Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно
Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
» » Характеристика типичных преступлений, совершаемых «коррумпированными» и «вовлеченными» адвокатами. -2



 

Характеристика типичных преступлений, совершаемых «коррумпированными» и «вовлеченными» адвокатами. -2

в разделе: Участие недобросовестных адвокатов Просмотров: 2 274
Специфика участия во взяточничестве адвокатов заключается и в том, что последние практически всегда информируют взяткодателей (доверителей, подзащитных) о том, за что будет передана взятка, но далеко не всегда сообщают им кому конкретно она будет дана. Недобросовестный адвокат всегда заинтересован преувеличить размер необходимой к передаче суммы в глазах взяткодателя и преуменьшить материальные возможности последнего в глазах взяткополучателя. То есть размеров «комиссионных», которые оставляет себе такой защитник, чаще всего не знает ни взяткодатель, ни взяткополучатель.
Широко распространены и факты мошенничества (ст. 159 УК РФ) со стороны недобросовестных адвокатов, ложно подстрекающих своих клиентов к даче взяток и затем присваивающие их.
Так, по делу о незаконном обороте крупных партий героина, было установлено, что адвокат одной из арестованных обвиняемых, требовал от ее матери, помимо оплаты по соглашению, крупную сумму денег, якобы, для дачи взятки следователю. Адвокат убедил своего клиента в том, что находится со следователем в дружеских отношениях и договорился о передаче взятки. Иначе, как он утверждал, освободить задержанную будет невозможно. Реально же он лишь подал ходатайство на имя следователя и прокурора с просьбой об освобождении, не выходя за рамки закона. Подозреваемая была освобождена из-под стражи даже без учета ходатайства. Адвокат полученные деньги присвоил.
Его действия подпадают под признаки совокупности преступлений: мошенничество - ст. 159 УК РФ; ст. ст. 33 ч. 4 и 291 ч. 1 УК РФ – подстрекательство к даче взятки; ч. 3 ст. 298 УК РФ – клевета в отношении следователя, соединенная с обвинением его в совершении особо тяжкого преступления (вымогательство взятки - ст. 290 ч. 4 п. «в» УК РФ).
Интересы профессиональной защиты направлены не только на принятие решений должностными лицами органов правосудия и предварительного расследования. Во многом судьба подзащитного зависит от тех сведений, документов, предметов и т.д., в том числе и доказательств, которые представят адвокатам должностные лица и управленцы иных организаций и предприятий.
Так, распространены факты подкупа руководителей организаций за дачу положительных характеристик на своих работников, привлекаемых к уголовной ответственности, факты подкупа врачей за выдачу справок о состоянии здоровья пациентов – подозреваемых и обвиняемых и т.п. Рассказы проинтервьюированных нами опытных адвокатов изобилуют примерами, когда и иные документы, необходимые для защиты обвиняемых, удавалось добиваться в организациях только посредством подкупа.
Есть все основания прогнозировать рост реальных показателей преступности, связанной с дачей взяток адвокатами, в связи с наделением защитников полномочиями по сбору доказательств (ч. 3 ст. 86 УПК РФ). Не случайно их процессуальные противники – следователи, дознаватели, прокуроры, для сбора доказательств «вооружены» властными полномочиями (ст. 21 ч. 4 УПК РФ). Защитники, не имеют таких полномочий, авторитета власти, а потому часто идут на различные нарушения для достижения своих задач. Причем, адвокату нужны не любые доказательства, а только оправдывающие подзащитного, либо иным образом облегчающие его положение. Недобросовестная часть адвокатов не обойдет искушения подкупать должностных лиц и управленцев. Ими могут быть руководители органов и организаций по месту работы подзащитного, предприятий жилищно-коммунального хозяйства (ЖЭУ и др.), участковые милиционеры, работники справочных служб, должностные лица и управленцы государственных и негосударственных экспертных учреждений и др.
В случаях подкупа не должностных лиц и управленцев (Примечания к статьям 285 и 201 УК РФ), в услугах которых заинтересован недобросовестный защитник, его действия могут быть признаны преступными, если эти лица являются по уголовному делу свидетелями, потерпевшими, переводчиками или экспертами (ст. 309 ч. 1 УК РФ). Но по этой статье УК преступным признается только подкуп с целью дачи этими лицами заведомо ложной информации (показаний, заключения, перевода). То есть не является преступным, к примеру, подкуп тех же лиц с целью дачи ими правдивых показаний.

Фальсификация доказательств по уголовному делу защитником (ст. 303 ч. 2 УК РФ). К сожалению, фальсификация доказательств защитником подозреваемого, обвиняемого - явление распространенное, хотя факты выявления и пресечения этих преступлений крайне редки.
Полагаем, что в значительной доле совершаемых по уголовным делам фальсификаций доказательств, кем бы эти преступления не совершались, эти недобросовестные адвокаты играют роль соучастников, как правило, пособников, то есть консультируют обвиняемых, других заинтересованных лиц, дают советы о том, как создать для фальсифицируемого доказательства видимость относимости, допустимости, достоверности, рекомендуют способы сокрытия преступления, и одновременно разъясняют, каковыми будут правовые последствия введения в процесс тех или иных фальсифицированных сведений и т.д.
Вместе с тем, распространены и случаи, когда адвокат лично занимается фальсификацией доказательств, лишь сверяя, координируя свои действия с подзащитным, с иными заинтересованными лицами. Безусловно, наиболее опасными «фальсификаторами» являются «вовлеченные» адвокаты.
Целями фальсификации доказательств могут быть:
- создание ложного алиби подзащитному, обвинение в совершении преступления другое лицо, которое его не совершало;
- направление следствия по ложному пути, затягивание расследования, стремление добиться его приостановления и т.п.;
- желание добиться смягчения уголовной ответственности и наказания подзащитного;
- и другие.
Способами фальсификации могут быть:
- создание заведомо ложных следов совершения преступления и иных вещественных доказательств;
- полная или частичная подделка документов-доказательств;
- подмена, дублирование объектов;
- частичное уничтожение объекта, его подделка с целью изменить внешний вид, фальсифицировать назначение и т.п. и т.п.
В связи с наделением защитника полномочиями по сбору доказательств, в частности, по получению предметов, документов и иных сведений (п. 1 ч. 3 ст. 86 УК РФ) есть основания прогнозировать рост числа реально совершаемых преступлений, связанных с фальсификацией «немых» доказательств защитником. Практике известны многочисленные варианты способов фальсификации, совершаемые «вовлеченными» защитниками.
В ходе расследования уголовного дела по обвинению работников милиции в разбойных нападениях на иностранцев в поездах, один из обвиняемых в первоначальных показаниях и собственноручных объяснениях полностью признал вину и в том числе указал, что в двух эпизодах нападений применял нож, угрожая им потерпевшим.
Вступивший в дело адвокат после конфиденциальной беседы с задержанным потребовал представить ему для ознакомления, в том числе и все протоколы допросов и опросов его подзащитного. Во время их изучения совместно с подзащитным следователь отвлекся и не заметил, что адвокат и подзащитный что-то исправляют в протоколах. Далее подозреваемый потребовал, чтобы его передопросили. На повторном допросе он заявил, что не использовал нож в нападениях. То есть им и его защитником в качестве элемента стратегии защиты была избрана цель - переквалификация разбойного нападения с применением оружия (ст. 162 ч. 2 п.п. «б» и «г» УК РФ – особо тяжкое преступление), на неквалифицированный грабеж (ст. 161 ч. 1 УК РФ – преступление средней тяжести).
Только после повторного изучения протокола первоначального допроса и собственноручных объяснений подозреваемого, следователь заметил, что в тексте документов, во фрагментах: «…на это дело я взял с собой нож…» и «… я требовал у нее (потерпевшей) деньги и угрожал ей ножом…», были внесены исправления, вставлена частица «не». В результате после фальсификации соответствующие фрагменты протоколов выглядели так: «… на дело я НЕ взял с собой нож…» и «…. Я требовал у нее деньги и НЕ угрожал ей ножом…». Только в результате тщательно проведенной экспертизы по одному из фрагментов удалось доказать факт фальсификации – дописки текста. Из объяснений следователя: «Я полагаю, что только сам защитник мог дописать буквы «НЕ» в протоколе допроса. У него была шариковая ручка с красителем похожего цвета. Он держал в одной руке протокол, в другой ручку….». Однако факт фальсификации адвокатом протокола следственного действия по данному делу доказать не удалось.

Подстрекательство и пособничество в незаконном задержании, заключении под стражу или содержании под стражей (ст.ст. 33 ч. 4 и 5 и ст. 301 УК РФ).
Соучастие адвоката, в форме подстрекательства к этим преступлениям - это незаконная деятельность против интересов подзащитного и чаще всего совершается «коррумпированными» адвокатами. Такой защитник, к примеру, просит своего друга следователя задержать или арестовать собственного подзащитного на несколько дней. Мотив, как это чаще всего бывает, корыстный. Клиент не платит обещанный гонорар или адвокат хочет получить дополнительное вознаграждение, но для этого ему надо продемонстрировать эффективную работу. Возникает сговор: следователь «закрывает» человека, а адвокат имитирует активность, то что он, якобы, обивает пороги высоких кабинетов, строчит ходатайства и т.д. Через несколько дней, как правило, через два дня, в результате «неимоверных усилий» в конец запуганный подзащитный освобождается следователем из-под стражи и с рыданиями бросается на грудь к своему адвокату-«спасителю». Разумеется, даже последние деньги обманутый подзащитный и его близкие отдадут такому защитнику-мошеннику (совокупность со ст. 159 УК РФ), да еще будут благодарны. Полученными деньгами коррумпированные адвокат и следователь делятся.
Соучастие со стороны адвоката в незаконном задержании и аресте (равно как и в преступлении, предусмотренном ст. 299 УК РФ) может быть результатом и более сложных преступных операций. Так, «вовлеченный» адвокат, с целью выгородить своего клиента, имеющего вес в преступном мире, предлагает следователю сделку, суть которой заключается в том, чтобы «подставить» вместо виновного, другое, заведомо невиновное лицо. В одном из вариантов это может быть совершенно непричастное лицо, жертва (бомж, умственно отсталый, беспомощный человек и т.п.). В другом варианте это может быть лицо, специально «нанятое», которое сознательно берет на себя вину другого за деньги, за поддержку своей семьи на воле, за обещание специфических благ на зоне и т.п. Часто это люди ранее судимые, много лет проведшие в колониях, привыкшие к ним и в общем-то не представляющие для себя иной жизни. Они не могут прижиться «на воле», найти работу, создать семью. Так что после освобождение они все равно очень скоро вернуться обратно. Так почему бы не сделать это за деньги, иные услуги?
В обоих вариантах «вовлеченный» адвокат сначала подбирает такое лицо, готовит его к «отсидке» за своего клиента, затем решается вопрос о поводах и основаниях задержания (ст. 91 УПК РФ), фальсифицируются доказательства вины невиновного (с т. 303 ч. 2 УК РФ), предъявляется незаконное обвинение (ст. 299 УК РФ) и т.д. Отметим, что все эти деяния, на наш взгляд, должны квалифицироваться по реальной совокупности, правило поглощения одного состава другим не действует.
Особая специфика имеется и у соучастия адвоката, как правило, только в форме пособничества, в незаконном содержании под стражей. Приведем типичный пример. В отношении обвиняемого истекает срок содержания под стражей (ст. 109 УПК РФ). К этому моменту отпадают основания применения меры пресечения или, что бывает гораздо чаще, преступник по-прежнему заслуживает данной меры пресечения, вина его в совершении преступления доказана, однако следователь просто допустил преступную, на наш взгляд, халатность, разгильдяйство и своевременно не представил необходимые материалы для продления срока содержания под стражей (был в отпуске, «ушел в запой» и т.п.), либо была допущена ошибка в подсчетах совокупных сроков содержания под стражей (ст. 109 ч. 10 и 11 УПК РФ).
Так или иначе сторона обвинения ни в коем случае, даже путем нарушения закона, не хочет допустить, чтобы арестованный был выпущен на свободу. В этой ситуации дознаватели, следователи, прокуроры иногда идут на подлог, то есть на оформление необходимых документов задним числом, датой не позднее истечения срока содержания под стражей. Следует найти в себе мужество и признать тот факт, что в период действия УПК РСФСР 1960 года, когда арест санкционировали прокуроры, некоторые из них время от времени шли на такого рода нарушения.
В приведенном примере в действиях следователя и прокурора усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ст. 301 ч. 2 УК РФ – незаконное содержание под стражей, а при наличии корыстной или иной личной заинтересованности – еще и служебного подлога – ст. 292 УК РФ.
В случае если защитник этого арестованного («коррумпированный», редко «вовлеченный») знает об истечении срока ареста, понимает, что его подзащитный содержится под стражей незаконно, но по просьбе следователя, прокурора, судьи, оперуполномоченных, не принимает никаких мер к освобождению подзащитного из-под стражи, скрывает от него это обстоятельство, в его действиях усматриваются признаки пассивного соучастия, в форме пособничества, в вышеназванных преступлениях против правосудия.

Подстрекательство к заведомо ложному доносу, заведомо ложному показанию, заключению эксперта или неправильному переводу, отказу свидетеля или потерпевшего от дачи показаний (ст. 33 ч. 4 и ст. 306 УК РФ; ст. 33 ч. 4 и ст. 307 УК РФ; ст. 33 ч. 4 и ст. 308 УК РФ)
Специфика данных преступлений заключается, в том числе, и в том, что они являются оконченными только с момента подписания соответствующего документа: свидетелем и потерпевшим – протокола допроса, экспертом – заключения, переводчиком – любого переводимого им документа или протокола допроса.
Соответственно соучастие адвоката в данных преступлениях может быть совершенно:
- до проведения соответствующего следственного действия;
- во время его проведения, но до подписания документов.
Если же свидетель, потерпевший, эксперт или переводчик, несмотря на действия недобросовестного адвоката, дали в ходе следственного действия правдивые показания, то действия последнего могут быть квалифицированы как покушение на соучастие в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 307 и 308 УК РФ. (см. ч. 5 ст. 34 УК РФ).
Как и во многих других, в анализируемых преступлениях адвокат принимает участие как подстрекатель. Чаще всего им становится «вовлеченный» адвокат. Типичные способы подстрекательства, совершаемого «вовлеченным» адвокатом до соответствующего следственного действия, выражаются в следующем:
- уговоры: просьбы, убеждение свидетеля, потерпевшего и др. в том, что давать правдивые показания в данном конкретном случае было бы несправедливо, бессмысленно, жестоко, безнравственно. Приводятся доводы, типа: «Сделанного уже не исправишь, зачем же теперь ворошить прошлое?!», «Мой клиент уже раскаялся и сам себя наказал, готов извиниться, возместить ущерб и моральный вред и т.п.», «..зачем выносить сор из избы, жаловаться, «стучать» - это неэтично, недостойно…», «…Вы обрекаете моего подзащитного на страшное наказание, которого он не заслуживает…. «…он не исправится в тюрьме, а только еще более обозлится…» и т.п.
- Обещания: чаще всего имеют место в отношении потерпевших. Последние, особенно по делам о корыстных преступлениях (кражах, грабежах и др.), преступлениях в сфере экономической деятельности (гл. 22 УК РФ) более всего заинтересованы в возмещении причиненного ущерба и ради этого часто готовы пойти на лжесвидетельство. Адвокат обещает, что в случае дачи ложных показаний в пользу клиента, или если потерпевший «заберет заявление», «напишет встречное заявление», то его подзащитный в благодарность полностью возместит ущерб. «Адвокат может, например, пояснить потерпевшему что вынесение лицу, причинившему ему вред, наказания в виде лишения свободы для пострадавшего невыгодно, так как, оставаясь на свободе, причинитель вреда будет этот вред возмещать, а будучи лишенным свободы не сможет это сделать» . В подобных случаях, думается, не всегда можно говорить о подкупе потерпевшего (ст. 309 УК РФ), ведь речь идет возвращении ему того, на что он имеет полное право. Такого рода переговоры часто превращаются в скрытый от следствия торг между потерпевшим и обвиняемым. Очень часто адвокаты и обвиняемые обманывают потерпевших, то есть после дачи ими заведомо ложных показаний не возмещают ущерб.
- Обман: широко используется для подстрекательства к даче ложных показаний. «Вовлеченный» адвокат вводит в заблуждение свидетеля, потерпевшего и др. относительно личности подзащитного, последствий преступления, относительно позиции следователя, результатов и хода расследования и т.п. Например, защитник рассказывает свидетелю, потерпевшему небылицы про то, насколько хороший человек его подзащитный, преступление совершил случайно, вследствие стечения тяжелых жизненных обстоятельств и т.п. Делается это с целью вызвать в человеке острую жалость, стремление простить, помочь. Это эффективный прием для адвоката, хорошо знающего «загадочную душу» российского человека. Мы не простим даже за мелкую ошибку богатого и благополучного, но готовы заступится за вора и убийцу, потому что у него несчастная судьба…; Обман в отношении последствий преступления: например, адвокат до допроса встречается с очевидцем убийства и убеждает его не давать показаний. При этом лжет, что потерпевший жив и здоров; Обман по поводу обстоятельств и хода расследования: например, адвокат по делу о злоупотреблении полномочиями должностного лица лжет свидетелю, подчиненному обвиняемого, о том, что дело не имеет судебной перспективы, вот-вот будет прекращено, обвиняемый останется на своем посту и «припомнит» всем, кто давал показания против него и т.д. и т.п.
Во время проведения следственного действия адвокат может совершить подстрекательство к даче ложных показаний в следующих ситуациях:
1. во время допроса свидетеля, в случае если адвокат участвует в нем в порядке ч. 5 ст. 189 УПК РФ;
2. по время допроса потерпевшего, в случае если адвокат допущен в качестве его представителя;
3. во время очной ставки;
4. во время допроса свидетеля, потерпевшего, эксперта на судебном следствии.
Во время проведения следственного (судебного) действия, если следователь (судья) неопытный, а адвокат «вовлеченный», последний позволяет себе вмешиваться в допрос, задавать вопросы, в том числе наводящие, запутывать свидетеля и даже делать попытки отвечать за него, подсказывать то, какие показания ему выгоднее давать, а какие лучше не давать. При наличии вышеперечисленных условий это может быть квалифицировано как подстрекательство или пособничество к даче заведомо ложных показаний. Так, часто недобросовестный свидетель для того и приглашает адвоката, чтобы тот не сколько оказал ему юридическую помощь или защитил от возможно незаконных методов допроса (ч. 5 ст. 189 УПК РФ), сколько для того чтобы тот подсказал ему, свидетелю, какие показания давать. Не важно правдивые или заведомо ложные, лишь бы это было выгоднее свидетелю.
Во время очной ставки адвокат, как защитник или представитель одного из допрашиваемых, так же может подстрекать одного из них к даче ложных показаний. Это может выразиться в формулировке наводящих, провокационных вопросов, предвзятом комментировании ответов, различных формах психологического давления на допрашиваемого и т.п.
Развивающаяся в настоящее время состязательность сторон в процессе может спровоцировать стремление многих недобросовестных адвокатов применить в ходе судебного следствия незаконные методы допроса. Особенно это касается ситуаций, когда защитник допрашивает потерпевшего или свидетеля стороны обвинения. И если председательствующий судья, государственный обвинитель вовремя не примут соответствующих мер, зарвавшийся адвокат может использовать подстрекательство и пособничество к даче ложных показаний.
Очень часто «вовлеченные» адвокаты в ходе разработки преступных операций своего криминального формирования заранее предусматривают участие в деле лжесвидетелей, например, для создания ложного алиби, инсценировок и т.п. Недобросовестные адвокаты готовят лжесвидетелей, «репетируют» их показания, инструктируют их как вести себя на допросах.
Изложенное свидетельствует, насколько опасны адвокатские преступления, связанные с соучастием в лжесвидетельстве, заведомо ложном доносе, отказе от дачи показаний. Разумеется, такие преступления совершаются и другими лицами. Но именно в руках адвокатов, компетентных и опытных юристов, часто имеющих «предшествующий» опыт, эти посягательства становятся опаснейшим оружием против интересов правосудия.
* * * * *
На этом мы заканчиваем тему о некоторых типичных преступлениях «коррумпированных» и «вовлеченных» адвокатов, совершаемых ими в уголовном судопроизводстве. Дать характеристику всем распространенным в практике преступлениям в рамках спецкурса не представляется возможным.
Кроме того, необходимо отметить, что, несмотря на многочисленность видов и разновидностей этих преступлений, они являются далеко не единственными проявлениями незаконной деятельности «коррумпированных» и «вовлеченных» адвокатов в уголовном судопроизводстве. Как уже отмечалось в раках темы № 3, в качестве иных правонарушений следует выделять:
- нарушения УПК РФ;
- нарушения ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»;
- нарушения иного федерального законодательства;
- нарушение Кодекса профессиональной этики адвоката.
Рамки настоящего спецкурса не позволили нам остановиться на этих правонарушениях более подробно. Тем больше перспектив для дальнейших исследований. скачать dle 11.0фильмы бесплатно



 
Другие новости по теме:


     
    Разное
    Дополнительно
    Счётчики
     

    Карта сайта.. Статьи