Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно
Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
» » Типичные данные о личности адвокатов-правонарушителей. -1



 

Типичные данные о личности адвокатов-правонарушителей. -1

в разделе: Участие недобросовестных адвокатов Просмотров: 1 885

Криминологические исследования типов личности адвокатов-правонарушителей. Основания классификации типов личности. Адвокат – член организованного преступного формирования («вовлеченный» адвокат). Адвокат как участник коррупционных преступлений и правонарушений в правоохранительных и судебных органах («коррумпированный» адвокат). Уровень профессиональной квалификации адвоката и его влияние на совершаемые правонарушения.

Знание представителями стороны обвинения, судьями, а так же доверителями обобщенных данных о личности адвокатов, допускающих незаконные методы профессиональной деятельности в уголовном судопроизводстве, имеет важное значение для реализации мер борьбы с этими правонарушениями.
Например, имея хотя бы самое общее представление о типичных личностных качествах таких адвокатов, следователь может достаточно оперативно и с высокой степенью вероятности распознавать конкретные способы их противоправной деятельности, выявлять следы преступлений и иных правонарушений и т.д. и далее - планировать и реализовывать следственные и иные действия, а также их комплексы (тактические операции), направленные на профилактику, нейтрализацию, расследование преступлений.
В то же время обобщенные данные о личности профессиональных защитников, допускающих нарушения могут рассматриваться только как вероятностная модель и соответственно использоваться следователями, другими правоприменителями лишь в качестве ориентирующей информации. То есть не следует переоценивать значение этих данных, пытаться сформировать однозначные связи между тем или иным профессиональным, личностным качеством и приведенными здесь способами совершения преступлений и иных правонарушений.
Нижеприведенные данные стали результатом проведенных опросов как адвокатов (42 чел.) так и их процессуальных противников – следователей, прокуроров и их помощников (210 чел.). В работе также использовались данные социологического исследования факторов, влияющих на деятельность адвокатов Московской городской коллегии адвокатов (МГКА), проведенного НИИ судебной защиты коллегии .
В рамках настоящего спецкурса речь идет, прежде всего, о двух типах правонарушителей. Первый из них - «коррумпированные» адвокаты. Все большее распространение этого «типа» защитников - есть не только незаконное, но и крайне безнравственное явление, феномен сращивания сторон защиты и обвинения, где жертвами становятся подозреваемые, обвиняемые, другие участники процесса. То есть такие всевдозащитники используют методы, противоречащие интересам их подзащитных. Среди «коррумпированных» адвокатов большая часть - некомпетентные, низкоквалифицированные, осознающие, что без постоянных «подачек», «рекомендаций» со стороны следователей, им не удастся получить платежеспособную клиентуру.
«Свои», привязанные к конкретному следственному подразделению (подразделению дознания и т.п.) адвокаты получают работу в основном «по рекомендации» самих следователей и дознавателей, а точнее, благодаря «навязыванию» этого адвоката подозреваемому. В благодарность они идут на любые сделки с представителями правоохранительных органов, лишь бы не потерять их «дружеского расположения», а значит и клиентуру.
«Коррумпированные» адвокаты состоят в самых добрых, дружеских отношения с соответствующими сотрудниками. Очень часто это бывшие работники, пенсионеры этого самого «кормящего» подразделения (бывшие следователи, дознаватели, оперативники, руководители данного подразделения). Они вместе отдыхают со своими бывшими коллегами, встречают праздники, обедают, подолгу сидят наедине с ними в кабинетах и т.д.
Анализ дисциплинарной практики адвокатских образований показывает, что профессиональное сообщество всегда резко отрицательно относилось к проявлениям недопустимо близких, личных контактов своих представителей с должностными лицами стороны обвинения. Так, Ю.Ф. Лубшев отмечает, что Президиумы считают недопустимым отход адвоката от официальных позиций во взаимоотношениях с должностными лицами. Одного из адвокатов, указывает автор, подвергли дисциплинарному взысканию за то, что он по просьбе следователя участвовал в деле без получения ордера юридической консультации.
«…В 60-е годы в МГКА было проведено обобщение о взяточничестве в правоохранительной системе, показавшее, что замешанными в коррупции оказываются почти исключительно адвокаты из бывших судей, прокуроров и следователей. С тех пор в МГКА введен категорический запрет для выходцев из судов, прокуратур и следственных органов в течении пяти лет практиковать по месту прежней работы. … А в так называемых «альтернативных» коллегиях вчерашние следователи ФСБ и МВД ведут прием клиентов чуть ли не в своих прежних кабинетах, дела им подбрасывают бывшие сослуживцы. ….Возникают связки «судья-адвокат», «следователь-адвокат». Согласитесь, тянет запахом коррупции!».
«Коррумпированный» адвокат редко критикует сотрудников, намекает своему клиенту на личные контакты, а так же на то, что все вопросы он может решить, лишь бы клиент платил. Часто «коррумпированные» адвокаты становятся постоянно действующими посредниками во взяточничестве между коррумпированными представителями стороны обвинения и доверителями. Организованная преступная группа - именно так следует квалифицировать такой «тандем» - в составе следователя (дознавателя, оперативника, прокурора, судьи) и «коррумпированного» адвоката вымогает у подозреваемых, обвиняемых, их родных и близких, представителей криминальных структур, крупные денежные суммы за принятие правовых решений в пользу привлекаемых к ответственности. Причем речь может идти как о законных, так и о незаконных решениях.
В преступной среде некоторых регионов и населенных пунктов ходят слухи даже о "фиксированных ставках, расценках" на услуги представителей стороны обвинения, в зависимости от тяжести статьи обвинения, личности привлекаемого и т.д. Людская молва указывает заинтересованным лицам и на конкретных адвокатов, кто постоянно осуществляет посредничество во взяточничестве. Многие "коррумпированные" адвокаты дают взятки должностным лицам уже только за приглашение (иногда и навязывание) конкретного защитника к участию в "платном" деле. Речь идет, как правило, о процентной ставке (5%, 10%, 20% и более) от первичной суммы гонорара.
Именно поэтому опрос адвокатов - членов МГКА по вопросу о наиболее серьезных проблемах современной адвокатуры показал, что сами члены корпорации считают необходимым запретить адвокатам - бывшим работникам органов следствия, прокуратуры и судов вести дела по прежнему месту работы. Связки "следователь - свой адвокат" из числа бывших следственных работников ведут к злоупотреблениям .
Как уже ранее отмечалось, по своей сути «коррумпированные» адвокаты являются своеобразным «антиподом» другого типа недобросовестных защитников - вовлеченных в организованные преступные формирования («вовлеченные» защитники). Адвокат, вовлеченный в организованную преступную группу (сообщество), как правило, оказывает им свои услуги на постоянной основе, «курирует» дела ОПГ (ОПС), консультирует о способах подготовки, совершения и сокрытия преступлений, средствах и методах выявления, раскрытия и расследования, применяемых правоохранительными органами.
Как отмечает В.Е. Корноухов, нередки случаи внепроцессуальной заинтересованности адвокатов. Более того, имеют место факты "содержания" защитников, поэтому они выполняют не только процессуальные функции, но и передают подозреваемым заранее подготовленное алиби, служат каналом передачи информации между преступной группой и задержанным .
В случае если член ОПГ (ОПС) попал в поле зрения правоохранительных органов, такой адвокат мгновенно прибудет, чтобы приступить к защите с как можно более ранней стадии расследования, а при необходимости станет адвокатом свидетеля, чтобы по меньшей мере информировать организованное преступное формирование о ходе расследования по делу. По делу с участием такого защитника подозреваемый (обвиняемый) вряд ли будет признавать вину и содействовать расследованию, разве что если это по какой-то причине будет выгодно самому преступному формированию.
Так, защитник иногда "сдает" следователю эпизоды дела, которые изначально проиграны. Практике известны случаи, когда преступные группы "сдают" через защитника не только проигранный эпизод, но самого исполнителя. Иногда преступные группы "сдают" такого второстепенного члена для "расчетов" с оперативными правоохранительными службами для создания видимой активности раскрытия. По тюремной классификации этих людей называют "громоотводами", которые нередко сознательно берут на себя чужую вину, чтобы создать иллюзию раскрытия преступления, а после полугода расследования через адвокатов представляют неоспоримое алиби... что для следователя является ловушкой .
Особенно безнадежно дело, если верхушка преступного формирования имеет прямые или опосредованные коррумпированные связи с руководством правоохранительного подразделения. В этом случае следствие превращается в фарс, а следователь из процессуально самостоятельного лица превращается в заложника, "ложась между молотом и наковальней", где "молот" - собственное коррумпированное руководство, а "наковальня" - сторона защиты по делу .
Свидетелей по делу, где участвует вовлеченный защитник ОПГ (ОПС), может не быть вообще, или они в дальнейшем изменят свои показания. Криминальные структуры в своем регионе, как правило, знают лучших, наиболее квалифицированных и популярных адвокатов, имеющих наиболее обширные связи в правоохранительных органах. Именно они больше всего подвержены риску быть "вовлеченными" в организованную преступную деятельность. Соблазн весьма велик, и очень жаль, что ему часто ничто не противостоит, кроме профессиональной чести и совести адвоката.
Итак, если первые – «коррумпированные» адвокаты, работают в основном в интересах стороны обвинения, то вторые, «вовлеченные» - в интересах организованной преступности. При всех различиях в подходах к защитительной деятельности, у этих антиподов есть и общие незаконные средства и способы. И те и другие делают все возможное для развития коррупции в правоохранительных органах, вывода из их рядов честных, принципиальных и грамотных специалистов, они являются активными членами коррумпированных преступных групп и сообществ. И те и другие уверены, что никакие законные приемы защиты не сравнятся по эффективности с подкупом «нужных» должностных лиц правоохранительных органов.
Так обобщенный образ пресловутого героя романа Марко Незе «Спрут» (и одноименного сериала) - адвоката Терразини, давно стал реальностью российской действительности. Высокая степень общественной опасности обоих этих типов заключается еще и в том, что честные, порядочные адвокаты, для которых закон и профессиональная этика далеко не пустой звук, глядя на сомнительные «успехи» «коррумпированных» и «вовлеченных», бесчестных и некомпетентных соратников по корпорации, без труда находят повод разувериться в необходимости соблюдать закон, совершенствовать профессиональное мастерство "Зачем быть честным профессионалом" - с горечью заметил один из проинтервьюированных нами адвокатов - ".... если большие деньги, известность и авторитет могут заработать совершенно некомпетентные лица, особенно если они имеют коррумпированные связи в суде, правоохранительных органах или знакомства в криминальном мире?".
То есть следует особо отметить, что в основе детерминации незаконной деятельности профессиональных защитников лежат противоправные и аморальные действия недобросовестных работников правоохранительных органов. Коэффициент латентности коррупционных преступлений, связанных с незаконной деятельностью «карманных» и «вовлеченных» защитников, весьма и весьма высок.
Для целей настоящего спецкурса существенное значение имеют и другие обобщенные данных о личности адвокатов. Помимо рассмотренной типологии можно выделить следующие.
По наличию наличия или отсутствия предшествующего адвокатуре опыта работы в правоохранительных и судебных органах всех адвокатов можно условно разделить на:
- имеющих предшествующий опыт работы в суде, в следственных органах, в органах дознания, в прокуратуре, а также в оперативно - розыскных подразделениях (далее - "опытные" защитники или защитники с предшествующим опытом);
- не имеющих такого опыта.
Адвокаты с предшествующим опытом. Адвокаты, относящиеся к первой категории, как правило, имеют опыт и знания в тактике и методике расследования, личный авторитет, авторитет предыдущей должности, связи в правоохранительных и судебных органах. Такие адвокаты обычно весьма уважаемы в правоохранительных органах и судах. В своей работе они лучше находят язык со своими бывшими коллегами, хорошо знают их психологию и проблемы, условия и специфику их работы, типичные ошибки и нарушения, допускаемые ими, и то, как и где их можно найти и использовать в интересах защиты.
Эти же качества позволяют некоторым из них вступать в коррупционные связи с недобросовестными работниками правоохранительных органов, действуя не в интересах клиента. Они имеют реальные возможности для незаконного воздействия на субъектов расследования и на суд. Незабытые профессиональные качества и опыт общения с людьми позволяют им весьма умело воздействовать на свидетелей, потерпевших и других участников процесса.скачать dle 11.0фильмы бесплатно



 
Другие новости по теме:


     
    Разное
    Дополнительно
    Счётчики
     

    Карта сайта.. Статьи