещенными средствами и способами.
Большая часть полномочий защитника в уголовном судопроизводстве регламентирована ст. 53 УПК РФ. Эта статья содержит открытый перечень прав защитника, единственным и весьма неопределенным ограничением которого является указание на то, что защитник вправе использовать только незапрещенные настоящим Кодексом средства и способы защиты (п. 11 ч. 1 ст. 53 УПК РФ).
Здесь законодатель, на наш взгляд, необоснованно установил ограничения в выборе защитником средств и способов защиты только не запрещенными действующим УПК РФ. Очевидно, что недопустимыми в уголовном судопроизводстве являются и те средства защиты, которые нарушают нормы уголовного законодательства, законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, административные и другие нормы. Этот вывод подтверждают и положения Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре».
Так, в п.п. 1 п. 1 ст. 7 Закона закреплено важнейшее положение: «Адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами». Именно этой нормой прежде всего обязаны руководствоваться адвокаты, определяя границы правомерности своей деятельности.
 

 

Пределы прав и полномочий адвоката в российском уголовном судопроизводстве – нормативная модель профессиональной деятельности адвоката-защитника. -2

Просмотров: 2 919
Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника (представителя).
Статья 72 УПК РФ перечисляет следующие обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика:
1) если он ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого;
2) если он является близким родственником или родственником судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, принимавшего, либо принимающего участие в производстве по данному уголовному делу, или лица, интересы которого противоречат интересам участника уголовного судопроизводства, заключившего с ним соглашение об оказании защиты;
3) если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.
Те же запреты, только с некоторыми уточнениями и дополнениями, устанавливает и Закон об адвокатуре (п.п. 2 п. 4 ст. 6).
Кроме изложенного, закон запрещает адвокату участвовать в деле, если он имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица, например, если адвокат претендует на жилье, единственным собственником которого является его подзащитный.
В практике недобросовестные адвокаты умышленно используют, а иногда и создают такого рода обстоятельства. Так, например, если недобросовестный защитник вступает в «заволокиченное» дело, которое он ранее расследовал, будучи следователем, он хорошо знает все обстоятельства дела, тактические и организационные средства и приемы, использованные в ходе расследования, все его преимущества и недостатки, всех лиц, участвовавших в деле и т.д. Используя эти обширные знания, а также свои связи в том органе, где расследуется дело, адвокат может предпринять незаконные и неэтичные средства и методы защиты. Отчасти поэтому, например, в московской городской коллегии адвокатов (МГКА), долгие годы существовал запрет для выходцев из судов, прокуратур и следственных органов в течение пяти лет практиковать по месту прежней работы .
Но самым опасным проявлением нарушения данных норм являются факты коррупции адвокатов с должностными лицами суда и правоохранительных органов. Так, недобросовестный адвокат, будучи родственником судьи того суда, в котором будет рассматриваться дело, заключает соглашение по делу с подозреваемым и заранее обещает ему «хороший результат», ссылаясь на силу родственных связей. В результате, дело рассматривается в составе суда, где судят и защищают подсудимого его родственники. Правда, в большинстве случаев коррупционеры пытаются всячески скрыть свои связи. Например, в деле участвуют два или несколько адвокатов, только один из которых, не является родственником судьи, подписывается в документах дела.

Недопустимость отказа от принятой на себя защиты подозреваемого (обвиняемого).
В ч. 7 ст. 49 УПК РФ закреплена важная запретительная норма: адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого. Этот же запрет продублирован и в п.п. 6. п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».
В соответствии с этим запретом, адвокат не имеет права на отказ, какие бы действия не предпринимал подзащитный, или иные лица.
Полагаем, что неправомерным отказом является не только выраженное мнение о полном неучастии в деле в качестве защитника (полный отказ), но и отказ от участия в отдельных следственных и иных процессуальных действиях: с конкретным следователем, в определенном месте, в определенное время и т.п. (частичный, эпизодический отказ).
Исключение составляют только случаи, когда отказ определяется объективными, уважительными причинами, например, болезнь адвоката, участие в следственных действиях по другому делу и т.п. Но и в этих случаях защитник, в соответствии с требованиями профессиональной этики, обязан предпринять все возможные усилия для того, чтобы не срывать процессуальные действия, проводимые с его участием, тщательно планировать свое рабочее время, не брать поручений (в таком количестве, такого свойства), которые он заведомо не может выполнить или имеется риск частых срывов планируемых мероприятий и т.п.
Вариантами как полного, так и частичного отказа могут быть следующие случаи:
1. Отказ по мотиву неоплаты подзащитным услуг защитника;
2. Отказ по мотиву глубокого и непримиримого конфликта со следователем, дознавателем, прокурором, как протест имеющимся, по мнению адвоката, грубым и систематическим нарушениям закона.
3. Отказ от защиты в связи с подкупом со стороны заинтересованных лиц.
4. Отказ по мотиву личной неприязни к подзащитному, отказ как вид нарушения принципа равноправия
Все названные обстоятельства не могут являться правомерным основанием к отказу от защиты. Так, на нарушения со стороны субъекта расследования (п.2) адвокат вправе и обязан реагировать указанными в законе средствами: жалобами, ходатайствами, отводами, замечаниями в протокол следственного действия и т.д., но не отказом от защиты.
Весьма распространены факты отказа защитника подписать протокол допроса или иного следственного действия, протокол ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст.ст. 217 и 218 УПК РФ и другие документы, именно по мотиву действительных или мнимых нарушений со стороны следователя. Между, тем по смыслу закона, а так же исходя из положения ч. 1 ст. 167 УПК РФ, защитник не вправе отказаться от подписания протокола следственного действия. Более того, в этой статье защитник назван в числе тех лиц, которые обязаны своей подписью удостоверять факт отказа другого участника следственного действия от подписания протокола или факт невозможности его подписания.
Выявив любое из вышеописанных видов неправомерного отказа от защиты, следователь, дознаватель, прокурор, суд, а так же орган юстиции вправе собрать все необходимые сведения об обстоятельствах правонарушения и обратится в адвокатскую палату субъекта Федерации с предложением рассмотреть вопрос об ответственности адвоката.

Недопустимость принятия заведомо незаконного поручения.
Подпункт 1 п. 4 ст. 6 закона об адвокатуре гласит: «адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если оно имеет заведомо незаконный характер». Данная норма запрещает адвокату, выполняющему функцию защитника или представителя в уголовном судопроизводстве, принимать поручения от подозреваемого, обвиняемого и других доверителей, если при этом адвокат осознает, что при выполнении поручения неизбежно совершение правонарушений: уголовно-наказуемых, административных, гражданских и т.п.
Все незаконные поручения весьма условно можно разделить на общие и частные (незаконные в целом и частично незаконные). Очень часто представители преступных формирований предъявляют к адвокатам незаконные требования и готовы платить огромные деньги, но только за один гарантированный результат ― полное освобождение преступника от уголовной ответственности. Если адвокат осознает, что именно от него хотят преступники, понимает, что в силу обстоятельств совершенного преступления полностью освободить обвиняемого от ответственности законными средствами практически невозможно, он, на наш взгляд, не вправе принимать подобное поручение по двум причинам: оно заведомо ― в целом незаконное; от него требуют предоставления необоснованных гарантий, что является грубым нарушением профессиональной этики.
Опрос практикующих адвокатов показывает, что по большинству поручений о защите обвиняемые, их родственники и близкие, по меньшей мере, интересуются, нельзя ли помочь подзащитному теми или иными конкретными незаконными средствами (взятка следователю, пронос в СИЗО запрещенных предметов и др.). Адвокат обязан сразу внести ясность по этому вопросу, дать понять доверителю, что он ни за какие блага не пойдет на нарушения закона.
При этом, как самостоятельное правонарушение ― принятие адвокатом незаконного поручения, будет оконченным уже с момента, когда адвокат однозначно и уверенно выразил свое согласие выполнить его.

 

Разное
Дополнительно

Счётчики
 

Карта сайта.. Статьи