Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно
Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
» » Пределы прав и полномочий адвоката в российском уголовном судопроизводстве – нормативная модель профессиональной деятельности адвоката-защитника. -1



 

Пределы прав и полномочий адвоката в российском уголовном судопроизводстве – нормативная модель профессиональной деятельности адвоката-защитника. -1

в разделе: Участие недобросовестных адвокатов Просмотров: 1 940
Момент начала участия защитника. Требование закона об осуществлении защиты только не запрещенными средствами и способами. Пределы полномочий защитника по собиранию доказательств. Порядок и пределы доступа защитника к материалам уголовного дела, к охраняемой законом тайне. Пределы права адвоката на участие в допросе свидетеля. Что защитнику прямо запрещено законом.
Недопустимость «обвинительного уклона» у должностных лиц – представителей стороны обвинения.

Проведенное исследование показало, что в сознании многих правоприменителей сформировалось стойкое заблуждение о том, что адвокат в своей работе вообще не обременен какими-либо правовыми ограничениями.
Ошибочность такого мнения очевидна. В соответствии с ч. 2 ст. 1 УПК РФ порядок уголовного судопроизводства, установленный настоящим Кодексом, является обязательным не только для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, но и для иных участников уголовного судопроизводства.
Адвокат, как и любой участник судопроизводства, не вправе нарушать этот порядок. То есть, в его прямые обязанности входит соблюдение процессуальной дисциплины на протяжении всего производства по делу

Момент начала участия защитника в уголовном деле.
Важнейшим, определяющим аспектом защиты является момент начала участия защитника в уголовном деле.
Согласно ч. 3 ст. 49 УПК РФ защитник участвует в деле:
1. С момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, а не с момента предъявления обвинения, как это было по УПК РСФСР (ч. 1 ст. 47 УПК РСФСР).
2. С момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица .
Это одна из наиболее существенных новаций уголовно-процессуального закона. Следственная практика показывает, что момент появления защитника в кабинете следователя, дознавателя, момент, с которого защитник впервые имеет возможность побеседовать наедине и конфиденциально со своим подзащитным, который, в данном случае не подвергнут задержанию, имеет важнейшее, а иногда и решающее тактическое, психологическое значение. Многие подозреваемые по только что возбужденному делу, еще не встречавшиеся с адвокатом, которым (подозреваемым) это право еще не разъяснено, дают следователю признательные показания. Весьма распространены случаи, когда уже после первой конфиденциальной беседы с адвокатом подозреваемый отказывается от ранее данных признательных показаний.
Теперь, уже только при наличии факта возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица следователь обязан обеспечить ему участие защитника.
3. Новеллой следует признать положение УПК РФ, допускающее участие в деле защитника с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления (п. 5 ч. 3 ст. 49 УПК РФ).
Точного перечня такого рода мер и процессуальных действий ни старый, ни ныне действующий кодекс не содержит. Тем не менее, этот перечень можно определить, отчасти, путем анализа статей раздела IV УПК РФ «Меры процессуального принуждения».
Подробно содержание соответствующих мер и действий комментирует Конституционный суд в своем Постановлении от 27.06.00
Представителям стороны обвинения следует уяснить, что фактически любые процессуальные действия, направленные против конкретного лица, могут стать основанием для участия защитника в следственных действиях.
Другие, предусмотренные ч. 3 ст. 49 УПК временные рамки начала участия защитника в деле (п.п. 3 и 4), существенных затруднений в практике не вызывают, а потому подробно нами рассматриваться не будут.

Право защищать не запрещенными средствами и способами.
Большая часть полномочий защитника в уголовном судопроизводстве регламентирована ст. 53 УПК РФ. Эта статья содержит открытый перечень прав защитника, единственным и весьма неопределенным ограничением которого является указание на то, что защитник вправе использовать только незапрещенные настоящим Кодексом средства и способы защиты (п. 11 ч. 1 ст. 53 УПК РФ).
Здесь законодатель, на наш взгляд, необоснованно установил ограничения в выборе защитником средств и способов защиты только не запрещенными действующим УПК РФ. Очевидно, что недопустимыми в уголовном судопроизводстве являются и те средства защиты, которые нарушают нормы уголовного законодательства, законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, административные и другие нормы. Этот вывод подтверждают и положения Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре».
Так, в п.п. 1 п. 1 ст. 7 Закона закреплено важнейшее положение: «Адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами». Именно этой нормой прежде всего обязаны руководствоваться адвокаты, определяя границы правомерности своей деятельности.

Новые полномочия защитника по собиранию доказательств.
В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ защитник впервые в истории российского уголовно-процессуального законодательства получил право не только представлять, но и собирать доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном ч. 3 ст. 86 УПК РФ.
В данной норме указано, что защитник вправе собирать доказательства путем:
1. получения предметов, документов и иных сведений;
2. опроса лиц с их согласия;
3. истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.
Новеллы закона, связанные с различными аспектами собирания доказательств защитниками, вызывают серьезные сложности на практике. В той или иной мере неизбежны «перегибы», и в то же время недооценка этих важных и эффективнейших инструментов защиты в руках адвокатов.
Прежде всего, необходимо отметить, что всей полнотой государственно-властных, в том числе процессуальных полномочий по собиранию доказательств, российский уголовно-процессуальный закон традиционно наделил только участников уголовного судопроизводства, ответственных за расследование уголовного дела. Собирание доказательств они производят посредством проведения всех предусмотренных действующим законом следственных действий, включая обыск, личный обыск, выемку, осмотр, освидетельствование и др.
Для защитников УПК РФ предусмотрел полномочия по осуществлению только трех вышеупомянутых мер, ни одно из которых следственным действием не является. Защитник при проведении опроса лиц, получении предметов, документов и иных сведений, истребовании справок и т.д. не вправе реализовывать какие-либо властные полномочия. Так, по смыслу закона адвокат обязан уже перед началом беседы сообщить опрашиваемому лицу для чего нужны получаемые от него сведения. Граждане не обязаны, а лишь вправе давать объяснения защитнику, если они на то согласны.
Защитник не вправе обязывать лиц явкой в адвокатский кабинет (бюро, юридическую консультацию). Он не вправе официально предупреждать опрашиваемое лицо об уголовной ответственности за дачу ложных показаний и за отказ от дачи показаний (ст. ст. 307 и 308 УК РФ) в рамках данного опроса и отбирать соответствующую подписку. В равной мере защитник не имеет права изымать, либо даже просто требовать те или иные предметы и документы у их владельца – физического лица, как то вправе делать следователь (дознаватель) в рамках обыска или выемки.
Показания лиц, опрошенных защитниками, предметы, документы и иные сведения могут по своему содержанию являться доказательствами (ч. 1 ст. 74 УПК РФ), но сами по себе, вне их процессуального оформления судом, прокурором, следователем или дознавателем, не могут быть признаны допустимыми доказательствами.
Это означает то, что, если защитник, в рамках проведенного им опроса, получил сведения, интересующие сторону защиты, то эти сведения только тогда станут допустимыми доказательствами, когда названные уполномоченные субъекты допросят это лицо .
Аналогичным образом недопустимы и справки об исследовании, проведенном по инициативе защитника. Допустимым доказательством является только заключение эксперта (п. 3 ч. 2 ст. 74 и ст. 80 УПК РФ), а оно содержит результаты исследования, которое проводится только на основании постановления лица, ведущего производство по делу (ст. 195 УПК РФ).
Вещественными доказательствами признаются только те предметы, которые проверены, оценены и признаны таковыми судом, прокурором, следователем или дознавателем (ст. 81 УПК РФ), но никак не те предметы, которые получены только защитником. Лишь тот, полученный адвокатом, предмет (документ) будет процессуально легализован как вещественное доказательство, который будет затем проверен, оценен и приобщен к делу следователем, прокурором, судом.
Все собранные и представленные защитником в нарушении комментируемых положений закона доказательства должны быть признаны недопустимыми, согласно положениям ч. 1 и п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ.
Комментируемая нами ст. 53 УПК РФ так же предоставляет защитнику, помимо уже известных по УПК РСФСР полномочия, бесспорно усиливающие его потенциальные возможности. К их числу можно отнести:
- право на привлечение специалиста;
- обеспечение доступа к более широкому кругу документов в ходе расследования;
- предоставление возможности по окончании расследования не только выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, но и снимать копии с материалов дела, в том числе с помощью технических средств.
Другие нормы УПК РФ так же обеспечивают новые полномочия адвоката-защитника и адвоката-представителя, в частности:
- право на участие в допросе свидетеля;
- право адвоката присутствовать при обыске, и другие.
Все эти дополнительные полномочия вызывают у практических работников стороны обвинения определенные «опасения», а порой даже своеобразную панику, которую они объясняют тем, что теперь противостоять преступности, в особенности организованной и коррумпированной, будет, мягко говоря, сложнее. Попробуем путем определения пределов некоторых из этих полномочий, выяснить так ли это. Действительно ли закон, обеспечивая сторону защиты более эффективными процессуальными средствами, не снабдил сторону обвинения возможностями адекватного и законного противостояния в рамках провозглашенного принципа состязательности сторон.

Полномочие защитника по привлечению специалиста.
В соответствие с п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК РФ защитник вправе привлекать специалиста в соответствие со ст. 58 данного Кодекса . В части 1 данной статьи указывается, что специалист привлекается к участию в процессуальных действиях, в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применения технических средств в исследовании материалов дела, для постановки вопросов эксперту и т.д.
Анализ этих положений позволил некоторым авторам предположить, что теперь защитник, наряду со следователем, наделен правом привлекать специалиста к участию в следственных действиях .
Вряд ли можно согласиться с такой позицией. В соответствии с ч. 1 ст. 168 УПК РФ к участию в следственном действии специалиста вправе привлечь именно следователь. Защитник такими полномочиями ни в этой, ни в других статьях кодекса не наделяется. Только в компетенцию следователя входит удостоверение личности специалиста, разъяснение ему его прав и обязанностей, порядка производства следственного действия, предупреждение его об уголовной ответственности, предусмотренной ст. ст. 307 и 308 УК РФ и др. (часть 5 ст. 164 УПК РФ). Наконец, только следователь наделен полномочиями убедиться в компетентности специалиста, проверить его отношение к подозреваемому, обвиняемому и потерпевшему (ч. 2 ст. 168 УПК РФ).
Таким образом, исходя из смысла анализируемых норм, следователь не только по своему усмотрению привлекает специалиста к участию в процессуальных действиях, но и вправе не допустить того или иного специалиста по мотивам недостаточной компетентности, невозможности установить его личность, а так же при наличии оснований для отвода (ст. ст. 61, 70 ч. 2 УПК РФ).
Очевидно, что во многих, хотя и далеко не во всех случаях, защитники будут настаивать на привлечении в качестве специалиста лицо, лично заинтересованное в исходе дела, которому, например, сторона защиты заплатила или пообещала вознаграждение за «нужное защите участие», или специалист является родственником, другом защитника, обвиняемого и т.д.

Полномочия защитника по изучению материалов дела, по доступу к охраняемой законом тайне.
Доступ к более широкому кругу документов в ходе расследования, представление возможности копировать материалы дела с помощью технических средств (ст. 53 ч. 1 п. 6 и 7 УПК РФ и ст. 6 п. 3 п.п. 6 закона об адвокатуре) по единодушной оценке всех опрошенных работников правоохранительных органов не только расширяет возможности законной защиты, но и предоставляет уникальные возможности для всякого рода противозаконных действий.
По сути, получается, что каждый адвокат вправе иметь в своем личном архиве в полном и бессрочном распоряжении десятки и сотни томов копий уголовных дел, в которых он участвовал в качестве защитника. Кроме того, у недобросовестных адвокатов появляется серьезный соблазн использовать полученные сведения (в громадном объеме), вопреки интересам правосудия.
Некоторые адвокаты «не устоят» перед просьбами родственников обвиняемого показать им дело, где есть адреса и личные данные о потерпевших, и свидетелях обвинения, данные, часто составляющие их личную и семейную тайну.
Кроме того, в откопированном деле могут содержаться и сведения, составляющие государственную тайну. Право знакомиться с информацией, содержащей государственную тайну и даже фиксировать ее с помощью технических средств закреплено действующим законодательством (ч. 5 ст. 49 УПК РФ; п.п. 6 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре; ст. 21.1. Закона «О государственной тайне»).
Так может ли сторона обвинения правовыми средствами нейтрализовать применение незаконных способов защиты со стороны адвокатов в связи с их широкими правами и возможностями доступа к данным предварительного расследования? Наше мнение ― не только может, но и обязана.
Во-первых, следователь, дознаватель, прокурор должны предупредить защитника об уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования (ст. 161 УПК РФ). В современных условиях, при нынешнем объеме прав и полномочий защитника полагаем уместным настоятельно рекомендовать всем субъектам расследования по всем без исключения уголовным делам брать у защитников соответствующую подписку (ч. 2 ст. 161 УПК РФ).
Во-вторых, если в материалах уголовного дела имеются сведения, составляющие государственную тайну с него необходимо взять подписку о неразглашении таких сведений (ч. 5 ст. 49 УПК РФ).
В-третьих, в случае, если в деле имеются данные, составляющие другие виды охраняемой законом тайны (коммерческая, личная и семейная, врачебная и т.п.) следователь вправе получить подписку о неразглашении и этих данных.
И, наконец, в-четвертых, особый механизм защиты сведений, составляющих охраняемую законом тайну, заложен в ч. 2 ст. 217 УПК РФ. В этой норме указано, что защитник хоть и вправе снимать копии документов уголовного дела и делать выписки из него после окончания предварительного расследования, но в случае, если в этом деле содержатся сведения, составляющие государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну (выделено нами ― Ю.Г.), то все эти копии и выписки не могут быть выданы, а хранятся при уголовном деле и представляются обвиняемому и его защитнику во время судебного разбирательства.
Как же быть со сведениями, составляющими «иную охраняемую законом тайну?». Речь идет, прежде всего, о тайне предварительного расследования. Ни в УПК РФ, ни в другом федеральном законодательстве не определено, какие именно данные необходимо понимать под этой тайной. Анализируя положение ч. 3 ст. 161 УПК РФ, можно предположить, что тайной предварительного расследования считаются любые его данные, разглашение которых по субъективному мнению прокурора, следователя или дознавателя, противоречит интересам предварительного расследования и может нарушить права и законные интересы участников уголовного судопроизводства. То есть, это могут быть любые данные, любой документ из уголовного дела или даже все документы, все дело.
Однако следует быть объективными и признать, что подобная «крайняя позиция» следователя, хотя и может быть признана правомерной, исходя из положений ст. 217 УПК РФ, но во многом противоречит правам и законным интересам стороны защиты. Требуются конкретные изменения в законодательстве, которые дали бы более четкое представление о том, выписки и копии каких материалов уголовного дела сторона обвинения может выдать стороне защиты, а на выдачу каких может быть наложен запрет.
скачать dle 11.0фильмы бесплатно



 
Другие новости по теме:


     
    Разное
    Дополнительно
    Счётчики
     

    Карта сайта.. Статьи