Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно
Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
» » Характеристика типичных преступлений, совершаемых «коррумпированными» и «вовлеченными» адвокатами. -1



 

Характеристика типичных преступлений, совершаемых «коррумпированными» и «вовлеченными» адвокатами. -1

в разделе: Участие недобросовестных адвокатов Просмотров: 3 277
Основания классификации преступлений, совершаемых недобросовестными адвокатами. Виды преступлений. Особенности объективных признаков «адвокатских» преступлений. Особенности субъективных признаков «адвокатских» преступлений.

В рамках настоящей темы речь идет только о преступлениях, совершаемых адвокатами в связи с их профессиональной деятельностью в уголовном судопроизводстве . Мы не рассматриваем преступления, совершаемые адвокатами как и любыми другими лицами, то есть посягательства, не связанные с их профессиональной деятельностью.
Преступления адвокатов являются лишь частью незаконных средств и способов защиты в уголовном судопроизводстве. Однако значение выявления, раскрытия и расследования этих посягательств, вступление в законную силу приговора, имеет особо важное значение для борьбы с любыми проявления незаконных средств и методов профессиональной защиты.
Вместе с тем надо иметь ввиду, что в целом выявляемость незаконных действий со стороны защитников весьма низкая, а факты привлечения адвокатов к юридической ответственности носят единичный характер, то коэффициент латентности преступлений, совершаемых адвокатами предположительно один из самых высоких в структуре преступности. Предположительно, поскольку мы не нашли соответствующей статистики ни в криминологических исследованиях, ни в ведомственных документах.
Причиной тому и «ведомственная» незаинтересованность руководства адвокатских образований и коллегий (ныне – органов адвокатских палат субъектов Федерации) в выявлении и изобличении преступлений своих коллег, корпоративность, юридическая квалификация адвокатов, позволяющая им скрывать совершаемые преступления и др.
Своеобразной причиной высокой латентности анализируемых преступлений является правовой нигилизм, ненадлежащая профессиональная квалификация части работников правоохранительных органов, не желающих вникать в характеристику преступной деятельности адвокатов, вопросы квалификации, выявления и расследования этих преступлений.
Каких-либо научных и методических рекомендаций по уголовно-правовой квалификации, криминалистической методике расследования уголовных дел против адвокатов не существовало.
При этом изучение уголовных дел данной категории показало, что практически по всем им нарушались сроки следствия, сроки продлевались до 6 и более месяцев. Дела часто возвращаются на доследование, приостанавливаются. Очень часто следственные органы по делам этой категории идут на так называемый «компромисс с преступностью» . То есть дела прекращаются за изменением обстановки (ст. 26 УПК РФ), за деятельным раскаянием (ст. 28 УПК РФ) и т.п. Не лучше обстоит дело и со сроками судебной стадии производства по таким делам. В общем, объективно и субъективно дела этой категории представляют для практиков серьезную сложность.
Рассмотрим с позиции уголовно-правовой, криминологической и криминалистической характеристики некоторые, наиболее распространенные преступления, совершаемые «коррумпированными» и «вовлеченными» адвокатами.
Взяточничество и коммерческий подкуп (ст. 290-290 и 201 УК РФ). Наиболее распространенными и в тоже время общественно опасными адвокатскими преступлениями является взяточничество и коммерческий подкуп (ст. 290-290 и 201 УК РФ). Из рассматриваемых типов адвокатов в этих преступлениях чаще принимают участие «коррумпированные» адвокаты.
По данным МВД России, из общего числа привлеченных к ответственности коррумпированных лиц, сотрудники правоохранительных органов составляют 25,8 %.2 По данным специального исследования, проведенного Л.А. Зашляпиным, около 90% изученных им уголовных дел в отношении бывший следователей и дознавателей расследовались по фактам получения взяток. 3
Однако ни ведомственные статистические данные, ни научные исследования пока не обращают должного внимания на феномен активного участия недобросовестных адвокатов в коррупции. Способы взяточничества, совершаемого при участии адвокатов, настолько разнообразны, что все их даже перечислить в рамках спецкурса вряд ли возможно. Поэтому мы далее приведем классификацию проявлений взяточничества, участниками которого являются адвокаты.
По среде распространения взяточничество можно условно разделить на:
- совершаемое в среде правоохранительных и судебных органов, органов юстиции;
- совершаемое в среде иных государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений.
Особо распространенным и опасным проявлением взяточничества является совершение преступлений в правоохранительных и судебных органах. Речь идет о даче адвокатами взяток следователям, дознавателям, прокурорам, оперуполномоченным, судьям, работникам исправительно-трудовых учреждений, следственных изоляторов и др.
В зависимости от того, за что передается взятка, преступления можно разделить на:
- взяточничество за общее покровительство, попустительство по службе со стороны должностных лиц в отношении интересов конкретного адвоката и его доверителей;
- Взяточничество за конкретные услуги, связанные с осуществлением адвокатом полномочий защитника в уголовном деле.
В первом случае речь идет о регулярных фактах дачи взяток, поборах, так называемой «спонсорской помощи», которой не брезгуют некоторые работники правоохранительных органов. Эти преступления не связаны на прямую с расследованием конкретного уголовного дела. Деньги и иные материальные блага передаются как бы «впрок», за общее доброжелательное отношение к конкретному адвокату со стороны следователей, судей, прокуроров и т.д. или со стороны целых коллективов, подразделений правоохранительных органов.
Такая форма взяточничества выражается в угощениях в ресторанах, помощи в организации индивидуального и коллективного отдыха, профессиональных праздников, в мелких подарках и услугах и т.д. Иногда адвокаты оказывают «спонсорскую помощь» в приобретении бензина для личных и служебных автомашин сотрудников, в обеспечении их офисной и иной техникой для кабинетов.5 Такие факты часто носят открытый, или почти не скрываемый характер. Часто сами участники коррупционных отношений не видят здесь «ничего зазорного», оправдывают себя тем, что получают мзду не за конкретные услуги. Не все правоприменители понимают, что взятка является таковой если она передана и за общее покровительство или попустительство по службе.
Во втором случае взятки передаются за конкретные услуги, за действия должностного лица, в чьей компетенции находится принятие правовых и организационных решений по конкретному делу, в отношении конкретного клиента адвоката. Это может быть дача взяток за то, чтобы уголовное дело в отношении доверителя не возбуждалось, а возбужденное было прекращено, за изменение меры пресечения и т.д.
Замечено, что члены организованных преступных групп заранее планируют израсходовать значительные суммы денег на подкуп работников контролирующих и правоохранительных органов. Предложение о передаче взятки может иметь достаточно замаскированный вид. Нередко подобные действия носят провокационный характер (чтобы в последствии обвинить должностное лицо в вымогательстве).6
В определенных кругах, способность адвоката нарушать закон, умело давать взятки «нужным людям» в интересах доверителя считается чуть ли не важнейшим критерием профессионализма, похвальной "ловкостью и изворотливостью", гарантией широкой известности и популярности. Адвокаты-взяткодатели порой имеют самую широкую клиентуру, их работа хорошо оплачивается.
Так, по данным того же исследования МГКА, опрошенные адвокаты отмечают, что до 99% заявленных ими ходатайств судьи отклоняют «слету», безмотивно. За судьями, нарушающими закон, отсутствует действенный контроль, большинство из них крайне агрессивно настроены к адвокатам и неоправданно грубы. Отсутствие правовой этики и низкий профессионализм многих судей и работников правоохранительных органов не дает адвокатам полноценно защищать интересы граждан.7 Как бы ни были субъективны эти мнения, они реально отражают те мотивы, которые толкают многих защитников добиваться своих целей посредством дачи взяток.
Взятки за конкретные услуги по уголовным делам так же условно можно разделить на те, что:
1. даются только за приглашение конкретного адвоката участвовать в деле;
2. даются за решение мелких правовых и организационных решений и поблажек;
3. за важные правовые решения по делу;
4. за ключевые решения по делу.
1) В первом случае адвокаты, в основном неквалифицированные, «штатные» отдают часть суммы вознаграждения уже за сам факт приглашения к участию в деле. Вернее здесь речь идет чаще о том, что следователь навязывает подозреваемому конкретного адвоката ультимативным путем, пользуясь тем, что привлекаемый во многом находится от него в зависимости. Анонимный опрос адвокатов показал, что коррумпированным должностным лицам, содействовавшим в выборе подозреваемым конкретных адвокатов, последние предлагают от 5% и более суммы полученного по соглашению гонорара.
2) Под решением мелких правовых и организационных вопросов понимается предоставление следователем или иным должностным лицом частых и продолжительных свиданий задержанному и арестованному с родственниками и близкими, разрешение передач, в том числе и записок «на волю», решение вопросов о размерах имущества, на которое накладывается арест, о сумме гражданского иска в уголовном деле и т.п.
Так, во многих регионах распространена коррупция между адвокатами и сотрудниками изоляторов временного содержания (ИВС), следственных изоляторов (СИЗО) (с оперуполномоченными оперативных подразделений, контролерами, дежурными и др.). За взятки недобросовестные адвокаты проносят арестованным запрещенные предметы, в том числе наркотики, спиртное, записки от сообщников и т.п. За те же взятки, только, как правило, в больших размерах, между арестованными сообщниками прямо в изоляторах организуются встречи с участием всех заинтересованных лиц и их защитников, в ходе которых обсуждается общая линия защиты, меры незаконного противодействия расследованию и т.п. Эти действия адвокатов и коррумпированных сотрудников ИВС и СИЗО наносят колоссальный ущерб интересам правосудия и предварительного расследования. В таких преступлениях чаще всего задействованы адвокаты – бывшие сотрудники правоохранительных органов, даже бывшие работники тех же изоляторов.
3) Под важными правовыми решениями по делу понимаются:
А – освобождение задержанного, арестованного из под стражи, домашнего ареста на более мягкую меру пресечения, не связанную с лишением (ограничением) свободы (подписка о невыезде, залог и т.п.);
Б – предъявление обвинения подзащитному по статьям о менее тяжких преступлениях, например, переквалификация разбоя с отягчающими обстоятельствами (ч.ч. 2 и 3 ст. 162 УК РФ) на основной состав грабежа (ч. 1 ст. 161 УК РФ);
В – непредъявление обвинения по дополнительным эпизодам (составам) преступлений, совершенных обвиняемым в совокупности или неоднократности, например, исключение из объема обвинения нескольких эпизодов краж и т.п.;
Г – приостановление уголовного дела, продление срока следствия, когда это выгодно стороне защиты;
Д – обеспечение возвращения дела прокурором для дополнительного расследования (ст. 221 ч. 1 п. 3 УПК РФ), если это опять-таки выгодно защите, и другие важные правовые решения.
4) Под ключевыми решениями по делу понимается прекращение уголовного дела и уголовного преследования в отношении одного или нескольких обвиняемых по основаниям ст.ст. 24-28 УПК РФ. Особенно важным является то обстоятельство, является ли основание прекращения уголовного преследования реабилитирующим (п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ и др.) или нереабилитирующим (ст. 25, 26, 28, п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ и др.).
Разумеется, суммы взяток при прочих равных условиях сильно различаются от того, какого из перечисленных уровней услуги выполняются коррупционерами за взятку. Если за приглашение в дело следователь-взяточник получает сумму, как правило, не значительную, то в случае, например, изменения обвиняемому меры пресечения с заключения под стражу на подписку о невыезде (важные решения – п. А), суммы взяток достигают, как правило, значительно больших размеров.
Прекращение уголовного дела или уголовного преследования по реабилитирующему основанию, а так же связанное с этим возникновение права на реабилитацию (глава 18 УПК РФ) - это не только наилучший результат защитительной деятельности, но иногда и повод для взяточничества в наиболее значительных размерах, для проявления самых общественно опасных и безнравственных форм коррупции в правоохранительных органах.
Но не только от уровня услуги зависят размеры и иные характеристики взяточничества. Важны и другие обстоятельства. Например, принимается ли по делу: 1) законное и обоснованное решение; 2) напротив, незаконное и необоснованное решение; 3) правоприменитель может воспользоваться различными вариантами решений.
Бывает так, что адвокат передает взятку за то, чтобы должностное лицо приняло законное решение. Оба юриста понимают, что, скорее всего, необходимое стороне защиты правовое решение будет так или иначе принято. Но весь вопрос в том, сколько времени, ценой скольких усилий и средств будет достигнута эта цель.
Очень распространены факты взяточничества за принятие решений, различные варианты которых: и выгодные защите и невыгодные, могут быть признаны законными, и обосновать которые для опытного и квалифицированного юриста не составляет труда. Чаще всего это решения об избрании, изменении или отмене меры пресечения, о назначении вида и размера наказания в пределах санкции статьи УК РФ, о применении условной меры наказания (ст. 73 УК РФ), о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (64 УК РФ) и т.п.
Широко известно, что уголовный и уголовно-процессуальный закон позволяет правоприменителям широко варьировать и меры наказания и иные меры уголовной репрессии, процессуального принуждения, применяя разнообразные оценочные признаки, формально ни как не определенные. Иначе и быть не может. Но при некоторых условиях это создает почву для самых опасных проявлений коррупции. Например, по меньшей мере неоправданный либерализм судей демонстрируют следующие данные официально опубликованной судебной статистики. В 1997 году из 790 лиц осужденных за получение взятки (ст. 290 УК РФ) к реальному лишению свободы было приговорено всего 165 мздоимцев (то есть 20%), 343 человека (43%) осуждены условно и 44 лица – к другим мерам наказания, не связанным с лишением свободы.
Характерно, что практически во всех случаях дачи адвокатами взяток защитник является, как правило, лишь посредником между должностным лицом и доверителем. То есть «коррумпированный» и «вовлеченный» адвокат для того, чтобы дать взятку следователю, прокурору, судье и др. всегда берет необходимые средства у заинтересованного лица.
Законодатель в действующем УК РФ отказался от квалификаций действий посредника по отдельной статье, как то было в УК РСФСР 1960 года (ст. 174-1). Его действия теперь оцениваются с позиции соучастия соответственно в даче и/или получении взятки.
В результате уголовно-правовая квалификация преступлений адвокатов может быть весьма сложной. Так, когда защитник берет у взяткодателя предмет взятки для передачи должностному лицу, он совершает соучастие в даче взятки (ст. 33 и 291 УК РФ). Вручая эту же взятку коррупционеру, адвокат совершает соучастие в получении взятки (ст. 33 и 290 УК РФ). В случае передачи взятки за незаконные действия (ст.ст. 33 и ч. 2 ст. 290 УК РФ), деяния адвоката, как правило, образуют идеальную совокупность с соучастием в должностном злоупотреблении (ст. 33 и 285 УК РФ) или превышении полномочий (ст. 33 и 286 УК РФ). Встречаются и другие совокупности преступлений. скачать dle 11.0фильмы бесплатно



 
Другие новости по теме:


     
    Разное
    Дополнительно
    Счётчики
     

    Карта сайта.. Статьи