Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно
Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
» » Типичные данные о личности адвокатов-правонарушителей. -2



 

Типичные данные о личности адвокатов-правонарушителей. -2

в разделе: Участие недобросовестных адвокатов Просмотров: 1 203
То есть в целом они являются, с одной стороны, цветом адвокатского сообщества, но, с другой стороны, при невысоком уровне моральной чистоплотности и порядочности они - опасные нарушители закона и этики.
Важным обстоятельством является и то, каким образом "ушел из системы" тот или иной бывший ее сотрудник. Так, во многом своеобразно поведение лиц, уволенных из органов по отрицательным мотивам и далее пришедших в адвокатуру. Именно такие лица, будучи адвокатами, часто бывают особо беспринципны, обладают иногда низким уровнем квалификации и самодисциплины, что влечет соответствующие виды нарушений. Еще в 1987 году профессор В. Савицкий писал, что в ряде мест коллегии адвокатов превратились в своего рода убежища для скомпрометировавших себя служителей правосудия. В этом он видел один из основных факторов недоверия как юристов, так и населения к адвокатскому сообществу. С тех давних времен ситуация вряд ли улучшилась .
Между тем именно среди таких адвокатов часто встречаются и настоящие профессионалы, глубоко знающие соответствующую (как правило, следственную или оперативно - розыскную) работу. Ведь ни для кого не секрет, что в нашей стране далеко не всегда увольняли или вынуждали уволиться по собственному желанию из органов тех, кто действительно этого заслуживает. Такие адвокаты часто глубоко переживают свое увольнение из Системы, во многих случаях сознательно или подсознательно мстят ей за свой уход. Особенно негативными тенденциями характеризуется утечка лучших кадров из правоохранительных органов в период конца 80-х - до середины 90-х годов прошлого века. Многие из юристов этого периода уходили (и, к сожалению, и сейчас уходят) из-за низкой заработной платы, отсутствия перспектив получения жилья, конфликтов с руководством и т.п. Зачастую эти, часто еще молодые, полные сил, высококвалифицированные юристы сейчас стали одними из наиболее сильных и квалифицированных адвокатов. Именно из них теперь чаще всего набирают целые "бригады" личных адвокатов лидеры организованных преступных формирований.
Адвокаты, ушедшие в свое время из органов с почестями на "заслуженный отдых", например по возрасту, как правило, проявляют несколько иные качества. На их деятельность оказывают влияние богатый опыт, часто длительная служба на руководящих постах, сохранившиеся связи, а также возраст, состояние здоровья и т.д. Вместе с тем среди опрошенных адвокатов распространено мнение о том, что длительная работа в правоохранительной системе часто накладывает неизгладимый отпечаток на личность специалиста. Человеку, много лет проработавшему "по другую сторону баррикады", иногда бывает очень сложно "перестроиться" с позиции обвинения людей к их защите.
Адвокаты без предшествующего опыта. Ни в коем случае нельзя утверждать, что адвокаты второй группы - не имеющие предшествующего профессионального опыта, обладают меньшей профессиональной квалификацией. Напротив - многие из известнейших адвокатов России всю или большую часть своей жизни посвятили только этой профессии .
Правда в последние годы и до вступления в силу закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» кадровый состав адвокатуры характеризуется наплывом молодежи, лиц, только закончивших юридические вузы и почти сразу приступивших к адвокатской деятельности. Молодые специалисты, выпускники вузов, а также лица, ранее работавшие не по юридической специальности или по профессии, не связанной с уголовным судопроизводством, сейчас составляют значительную часть адвокатского корпуса. Очень часто (хоть и не всегда) такие адвокаты лучше других разбираются в нормах материального и процессуального права, быстрее ориентируются в постоянных изменениях законодательства, в специальной литературе, знают компьютерную технику, используют информационные базы данных (реже - данные криминалистических учетов) и т.д. Но не всегда им сопутствует успех в выборе тактических приемов и стратегии защиты, и что очень важно - в вопросах установления необходимого контакта с субъектами расследования.
Не побывав "в шкуре" следователя, оперативника, не познав всей тяжести их труда, не видя изнутри всех детерминант, тех или иных закономерностей в их работе, они часто крайне резко, эмоционально и бескомпромиссно реагируют на нарушения закона со стороны процессуальных противников. Нельзя осуждать или даже иронизировать над такой реакцией. Правоохранительная система действительно изобилует нарушителями законности и примерами систематических, грубых правонарушений и преступлений со стороны ее представителей.
Именно у категории адвокатов - "молодых специалистов" в этой связи чаще чем у других возникает стойкая "протестная", непримиримая позиция к процессуальным противникам, негативное отношение ко всем следователям, дознавателям, прокурорам, а в особенности - к оперуполномоченным, возникает уверенность, что даже законный интерес доверителя можно защитить только незаконными средствами. Очень часто такая "классовая ненависть" находит свое выражение в применении незаконных методов защиты. Принципом "око за око", то есть "нарушение за нарушение", такой адвокат морально оправдывает свои действия перед самим собой, своими коллегами и близкими.
К слову сказать, приведенная позиция, принцип "нарушение на нарушение", характерен в той или иной мере для адвокатов всех анализируемых групп. Если следователи отвечают защитникам тем же, мстя им, а в результате прежде всего их клиентам за действительные и мнимые недозволенные методы, - налицо самый худший для интересов правосудия сценарий конфликтного расследования. Досудебная стадия судопроизводства превращается в необъявленную жестокую войну, где "все средства хороши", а людские судьбы, интересы законности становятся разменной монетой. Думается, что эти опасные закономерности во взаимоотношениях сторон процесса должны стать темой специального исследования.
Вернемся же к адвокатам - "молодым специалистам". Итак, допускаемые молодыми, не имеющими специального опыта защитниками нарушения, часто носят явный характер, направлены на процесс расследования и реже - на его участников. Реже среди них встречаются адвокаты, допускающие незаконные приемы против интересов клиента. Но они чаще могут добросовестно заблуждаться в оценке последствий своих действий. Однако они по сравнению с предыдущей группой (имеющих предшествующий опыт) значительно реже становятся "вовлеченными" адвокатами (о них ниже), в том числе и потому, что преступные формирования больше предпочитают нанимать защитников, имеющих "предшествующий опыт". Среди "неопытных" меньше и "коррумпированных" защитников, поскольку "корпус" последних формируется, в основном, из бывших работников, пенсионеров соответствующих правоохранительных ведомств.
Уровень квалификации адвокатов. Говоря о типичных свойствах личности адвокатов - нарушителей, нельзя не упомянуть о самой "скользкой", оценочной категории - об уровне квалификации адвоката. Как бы ни были условны границы этого понятия, его учет слишком важен для целей настоящего исследования, чтобы умолчать о нем.
Как правильно отметил В.Н. Карагодин, среди интеллектуальных свойств личности субъекта противодействия расследованию, детерминирующих эту деятельность, одним из важнейших является знание уголовного и уголовно - процессуального законодательства, тактических приемов и методов ведения расследования .
Соответственно адвокат, решивший встать на путь противодействия расследованию, избирает конкретные незаконные действия, исходя в том числе из уровня своей профессиональной квалификации.
Понимая всю уязвимость нашей позиции, тем не менее, позволим себе выделить:
1) высококвалифицированных адвокатов;
2) не обладающих таким качеством.
По данным упомянутого исследования МГКА показатели качества работы выше у адвокатов, имеющих стаж работы до 15 лет . Самая сильная в этом отношении группа - адвокаты со стажем работы от 6 до 10 лет. Показатели работы у адвокатов - мужчин выше, чем у адвокатов - женщин. Однако разница незначительная . Основная нагрузка приходится на адвокатов в возрасте от 31 до 50 лет (58,9% уголовных дел). Вместе с тем высока активность адвокатов в возрасте свыше 60 лет (9,1% от всех уголовных дел) .
Никоим образом не желая кого-то обидеть или задеть, выскажем лишь некоторые наблюдения, которые носят весьма и весьма субъективный характер.
Неквалифицированный адвокат. В наиболее общем плане нельзя сказать, что первый тип совершает меньше нарушений, чем второй. Как уже отмечалось, в большей степени этот вопрос зависит от морально - этических качеств юриста, от уровня его правосознания, честности и порядочности. Прежде всего, уже само проявление защитником в своей работе низкой квалификации, при определенных условиях, следует признать грубым нарушением адвокатской этики. Принятие защитником поручения, которое он заведомо не может выполнить в силу ненадлежащей квалификации, порочит честь и достоинство не только его самого как адвоката, но и умаляет авторитет всей адвокатуры .
На наш взгляд, если защитник участвовал в деле, по которому, как выяснится впоследствии, лицо было необоснованно осуждено - данные обстоятельства уже сами по себе могут быть поводом для квалификационной коллегии адвокатской палаты к рассмотрению вопроса об ответственности адвоката .
Кроме того, именно неквалифицированная часть адвокатского сословия идет на незаконные, а порой и преступные компромиссы с органами следствия ("коррумпированные" адвокаты). Часто они боятся напрямую конфликтовать со следствием, действуют вопреки интересам своих подзащитных, подводят их, стараясь помочь. Чаще других неквалифицированные адвокаты дают необоснованные гарантии, допускают недобросовестную саморекламу, осуществляют "посредничество" между арестованным и его соучастниками, находящимися на свободе, и т.д.
И, кроме того, поскольку они обычно не пользуются популярностью у клиентов, то за любую хорошо оплачиваемую, связанную с чем угодно работу они чаще всего готовы идти на любые нарушения, по принципу "Все что угодно за Ваши деньги!" Им больше присущи явные, наглые, не всегда даже разумно мотивированные средства незаконной защиты.
Высококвалифицированный адвокат. Категория высококвалифицированных адвокатов, разумеется, выглядит совершенно иначе, чем их слабо квалифицированные коллеги. Характеристики противоположные. В крайне редких случаях такой адвокат пойдет на действия против своего клиента. Репутация для него намного дороже сиюминутных выгод. Поэтому такие специалисты редко бывают коррумпированы представителями стороны обвинения. Как правило, они не идут на противозаконный компромисс со следствием. Только если этот компромисс будет действительно выгоден подзащитным. Да и то соглашение с таким адвокатом и его подзащитным может "высосать много крови" у следователя, хотя и должно вызвать искреннее уважение к профессиональной хватке защитника.
Адвокат такого рода хотя и легко при необходимости идет на конфликт, но выдерживает в нем чаще корректную позицию. Квалифицированный адвокат не нуждается в таких методах, как препирательства с судьей, унижение и ложная компрометация участников процесса, заявление надуманных и беспредметных жалоб и т.п. Его арсенал средств и приемов достаточно богат, чтобы не опускаться до действий, унижающих собственное профессиональное и личное достоинство.
Зато им будут использованы все ошибки и нарушения, допущенные следствием. Не только прямое нарушение, но и любой недочет, недоработка, упущение расследования могут мгновенно стать козырем защиты. Но такого рода действия в целом не нарушают адвокатской этики. Поймать следователя на ошибке и использовать ее для защиты чаще можно отнести к заслугам адвоката. Хотя следственный опыт показывает, что квалифицированный и опытный адвокат чаще всего не будет тратить время и нервы на многочисленные мелкие, несущественные нарушения, не влияющие на правовые решения по делу. Он скорее корректно укажет на эти ошибки следствию и подчеркнуто "закроет на них глаза", налаживая тем самым психологический контакт с процессуальным противником. И надо признать, что он тем самым, как правило, добьется большего, чем тот адвокат, кто будет строчить жалобы на каждую "помарку" в процессуальных действиях и документах.
Наибольшая опасность безнравственно части высококвалифицированных адвокатов заключается в том, что именно таких специалистов берут на службу организованные преступные формирования. Они часто становятся "вовлеченными" адвокатами, бывает, что консультируют преступников не только после, но и до, и во время совершения преступления, то есть становятся его соучастниками. И тогда раскрыть такое преступление - задача весьма сложная. Разумеется, такие адвокаты высокооплачиваемы. Часто их гонорары имеют свое происхождение из пресловутого "общака", иное "грязное" происхождение.
В рамках проведения конкретных следственных и судебных действий такие защитники проявляют особый профессионализм, прежде всего при допросе. Выявление заведомо ложной недопустимости и недостоверности показаний свидетеля (потерпевшего), доведение их до абсурда, понуждение к изменению свидетелями своих показаний посредством незаконных и неэтичных приемов, подстрекательство к даче заведомо ложных показаний, фальсификация вещественных доказательств, посредничество во взяточничестве - вот далеко не исчерпывающий перечень основных незаконных средств и методов их профессиональной защиты. Причем практически все эти действия будут скрытыми, трудно изобличаемыми.
Мы рассмотрели наиболее обобщенные данные об адвокатах, допускающих незаконные методы и средства профессиональной защиты. В нашу задачу входило продемонстрировать некоторые закономерности, связывающие наиболее общие личностные, профессиональные свойства защитников с соответствующими видами незаконных методов защиты . Отметим, что эти закономерности имеют весьма условный, неоднозначный характер, высокий коэффициент "погрешности". Однако, на наш взгляд, при нынешнем состоянии практики противодействия незаконным методам защиты, крайне незначительной, нерепрезентативной практики расследования уголовных дел о преступлениях адвокатов, более точные связи и зависимости "вычислить" невозможно. Развитие соответствующей правоприменительной практики, связанные с этим дальнейшие исследования позволят прийти к результатам более высокой степени достоверности.
Приведенные обобщенные данные, и в целом ничто из того, что изложено в этой работе, не может рассматриваться как намерение автора подорвать авторитет членов адвокатского сообщества и адвокатуры в целом. В каждой организации есть «случайные» люди. Выявить таких лиц, "вывести на чистую воду" - в большей степени задача уже самой организации. Научные рекомендации, учебные курсы призваны лишь содействовать в этом.скачать dle 11.0фильмы бесплатно



 
Другие новости по теме:


     
    Разное
    Дополнительно
    Счётчики
     

    Карта сайта.. Статьи