Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно


Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
» Материалы за Май 2010 года » Страница 10



 

Системы местного управления

Просмотров: 1 521
В современном мире более 190 независимых государств, в каждом из которых существует своя система местного управления. Даже если брать только страны - члены ОЭСР, где структура публичного управления наиболее разработана, то мы имеем дело с 19 различными вариантами. Однако сложности этим не ограничиваются: в федеративных государствах в каждом субъекте федерации действуют свои системы организации местного управления, а в ряде случаев существуют значительные различия и внутри отдельных государств или субъектов федерации.
Таким образом, возможно существование более 190 национальных систем местного управления, в рамках 20 из которых присутствует до 50 (до 89, если учитывать Россию) субнациональных систем. Изучение каждой системы по отдельности необходимо для выявления своеобразия организации и функционирования местного управления в разных странах. Кроме того, именно при рассмотрении конкретной системы местного управления становится возможным определить связи того или иного способа организации со специфическим контекстом: особенности институтов центральной власти и их отношений с местными органами, особенности национальных правовых систем, национальной экономики, культуры и т.д. Однако уделение основного внимания специфике и контексту делает почти невозможным сравнение; объем информации при этом увеличивается до не поддающихся непосредственному восприятию размеров.
Естественным способом рационализации и систематизации существующего разнообразия систем управления является их объединение в большие группы по принципу принадлежности к той или иной правовой семье. Поскольку правовое регулирование является основой той или иной системы местного управления, оказывается вполне логичным следовать за сравнительным правом и брать за основу типологии общие истоки правовых систем, которые проявляются в близких механизмах и нормах. Поэтому возможна группировка правовых систем в семьи... оставляя в стороне второстепенные различия. На этом уровне анализа основное внимание уделяется прежде всего месту органов местной власти в системе публичного управления в целом, их взаимоотношениям с государством и с обществом. Обычно в современных государствах выделяют две семьи или макросистемы местного управления, в целом соответствующие двум основным правовым семьям мира: англосаксонская и романо-германская (континентальная).
Англосаксонская семья (или, как ее называет Р.Давид, семья общего права) является результатом развития и экспорта английской правовой системы, формировавшейся прежде всего на базе норм обычного права и судебной процедуры. К этой семье могут быть отнесены правовые системы Великобритании, Ирландии, США и других бывших британских колоний, от Канады до Индии. В рамках англосаксонской системы управления, получившей распространение в странах с англосаксонской правовой системой, представительные органы местного управления формально выступают как действующие автономно в пределах предоставленных им полномочий и прямое подчинение нижестоящих органов вышестоящим отсутствует. Кроме того, для англосаксонской системы характерно отсутствие на местах уполномоченных центрального правительства, которые бы непосредственно опекали представительные органы, избираемые населением административно-территориальных единиц. Наряду с представительными органами в странах с такой системой местного управления (в первую очередь в США) непосредственно населением избирается и ряд должностных лиц. Значительными полномочиями здесь обычно наделяются комиссии (комитеты) местных представительных органов, играющие большую роль в разработке и принятии решений.
Контроль за деятельностью местных органов в англосаксонских странах осуществляется в основном косвенным путем: через центральные министерства, а также с помощью судов. При анализе места и роли местных органов в политической системе англосаксонских стран главный упор обычно делается на то, что они являются составной частью механизма государства. Используемый в законодательстве этих стран термин местное управление для обозначения организации и деятельности местных органов власти обычно указывает лишь на один из критериев их отграничения от всех других государственных органов, на их локальный характер.
Романо-германская семья сформировалась прежде всего на базе римского права и в процессе кодификации права, инициированном Наполеоном; в нее входят правовые системы стран континентальной Европы и большинства бывших колоний этих стран. Основные принципы этой правовой семьи оказывали огромное влияние на российское право на разных этапах его развития. Таким образом, континентальная модель местного управления получила распространение в большинстве стран мира. Она основывается на сочетании прямого государственного управления на местах и местного самоуправления. Впервые данная система возникла во Франции. Ее специфика уходит своими корнями в историю этой страны, когда главной опорой королевской власти служили полномочные представители монарха, а не органы местного самоуправления коммуны.
В рамках континентальной системы представительные органы порой создаются лишь в административно-территориальных единицах, признанных законодателями в качестве территориальных сообществ. В отдельных административных подразделениях, таким образом, местные представительные органы могут вообще отсутствовать (например в округах и кантонах Франции).
Реформой начала 80-х годов во Франции было закреплено отсутствие соподчиненности между различными уровнями местного управления. В соответствии с Законами о децентрализации от 7 января и 22 июня 1983 г. ни одно территориальное сообщество не может осуществлять опеку над другим, оказывая лишь финансовое влияние в строго ограниченных вопросах: регион на департамент и коммуну в сфере образования и культуры, департамент на коммунны в социальных вопросах, здравоохранении и т.д. Кроме того, был несколько смягчен административный контроль центра над местными представительными органами. Существенные децентрализаторские реформы были также проведены в Италии в 1940-х, 1970-х и 1990-х гг., и в Испании в 1980-х гг.
Различия между двумя рассмотренными выше системами местного управления носят принципиальный теоретический характер, поскольку основано на разных концепциях местной власти и ее роли в системе публичного управления. Однако можно говорить об определенном сближении между ними на практике в некоторых странах (особенно с учетом муниципальных реформ во Франции и Великобритании в 80-х годах XX в., реформ государственного и местного управления в некоторых провинциях Канады, эволюции системы местного управления в ряде немецких земель). Основы существования обеих макросистем местного управления строятся на единых принципах, характерных для современного государства; прежде всего это местные представительные органы, формирующиеся населением в результате свободных и состязательных выборов и обладающие поэтому значительной легитимностью.
Местное управление в ряде стран (Австрия, Германия, Япония) имеет сходство как с англосаксонской, так и с континентальной моделями, обладая при этом и некоторыми специфическими чертами, что позволяет говорить о своеобразных смешанных, гибридных системах управления на местах. Местное управление такой крупной азиатской страны, как Индия, по большинству своих параметров напоминает британское местное управление. В то же время здесь функционирует совершенно не свойственное англосаксонской модели прямое государственное управление на местах через назначенных сверху чиновников. Здесь также проявляются две тенденции: сближение и внутренняя диверсификация классических систем местного управления. С одной стороны, в рамках каждой системы появилось большое количество вариантов, опирающихся в том числе и на заимствования из другой системы. Так, англосаксонская традиция существенно трансформировалась в бывших английских колониях, особенно в результате столкновения с принципом федерализма. Континентальная система, в свою очередь, распалась на ряд подтипов - романский, германский, скандинавский. С другой стороны, в современном мире происходит некоторое сближение существующих систем местного и регионального самоуправления и их взаимосмешение. Это связано прежде всего с тем, что в большинстве демократических государств местные и региональные власти призваны решать одни и те же или близкие проблемы. Сотрудничество в правовой области и обмен опытом довершают картину: несмотря на существенные изначально различия, все более явной становится тенденция к конвергенции национальных правовых систем - и, следовательно, систем местного управления.
Сближение, однако, не является хаотичным. На наш взгляд, при формировании основ национальных и наднациональных систем местного управления взаимодействуют три основных фактора: правовые принципы, определяющие принадлежность к той или иной правовой семье; государственное устройство и связанные с ним принципы территориального распределения властных полномочий; исторические традиции организации местного управления, проявляющиеся в конкретных нормах права и в преемственности институтов управления (прежде всего - их организационных структур и полномочий). Все три фактора формируются как на основе внутреннего исторического развития, так и за счет многочисленных внешних влияний. На основании анализа трех этих факторов оказывается возможным предложить, применительно к странам демократии, типологию систем местного управления. Эта типология имеет два преимущества: дополняет слишком общее и не учитывающее местной специфики разделение по правовым семьям и, в то же время, структурирует наличную информацию, не давая скатиться к банальному утверждению систем местного управления много, и все они разные.
Распространение принципов, лежащих в основе выделения правовых семей связано с культурной и территориальной экспансией стран - родоначальниц: Франции и Англии (позже - Великобритании), начиная с XV - XVI вв. Решающим стало влияние в эпоху расцвета колониальных империй и наполеоновских войн: если в заморских колониях метрополии воспроизводили, с теми или иными нюансами, собственные системы управления, то в Европе французские принципы государственного строительства, подкрепленные идеалами французской революции и наполеоновской харизмой, наложились на близкую правовую культуру и прижились, продемонстрировав свою рациональность и четкость. Однако наличие местных традиций повсюду трансформировало влияния, создавая самостоятельные системы управления.
Все страны, где побывала победоносная наполеоновская армия, оказались вовлеченными в проложенное Францией русло. Этому во многом способствовало то, что до середины - конца XIX в. Франция оставалась единственным в континентальной Европе национальным государством, являясь своего рода образцом для любых попыток национально-государственного строительства, - прежде всего в области организации управления. Французы предложили миру внятную и логически стройную модель формирования национального государства сверху - т.е., как раз такую модель, в которой нуждались страны с запоздавшим (по сравнению с английскими и французскими лидерами) формированием государства-нации. Эта модель получила дополнительную поддержку от диктаторских режимов уже в ХХ веке (Греция, Португалия, Испания, Германия, Италия), поскольку также давала им то, в чем они нуждались: механизм централизованного управления, определяемый в большей степени волей центральной власти, чем особенностями национальных традиций.
 

 

Распределение функций между органами управления

Просмотров: 2 931
Структура местных органов власти во всех странах содержит определенное количество одних и тех же функциональных элементов. Существование и постоянство этих элементов связано с общеуправленческими закономерностями, институциональной близостью рассматриваемых стран и однотипным социально-экономическим и политическим развитием, навязывающим близкие проблемы и близкие решения.
Функциональные элементы являются одновременно ключевыми звеньями процесса управления на местном уровне и центрами сосредоточения властных полномочий. Однако распределение этих полномочий как правило различно, также как и внутренняя организация элементов. Речь идет, с одной стороны, о функциях местного управления, присутствующих в рамках любой национальной системы. С другой стороны, каждая функция может выполняться специально созданным для ее осуществления органом, либо реализоваться иным способом (являясь одной из многих функций органа общей компетенции, будучи разделена на мелкие элементарные функции, выполняемые различными органами и т.д.). Для нас представляют интерес не все потенциально выявляемые в результате анализа функции местного управления, а лишь те, которые на практике - в одной из национальных систем, в нескольких или во всех - выполняются специально созданным органом управления.
Вот эти функции, с детализацией их содержания:
o Принятие решений по основным вопросам местной жизни (принятие бюджета, налоговых ставок, основополагающие решения по основным предметам ведения)
o Руководство работой представительного органа (председательство на заседаниях, формирование повестки дня, контроль за соблюдением регламента)
o Принятие второстепенных решений в промежутках между сессиями представительного органа от его имени
o Общее руководство исполнительной властью (назначение на должности, реализация решений представительного органа)
o Техническое повседневное руководство исполнительной властью (разработка конкретных мер, обеспечение целостности политики, согласование решений)
o Обеспечение управления финансами местного сообщества (повседневное управление доходами и расходами, текущее управление бюджетом)
o Руководство местной полицией
o Проверка соответствия актов представительной и исполнительной власти законодательству
o Финансовый контроль (аудит, проверка финасовой правомерности операций местных органов власти)
o Техническая, в том числе правовая, предварительная экспертиза (консалтинг) принимаемых решений
o Политическая предварительная экспертиза (консалтинг) принимаемых решений
o Представительство специальных интересов (профессиональных, конфессиональных, территориальных и т.д.) в местных органах власти
o Общая компетенция по представлению интересов государства на местном уровне
o Отраслевое управление в рамках отдельной сферы
o Наложение санкций на местные органы власти за неправомерные действия (аннулирование решений, отстранение от должности и т.д.)
Из этого списка очевидно, что мы рассматриваем все функции, для выполнения которых может быть создан специальный орган - или должностное лицо со специальным статусом. При этом мы не присваиваем априорно ту или иную функцию органам прямого государственного управления или органам местного самоуправления. Важным является то, что все эти функции являются элементами системы местного управления как единого целого и осуществляются органами, действующими на местном уровне.
На практике различные функции могут распределяться между разными органами управления следующим образом:
- каждой функции соответствует определенный орган;
- функция распределена между разными органами;
- разные функции совмещаются (концентрируются) в рамках одного органа.
Наряду с этим существенные различия между разными системами местного управления формируются за счет следующих факторов:
- способ формирования органа (прямые выборы, непрямые выборы, различные виды назначения или смешанного формирования);
- соотношение в данном органе коллегиальности и единоначалия;
- соотношение в системе классических органов местного самоуправления (прямые или непрямые выборы, право решать основные вопросы местной жизни), органов прямого государственного управления (назначение правительством или его представителями) и иных органов управления (выборы для выполнения специализированных функций, назначение без прямого вмешательства центрального правительства, делегирование функций частным предприятиям и т.д. - Например, судебная власть, не связанные с местными и центральными органами власти организации аудита и т.д.).
Каким образом определить, является ли тот или иной орган носителем данной функции либо нет? Мы исходим прежде всего из действующих правовых норм, в которых определены полномочия каждого органа управления. Данный подход, безусловно, не является исчерпывающим. Во многих национальных или локальных системах местного управления реальное положение вещей - т.е. реальное распределение функций, определяемое через критерий принятия-непринятия реализуемых управленческих решений - может существенно отличаться от предписываемого нормативными актами распределения полномочий. В частности, представительный орган может принимать на практике лишь решения, предложенные либо навязанные главой исполнительной власти: в этом случае формально функция принятия базовых решений принадлежит представительному органу, а фактически осуществляется исполнительной властью, т.к. представительный орган не играет самостоятельной роли, а лишь оформляет уже принятое решение путем голосования. Возможны и еще менее очевидные влияния, связывающие разные органы местного управления между собой, с государством или с представителями частных предприятий и организаций. Эти неформальные взаимодействия, однако, не отменяют, а лишь нюансируют основополагающую роль анализа, основанного на нормативном распределении полномочий, в силу следующих причин:
- как мы покажем далее, концентрация либо дисперсия функций характеризует распределение властных полномочий между различными органами. Это распределение достаточно важно само по себе, особенно в случаях значительной концентрации: объем выполняемых функций обеспечивает самостоятельность органа, их концентрирующего, независимо от наличия либо отсутствия неформальных влияний и взаимодействий. Та же концентрация функций позволяет выявить орган управления, потенциально наиболее влиятельный в данной системе;
- в ряде случаев важную роль играет специализация того или иного органа. Чем более она развита, тем менее вероятна - в силу довления специфических процедур и специальной компетенции - решающая роль внешних влияний;
- наконец, в рассматриваемых странах наиболее последовательно реализуется принцип правового государства, проявляющейся в максимально возможном правовом опосредовании публичного управления, в частности местного. Регулируемые правом полномочия оказываются если не единственной, то весьма важной стороной практики управления.
Таким образом, анализ, основанный на нормативном распределении полномочий, предполагающих выполнение тех или иных функций, может быть дополнен социологическим или политологическим анализом, но и сам по себе крайне важен для понимания местного управления.
Местное управление в целом может осуществляться преимущественно органами самоуправления общей компетенции (в силу действия юридического принципа общей компетенции либо в силу обширного списка полномочий, затрагивающих самые разные сферы деятельности); преимущественно органами прямого государственного управления - представителями правительства; преимущественно независимо сформированными отраслевыми органами управления. Наряду с этим возможна ситуация дисперсии власти, когда среди многочисленных органов, участвующих в местном управлении нет откровенно доминирующего центра. Мы считаем, что доминирующая роль тех или иных органов определяется концентрацией управленческих функций у одного органа управления. Наконец, в рамках каждой из трех подсистем (классические органы самоуправления, органы прямого государственного управления, независимые отраслевые органы управления) существует свое распределение функций, соотносящееся с концентрацией либо дисперсией власти.
Обязательным при изучении распределения полномочий является учет возможной соподчиненности органов власти либо иных институциональизированных способов воздействия одного органа власти на другой. Мы различаем четыре уровня такого влияния, в зависимости от того, насколько существенно представлены иерархические связи в отношениях между двумя органами власти:
- прямое линейное подчинение (назначение и освобождение от должности, право давать распоряжения и указания, право аннулирования актов подчиненного);
- функциональное подчинение (право давать распоряжения и указания в определенной сфере, право контроля за исполнением);
- процедурное подчинение (распоряжения, касающиеся процедуры, право принятия процедурных решений, контроль за исполнением);
- координация (координация деятельности, рекомендации, право получать информацию).
Степень влияния убывает от прямого подчинения к координирующей деятельности, а каждый предыдущий уровень включает в себя последующие. При этом необходимо иметь в виду, что каждый орган управления рассматривается нами как целостное образование, что требует отхода от строго правовой трактовки отношений между разными органами управления. Так, французские мэры или немецкие бургомистры с правовой точки зрения могут находиться в прямом подчинении у совета в отношении ряда своих полномочий, но применительно к другим полномочиям действуют независимо от него. Одновременно, по ряду полномочий они подчинены представителю государства в департаменте или районе. Однако ни совет, ни представитель государства не имеют права отстранения мэра (бургомистра) от должности - за исключением чрезвычайных ситуаций, не являющихся по определению элементом каждодневного процесса управления, - как и права давать указания по всем вопросам, входящим в компетенцию главы исполнительной власти сообщества. Следовательно, мэр (бургомистр) не находится в прямом линейном подчинении ни у совета, ни у представителя государства. Напротив, применительно ко всем их полномочиям главы исполнительной власти в этих странах подчинены функциональному руководству либо со стороны совета, либо со стороны префекта (ландрата). Таким образом, глава исполнительной власти оказывается в двойном функциональном подчинении у совета и у представителя государства.
Концентрация полномочий и уровень взаимного влияния органов управления друг на друга безусловно взаимосвязаны. Теоретически возможен почти неограниченный спектр сочетаний, но практика местного управления в рассматриваемых странах - и, в частности, практика его нормативного регулирования - сразу исключает некоторые варианты. Так, не встречается ситуация значительной концентрации полномочий у органа, линейно подчиненного другому органу управления, действующему на местном уровне - на том же уровне территориальной организации, что и концентрирующий орган управления. С другой стороны, линейное прямое подчинение дает все основания для включения - в первом приближении и с целью более емкого описания системы - полномочия подчиненного органа в полномочия руководящего органа управления при его сопоставлении с другими центрами власти на местном уровне. Подчинение функциональное или влияние в виде права координировать деятельность, напротив, лишь оттеняют полномочия органа управления не лишая их самостоятельного характера. При этом функциональная зависимость от одного органа может быть уравновешена такой же зависимостью от другого, а при множестве функциональных центров руководства самостоятельность функционально подчиненного лишь возрастает за счет отсутствия монопольного регулирования и за счет возможности играть на противоречиях между разными центрами влияния.
 

 

Виды и структура органов местного управления

Просмотров: 1 706
Органы самоуправления обладают своей внутренней, организационной структурой. Эта структура определяется распределением властных полномочий и способом организации взаимоотношений представительного и исполнительного органов.
Существуют две обобщающих модели, описывающих организационную структуру органов самоуправления: президентская и парламентская, по аналогии с соответствующими формами правления на государственном уровне. Крайний вариант президентской модели (на практике он существует в некоторых муниципалитетах США, Канады и других стран, придерживающихся англосаксонской модели) предполагает: прямые выборы мэра избирателями; взаимонезависимость мэра и представительного органа (вплоть до права вето и возможности обращения в суд); отнесение к полномочиям мэра единоличного руководства местной администрацией, от назначения на должности до текущего руководства. В этом случае оказывается возможной оппозиция (в том числе политическая) между мэром и представительным органом, но мэр имеет огромное преимущество в виде своих полномочий в отношении администрации. Фактически здесь можно говорить о диктатуре мэра.
Крайний вариант парламентской модели представлен на практике традиционными английскими муниципалитетами, итальянскими муниципалитетами до реформ 90-х гг. и т.д. В этом случае за мэром, который избирается советом, остаются лишь представительские функции (не путать с представительными). Муниципальный совет является одновременно и представительным и, через создаваемые им комиссии и комитеты, исполнительным органом, осуществляя непосредственное руководство администрацией. Мэр не имеет права вмешиваться в эти вопросы.
В большинстве зарубежных стран действуют организационные модели, занимающие промежуточное положение между крайними вариантами.
Разнообразие представленных ситуаций может быть интерпретировано исходя из необходимости сочетать эффективность и демократичность в организации местного самоуправления. В современном обществе, когда зачастую вопрос о том, кому реально подчиняется администрация, является основным вопросом о власти, концентрация управленческих полномочий в руках мэра означает фактический отказ от идеи представительной демократии. При этом представительный орган создает комиссии или комитеты, но их роль сводится к выполнению консультативных функций и к разработке проектов некоторых решений. Даже в Великобритании, где традиционно доминировала система абсолютного господства представительного органа, намечается серьезная тенденция к перемещению исполнительной власти в руки сити-менеджера, назначаемого советом чиновника, или избранного мэра.
Другой подход, распространенный в Северной Европе и Германии, обеспечивает эффективность управления путем четкого разделения исполнительной и представительной власти, но исполнительная власть при этом, даже будучи сформирована за счет профессиональных управленцев путем непрямых выборов или назначения, является коллегиальной. Тем самым достигается необходимый, а порой и достаточный минимум демократии: нет концентрации власти в одних руках, индивидуальная ответственность и коллегиальное принятие решений дополняют друг друга. С более или менее существенными вариациями эту модель можно считать наиболее распространенной.
Наконец, в Скандинавских странах модель, почти идентичная датской, обеспечивает параллельное руководство административными службами: техническое со стороны мэра и его помощников и политическое со стороны комиссий представительного органа. Это идеальное равновесие фактически нарушается тем, что мэр почти всегда становится председателем основной комиссии - финансовой, несмотря на то, что это ни в коей мере не предусмотрено законодательно.
Во всех случаях основные характеристики модели определяются тремя факторами: 1) возможность для представительного органа влиять на главу исполнительной власти (через назначение или другим путем); 2) возможность для представительного органа влиять на директоров административных служб (назначение и т.д.); 3) возможность для представительного органа непосредственно отдавать распоряжения административным структурам. Сама же структура исполнительной власти определяется тем или иным сочетанием следующих вариантов: 1) исполнительной властью руководит один человек (мэр, глава администрации и т.д.); 2) исполнительной властью руководит коллегиальный орган; 3) функции исполнительной власти берет на себя представительный орган (через комиссии, комитеты и т.д.). Вопрос о том, кто же реально руководит исполнительной властью, решается достаточно просто: тот, кто обладает для этого собственными полномочиями. Так, во Франции в любом самоуправляющемся сообществе есть коллегиальный орган, выполняющий ряд функций исполнительной власти (заместители мэра в коммуне, бюро в департаменте и т.д.). Однако, этот орган не имеет собственных полномочий: все полномочия делегируются его членам главой исполнительной власти, который может в любой момент отменить делегирование или принятое решение, поскольку по закону лишь ему принадлежит исполнительная власть и лишь он несет ответственность за ее деятельность. Т.о., несмотря на видимую коллегиальность, исполнительная власть находится в руках одного лица. В Бельгии, Нидерландах, в немецкой системе магистрата, дело обстоит иначе: каждый член коллегиального исполнительного органа несет ответственность за определенный участок работы, который входит в его собственные полномочия. Здесь сочетаются индивидуальная ответственность за данную сферу и коллегиальная ответственность за политику исполнительного органа в целом.
 

 

Финансы местных органов самоуправления

Просмотров: 1 014
Европейская Хартия местного и регионального управления закрепляет, что органы самоуправления имеют право на собственные финансовые средства, которыми они могут свободно распоряжаться, которые должны быть соразмерны их компетенциям и по меньшей мере часть которых должна обеспечиваться налоговыми поступлениями. В современных западных странах органы местного самоуправления имеют собственные бюджеты, которые они создают и расходуют самостоятельно. Право местных сообществ на самостоятельное формирование и расходование бюджетов закреплено в конституциях либо законодательно.
Несмотря на большое количество различий, местные бюджеты в западных странах имеют общие черты.
Во-первых, они формируются на основе одних и тех же источников доходов:
• местные налоги и сборы (собственные и переданные местным сообществам органами государственной власти)
• государственные трансферты (дотации, субвенции и т.д.)
• займы (в большинстве западных государств муниципальные займы строго контролируются; часто необходимо специальное разрешение органов государственной власти для того, чтобы прибегнуть к займу)
• доходы от собственной деятельности, преимущественно некоммерческого характера (в некоторых государствах, например, в Швеции, местным сообществам запрещено получать доходы от собственной деятельности)
• доходы от использования муниципальной собственности.
Во-вторых, расходование бюджета подчинено принципу выполнения обязательных компетенций. Это осуществляется через установление минимальных государственных стандартов, защищенных бюджетных статей и т.д.
Что касается структуры доходов, то лишь в немногих странах налоговые поступления достигают 50% от общего объема доходов и только в ряде муниципалитетов США и в субъектах федераций они могут достигать до 80-90% бюджетных поступлений. Почти повсеместно органы самоуправления не имеют права произвольно вводить новые налоги: перечень теоретически возможных налогов устанавливается государством, государство же фиксирует базы налогообложения по каждому налогу( в федеративных государствах этим могут заниматься субъекты федерации). Местным властям, таким образом, остается лишь право не вводить некоторые теоретически возможные налоги и устанавливать ставки налогообложения. В ряде стран, особенно в континентальной Европе, государство устанавливает также верхнюю и нижнюю границы ставок. Тем не менее, даже внутри одного государства варианты налогообложения на отдельных территориях могут существенно различаться прежде всего за счет того, что налоговое бремя на каждой территории складывается из налогов территориальных сообществ разных уровней и их объединений.
Различия между странами во многом зависят от того, какого рода налоги находятся в распоряжении ОМС:
Местные налоги могут быть разделены на две категории:
- Собственные налоги действуют в рамках данной административной единицы и полностью поступают в местный бюджет. Каждому уровню самоуправления может быть присвоен отдельный вид налога (ФРГ, Италия, Испания муниципалитеты обладают исключительными правами на сбор поземельного налога и налога на недвижимость). В чистом виде такая система встречается редко. Могут существовать местные налоги, поступающие в бюджеты всех органов самоуправления (Франция до недавнего времени к местным налогам относились поземельный, жилищный и налог на недвижимость).
Общие налоги перераспределяются через центральный бюджет в пользу местных органов, либо иным способом делятся между бюджетами разных уровней. Органы самоуправления могут, например, начислять определенный процент к ставке государственных налогов (страны Северной Европы).
Также местные налоги подразделяются на прямые (подоходный, поземельный и др.), косвенные, прочие (сборы на зрелища, на владельцев собак, на автотранспорт и др.).
Доходы от налогов являются одним из наиболее важных, хотя и не всегда основных источников доходов местных бюджетов.
Государственные дотации и субсидии выполняют прежде всего задачу перераспределения средств и регулирования деятельности органов самоуправления. Размеры общих дотаций зависят в большинстве случаев от фискального потенциала, численности населения и отношения данных к средним по стране величинам. В среднем государственные субсидии местным бюджетам составляют от10 до 50% их доходов(в ряде случаев до 80%). Государственные трансферты в пользу ОМС осуществляются в виде:
• Перераспределения налоговых поступлений (система налогового выравнивания в ФРГ);
• Субсидий дотаций общего назначения
• Специальных, целевых субсидий (субвенций)
Доля специализированных субсидий почти везде составляет от 10 до 50%, хотя наблюдается тенденция к их снижению. Дотации призваны покрыть возникающий бюджетный дефицит, кроме того субсидии сохраняют свое значение во всем, что касается финансирования делегированных органам самоуправления полномочий.
Экономическая деятельность органов самоуправления достаточно разнообразна, но всегда очень строго регламентирована, особенно в Европе. Это связано как с общей теоретической посылкой экономическая деятельность не является основной задачей органов самоуправления, - так и с тем, что в этой сфере совершается достаточно большое число правонарушений. Последнее вызвано коррупцией и злоупотреблениями, но очень часто и простой некомпетентностью. Тем не менее органы самоуправления имеют право прибегать к займам (под строгим контролем), а созданные ими предприятия и ссуживать деньги. Местные власти получают доход от эксплуатации их собственности, могут участвовать в создании предприятий коммерческого характера. Наконец, в рамках своих компетенций органы самоуправления оказывают платные услуги, особенно в сфере транспорта и коммунального хозяйства.
 

 

Компетенции органов местного управления

Просмотров: 1 433
Местные органы действуют на основе закрепленных за ними компетенций, т.е. полномочий и предметов ведения. Характеристика компетенций органов местного управления охватывает следующие проблемы: 1) способ определения компетенции; 2) соотношение собственных и делегированных, обязательных и факультативных компетенций; 3) содержание компетенции и способы ее осуществления.
С точки зрения способа определения компетенции, наиболее существенные различия связаны со спецификой правовых систем (семей). Англосаксонское право исходит из принципа суверенитета парламента; другие органы публичной власти получают нормативные полномочия в силу делегирования. Этот подход применим и к местным органам управления: в англосаксонских странах действует позитивное регулирование компетенции местных органов власти. Их действия правомочны только в случае, если такие действия непосредственно указаны в законе, - тогда местные власти действуют intra vires, в рамках полномочий. Любое действие, право на которое в тексте закона не закреплено, автоматически считается действием ultra vires, вне полномочий. Как ни парадоксально, позитивное регулирование может сочетаться с признанием общей компетенции местных органов власти в вопросах местного значения. Так, в конце 1990-х гг. принцип общей компетенции выборных местных органов был признан ирландским законодателем, в связи с подписанием Европейской хартии местного самоуправления. Вместе с тем, позитивное регулирование сохраняется: общая компетенция здесь является скорее потенциальной, чем реально существующей в рамках позитивного права.
В странах континентальной Европы и в государствах, заимствовавших континентальную правовую систему, принцип общей компетенции получает непосредственное подтверждение на уровне наиболее общих норм права. В этих странах компетенция местных органов определяется через негативное регулирование: местные власти могут предпринимать любые действия, не запрещенные законом и не входящие в сферу компетенции других органов власти.
Поскольку в большинстве случаев распределение компетенций осуществляется при участии и под контролем государства, поскольку государство, обладая суверенитетом, является верховным гарантом осуществления публичной власти на своей территории, оно обязывает органы самоуправления корректно выполнять определенный минимум компетенций. Речь идет, таким образом, об обязательных компетенциях. Самоуправляющиеся сообщества не имеют права отказываться от выполнения этих компетенций, - кроме специально оговоренных законом случаев, когда, ввиду очевидной неспособности органов самоуправления справиться с задачами, отдельные компетенции могут быть переданы другому уровню самоуправления или государству. Кроме того, государство в большинстве стран устанавливает обязательный минимум расходов, охвата населения и т.д., связанный с той или иной компетенцией. Этот минимум может регулироваться законодательным путем, административным или финансовым - через государственные субсидии и дотации. Невыполнение местными органами обязательных компетенций может послужить основанием для судебных разбирательств или для досрочного прекращения деятельности органа местного управления.
Компетенции, не входящие в число обязательных, считаются факультативными, т.е. могут исполняться или не исполняться органами самоуправления в зависимости от ситуации и потребностей населения. Только в этой сфере принцип общей компетенции применяется полностью, - с учетом сделанных выше оговорок и при условии, что в распоряжении органов самоуправления остаются средства после реализации обязательных компетенций. Таким образом, в каждой стране, наряду с формальным принципом общей компетенции (напомним, что англосаксонская традиция придерживается очень сдержанной его трактовки или не признает совсем), существует сфера фактически выполняемых компетенций. Ее содержание может существенно варьироваться не только вследствие разграничения компетенций между разными уровнями власти, но и между сообществами одного уровня вследствие разницы их возможностей, финансовых и организационных.
Ни в одной из развитых стран разграничение сфер компетенций не является результатом заранее продуманной, логически стройной единой системы. Сферы компетенций создавались исторически на протяжении веков, корректировались законодательством в связи с политической конъюнктурой и т.д. Фактической основой действующих законов в области распределения компетенций является система прецедентов и, в целом, решений третьей власти либо правовая традиция. Создаваемые законы лишь закрепляют и слегка модифицируют сложившееся таким образом равновесие.
Исключением из представленной ситуации является Франция, где в 80-х гг. была предпринята реформа, в рамках которой, одновременно с децентрализацией, проводилось комплексное распределение компетенций между органами самоуправления и государством. В основе реформы лежало стремление создать единую систему, которая была бы логичной, реалистичной и однозначной.
В других странах попытки создания такой системы не увенчались успехом. В последние десятилетия органы власти ЕС настойчиво пропагандируют принцип субсидиарности, в соответствии с которым любая общественно важная функция должна осуществляться на самом низком уровне территориальной организации, где это возможно. Классическая схема переворачивается: не государство должно наделять местные органы полномочиями, а они должны передавать государству то, с чем не могут справиться самостоятельно, а все остальные вопросы решать на своем уровне. Однако, на сегодняшний день этот принцип является скорее теоретическим, чем реально действующим. Тем не менее, можно выделить три основных группы компетенций местных властей, существующих повсеместно. Прежде всего, это компетенции, традиционно существующие на муниципальном уровне: коммунальные услуги, дорожное строительство местного значения, строительство и содержание социокультурных объектов, поддержка артистической деятельности, регулирование застройки. Различия между отдельными странами здесь минимальны. В большинстве случаев, самоуправляющиеся сообщества других уровней не имеют подобных, освященных вековой традицией, сфер деятельности. В последние десятилетия, однако, органы самоуправления испытывают все большее давление со стороны частного предпринимательства в этих областях. Либеральные политики достаточно часто предпринимают реформы, направленные на приватизацию этих полномочий.
 

 

Административно-территориальное деление и уровни местного управления

Просмотров: 2 548
Местное управление осуществляется на определенной территории. Формирование внутригосударственной территориальной организации - административно-территориальное деление - таким образом, является основой местного управления. В большинстве современных государств административно-территориальное деление может быть изменено законом: законодатель вправе как изменять границы существующих административно-территориальных единиц, так и создавать новые. Однако в демократических государствах изменение границ административно-территориальных единиц требует, как правило, учета мнения органов самоуправления, действующих на этой территории, или мнения населения (консультативный референдум). Кроме того, существование многих административно-территориальных единиц предусматривается в текстах Конституций; следовательно, они не могут быть ликвидированы в законодательном порядке.
Наиболее традиционной является двухуровневая схема административно-территориального деления: графства и муниципалитеты в США, амты и общины в Дании, лены и общины в Швеции, префектуры и муниципалитеты в Японии, провинции и общины в Нидерландах и т.д. Поскольку речь идет о внутригосударственной территориальной организации, в федеративных государствах двухуровневая схема существует внутри субъектов федерации, имеющих статус государств или государственных образований.
Исторически формирование двухуровневой организации местной власти связано с разным происхождением территориальных единиц низового (муниципального) и вышестоящего уровней. Территории низового уровня формировались естественно, по поселенческому принципу: каждый город, поселок, иной населенный пункт становился отдельной административно-территориальной единицей. Именно так возникли многие из существующих и сегодня коммун, общин, муниципиев и пр. Территории вышестоящего уровня (префектуры, округа, департаменты, провинции) целенаправленно создавались органами государственной власти для решения собственных задач, т.е. возникли искусственно. В результате они были более однородны по площади и по численности населения, чем муниципальные образования. Первоначально и основные задачи органов власти естественных и искусственных территорий существенно различались: на низовом уровне решались хозяйственные задачи, некоторые виды административного регулирования, тогда как вышестоящий уровень территориальной организации предназначался для выполнения полицейских функций и, в целом, для обеспечения государственного контроля над территорией. Несмотря на то, что сегодня эти различия во многом стерлись, отголоски прежней территориальной специализации присутствуют и в современном праве.
В большинстве случаев, существующие схемы двухуровневого административно-территориального деления формировались еще в XVIII-XIX вв. Социально-экономические и демографические изменения ХХ в. привели к тому, что старое административно-территориальное деление перестало соответствовать задачам органов власти и распределению населения. В первую очередь это относится к территориальным единицам, образованным по поселенческому принципу: слишком маленькие сельские общины неспособны эффективно организовать управление ввиду недостатка в кадрах, узости фискальной базы и других сложностей, связанных с малочисленностью населения. Для решения этой проблемы многие государства провели во второй половине ХХ века административно-территориальные реформы, направленные на сокращение количества низовых территориальных образований путем их объединения; так, в ФРГ в начале 1970-х гг. количество общин было сокращено втрое, в Нидерландах количество общин сократилось вдвое на протяжении века, в Дании закон от 1 апреля 1970 г. сократил количество общин в пять раз и т.д. В некоторых случаях аналогичные изменения происходили и с вышестоящими административно-территориальными единицами - графствами, округами и т.д.
Второе направление административно-территориальных реформ связано с необходимостью создания единых органов управления для крупных городов. В результате процесса урбанизации XVIII-XX вв. многие небольшие поселения, городки, поселки влились в крупные города, формируя единую агломерацию. Традиционное административное деление препятствовало эффективному управлению, поскольку единый с экономической и географической точки зрения город мог состоять из нескольких независимых муниципалитетов. Отчасти эта проблема решается путем межмуниципального сотрудничества (об этом подробнее далее), но в некоторых государствах крупные города стали самостоятельными территориальными единицами с особым статусом и едиными органами власти. Как правило, эти органы власти наделяются дополнительными полномочиями. В результате реформ, наиболее частых во второй половине ХХ в., сформировались такие территориальные образования как города-районы или города вне районов в ФРГ и в Австрии, димы и новые общины в Греции, независимые города в некоторых штатах США, новые унитарные образования в Великобритании и в Новой Зеландии и т.д.
Еще одно существенное изменение, произошедшее во второй половине ХХ в. - формирование третьего уровня территориальной организации. В некоторых странах трехуровневое административно-территориальное деление является традиционным, но в большинстве случаев создание новых крупных территориальных единиц связано с новыми факторами. Во-первых, старые административно-территориальные единицы оказались слишком маленькими для эффективного экономического планирования, которое становится важным аспектом деятельности государства с 1950-х гг. почти во всех странах. Во-вторых, в результате децентрализации власти, созданные ранее искусственные территориальные единицы (департаменты, районы, провинции) получили право на самоуправление. В этих условиях государство часто стремится создать более крупные территориальные образования для контроля над самоуправляющимися территориями и координации их деятельности. Наконец, в странах Западной Европы создание регионального уровня территориальной организации стимулировано вмешательством органов Европейского Союза (и, ранее, Европейского Сообщества). Многие европейские программы в обязательном порядке предполагают наличие регионов, отвечающих определенным географическим характеристикам. В итоге появляются новые или воскрешаются старые - территориальные единицы: регионы во Франции, в Италии, в Португалии, в Ирландии и в Великобритании (только на территории Англии), периферии в Греции, управленческие округа в землях ФРГ. В зависимости от особенностей государственного строя, эти территории могут управляться централизованно (ФРГ, Греция, Великобритания), самоуправляться (Франция, отчасти Ирландия) или иметь большую автономию, сравнимую со статусом субъектов федераций (формально унитарные Италия и Испания).
Территориальная основа местного управления развивается не только вверх (в сторону создания более крупных территориальных единиц), но и вниз, в сторону формирования более мелких. Во-первых, это связано с решением проблемы отдельных поселений: реформы по укрупнению муниципальных образований привели к тому, что в большинстве западных стран несколько небольших поселений могут входить в состав одного муниципального образования. В этом случае возникает проблема с представленностью интересов жителей отдельных деревень и поселков; кроме того, многие вопросы целесообразнее решать именно на уровне отдельных деревень, хуторов и поселков. Во-вторых, за последние тридцать лет усилилась тенденция к демократизации и децентрализации местного управления. Дело в том, что классические местные органы давно уже не являются органами самоуправления населения в буквальном смысле: зачастую городская или окружная администрация ничуть не ближе к населению, чем государственная. Отсюда необходимость развивать реальное самоуправление на уровне отдельных поселков, городских кварталов и т.д. Поэтому во многих странах формируются органы общественного самоуправления, без собственных полномочий и бюджетов, на микроуровне, внутри муниципальных образований (например, приходы в Великобритании и в Новой Зеландии, сельсоветы во многих немецких землях).
Эти микротерритории не всегда входят в общую схему территориальной организации государства. Наряду с основным административно-территориальным делением, во многих странах существуют дополнительные уровни территориальной организации. Как правило, эти территории характеризуются одной или несколькими из следующих черт:
 

 

Организация правового регулирования местного управления

Просмотров: 1 015
Система правовых актов, устанавливающих организацию местного управления, по-разному структурирована в различных странах. Наиболее существенные различия связаны с принадлежностью национальных правовых систем к той или иной правовой семье. Вместе с тем, в последние десятилетия наметилась тенденция к сближению различных правовых систем, в том числе - в области муниципального права. В Европе интегрирующую роль выполняет Европейская хартия местного самоуправления, подписанная большинством европейских государств. С 1988 г. подписание Хартии является обязательным условием вступления в Совет Европы. Однако до сих пор Хартия не подписана, подписана не полностью или не ратифицирована такими государствами как Франция, Бельгия, Нидерланды, Австрия, Дания. Помимо Хартии, отдельные вопросы деятельности местных органов власти могут регулироваться и другими международными правовыми актами, например - Европейской хартией прав человека. Конгресс европейских региональных и местных властей разрабатывает Европейскую хартию регионального самоуправления, которая будет затем предложена на утверждение Совету Европы и открыта для подписания странам, входящим в его состав.
Организация и деятельность местного управления регулируется конституциями, а также иными нормативно-правовыми актами, издаваемыми центральными законодательными органами или (в федеративных государствах) легислатурами отдельных субъектов федерации. В странах с федеративным устройством общенациональные конституции обычно регулируют лишь основные принципы формирования и деятельности местных органов, возлагая правовое регулирование местного управления в основном на субъектов федерации. Так, например, статья 28 п.1 Основного закона ФРГ 1949 г. лишь устанавливает, что в землях, районах и общинах народ должен иметь представительство, созданное всеобщими, прямыми, свободными, равными и тайными выборами.
В США функционирование местного управления регулируется исключительно самими штатами. Полная зависимость и производность местных органов власти от субъектов федерации здесь была сформулирована в 1868 году верховным судьей штата Айова Дж.Диллоном: Муниципальные корпорации обязаны своим созданием и извлекают все свои права и полномочия от легислатур штатов (так называемое правило Диллона).
Положения, регулирующие деятельность местного управления, таким образом, содержатся в конституциях всех 50 штатов США. Степень урегулированности различных аспектов местного управления в отдельных штатах, однако, отнюдь не одинакова, вследствие чего выделяются две их основные группы. К первой группе относятся конституции штатов, содержащие незначительное количество норм, регулирующих деятельность местных органов, причем устанавливающих, как правило, определенные ограничения их деятельности (штаты Алабама, Миссисипи, Теннесси, Калифорния и др.). Вторую группу составляют штаты, конституции которых характеризуются более подробным нормативным регулированием управления на местах. Наряду с закреплением основных принципов деятельности местных органов в предмет конституционного регулирования данной группы штатов включаются и нормы, регламентирующие внутреннюю организацию муниципалитетов (например, штаты Нью-Мексико и Коннектикут).
Однако и в федеративных государствах деятельность органов местного управления может достаточно подробно регулироваться федеральным правом и, в частности, федеральной конституцией. Так, в австрийской конституции не только подробно регулируется структура органов местного управления, но и полномочия отдельных должностных лиц, условия и сферы делегирования бургомистром своих полномочий другим должностным лицам и т.д.
Объем конституционного регулирования вопросов местного управления в унитарных государствах также неодинаков. Конституция Франции 1958 года, например, в данном отношении более чем лаконична. В ней лишь говорится о том, что территориальными сообществами республики являются коммуны, департаменты, заморские территории, которые свободно управляются выборными советами в соответствии с условиями, предусматриваемыми законом (ст.72). Подобная лаконичность позволила некоторым исследователям даже сделать вывод о том, что с конституционной точки зрения системы местного управления во Франции вообще не существует.
В конституциях ряда других унитарных государств местному управлению отведены специальные разделы и главы. Так, отдельные главы о порядке формирования и деятельности органов местной власти содержаться в Конституциях Италии (глава V), Нидерландов (глава IV), Японии (глава VIII). В конституции Испании (1978 г.) содержатся целые разделы, посвященные территориальной организации государства, в том числе местному управлению. Нетрудно заметить, что речь идет в основном о государствах, которые разрабатывали свои конституции в поставторитарный или посттоталитарный период: конституционный статус местного управления рассматривается как одна из гарантий демократии и как символ отказа от авторитарного правления. В рамках этой тенденции, специальный раздел, посвященный местному управлению, ввели в свои новые конституции все восточноевропейские страны (глава VII болгарской конституции 1991 г., раздел IX пересмотренной венгерской конституции, раздел VII конституции Польши 1997 г. и т.д.). Содержание этих специальных разделов как правило стандартно: определяется понятие и основные функции местного управления (самоуправления), указывается, в каких административно-территориальных единицах осуществляется местное управления, оговариваются общие условия деятельности (принципы распределения финансов, полномочий, организации выборов, государственный контроль), устанавливаются судебные гарантии.
 

 

Местные органы власти в системе публичного управления

Просмотров: 2 208
Управление местными делами в демократических странах может осуществляться как посредством назначенных центральной властью органов и должностных лиц государственной администрации на местах, выступающих в качестве периферийного звена государственного аппарата, так и через представительные и исполнительные органы, избираемые непосредственно населением административно-территориальных единиц. Такие представительные органы именуются обычно органами местного самоуправления или местного (муниципального) управления.
В современном виде системы местных органов власти в развитых демократических странах Европы и Америки сложились в основном в результате муниципальных реформ XVIII-XIX и XX веков. Исторически становление местного управления в его современном виде было связано с процессами перехода от сословного общества к индустриальному. Оплотом нарождавшейся буржуазии явились малые и большие города, требовавшие все большей самостоятельности в управлении местными делами, свободы городского самоуправления от надзора и вмешательства со стороны центральных органов государственной власти. С середины XIX века подобного рода управление на местах стало именоваться - в некоторых странах - местным самоуправлением, что отражало определенные реалии того времени.
В тот период исторического развития общества считалось, что местные представительные органы являются своеобразной четвертой властью, связанной законом и судебным контролем, но не подчиненной правительству и его органам в центре и на местах.
По мере становления современного государства, развития центростремительных тенденций в области государственного управления, усиления правового регулирования деятельности местных органов и все большего переплетения полномочий муниципалитетов и центральных ведомств в результате расширения социальных функций государства, происходит пересмотр принципов связей муниципалитетов с органами государственного аппарата, а также постепенное превращение местного самоуправления в разновидность специфической исполнительной деятельности, осуществляемой в рамках общей государственной политики.
Становление и развитие государства благосостояния (welfare state), расширение набора услуг, представляемых государством своим гражданам, оказало в целом двойственное влияние на деятельность местного управления. С одной стороны, повысилась роль местных органов в реализации правительственной политики на местах, в предоставлении услуг населению, это в свою очередь стимулировало заинтересованность государства в эффективности функционирования местного управления. С другой стороны, усилилась интеграция местных органов в государственный механизм, что в значительной степени привело к потере многими из них своей былой самостоятельности. Как справедливо писал Г.В.Барабашев, эволюция местного управления многократно усилила государственную природу муниципальных институтов, срастив местные дела с общегосударственными интересами и поставив выборные муниципальные учреждения в сильнейшую административную и финансовую зависимость от правительства и министерств, что окончательно оттеснило элементы местного самоуправления в муниципальной организации к деятельности на второй план.
Изменившаяся ситуация заставила центр искать новые пути влияния на местные органы с целью подчинения их деятельности решению прежде всего общегосударственных задач (или же тех местных задач, которые имеют общенациональное значение). Как отмечает германский исследователь, чем полнее втягиваются местные территориальные единицы в осуществление конституционно-правовых принципов социальной государственности, тем больше они вынуждены абстрагироваться от местных особенностей и следовать целям всей страны, принципам государственной политики. Он подчеркивает, что в современной Германии (как и в других развитых странах) судьба местных органов во многом зависит от поддержки государства. Неразрывно связанные с налоговой и финансовой системой государства, они скорее являются частью единого целого, чем независимыми территориальными единицами, и возможность что-либо предпринять на муниципальном уровне больше зависит от общей ситуации в государстве, чем от специфических местных обстоятельств. Другой немецкий автор отмечает, что общины являются ... не только основой государства, но и его членами, то есть они интегрированы в общую систему государственной власти. Они осуществляют свою власть как часть государства и по его полномочиям.
Таким образом, на протяжении ХХ столетия местные органы власти переходят от противопоставления местных органов, местных интересов, местного управления государственным к их постепенной интеграции в общеуправленческий механизм, деятельность которого направлена на комплексное решение задач, стоящих перед обществом в целом. Однако этот интегрированный механизм не является государственным механизмом в его традиционном понимании. В континентальной Европе, под влиянием политико-правовых учений эпохи Реформации и Просвещения, государство воспринималось как единый и единственный носитель публичной власти. Позже, под влиянием новых правовых теорий и опыта Великобритании и США, становится очевидной двойственная природа государства. С одной стороны, оно является носителем суверенитета, институтом, обеспечивающим его существование. В этом смысле государство действительно обладает монополией на некоторые прерогативы публичной власти, которая проявляется как в отношениях с другими государствами, так и в отношении с любыми субъектами права на территории данного государства. С другой стороны, государство является одним из субъектов публичного управления - наряду с другими субъектами, в частности - местными органами власти. Это проявляется в существовании государства, местных или региональных органов власти (или территориальных сообществ), публичных корпораций как самостоятельных юридических лиц, которые могут вступать друг с другом в договорные отношения, находиться в конфликте, решать свои споры в суде и т.д. - и которые обладают прерогативами публичной власти.
Исключением является Великобритания, где центральное государство не существует как единое юридическое лицо. Напротив, самостоятельными юридическими лицами являются центральные органы власти. Элементы такого правового дробления существуют и в других монархиях (например, в Нидерландах), однако отсутствие или условность существования государства как юридического лица отчасти компенсируется статусом Короны как безличного субъекта (у)правления.
С этой точки зрения, на территории любого государства (в первом значении) действует сложная система публичного управления, представленная самостоятельными субъектами управления, образованными по территориальному или отраслевому принципу, одним из которых является государство (во втором значении).
Именно в эту систему публичного управления все больше интегрируются местные органы власти, постепенно переходя от управления делами местного значения к решению тех проблем, которые наиболее эффективно могут быть решены на местном уровне, в рамках целостной системы публичного управления и исходя из задач системы в целом. В европейской и североамериканской научной литературе такая единая система публичного управления, включающая государственные, местные органы, некоторые негосударственные организации, получила название governance.
Однако две стороны государства (два типа полномочий государственных органов власти) не существуют раздельно и независимо друг от друга: это две характеристики одного и того же субъекта. Поэтому очевидно, что в системе публичного управления центральные органы власти занимают привилегированное положение - не только за счет масштаба подотчетной им территории, но и за счет представления государства как носителя суверенитета. Эта особая роль государства является основанием для постоянных сомнений в самостоятельности местного (само)управления. Как правило, местное самоуправление создается - или признается, с существенным ограничениями - государством. Закрепление за органами самоуправления определенных полномочий на практике является лишь результатом разграничения компетенций между центром и административно-территориальными единицами в рамках единого механизма публичного управления. Местные органы не могут самостоятельно определять круг своих полномочий, поскольку последние устанавливаются вышестоящими государственными органами, а в ряде случаев - судами. В отличие от государства как такового, местное управление не обладает суверенитетом, а потому не может ограничивать полномочий различных ветвей власти.
 

 

Формы государственного устройства

Просмотров: 2 848
Форма государственного устройства - правовое понятие, характеризующее законодательное или конституционное оформление отношений между центром (высшими органами государственной власти и управления) и периферией (территориальными органами власти и управления). С более теоретических позиций, речь идет о правовом оформлении взаимодействия между государством и иными - территориальными - субъектами публичной власти, или между нацией (народом) и территориальными сообществами.
Классическая теория права различает три формы государственного устройства: конфедерация, федерация, унитарное государство. Практика публичного управления в ХХ в. уточняет и дополняет эту типологию:
1) конфедерации становятся исторической, не существующей в современном мире формой государственного устройства;
2) понятие унитарного государства существенно меняется за счет внутренней дифференциации (различий в степени централизации, наличия или отсутствия автономных территориальных образований и т.д.);
3) федеративные государства также трансформируется, приобретая несвойственные классическим федерациям черты и становясь все более разнообразными;
4) появляются новые формы территориальной организации публичной власти, от надгосударственных образований (Европейский Союз) до регионализованных государств (государств автономий).
Унитарное государство
Унитарное государство характеризуется единством государственной власти, т.е. отсутствием территориального разделения властей. Значительная часть современных унитарных государств децентрализованы, но это не стирает юридических различий между унитаризмом и федерализмом. Отличие правовой децентрализации от других форм территориализации публичной власти великолепно показано французским юристом Ж.Веделем (напомним, что понятие децентрализации сформировано именно французской правовой мыслью). Децентрализация не равнозначна федерализму. Если она ведет к возникновению публичных юридических лиц, иных, нежели государство, то эти публичные юридические лица имеют чисто административный характер и совершенно не располагают законодательной или судебной властью. Более поздний автор поддерживает классика: децентрализация четко отличается от федерализма в том смысле, что децентрализованные сообщества, в отличие от государств - членов федерации, не обладают никакой властью самоорганизации: все имеющиеся у них компетенции переданы им - и могут быть изъяты - центральным законодателем или конституантом.
Таким образом, унитарное государство управляется из центра, который является единым по отношению к территориям, даже если он внутренне дифференцирован. Территориальные сообщества и их органы власти в унитарном государстве не только не имеют собственной государственности и собственного законодательства, - они не могут также участвовать в законодательной или судебной деятельности центра. Деятельность территориальных органов власти и управления по существу сводится к исполнению, в рамках которого возможна разная степень самостоятельности.
В рамках этой общей схемы фактические полномочия региональных и местных органов власти в унитарных государствах могут существенно различаться. Встречаются важные различия даже в рамках одного государства, если сравнить статус обычных административно-территориальных единиц и статус автономных образований.
Федерация
Федеративное государство по своей природе двойственно: это единое государство и, вместе с тем, это союз государств. Типологически чистая форма федерализма предполагает возникновение федерации в результате объединения нескольких самостоятельных государств (государственных образований). Именно на таком подходе основана правовая теория федерализма, где особое внимание уделяется первичному характеру государственности субъектов, которые лишь передают некоторые полномочия на федеральный уровень. Однако, из двух с небольшим десятков федеративных государств, существующих в современном мире, только одна (!) федерация образовалась именно так и только так - Швейцария. Остальные федеративные государства или сочетали договорное формирование с централизованным присоединением других территорий (США), или формировались за счет федерализации унитарного государства (Австрия), или оформлялись как федерации в процессе деколонизации (Индия), или же фактически децентрализовались сверху, прибегнув в силу политической конъюнктуры к формально договорному процессу (Россия).
Таким образом, в современных федеративных государствах идея государственного единства преобладает над идеей союза; то же относится и к практике федерализма. Усиление этой тенденции позволяет многим авторам говорить об унитарной федерации где формальный федерализм прикрывает полновластие федерального центра и преимущественно хозяйственные и исполнительские функции органов власти субъектов федерации.
С другой стороны, сама идея государств в государстве провоцирует сепаратизм. Избежать сепаратистских настроений, часто массовых, не сумела ни одна из существующих федераций, во многих случаях для сохранения единства федерации потребовалось использование военной силы (США, Швейцария, Россия, Индия и т.д.), а некоторые федерации благополучно распались или вынуждены были принять отделение одного - двух субъектов.
Регионализованное государство
Результатом эволюции классических форм государственного устройства стало появление в Европе новой формы - регионализованных государств или государств автономий. Эту форму государственного устройства, реализованную на практике в Испании и в Италии, можно рассматривать и как компромисс между федеративным и унитарным устройством, и как отказ от классических форм. С точки зрения унитаризма, регионализованное государство - абсолютизация автономий, которые в унитарных государствах существуют как исключения из общего правила. Все административно-территориальные единицы приобретают статус автономий: самостоятельные полномочия в различных сферах и право на исключительность, по отношению к соседним территориям. С точки зрения федерализма, регионализованное государство - фактическая федерация, маскирующаяся под унитарное государство путем сохранения унитаристских деклараций в конституции. Однако эта скрытая федерация принципиально ассимметрична: набор прав, полномочий и привилегий у каждой территории строго индивидуален.
Таким образом, современное государственное устройство эволюционирует настолько, что формальные различия между федерализмом унитаризмом теряют свой смысл : государства различаются скорее конкретными параметрами, чем принадлежностью к общим типам.
 

 

Абсолютная власть

Просмотров: 1 071
Абсолютной, т.е. не имеющей ограничений и противовесов, может быть власть одного органа, в крайнем случае - одного лица. Практика организации абсолютной власти показывает, что чаще всего присутствуют оба элемента: номинальный глава или неформальный лидер, иногда действительно обладающий большой личной властью, и обеспечивающий, а порой и заменяющий эту власть коллегиальный орган (будь то Политбюро, семейный или религиозный совет, команда и т.д.). Государственное управление в этом случае основано на безусловной, как правило жесткой иерархии и чревато всеми проявлениями критикуемой с давних времен тирании.
Отчасти тирании можно избежать, установив строгую процедуру периодической сменяемости высшего должностного лица и поддерживающей его коллегиальной структуры. Проблема, однако, заключается в том, что при абсолютной власти одного лица или структуры не существует противовеса - той силы, которая могла бы контролировать соблюдение процедуры и исправлять возможные нарушения. Подобный противовес может существовать вне данной системы публичного управления, вне данного государства. Так, государства Западной Европы и США, а под их влиянием - и различные международные организации, выдвинули в постколониальный период по отношению к другим странам требования минимума демократии, от соблюдения которых зависит финансовая помощь, а иногда и военное невмешательство. Одним из таких требований являются периодические выборы. В редких случаях это приводит к формированию систем управления западного типа. В большинстве государств, оказавшихся в зависимом от Запада положении, дело ограничивается формальными процедурами, всегда заканчивающимися перевыборами бессменного лидера. Наконец, некоторые государства - прежде всего, основные экспортеры ценного сырья, такие как большинство североафриканских и ближневосточных стран, - не зависят от финансовых требований Запада и, следовательно, не видят необходимости в ослаблении абсолютной власти своих лидеров. Прежде всего это современные абсолютные монархии Кувейт, Бахрейн, Оман, Катар, Саудовская Аравия и т.д.
Насколько эффективна организация государственного управления, основанная на абсолютной власти? Подобная система, безусловно, лучше, чем какая-либо другая обеспечивает единство государственной политики, целостность и интегрированность государственно-управленческих воздействий. Эта целостность может нарушаться при абсолютной власти одного лица, поскольку отдельный человек подвержен переменам настроения, быстрее, чем группа, может менять взгляды и т.д. Именно поэтому сплоченный (следовательно, замкнутый и немногочисленный) коллегиальный орган - обязательное условие устойчивости и целесообразности системы абсолютной власти. Для того, чтобы возможность целостного, интегрированного и эффективного для общества управления была реализована, необходимо, чтобы центральный орган (лицо) во-первых, обладали необходимой компетентностью и, во-вторых, были заинтересованы в общественно полезной деятельности. Поскольку круг властителей ограничен и замкнут, многое здесь зависит от индивидуальных, личностных характеристик: особенности биографии, моральные ориентиры, тип характера и т.д. Сам факт прихода к власти в автократических системах не означает обязательной способности и желания управлять в интересах общества: в случае наследственного перехода власти гарантируется лишь минимум компетентности монарха (впрочем, не всегда), в случае насильственного захвата власти - лишь способность узурпатора к организованному целенаправленному насилию и желание властвовать. Однако, при недостаточно компетентном и хорошем правителе (правящей группе) единство системы управления превращается в недостаток: либо целостные, масштабные и внутренне связные воздействия осуществляются в неверном направлении, что гарантирует тяжелые негативные последствия, либо власть и управление узурпируются неформальными группами, редко заинтересованными в общественном благе, будучи не связанными ответственностью. Таким образом, абсолютная власть - большой риск для общества, где и выигрыш, и проигрыш могут быть равно велики. Если добавить к этому известный тезис о том, что абсолютная власть развращает абсолютно, а также учесть, что несменяемость высших должностных лиц ведет к геронтократии, т.е. к постепенной утрате даже имеющейся компетентности, становится ясно, что вероятность негативных последствий абсолютной власти гораздо более велика.
 

 

Формы правления и государственные режимы

Просмотров: 2 729
Право любой страны определенным образом регулирует отношения между высшими органами государственной власти и устанавливает саму систему этих органов. Правовая сторона вопроса не всегда является определяющей: на функционирование государственной власти могут оказывать решающее влияние группы давления, личные связи, институты сомнительной конституционности (единственная партия, тайные комитеты и советы, духовные лидеры и т.д.). Более того, сами отношения между высшими органами государственной власти обычно далеки от буквы закона. Тем не менее, правовая организация государственной власти является важным фактором государственного управления. Во-первых, правовые нормы в той или иной степени все-таки отражают реальность; их существование не проходит полностью незамеченным. Во-вторых, правовые установления могут играть решающую роль, когда за ними стоят организованные интересы, использующие правовые нормы или их изменение в своих целях. Наконец, в некоторых современных государствах нормы конституционного права могут стать самостоятельной силой, особенно в ситуации равновесия, кризиса и т.д. - процедурная функция правовых норм здесь особенно важна. Исходя из этого, анализ форм правовой организации власти имеет самостоятельное значение для изучения государственного управления.
Понятие форма правления используется в современной литературе в двух основных значениях. С одной стороны, это обозначение основополагающего принципа формирования высшего органа (высших органов) власти. С другой стороны, это конкретная конфигурация высших органов власти, с учетом их прав и обязанностей по отношению друг к другу и к государству, даже к обществу в целом.
В рамках первого подхода традиционно различают такие формы правления, как монархия и республика. Подробная характеристика этих форм правления основательно разработана классической теорией государства и права. Однако сегодня различия между монархией и республикой не имеют самостоятельного значения для практики государственного управления.
Второй подход детализирует первый. Среди монархических форм правления (= в рамках монархической формы правления) выделяют абсолютную и конституционную монархии; последняя распадается на дуалистические и парламентские монархии. Республиканская форма правления существует в виде президентских (дуалистических), парламентских и полупрезидентских (смешанных) республик.
Выделение разных форм правления (здесь этот термин обозначает уже конкретные конфигурации) основано на нескольких стандартных критериях. Они могут быть резюмированы следующим образом:
- способ занятия должности главы государства, его полномочия
- способ формирования правительства, его ответственность
- способы взаимодействия (взаимовлияния) главы государства, парламента и правительства.
Каждая форма правления характеризуется определенным сочетанием трех этих базовых параметров. Соответственно, каждая форма правления может быть исчерпывающе охарактеризована по этим трем пунктам. Всю схему можно свести в таблицу:
Таблица 1. Сравнительные характеристики различных форм правления
Форма
правления Абсолютная Дуалистическая Парламентская Смешанная (полупрезидентская)
Параметр монархия Монархия Республика Монархия Республика республика

Глава государства Занимает должность путем наследования, Наследование Всеобщие выборы Наследование Избирается парламентом или специальным конгрессом Избирается прямыми всеобщими выборами, реже - непрямыми выборами или парламентом
объединяет в своих руках все ветви власти Возглавляет исполнительную власть Почти не имеет собственных полномочий, не зависящих от правительства Руководит исполнительной властью, имеет ряд собственных полномочий
Правительство Если существует, полностью зависит от главы государства Если существует, полностью зависит от главы государства Формируется парламентским большинством с формальным участием главы государства, ответственно перед парламентом Формируется совместно президентом и парламентским большинством, ответственно и перед парламентом, и перед президентом

Взаимовлияние Всевластие главы государства, отсутствие парламента Монарх может распустить парламент, сменить правительство Президент может сменить правительство и отдельных министров Правительство (с формальным участием главы государства) может распустить парламент; парламент может отправить в отставку правительство Президент может распустить парламент, сменять министров, парламент может отправить в отставку правительство с согласия президента
Разумеется, характеристика каждой формы правления может быть более подробной; однако различия между отдельными странами, отдельными режимами становятся здесь настолько существенными, что трудно говорить о единой форме. Гораздо важнее другое: далеко не все современные государства могут быть отнесены к одной из форм правления, присутствующих на схеме. Эта проблема, проблема так называемых особых (т.е., не вписывающихся в классическую схему) форм правления, имеет два аспекта.
Во-первых, в современном мире существует достаточно много немонархических диктатур, как военных, так и гражданских. В этом случае вся полнота власти находится в руках единоличного диктатора либо хунты (наиболее распространенное наименование коллегии диктаторов). Это, безусловно, самостоятельная форма правления: она существенно отличается от других, она устойчива и распространена. По всем основным признакам диктатура - вариант республиканской формы правления. Определяющими являются два фактора: 1) высшая власть передается не по наследству и не через сословные процедуры, а на основании конкурентных процедур, привлекающих значительные массы людей (имеются в виду перевороты, хотя некоторые диктаторы попадают на свой пост в результате обычных выборов); 2) в большинстве диктаторских государств декларируется верховный суверенитет народа (в отличие от монархий, где носитель суверенитета - монарх). В остальном же классическая диктатура воспроизводит характеристики абсолютной монархии, т.е. речь идет об абсолютистской форме республиканского правления.
Если принять во внимание тот факт, что некоторые монархии прошлого удивительно напоминают сегодняшние смешанные или полупрезидентские республики, можно констатировать полную симметричность монархических и республиканских форм правления. Иначе говоря, на смену - или в дополнение - старым критериям статуса главы государства и источника суверенитета приходят новые критерии, связанные преимущественно с особенностями формирования и взаимодействия высших органов государственной власти.
Второй аспект проблемы так просто не решается. Многие государственные образования имеют настолько специфическую организацию власти, что втиснуть их в рамки существующих схем никакими усилиями нельзя. В качестве примеров можно назвать СССР, КНР, Иран, Ливийскую Джамахирию. Формы правления этих государств действительно являются особыми. Помимо сложности, большого количества специфических черт, особенность заключается в абсолютном несоответствии конституционного строя реальному распределению власти. Разумеется, в других странах также существуют несоответствия, нарушения, искажения и пр., однако система остается узнаваемой. Но было бы большой ошибкой считать, что Всекитайское собрание народных представителей или Верховный Совет СССР обладали хоть какой-нибудь реальной и самостоятельной властью (по соответствующим конституциям это - высшие органы власти). Реальная же государственная власть, включая право издавать общеобязательные нормы, принадлежит (принадлежала) органам и должностным лицам, в конституциях и не упомянутым.
 

 

Разделение властей и разделение функций в государственном управлении

Просмотров: 2 092
Традиционно разделение властей воспринимается как принцип организации отношений между различными, несводимыми друг к другу видами (ветвями) власти, и одновременно, как организация отношений между высшими органами государственной власти. Этот принцип часто считается основополагающим для современной государственности вообще и для демократической государственности в частности.
В рамках теории государственного управления особенно важно то, что наряду с политической составляющей идея разделения властей имеет и сугубо управленческие коннотации. С политической точки зрения смысл разделения властей - в недопущении тирании, в предотвращении узурпации власти. С управленческой точки зрения, смысл разделения властей - в эффективном распределении разных функций между специализированными органами власти, т.е. в их функциональной специализации.
Функциональная специализация основана на специфических видах управленческой деятельности, или функциях управления. Их обособление связано с ориентацией на определенный вид деятельности (функцию). Традиционно в управлении в качестве основания для формирования функций управленческой деятельности рассматриваются логические этапы процесса управления: проектирование (сбор и обработка информации, прогноз, планирование), организация (принятие общих решений, распределение задач и ресурсов, оперативное руководство), оценка (учет, контроль, корректировка, санкционирование).
Особенностью функций управления является то, что они осуществляются постоянно и непрерывно в рамках единого цикла управленческой деятельности. Классический управленческий цикл предполагает последовательное и обязательное выполнение всех функций:
Схема может иметь и более подробный вид, в зависимости от того, насколько детально мы представляем функции управления, но общий принцип остается прежним: обязательными условиями успешности управленческой деятельности являются 1) обязательное наличие в цикле всех функций (всех групп функций) и 2) последовательность из осуществления.
Если посмотреть с этих позиций на классическую схему разделения властей, то мы получим следующее:
ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ
Таким образом, разделение властей - функциональная специализация на высшем уровне организации государственной власти. Однако, практика серьезно корректирует эти схематичные представления. Кроме того, вершиной государственного механизма функциональная специализация не ограничивается.
Классическая концепция разделения властей, предполагавшая их строгую функциональную специализацию, наличие трех ветвей власти, их равенство и взаимонезависимость и т.д. сформировалась в основном в XVIII в. Сегодня она интересна преимущественно с исторической точки зрения и в качестве абстрактного символа правового (конституционного) и по возможности демократического государства. Анализируя основные положения теории разделения властей под углом зрения их применения к современной действительности ... ученые-конституционалисты приходят к выводу о том, что в реальной жизни данная теория нередко остается ничем иным как лишь формальной теорией. Что же касается практики ее применения, то она зачастую носит если не откровенно негативный, то во всяком случае весьма противоречивый характер.
Это не означает, что разделение властей не имеет отношения к современному государству. Два основных принципа, лежащих в основе концепции, сохраняют свое значение: это (1) необходимость разделения властных ресурсов с целью предотвращения их монополизации и абсолютного господства, основанного на произволе (тирании), и (2) необходимость организационного и функционального обособления властных структур с целью более специализированного, профессионального и эффективного управления. Однако реализация этих принципов в современном обществе приобретает совершенно иные формы, серьезно отличающиеся от представлений философов восемнадцатого столетия.
Первой важной характеристикой современного разделения властей является организация тесного взаимодействия между исполнительной властью и законодательной. Французский государствовед Ж.-Л.Шабо различает государства, где деятельность представительной и исполнительной власти основана на их разделении (США), и государства, в основе которых лежит сотрудничество властей (Франция, Великобритания) или смешение властей (авторитарные режимы) как противоположность разделения. Таким образом, само понятие разделение властей релятивизируется и сводится к особенностям некоторых национальных систем государственного управления. Обязательной характеристикой многих современных конституций, в том числе российской, является также возможность роспуска законодательного органа и вынужденной отставки правительства. И то, и другое способствует эффективности управления, в частности - при разрешении серьезных кризисов, но имеет мало общего с классическими представлениями о взаимонезависимости властей.
Вторая важная черта - усиление исполнительной власти в ущерб другим ветвям, прежде всего - власти законодательной. Согласно традиционной концепции разделения властей, законодательная власть разрабатывает и принимает законы, исполнительная занимается их реализацией, судебная - контролем и наказанием за нарушение. На практике органы исполнительной власти в большинстве современных государств разрабатывают 80-90% законопроектов. Это связано и с растущей технической сложностью законов (депутаты не обладают достаточной компетентностью для разработки всех деталей), и с неспособностью крупных коллегиальных органов, формируемых на конкурентной основе и обладающих переменным составом, самостоятельно создавать и принимать непротиворечивые документы, превосходящие своей сложностью простые дилеммы типа да - нет. Кроме того, постоянно увеличивается значение актов исполнительной власти: в большинстве современных государств существует сфера исключительной компетенции правительства или исполнительной власти в целом, куда парламент не вправе вмешиваться, - либо не вмешивается по традиции. Классический пример сфера регламентарной власти правительства во Франции. Другое, гораздо более распространенное проявление той же тенденции - многочисленные ситуации, когда подзаконные акты фактически имеют большее влияние на практику государственного управления, чем предшествующие им законы. В России такую роль играют как указы Президента, так и постановления Правительства, а также многочисленные ведомственные акты, акты региональной и местной исполнительной власти.
 

 

Предмет, задачи и структура учебной дисциплины

Просмотров: 1 333
Учебная дисциплина Государственное и муниципальное управление в зарубежных странах посвящена сравнительному изучению зарубежных государственных и муниципальных систем. Столь широкий предмет требует уточнений, поскольку и до, и после Козьмы Пруткова многие убеждались в невозможности объять необъятное.
Первое уточнение политико-географического характера. В современном мире почти 200 независимых государств; изучение всех существующих систем управления и невозможно, в рамках одной учебной дисциплины, и бессмысленно. Даже если мы сделаем региональные выборки, последовательно характеризуя Западную и Восточную Европу, Северную и Южную Америку, Северную, Центральную и Южную Африку, Центральную Азию и Дальний Восток, - результатом будет очень поверхностная характеристика существующих форм и методов деятельности государственных и муниципальных органов власти. В рамках предлагаемого курса выбор сделан в пользу другого варианта: более подробное и основательное изучение западных систем управления, т.е. государств Северной Америки и Западной Европы. Основания для такого выбора очевидны: эти страны навязывают всему миру свои правовые и управленческие стандарты; Россия в числе первых заимствует их и пытается использовать. Таким образом, наибольший практический интерес для нас представляют не восточноевропейские страны, где на небольшой территории те же стандарты накладываются на местные традиции, и не индийская или африканская экзотика, а родина тех норм и установлений, которые мы так усердно заимствуем.
Второе уточнение институциональное. Сферы государственного и муниципального управления необъятны: разнообразие предметов ведения, полномочий, форм и способов деятельности требует многотомных энциклопедий только для одного перечисления, даже в масштабах одной страны, - что уж говорить о многих! В рамках данного учебного курса мы рассмотрим лишь основы государственного и муниципального управления, прежде всего основы правовые и институциональные. Кроме того, важную роль будет играть характеристика реформ и новейших тенденций в развитии зарубежных государственных и муниципальных институтов.
 

 

КИТАЙСКАЯ НАРОДНАЯ РЕСПУБЛИКА-1

Просмотров: 1 902
Государственный строй. Конституция
Со времени образования Китайской Народной Республики 1 октября 1949 г. в стране было разработано и принято четыре конституции - в 1954, 1975, 1978 и 1982 гг. Первая конституция КНР строилась на основе широкого использования опыта государственного строительства СССР и других так называемых социалистических стран. Она провозгласила КНР государством народной демократии, руководимым рабочим классом и основанным на союзе рабочих и крестьян, закрепила руководящую роль Коммунистической партии Китая в государстве и ее руководство общественными организациями. После вступления в силу конституции была сформирована новая система государственных органов, принят ряд нормативных актов, а также законов, направленных на проведение в жизнь конституционных положений.
С конца 50-х гг. в силу ряда причин начался отход от конституционных принципов, политическая практика была поставлена выше Основного закона страны. Важнейшие конституционные положения отменялись партийными решениями
без вынесения соответствующих вопросов в государственные органы. Во время , начавшейся в 1966 г., конституционная политическая система была подвергнута слому, конституцию фактически отменили. Результаты и практику закрепляла конституция 1975 г.: были упразднены некоторые посты и институты государственной власти, сужались полномочия депутатов и представительных органов, упразднялась прокуратура и т. д.
По окончании (1976 г.) конституция 1975 г. была пересмотрена, и в марте 1978 г. принята новая конституция. В целях создания эффективного аппарата управления она вернулась к более четкому определению статуса государственных органов, для чего использовались многие положения первой конституции КНР. Кроме того, были восстановлены некоторые полномочия представительных органов власти, введен упраздненный ранее институт прокуратуры, более четко регламентировалась организация судов.
Однако к этому времени еще не были извлечены все уроки прошлого, поэтому в конституции ощущалось влияние левацких взглядов и идей хаоса . После 3-го пленума ЦК Компартии Китая 11 созыва (1978 г.), принявшего решение о начале экономических преобразований в КНР, была поставлена задача воссоздания системы органов, способных обеспечить нормальное функционирование государственной власти, ее единство по всей стране. Вместе с тем особую актуальность в условиях начавшегося форсированного экономического развития приобрел вопрос о рациональном распределении органов государства, создании их структурных подразделений и рабочего аппарата, повышении эффективности их деятельности и обеспечении гармоничной работы. К формированию современной системы органов государства предъявлялось важнейшее требование - обеспечение устойчивости власти, недопущение имевших место в прошлом эксцессов, приведших к разрушению всей сложившейся государственной структуры. Это могло быть достигнуто прежде всего за счет стабилизации конституционно-правового регулирования порядка организации и деятельности государственного аппарата.
Этим объясняется принятое в 1980 г. решение о пересмотре действовавшей конституции. На разработку новой (по официальной терминологии - ) конституции КНР ушло более двух лет. Новая конституция была утверждена Всекитайским собранием народных представителей 4 декабря 1982 г. Согласно ей. Китайская Народная Республика есть социалистическое государство демократической диктатуры народа, руководимое рабочим классом и основанное на союзе рабочих и крестьян. Большое значение имело также принятие 10 декабря 1982 г. четырех законодательных актов: Закона об организации Всекитайского собрания народных представителей, Закона о выборах во Всекитайское собрание народных представителей и местные собрания народных представителей, Закона об организации Государственного совета, Закона об организации местных собраний народных представителей и местных народных правительств. В дальнейшем в эти законы вносились поправки, уточнения, изменения, но суть их оставалась неизменной.
Конституция 1982 г. внесла в государственную структуру КНР значительные изменения, выразившиеся в следующих главных моментах: 1) восстановление института Председателя КНР; 2) создание Центрального военного совета КНР; 3) восстановление волостного звена органов власти и управления; 4) установление сроков, ограничивающих пребывание некоторых высших государственных должностных лиц на своих постах; 5) установление принципа несовместимости членства в постоянных комитетах собраний народных представителей с занятием административных, судебных и прокурорских должностей; 6) учреждение в составе правительств различных ступеней системы ревизионных органов для усиления контроля за финансами и финансовой деятельностью.
В конституции были восстановлены основные автономные права национальных районов, в том числе права на издание положений об автономии. Впервые установлено правило занятия некоторых руководящих должностей в органах самоуправления районов национальной автономии гражданами тех национальностей, которые пользуются районной автономией. Это особенно важно с учетом того, что в КНР проживает 55 национальностей и народностей.
В целом, конституция 1982 г. как документ, определяющий государственный строй страны, представляет собой явный прогресс по сравнению с предыдущими конституциями и существенно от них отличается. Конституция провозглашает четыре основных принципа: твердо придерживаться социалистического пути, демократической диктатуры народа, руководства Коммунистической партии Китая, а также марксизма-ленинизма и идей Мао Цзэдуна.
Исходя из этих принципов, все основные решения по вопросам государственного строительства и государственной политики принимаются партийными органами соответствующего уровня сверху донизу, представительные органы власти лишь законодательно оформляют постановления, принятые партийными органами, и осуществляют контроль за их исполнением.
Особенность формирования представительных органов государственной власти заключается в том, что непосредственно населением на основе всеобщих, равных и прямых выборов путем тайного голосования избираются только органы государственной власти, образуемые в административно-территориальных единицах низового (волости, национальные волости и поселки) и уездного (уезды, автономные округа, автономные уезды, города без районного деления, городские районы) уровней. Как правило, выборы здесь проводятся на альтернативной основе при выдвижении нескольких кандидатов. Избранным считается кандидат, получивший относительное большинство голосов, но обязательно не менее одной трети. При несоблюдении этого условия назначаются дополнительные выборы. Депутаты остальных собраний народных представителей, включая Всекитайское собрание народных представителей, избираются соответствующими нижестоящими органами государственной власти.
Подобный способ формирования системы представительных органов власти объясняют рядом объективных причин, в частности, трудностью обеспечения связей между различными районами страны ввиду неразвитости инфраструктуры, невысоким уровнем политической культуры общества, отсутствием демократических традиций, наличием особых национальных черт политического и социально-экономического развития Китая.
Все граждане КНР, достигшие 18 лет, имеют право избирать и быть избранными. При этом не допускается никаких ограничений, связанных с национальной и расовой принадлежностью, полом, родом занятий, социальным происхождением, вероисповеданием, образованием, имущественным положением, оседлостью. Исключение составляют лица, лишенные политических прав. Государство принимает на себя расходы, связанные с проведением выборов; заблаговременно (за 30 дней до выборов) публикуются списки избирателей; тем самым любому лицу, несогласному с опубликованным списком, предоставляется право направить жалобу в избирательную комиссию; избирателям, отсутствующим во время проведения выборов, предоставляется право уполномочивать других граждан проголосовать вместо них с согласия избирательной комиссии; устанавливается уголовная ответственность за воспрепятствование осуществлению избирательных прав или попытку такого воспрепятствования путем насилия, угроз, обмана, подкупа, подделки избирательных документов и т.д.
В Законе о выборах закреплена такая гарантия равного избирательного права, как предоставление каждому избирателю только одного голоса. Однако необходимость обеспечения интересов разных социальных слоев и национальных меньшинств обусловила введение избирательной системы с неравным весом каждого голоса. При избрании депутатов Всекитайского собрания народных представителей собраниями народных представителей провинций, автономных районов, городов центрального подчинения (Пекин, Шанхай, Тянь-цзинь) один депутат избирается от каждых 1040 тысяч жителей, в городах и поселках - от каждых 130 тысяч жителей. От провинций и автономных районов с особенно малочисленным населением должно избираться не менее 15 депутатов. Доля депутатов от национальных меньшинств должна составлять около 12%. При избрании депутатов собраний народных представителей провинций и автономных районов соотношение числа городских и сельских жителей, приходящихся на одного депутата, в среднем составляет 1 : 5.
Таким образом, в целом по стране при проведении выборов в представительные органы государственной власти учитывается абсолютное преобладание сельских жителей, а потому принцип равенства обеспечивается за счет неравных норм представительства от городского и сельского населения.
 

 

КИТАЙСКАЯ НАРОДНАЯ РЕСПУБЛИКА-2

Просмотров: 1 752
Государственный совет осуществляет следующие функции: на основе конституции и законов определяет административные мероприятия, формулирует административно-правовые акты, издает постановления и распоряжения; вносит предложения на рассмотрение ВСНП или его Постоянного комитета; определяет задачи и обязанности министерств и комитетов Госсовета, осуществляет единое руководство их деятельностью, руководит всей другой административной работой общегосударственного значения; составляет и осуществляет план экономического и социального развития страны, государственный бюджет; руководит и управляет работой в области экономики, образования, науки, культуры, здравоохранения, оборонного строительства, а также делами национальностей, внешними сношениями и т.д.; утверждает территориальное деление провинций, автономных районов, городов центрального подчинения; принимает решение о введении военного положения на отдельных территориях; рассматривает и принимает решения о штатах административных органов, назначает, смещает и обучает административных работников, оценивает их работу.
В конституции КНР закреплено требование ко всем государственным органам осуществлять принцип упрощения аппарата и сокращения штатов, совершенствовать систему служебной ответственности, повышения квалификации кадров и их аттестации, неуклонного повышения качества и эффективности работы, борьбы с бюрократизмом.
Особенностью Китайской Народной Республики является включение в ее государственную структуру такого органа, как Центральный Военный Совет (ЦВС) - высшего военного уч-
рождения, руководящего всеми вооруженными силами страны. Его образование связано с проведением курса модернизации Китая и реформ, распространяемых в том числе и на военную сферу.
Председатель ЦВС избирается Всекитайским собранием народных представителей, а по его предложению Собрание утверждает кандидатуры других членов данного органа. Устанавливается прямая ответственность председателя ЦВС перед ВСНП и его Постоянным комитетом. Таким образом, председатель ЦВС занимает равное положение с Председателем КНР и премьером Госсовета. Но председатель ЦВС, в отличие от других высших должностных лиц государства, может занимать свою должность в течение неограниченного законом периода времени. Кроме того, он занимает также высокий партийный пост, являясь председателем Военного Совета ЦК КПК.
Определено, что ЦВС призван заниматься упорядочением системы призыва на воинскую службу, разработкой системы воинских званий, установлением видов поощрений и наказаний военнослужащих, находящихся на действительной воинской службе. В структуре ЦВС образована комиссия народных вооружений (во главе с заместителем председателя ЦВС), ведающая народным ополчением, которое, как свидетельствуют высказывания китайских официальных лиц, носит военизированный характер и может использоваться, в частности, для решения определенных внутриполитических задач.

Местные органы власти и управления
Система местных органов государства на всех уровнях возглавляется соответствующими собраниями народных представителей (СНП), образуемыми в провинциях, автономных районах, городах центрального подчинения, автономных округах, уездах, автономных уездах, городах, городских районах, волостях, национальных волостях и поселках. В районах национальной автономии - автономных районах, автономных округах и автономных уездах - они называются органами самоуправления. Эти органы создаются в соответствии с существующим административным делением КНР.
Срок полномочий собраний народных представителей провинций, автономных районов, городов центрального подчинения, автономных округов и городов, имеющих районное деление - 5 лет, т. е. он скоординирован со сроком полномочий ВСНП, депутаты которого избираются депутатами указанных органов. Срок полномочий для СНП уездов, городов без районного деления, городских районов волостей и поселков, избираемых непосредственно населением, установлен в 3 года.
Сессии местных собраний народных представителей созываются один раз в год.
Местные собрания народных представителей обеспечивают проведение в жизнь Конституции, административных установлении; в пределах своей компетенции решают вопросы экономического, культурного развития на местах. СНП уездного и вышестоящего звеньев рассматривают и утверждают местные планы экономического и культурного развития, отчеты об их исполнении; формируют составы постоянных комитетов СНП, назначают председателей народных правительств и их заместителей, избирают председателей местных народных судов и главных прокуроров, избирают депутатов в собрания народных представителей вышестоящего звена.
СНП провинций и городов центрального подчинения имеют право принимать установления местного характера. При этом требуется соблюдение лишь одного условия: они не должны противоречить конституции, законам, административным установлениям Госсовета. СНП районов национальной автономии правомочны разрабатывать положения об автономии и отдельно действующие положения, соответствующие политическим, экономическим и культурным особенностям данного района.
Сессии СНП провинциального звена заслушивают на своих пленарных заседаниях доклады о работе местных народных правительств, постоянных комитетов, органов суда и прокуратуры. Затем ведется обсуждение этих докладов по группам депутатов. Решения об утверждении докладов принимаются на пленарном заседании сессии СНП. Свои предложения и замечания, а также запросы в адрес местных народных правительств и их рабочих подразделений, народных судов и прокуратуры депутаты направляют через президиум сессии либо во время работы комиссии по сбору предложений.
СНП провинциального звена, а также автономных округов и городов без районного деления создают специализированные комиссии: по политико-юридическим вопросам, финансово-экономическим вопросам, по образованию, науке, культуре и здравоохранению.
Депутаты местных СНП находятся под контролем избравших их собраний нижестоящей ступени либо избирателей, которые правомочны отзывать избранных ими депутатов. Соответствующее решение принимается большинством голосов депутатов соответствующего СНП нижестоящей ступени либо избирателей, проголосовавших за данного депутата.
Депутаты СНП уездного и вышестоящего звена не могут быть арестованы или подвергнуты суду без согласия Постоянного комитета СНП той же ступени. Вместе с тем закон требует от депутатов СНП выполнения определенных обязанностей. Прежде всего, депутаты должны поддерживать связь с избравшими их СНП или избирателями: разъяснять законы и политические установки, оказывать помощь в работе соответствующим народным правительствам, передавать мнения и требования масс собраниям народных представителей, их постоянным комитетам, народным правительствам.
В уездном и провинциальном звеньях местные СНП образуют Постоянные Комитеты (ПК), выполняющие функции местных органов государственной власти в период между сессиями СНП. ПК несут ответственность перед собраниями и отчитываются о работе. Согласно закону в ПК провинциального звена должно быть в среднем 35-65, в ПК автономных округов и городов - 13-35, в ПК уездов, автономных уездов и городских районов - 11-19 членов. Периодичность проведения заседаний постоянных комитетов - не реже одного раза в 2 месяца.
Исполнительными и распорядительными органами на местах являются народные правительства. Местные народные правительства образуются соответствующими СНП, несут перед ними ответственность и отчитываются о своей работе. В то же время они находятся в такой же форме подчиненности перед вышестоящими государственными органами (т.е. перед народными правительствами либо Государственным советом). Вся система местных народных правительств различных ступеней находится под централизованным руководством Государственного совета КНР.
На провинциальном и уездном уровнях в состав правительств, кроме их председателя, входят его заместители, начальник секретариата, руководители структурных подразделений (департаментов, бюро, комиссий - в провинциальном звене; бюро и отделов - в уездном звене). В состав народных правительств волостей, национальных волостей и поселков входят председатели правительств (волостные старшины и поселковые старосты) и их заместители.
В целях унификации системы народных правительств различных ступеней определено, что местные народные правительства уездного и вышестоящего звена образуют президиум, проводящий заседания постоянного бюро, в которое входят члены данного правительства.
Местные народные правительства уездного и вышестоящего звена учреждают ревизионные органы, осуществляющие контроль за финансовой деятельностью в пределах данной административно-территориальной единицы и несущие ответственность за свою деятельность перед образовавшими их народными правительствами и вышестоящими ревизионными органами.
Спецификой КНР является существование системы делегированных органов, которая сложилась в первые годы народной власти. К ним, в частности, относятся административные управления округов, образуемые с санкции Госсовета народными правительствами провинций и автономных районов. Эти органы служат промежуточной ступенью государственного управления, находящейся между провинциальным и уездным звеньями. В случаях, когда создаются районы в качестве промежуточного звена между уездными и низовыми уровнями, в них образуются районные управы. Подобным же образом народные правительства городских районов, городов без районного деления с разрешения вышестоящих народных правительств могут учреждать квартальные канцелярии в качестве делегированных органов управления.
В современном Китае большое внимание уделяется низовому звену территориального общественного самоуправления - комитетам населения. Конституция КНР определяет характер комитетов населения как низовых массовых организаций самоуправления по месту жительства. С 50-х годов подобные органы существуют в городах, а со второй половины 80-х годов их создание началось и в сельской местности.
Статус комитетов сельского населения, их характер, роль и функции в политической системе китайского общества были закреплены в Законе КНР об организации комитетов сельского населения, вступившем в силу 1 июня 1988 г. Деятельность комитетов в целом может быть сведена к реализации двух видов задач. Во-первых, это задачи по самоуправлению. К ним относятся все дела данной деревни, в том числе связанные с общественной деятельностью и общественными интересами, урегулирование гражданских споров среди населения, информирование местных правительств о замечаниях населения, выдвижение предложений, организация сельских жителей на развитие производства и строительства, пропаганда конституции КНР, законов и государственной политики, забота об охране общественной собственности, защита законных интересов сельских жителей и т.д. Во-вторых, это задачи административного характера: оказание помощи волостным правительствам в их работе; реализация по поручению волостных правительств определенных функций административного управления и выполнение определенных задач по содействию охране общественного порядка, закупкам зерна, на
бору в армию, плановому деторождению, поддержке армии и заботе о семьях военнослужащих, помощи малоимущим, борьбе со стихийными бедствиями и т.д. В Законе подчеркивается, что волостные и поселковые правительства должны считаться с ролью и характером деятельности комитетов сельского населения, не должны мешать массам самим заниматься своими делами. В то же время говорится, что правительствам нужно активно направлять деятельность комитетов, оказывать им поддержку и помощь.
 

 

ЯПОНИЯ-1

Просмотров: 2 783
Государственный строй. Конституция. Роль императора
После капитуляции Японии во второй мировой войне верховную власть в стране, по соглашению с союзниками, осуществляла американская военная администрация, одной из главных задач которой стала демилитаризация и демократизация страны. В рамках этого процесса в Японии была разработана новая конституция, принятая в октябре 1946 г. и вступившая в силу 3 мая 1947 г.
Конституция впервые в истории страны провозгласила принцип национального суверенитета и основные демократические свободы, ввела всеобщее избирательное право. В качестве основополагающей концепции государственного управления была принята концепция правового государства и провозглашен один из фундаментальных принципов классической демократии - принцип разделения властей: законодательной, исполнительной и судебной.
Редким прецедентом в практике государственного права стала статья 9 конституции, которая объявила безоговорочный отказ от войны как способа разрешения международных споров, равно как и от обладания какими-либо .
Поскольку решающую роль в разработке Основного закона Японии играли американские специалисты, в него было привнесено большое количество американских политико-государственных норм, а также положений конституции США. Вместе с тем были учтены традиции японской государственности.
Конституция кардинально изменила систему взаимоотношений между государственным управлением и правом. В стране впервые была введена система государственного управления, формально основанная исключительно на парламентских законах. При этом парламент был провозглашен . Конституция наделила высший представительный орган исключительными прерогативами в сфере законодательства. Однако, как и в большинстве развитых стран, в Японии существует равноправие парламента и правительства в законодательной инициативе.
Конституция коренным образом изменила статус японского монарха. Из персоны он превратился в . Однако в конституции нет формулировки о том, какова форма правления в стране, хотя императорский трон переходит по наследству от отца к старшему сыну. По этому поводу среди японских и зарубежных правоведов существует несколько суждений. Одни считают, что Япония является парламентарной монархией, так как имеется наследственный монарх с титулом императора (тэнно). Другие заявляют, что монархии уже не существует, а Япония является республикой с монархическими атрибутами, имеющими лишь внешнее, формальное значение.
Не содержит конституция положений и о главе государства. Вследствие этого возникли некоторые концепции, затрагивающие вопрос о том, является ли главой государства император. Согласно одним теориям, именно император есть глава государства, согласно другим, таковым является премьер-министр. Широко распространены также теории, в которых
утверждается, что в Японии существует специфический тип парламентарной монархии, при которой император не является главой государства, а служит лишь символом монархии. В целом можно сказать, что по форме правления Япония представляет собой уникальное сочетание слабой монархической оболочки и вполне реального республиканского содержания принципов формирования и функционирования государственных институтов и положения личности.
Согласно конституции, император созывает парламент, может объявить о роспуске нижней палаты (но по рекомендации правительства); промульгирует поправки к конституции, законы, договоры, правительственные указы; назначает премьер-министра по рекомендации парламента; награждает орденами, принимает иностранных дипломатических представителей и выполняет ряд других, главным образом церемониальных функций. Наделение императора данными полномочиями носит лишь формальный характер, поскольку его инициатива в их осуществлении не предусмотрена.
Таким образом, император не обладает полномочиями, связанными с осуществлением государственной власти, и может предпринимать действия, относящиеся к делам государства, лишь по совету и с одобрения кабинета министров, который и несет за них ответственность.

Парламент
По конституции, единственным законодательным органом Японии является парламент. Он состоит из двух палат: палаты представителей (500 депутатов) и палаты советников (252 депутата). Выборы в обе палаты - прямые, право голоса имеют все граждане, достигшие 20 лет. В палату представителей можно быть избранным по достижении 25 лет, в палату советников - 30 лет. В соответствии с порядком прохождения законопроектов, палата представителей - нижняя, а советников - верхняя в японском парламенте.
Порядок формирования парламента определяется конституцией страны, а также законом о выборах публичных должностных лиц от 15 апреля 1950 г. с последующими изменениями и дополнениями.
Палата представителей переизбирается каждые четыре года, но может быть распущена досрочно. В этом случае выборы нового состава палаты проводятся не позднее чем через 40 дней после роспуска, а парламент созывается в течение 30 дней после выборов. Обычно выборы проводятся за 30 дней до истечения срока полномочий палаты. В течение полувека выборы в палату представителей проходили по 130 многомандатным округам, в каждом из которых в зависимости от численности избирателей избиралось от трех до пяти депутатов. Однако весной 1994 г. бьш принят новый порядок выборов, а в октябре 1996 г. состоялись первые выборы по новой системе. Суть изменений заключается в том, что число депутатов палаты сократилось до 500 (было 512), причем большая их часть (300) избирается по малым одномандатным округам, а остальные - по партийным спискам пропорционально собранным партиями голосам в едином национальном округе. Избранными считаются кандидаты, собравшие наибольшее число голосов. Этот порядок выборов отвечает интересам крупных партий и офаничивает возможности представительства в парламенте менее влиятельных политических объединений. Каждый кандидат в депутаты вносит денежный залог, который не возвращается и переходит в собственность государства, если кандидат не наберет установленного минимума голосов.
Палата советников избирается на 6 лет, однако каждые 3 года половина ее депутатов переизбирается. Принцип ее формирования несколько иной. По префектурным многомандатным избирательным округам (в Японии 47 префектур) избирается 150 депутатов, еще 2 - от острова Окинава, а 100 депутатов избираются по общегосударственным спискам партий в масштабе всей страны, т.е. избирательным округом здесь является вся страна. Как правило, по общенациональному избирательному округу баллотируются широко известные политические и государственные деятели. Выборы проводятся за 30 дней до истечения срока полномочий предыдущего состава верхней палаты.
Организация и проведение голосования на избирательных участках осуществляется специальными наблюдателями, назначаемыми местными избирательными комиссиями и тремя-пятью свидетелями из числа избирателей. Кроме того, каждый кандидат в депутаты имеет право направить в счетную комиссию одного своего представителя.
Избирательная кампания в Японии отличается большим своеобразием. Закон о выборах определяет, что всем кандидатам в предвыборной борьбе обеспечиваются равные возможности. Поэтому существует целый ряд ограничений на предвыборную деятельность. Например, четко установлены сроки ведения избирательной кампании (15 дней), и ровно в 8 часов вечера накануне дня выборов всякая агитация заканчивается. Кроме того, для всех кандидатов устанавливается одинаковое количество и одинаковая продолжительность выступлений по государственным и частным каналам телевидения и радио, ограничивается количество уличных речей, агитационных машин и стендов, листовок, почтовых открыток и т.п. Запрещен и обход жилых домов кандидатами и их доверенными лицами.
К основным функциям и компетенции парламента относятся: законодательная деятельность - рассмотрение законопроектов и принятие законов; финансовые полномочия - ежегодное утверждение национального бюджета; контроль над исполнительной властью, основными способами осуществления которого являются назначение премьер-министра, постановка вопроса о доверии правительству, организация специальных комиссий для расследования деятельности кабинета министров по вопросам государственного управления; формирование суда для рассмотрения дел судебных работников, против которых было возбуждено дело об отстранении от должности, контроль за деятельностью судебных органов; полномочия в области внешней политики, в том числе рассмотрение и одобрение международных договоров. Роль парламента в законодательном процессе состоит, главным образом, в отборе, изменении, дополнении, принятии или отклонении подготовленных кабинетом министров законопроектов. Помимо этого, на его долю приходится решение вопросов общего характера.
В круг законотворческой деятельности парламента входят такие вопросы, как: наследование престола и регентство; определение условий японского гражданства; осуществление права на образование; регулирование заработной платы, рабочего времени и других условий труда; регулирование системы налогов; защита права частной собственности; определение числа депутатских мест в обеих палатах парламента; утверждение избирательных округов и системы выборов; установление денежного жалованья депутатам парламента; организация и руководство гражданской службой; определение структуры кабинета министров; структура, выборы и порядок деятельности местных органов самоуправления и др.
Палаты японского парламента самостоятельно осуществляют свою деятельность и независимы при определении своей воли. Наличие двухпалатного парламента в унитарном государстве японская правовая наука объясняет тем, что палата представителей - это, якобы, поле партийной политики или , а палата советников призвана обеспечивать баланс интересов, смягчать противоречия, т.е. служить . Однако в последнее время партийная политика все сильнее распространяется и на палату советников, поэтому часто высказывается мнение, что верхняя палата копирует нижнюю и ее сохранение не имеет смысла.
Основной закон Японии предусматривает приоритет палаты представителей в решении большинства вопросов, обсуждаемых в парламенте. В частности, это решение о назначении премьер-министра, принятие большинством в две трети голосов присутствующих депутатов повторного решения по законопроекту, отклоненному ранее палатой советников, вынесение резолюции о недоверии (или доверии) премьер-министру. Единственное преимущество, признаваемое конституцией за палатой советников перед палатой представителей, - это функционирование чрезвычайной сессии верхней палаты в период, когда нижняя палата распущена. Существенной является и определенная стабильность состава палаты советников, т.к. ее состав обновляется каждые три года только наполовину, гарантируя большую преемственность в сравнении с палатой представителей, полностью обновляемой каждые 4 года.
Порядок работы парламента определяется конституцией, а также и , принятыми в 1947 г. Обычная сессия парламента созывается ежегодно в середине декабря. На ней решаются организационные вопросы: избираются председатели палат и их заместители, распределяются места в залах заседаний, определяются сроки проведения сессии членами обеих палат (в среднем 150 дней), формируются постоянные комиссии. После этого депутаты расходятся на неофициальные новогодние каникулы, а в 20-х числах января обычная сессия открывается официально. В церемонии открытия принимает участие весь депутатский корпус, она проходит в присутствии императора.
Кворум пленарного заседания палаты - одна треть ее списочного состава. Закон считается принятым после его утверждения в обеих палатах. В ситуации, когда принятый палатой представителей законопроект отвергается палатой советников, предусмотрено право его вторичного рассмотрения в нижней палате и, в случае одобрения двумя третями состава, принятия в качестве закона. Все решения палат парламента принимаются большинством голосов депутатов, участвующих в заседании. Исключением является голосование по бюджету и некоторым наиболее важным международным вопросам, когда для принятия решения необходимы две трети голосов депутатов, присутствующих на заседании.
 

 

ЯПОНИЯ-2

Просмотров: 2 932
Местные органы власти и самоуправления
В стране существует двухзвенная иерархическая система территориально-административных образований: верхнее звено образуют префектуры, нижнее - муниципалитеты, к которым относятся города, поселки, сельские общины. В стране 47 префектур, три города (Токио, Осака, Киото) выделены в особые городские префектуры, а остров Хоккайдо образует провинцию, разделенную на округа. Муниципалитетов более 3200.
Положения об организации власти на местах по принципу самоуправления были сформулированы в специальной главе конституции и в Законе о местном самоуправлении от 16 апреля 1947 г., который конкретизировал применение конституционных положений. В течение последующего десятилетия был разработан и принят целый ряд специальных законов, обеспечивших и закрепивших дальнейшее развертывание системы местного самоуправления. В результате она приняла форму, сохраняющуюся до настоящего времени, хотя и позже законы корректировались, отражая изменения в стране.
Основными звеньями местной законодательной власти являются префектурные, городские, поселковые и деревенские собрания. Их количественный состав зависит от численности населения соответствующих административных единиц. Собрания возглавляются председателями.
Руководство исполнительной властью в органах местного самоуправления осуществляют: в префектурах - губернаторы, в городах - мэры, в поселках и деревнях - старосты.
Губернаторы и мэры рассматриваются в качестве органов самоуправления, но в то же время - ив качестве органов государства, поскольку ряд функций делегирован им центральными органами.
Местные собрания и главы администраций (губернаторы, мэры) избираются непосредственно населением на 4 года. В выборах местных органов власти имеют право участвовать лица, достигшие 20 лет и проживающие в данной местности не менее трех месяцев. Кандидатами в члены местных собраний могут выдвигаться лица, достигшие 25 лет, в губернаторы, мэры и старосты - 35 лет.
Губернатор может быть смещен премьер-министром, мэр или староста - губернатором. Население может требовать отзыва депутатов, роспуска муниципального собрания, принятия собранием того или иного обязательного постановления, проведения ревизии финансово-бюджетной деятельности муниципальных органов.
Местным собраниям принадлежит право на принятие постановлений по всем вопросам, не входящим в ведение государства, в том числе по вопросам нормативных актов местного значения, в которых могут предусматриваться и уголовные наказания за их нарушение. Сюда же можно отнести утверждение и исполнение местного бюджета, установление местных налогов, важнейшие вопросы распоряжения местным имуществом и т.д. Закон предоставляет местным собраниям право на осуществление контрольных функций в отношении исполнительных органов, например, на проверку документации и получение необходимых отчетов глав и других должностных лиц местной администрации.
Местное собрание в определенном порядке может оспорить решение, принятое главой местной исполнительной власти. Более того, оно может выразить ему недоверие принятием резолюции большинством в три четверти голосов при присутствии не менее двух третей членов собрания. В этом случае глава местной исполнительной власти должен уйти в отставку либо воспользоваться предоставленным ему правом распустить собрание и назначить выборы его нового состава. Однако, если новое собрание на первом своем заседании подтвердит высказанное недоверие, это решение будет окончательным.
На органы местного самоуправления возлагается самостоятельное решение чрезвычайно широкого круга задач. Они должны вносить плановое начало в развитие своих территорий, заботиться о создании и поддержании в хорошем состоянии необходимой для жизнедеятельности инфраструктуры (дороги, реки, каналы, жилищное строительство, городское хозяйство, охрана окружающей среды и т.п.), заниматься вопросами начального и среднего образования, здравоохранения, содействовать местному предпринимательству (прежде всего мелкому и среднему), поддерживать сельскохозяйственное производство, регулировать трудовые отношения, обеспечивать безопасность жизни и сохранность имущества граждан.
Подавляющую часть этих задач выполняют города, поселки, деревни. Префектура как высшее звено местного самоуправления главным образом координирует деятельность муниципалитетов на своей территории и выполняет работы, выходящие за пределы их полномочий. Особенностью является то, что наиболее крупные города могут специальным правительственным указом получать повышенный статус, близкий по полномочиям к префектурам (таких городов 12). Что же касается столицы, то она управляется непосредственно губернатором и префектурным собранием, но в границах Большого Токио учреждены особые органы местного самоуправления - столичные районы, в которых местное население избирает глав администраций и районные собрания. По своему статусу столичные районы практически приравнены к городам.
Кроме дел, относящихся к функциям местного самоуправления, главам местных администраций поручается часть работ, относящихся к компетенции государственных органов и реализуемых за счет средств государственного бюджета. За выполнение этих работ установлена весьма жесткая ответственность глав местных администраций перед соответствующими министрами кабинета. С другой стороны, главы органов местного самоуправления наделены правом приостанавливать или не выполнять распоряжения центральных ведомств на своих территориях, если они нарушают закон.
Законом в общих чертах определено внутреннее построение органов местного самоуправления и установлен порядок их работы, а также распределение функций между подразделениями и должностными лицами исполнительной власти на местах. В непосредственном подчинении у губернаторов находятся префектурные управления. В подчинении у губернаторов и префектурных управлений - мэры и старосты, возглавляющие городские, поселковые и деревенские управления. В руках мэров и старост сосредоточена вся повседневная административная деятельность на местах. Штат всех управлений состоит из профессиональных чиновников. Более детальное решение организационных вопросов отнесено к компетенции местных органов самоуправления, которым предписано при исполнении своих дел исходить из стремления к повышению благосостояния местного населения и одновременно к максимальной эффективности при минимальных затратах.
Доходы местных органов формируются как за счет местных налогов, местных займов, прибыли муниципальных предприятий, комиссионных и прочих собственных сборов, так и в значительной мере за счет поступлений из государственного бюджета. Одна часть местных налогов собирается на префектурном уровне, другая (несколько меньшая) - в городах, поселках, деревнях. Следует отметить, что на местные налоги в настоящее время приходится лишь около 40% общей суммы доходов органов местной власти. Это определяет большую зависимость бюджета каждого органа местного самоуправления от поступлений из государственной казны. Кроме того, государство финансирует исполнение поручаемой местным органам части собственных функций, выделяет дотации, оказывает различную помощь.
Вместе с тем следует отметить, что система местного самоуправления в Японии отличается чрезмерной регламентацией государственными законами, строгим контролем сверху за деятельностью местных органов, ограничением их самостоятельности жестким порядком получения разрешений центральных органов по многим делам местного значения. В связи с этим в 80-е годы стали высказываться мнения о том, что дальнейшее развитие страны должно непременно сопровождаться повышением роли органов местной власти, что система местного самоуправления долгое время была эффективной и рациональной, но к настоящему времени уже устарела и требует изменения.
В середине 80-х годов были проведены некоторые преобразования, в частности, пересмотрен перечень работ, выполняемых на местах по поручению центральных правительственных органов, упрощена и рационализирована структура и аппарат местных органов, значительная часть коммунальных предприятий и работ передана частному сектору. Однако главные проблемы, сковывавшие инициативу и самостоятельность органов местной власти, решены не были. Поэтому в начале 90-х годов прозвучали предложения о передаче на места гораздо больших прав от государства, а первичному звену самоуправления - городам, поселкам и деревням - также и от префектур. В 1993 г. японский парламент принял резолюцию о расширении полномочий местной власти, а осенью 1994 г. - программу действий, рассчитанную примерно на 5 лет. В ней предусмотрена разработка основных направлений реформы местного самоуправления, принятие закона о расширении его прав, создание специального комитета по реализации реформ, составление детализированного плана мероприятий, строгий контроль за их осуществлением.

Судебная власть и конституционный надзор
Возглавляет японскую судебную систему Верховный суд, являющийся высшим судебным учреждением и обладающий, согласно конституции, всей полнотой судебной власти. Он является высшим органом конституционного надзора, руководит всеми нижестоящими судами. Он обладает исключительным правом толкования конституции и суждения о соответствии ей тех или иных законов, постановлений и директив, а также правом пересмотра и отмены решений всех остальных судебных органов и прокуратуры. Все звенья судебной системы подведомственны Верховному суду, адвокаты и прокуроры обязаны следовать издаваемым им правилам.
Верховный суд состоит из Главного судьи и 14 судей, которые назначаются на свою должность сроком на 10 лет. Главный судья назначается императором по представлению кабинета министров, остальные - непосредственно кабинетом. Спустя 10 лет судья может быть назначен на свой пост повторно.
Верховный суд рассматривает в качестве окончательной инстанции жалобы на решения и приговоры нижестоящих судов по гражданским и уголовным делам (как правило, в коллегиях из пяти судей) и обязательно в полном составе - жалобы на неконституционность законодательных или административных актов.
Непосредственно Верховному суду подчинены 8 районных (или высших) апелляционных судов, расположенных в крупнейших городах в разных частях страны. Они рассматривают, главным образом, жалобы на решения и приговоры нижестоящих судов. Судьи высших апелляционных судов назначаются кабинетом министров сроком на 10 лет по списку, представляемому Верховным судом.
Важнейшее звено судебной системы - территориальные суды, расположенные в центрах каждой из 47 префектур. В них рассматривается по первой инстанции основная масса гражданских и уголовных дел.
Особое место отводится семейным судам, которые считаются судами того же уровня, что и территориальные, и действуют в тех же городах. В них разбираются гражданские дела, связанные с семейными отношениями, включая дела о разводах, о наследовании имущества и т.п.
Первичные суды - низшая судебная инстанция (их около 600) - рассматривают дела с небольшой суммой иска, а также дела, связанные с оскорблением личности и нарушением общественного порядка.
Согласно конституции, все судьи независимы и действуют, следуя голосу своей совести, будучи связаны только законами. Они могут быть отстранены от должности только в результате публичного разбирательства в соответствии с процедурой импичмента, которая предусматривает рассмотрение обвинений в адрес судьи специальными органами парламента.
Прокуратура в Японии входит в систему министерства юстиции, являющегося одним из важнейших по своему значению. Она представляет собой централизованную организацию, возглавляемую генеральным прокурором, но структура ее приспособлена прежде всего к судебной системе: имеется служба прокуратуры (генеральной) при Верховном суде и при судах нижестоящей инстанции. Прокуроры ведут следствие по ограниченному кругу наиболее важных уголовных дел, наблюдают за дознанием, расследованием и исполнением наказаний.
 

 

ШВЕЦИЯ

Просмотров: 1 443
Риксдаг
Государственный строй Швеции определяется ее конституцией, включающей три закона: 1974 г., Акт о престолонаследии 1810 г. и Акт о свободе печати 1974 г., с изменениями, внесенными в них в последующие годы. Кроме того, к числу конституционных законов относится Акт о риксдаге 1974 г.
Швеция - парламентарная монархия, в которой высшим представительным органом является парламент - риксдаг, главой государства - король, наделенный лишь чисто представительскими функциями, а исполнительная власть принадлежит образуемому риксдагом правительству.
Конституция поставила риксдаг на первое место в государственном механизме.
Риксдаг состоит из одной палаты. Он был преобразован из двухпалатного в однопалатный представительный орган в соответствии с конституционной реформой 1969 г. Сейчас он насчитывает 349 депутатов и избирается сроком на три года в точно фиксированную дату: третье воскресенье сентября. Риксдаг может быть распущен досрочно по решению правительства, но не ранее чем через три месяца после его первой сессии. Без соблюдения указанного срока его должен распустить председатель парламента - тальман, если после четы-пех голосований риксдаг не сможет избрать то или иное лицо на пост премьер-министра. Однако риксдаг, образованный в результате внеочередных выборов, осуществляет свои полномочия только в течение оставшегося срока полномочий парламента, избранного на предшествующих очередных выборах.
Выборы в риксдаг осуществляются на основе всеобщего, прямого, равного избирательного права при тайном голосовании. Правом голоса обладают все шведские граждане, в том числе и проживающие за границей, достигшие к 1 сентября года выборов 18 лет. Такой же возраст установлен и для права быть избранным в риксдаг.
Выборы проводятся по пропорциональной избирательной системе. При этом страна с учетом административного устройства делится на 28 избирательных округов, от каждого из которых должно избираться не менее восьми депутатов. Но по округам распределяются только 310 мандатов (). Остальные 39 мандатов являются и распределяются в масштабе всей страны. не предоставляются партиям, которые получили в округах менее 12% голосов избирателей, а не вручаются тем, кто не получил 4% голосов избирателей в целом по стране.
Важную роль в деятельности парламента играют парламентские группы (фракции). По договоренности между партийными фракциями определяются кандидатуры тальмана и трех его заместителей - вице-тальманов, процедура рассмотрения вопросов, решается вопрос о прекращении прений и закрытии сессий. Фракция может предлагать вопросы для обсуждения, вносить законопроекты, ее лидеры участвуют в совещании при тальмане для определения кандидатуры премьер-министра и различных должностных лиц парламента. В соответствии с соотношением партийных сил в риксдаге формируются его внутренние органы. Представители партийных фракций входят в руководящий орган риксдага - конференцию при тальмане.
Подбор кандидатур для формирования внутренних органов риксдага, за исключением тальмана, вице-тальманов, секретаря риксдага, а также омбудсманов (специальные юридические уполномоченные парламента), осуществляет избираемый риксдагом на весь срок его полномочий комитет по подготовке выборов. Кроме того, он подготавливает списки иных лиц, избираемых риксдагом: уполномоченных Государственного банка. Управления национального долга, шведских делегаций в различные наднациональные органы, например в Северный совет, Европейский совет и др.
В ходе подготовки конституции сторонники ликвидации монархии выдвигали предложение о передаче тальману функций главы государства. И хотя монархия была сохранена, и Акт о риксдаге обеспечили тальману место второго после премьер-министра лица в государстве. Они наделили его полномочиями, которые ранее принадлежали в Швеции и сейчас принадлежат во многих государствах главе государства. Тальман выносит на рассмотрение парламента кандидатуру премьер-министра после согласования ее с лидерами партийных групп, издает постановление о назначении премьер-министра, решает в определенных случаях вопрос о роспуске риксдага. При отсутствии лица, которое по Акту о престолонаследии должно выполнять обязанности регента, на основе постановления правительства временным регентом становится тальман.
Тальману принадлежат и значительные права по организации работы парламента. Вместе с конференцией при тальмане (см. о ней ниже) он определяет время открытия и закрытия сессий, повестку дня пленарных заседаний, в пределах установленной законом очередности рассмотрения дел устанавливает очередность рассмотрения вопросов по каждому кругу дел, целесообразность внесения интерпелляций (депутатских запросов). Он созывает заседания комитета по подготовке выборов в риксдаге и постоянных комиссий по выборам их председателей. Тальман вправе принимать решения об удалении с заседания депутата в случае нарушения им порядка и депутатской этики, может удалить публику, если считает, что она мешает нормальной парламентской работе.
Тальман является председателем некоторых образуемых риксдагом органов - Военной делегации. Административного управления риксдага и заместителем председателя Внешнеполитического комитета, который возглавляется королем.
Конституция требует, чтобы тальман стоял вне политики, и в силу этого он не может принимать участия в обсуждении вопросов в парламенте и в голосовании. Чтобы при этом соотношение партийных сил в парламенте оставалось неизменным, его функции как депутата осуществляет заместитель депутата от его партии. Указанные требования не предъявляются, однако, к вице-тальманам.
Для обсуждения наиболее важных процедурных дел в парламенте образуется его руководящий орган - конференция при тальмане. В ее состав, помимо тальмана и вице-тальманов, входят представители партийных фракций, председатели постоянных комиссий риксдага, заместитель председателя Административного управления риксдага. Не могут входить в конференцию представители тех партийных групп, чьи партии не получили 4% голосов в целом по стране при выборах в риксдаг.
Важнейшими органами риксдага являются его постоянные комиссии. Они образуются в соответствии с соотношением сил в парламенте не позднее чем на восьмой день после первого заседания палаты. На основе Акта о риксдаге создаются 17 таких комиссий, в которые в настоящее время входит по 17 депутатов. Постоянные комиссии играют большую роль в определении судьбы законопроектов, вносимых в риксдаг. Все они наделены также правом законодательной инициативы, обладают правом направлять представленные в парламент или подготовленные ими законопроекты на заключение Законодательного совета, включающего судей Верховного суда и Верховного административного суда, на предмет определения конституционности этих законопроектов, их соответствия правоохранительным целям и правопорядку вообще, другим законам, а также выявления тех проблем, которые могут возникнуть при применении закона в случае его принятия. Рассмотрение законопроектов в постоянных комиссиях обязательно.
Важной частью работы постоянных комиссий является осуществление контроля за деятельностью административных органов в тех областях, которые относятся к их ведению. Текущий же контроль за правительственной деятельностью возложен на конституционную комиссию.
Все заседания комиссий проходят за закрытыми дверьми, и их члены обязаны по решению правительства или самой комиссии соблюдать тайну в интересах государственной безопасности, а равно иных особо важных причин.
Комиссии вправе потребовать от других государственных органов представления необходимых им документов, справок, объяснений. Однако к правительству требования такого рода может предъявлять только конституционная комиссия. Заключение комиссии или подготовленный ею законопроект принимаются открытым голосованием простым большинством голосов. При равенстве голосов решающим признается мнение председателя комиссии. Но меньшинство или даже один из ее членов наделены правом направлять по рассматриваемому вопросу свое особое мнение, которое также обсуждается на пленарном заседании риксдага.
Парламент избирает из числа лиц, имеющих большой опыт юридической работы, четырех омбудсманов - своих юридических уполномоченных - сроком на четыре года. Омбудсманы должны осуществлять контроль за законностью. Этот контроль носит весьма широкий характер и распространяется на гражданскую и военную администрации, суды и органы местного самоуправления. Омбудсманы избирают из своего состава административного главу, руководящего всей их работой. При них работает небольшое число секретарей и лиц, обслуживающих библиотеку и архив. Статус и организация деятельности омбудсманов определяется принятой риксдагом инструкцией. Конституция предоставила омбудсманам также право возбуждать перед Верховным судом дела по обвинению в совершении преступлений по службе судей Верховного и Верховного административного судов.
Конституционная комиссия риксдага образует делегацию по делам омбудсманов в составе шести своих членов. Последние могут консультироваться с ней по вопросам, связанным с их деятельностью. Эта делегация подготавливает также список омбудсманов для их выборов в палате по согласованию с представителями партийных групп в конференции при тальмане, проверяет отчеты омбудсманов, представленные в риксдаг, и вправе поставить перед ним вопрос о досрочном освобождении от должности того из них, кто, по ее мнению, не может пользоваться доверием риксдага.
Для контроля за различными сторонами государственной, главным образом финансовой, деятельности административного аппарата риксдаг избирает из числа депутатов 12 ревизоров. Ревизорам предоставлено право требовать необходимые им для работы документы, справки, иные сведения и заключения. Они же дают заключения по отчету о выполнении государственного бюджета и о дополнительных ассигнованиях, которые просит выделить правительство.
 

 

ДАНИЯ

Просмотров: 2 144
Фолькетинг
Дания - парламентская монархия. По конституции главой государства является король. Ему и фолькетингу (парламенту) принадлежит законодательная власть. Через правительство король осуществляет исполнительную власть. Фактически права короля значительно ограничены.
Парламент Дании состоит из одной палаты, в которую избираются 179 депутатов. Срок его полномочий - 4 года. Однако он может быть досрочно распущен королем по предложению правительства. После своего избрания фолькетинг на двенадцатый будний день собирается в 12 часов дня, но король вправе собрать его и раньше. Специального созыва на очередные сессии не требуется. Парламентский год начинается в первый вторник октября, и в этот день открывается сессия фолькетинга, которая продолжается обычно до весны. Если премьер-министр или не менее 2/5 депутатов потребуют созвать сессию и в другое время с указанием повестки дня, председатель фолькетинга обязан удовлетворить их требование.
Фолькетинг выбирает свой руководящий орган - президиум, состоящий из председателя и заместителей председателя. Президиум руководит работой фолькетинга и его комиссий. Постоянные комиссии создаются по основным отраслям государственной деятельности, в том числе по делам Гренландии. Они состоят из представителей партийных фракций пропорционально числу их мест в парламенте. Кроме того, могут быть образованы специальные комиссии для расследования какого-либо конкретного дела, выяснения какого-либо вопроса, рассмотрения законопроектов. Им предоставлено право требовать от любых лиц и учреждений необходимые сведения или документы. Фолькетинг избирает высшего государственного чиновника. Он наблюдает за гражданской и военной администрациями. Если этот чиновник находит, что действия тех или иных государственных служащих противоречат конституции либо законам, он докладывает об этом фолькетингу. В целях проверки финансовых отчетов государства, представляемых правительством, парламент назначает нескольких ревизоров. Фолькетинг выбирает (не из своего состава) половину членов Государственного суда и нескольких их заместителей.
Фолькетинг, по конституции, обладает довольно широкими правами. Они касаются таких важных вопросов, как финансы страны, законодательство, контроль за деятельностью правительства, внешняя политика государства, объявление войны и заключение мира, формирование вооруженных сил страны. Свой регламент фолькетинг утверждает сам, только он решает вопрос о законности выборов депутатов.
Фолькетинг является законодательным органом. Формально законодательная деятельность парламента ограничена королем, без санкции которого не вступает в силу ни один закон. Однако на практике король никогда не отказывает фолькетингу.
Законодательной инициативой обладают депутаты и правительство. Последнее направляет в парламент законопроекты от имени короля. Предпочтение всегда отдается правительственным проектам. Предложения отдельных депутатов, если они не поддержаны правительством, имеют мало шансов быть принятыми, так как за спиной правительства стоят партия либо блок партий, имеющие большинство в парламенте.
При обсуждении проект закона проходит три чтения. В первом чтении депутатов ставят в известность, что поступил тот или иной законопроект. Затем он посылается на рассмотрение соответствующей постоянной или специальной парламентской комиссии, которая его детально изучает.
После того, как законопроект обсужден в комиссии, он вместе с ее заключением поступает на второе чтение. Здесь уже обсуждается все содержание проекта по статьям. Третье чтение - обсуждение его в целом. Затем происходит голосование. Для одобрения любого законопроекта требуется большинство голосов. После этого он представляется королю, который в течение 30 дней утверждает его. Для принятия законопроектов, касающихся изменения конституционного порядка престолонаследия и ограничения национального суверенитета в пользу международных органов, необходимо большинство в 5/6 голосов членов фолькетинга.
Важной компетенцией парламента является обсуждение вопросов внешней политики страны. Обо всех значительных мероприятиях в этой области правительство должно ставить в известность фолькетинг. Без его согласия правительство не может увеличивать или уменьшать вооруженные силы страны, применять их против иностранного государства, за исключением обороны от агрессии. Но и в последнем случае должен быть немедленно созван парламент, на рассмотрение которого ставится данный вопрос.
Фолькетинг издает правила, касающиеся порядка назначения, увольнения и перемещения государственных служащих.
Важнейшим правом парламента считается контроль за деятельностью правительства. Принцип парламентской ответственности Совета министров впервые был закреплен в конституции 1953 г., хотя на практике он применяется с начала XX столетия. Ни один министр не может оставаться на своем посту, если парламент выразил ему недоверие. Это не вызывает отставки всего правительства. Если же фолькетинг выразил недоверие правительству в целом или премьер-министру, правительство должно уйти в отставку. И, наконец, фолькетинг может привлечь министров к судебной ответственности за их противозаконные действия. Обвинение рассматривается Государственным судом.
 

 

Президент республики (Финляндия)

Просмотров: 2 962
Президент Финляндии обладает довольно широкими независимыми полномочиями в принятии решений, касающихся порядка выполнения законов. Президент обладает правом отлагательного вето, он может перенести срок введения закона. Он имеет также право роспуска парламента и назначения новых выборов. На заседании Государственного Совета президент волен принимать решение по предложению любого министра, хотя он не связан ни с мнением министра, ни с мнением Государственного Совета в целом. На практике, однако, решения президента соответствуют мнению последнего. Президент играет также решающую роль в формировании правительства. Важнейшее из прав президента - это предоставленная ему руководящая позиция в определении внешней политики страны.
Президент избирается косвенными выборами сроком на шесть лет. Сначала население избирает 301 выборщика; они и осуществляют окончательный выбор. Президент может избираться неоднократно. Велись дискуссии о необходимости ограничения сроков переизбрания президента и об его избрании всенародным голосованием. Однако этот вопрос еще не решен.

Государственный совет
Государственный совет (правительство Финляндии) состоит из премьер-министра и не более чем 17 министров. Министры назначаются на должность и освобождаются от обязанностей президентом республики. Решения Государственного совета принимаются на пленарных заседаниях, на которых председательствует премьер-министр.
Государственный совет несет ответственность перед парламентом. В его компетенцию входят все те вопросы управления страной, которые специально не выведены за пределы его полномочий. Государственный совет представляет в парламент законопроекты и публикует утвержденные законы в специальном издании.
На уровне центрального управления под руководством министерств существуют специальные административные чиновники и центральные учреждения, деятельность которых охватывает всю страну. Несмотря на то, что они всегда находятся под контролем министерств, фактически они весьма независимы. Центральные учреждения организованы коллегиально, власть в них принадлежит коллегии в составе руководящих чиновников. Всего существует 22 различных центральных учреждения, находящихся в подчинении министерств.

Губернское и местное самоуправление
Местное самоуправление Финляндии имеет давнюю историю, охватывающую несколько столетий. Оно сохранялось и тогда, когда Финляндия входила в состав Российской империи.
После того, как в 1917 г. Финляндия стала независимым государством, ее коммунальное управление получило возможность совершенно самостоятельного развития, впрочем, не без существенного воздействия на него аналогичного процесса в других северных странах. В 1948 г. законы, касающиеся управления городами и сельскими коммунами, были собраны и изданы в виде одного закона. В изданном в 1987 г. законе о коммунах городские и сельские коммуны уже не различаются. В 1995 г. принят новый закон о местном самоуправлении.
Финляндия делится на губернии, уезды и коммуны.
В стране насчитывается 12 губерний, во главе правления каждой из которых стоит назначенный президентом губернатор. Губернское правление - это учреждение, относящееся к министерству внутренних дел. Его задача заключается в развитии всей губернии. В губернском правлении имеются общий отдел, отдел по делам социального обеспечения и здравоохранения, отдел по делам школ, губернская контора, а также губернский суд, который рассматривает, в частности, административные вопросы. Высшим органом управления уезда является уездная управа.
На губернском уровне в определенных сферах функционируют также государственные чиновники по административным вопросам, представляющие различные министерства и ведомства, например, в промышленных округах - Министерство торговли и промышленности, в межевых округах - Главное межевое управление.
В губерниях существуют также и органы сотрудничества коммун, имеющих самоуправление, - коммунальные союзы. Часть коммунальных союзов действует на территории только нескольких коммун, и поэтому они рассматриваются как органы местного самоуправления. Часть коммунальных союзов, деятельность которых выходит за пределы этих границ, может причисляться к губернскому управлению (в особенности это относится к коммунальным союзам по больничному делу).
В подчинении губернского правления состоят общие официальные инстанции местного самоуправления: ленсманы и магистраты так называемых старых городов. По конституции 1919 г., управление городами должно основываться на самоуправлении граждан. Коммуны функционируют, однако, под руководством и контролем центральных государственных и официальных губернских органов. Обеспечение граждан основными услугами сосредоточено главным образом в коммунах, а государство участвует как в организации этой работы, так и в финансировании их деятельности.
В Финляндии 455 коммун, из них 102 - городские. Органами муниципального самоуправления являются также обьединения коммун, которые образованы коммунами с целью обеспечения совместной деятельности (270 объединений). По количеству своих жителей, площади и структуре экономики муниципалитеты сильно отличаются друг от друга, однако, несмотря на эти различия, юридически коммуны имеют одинаковый статус - одинаковые права и обязанности. К местному самоуправлению относятся также приходы государственных церквей: 594 прихода евангелическо-лютеранской церкви и 25 приходов православной церковной управы. Примерно 91% финнов принадлежат к этим церквам.
Задача коммун - создание и обеспечение основных условий для благополучного существования своих жителей. Эта задача коротко и ясно сформулирована в новом законе о коммунах, вступившем в силу в начале июля 1995 г.: . В общественной структуре и в системе управления Финляндии коммуны отвечают за предоставление комплекса необходимых услуг жителям коммун. Из разнообразных функций муниципалитетов в качестве основных можно выделить следующие: школьное образование и обучение, культура и проведение досуга, услуги здравоохранения (поликлиники и больницы), услуги социального обеспечения (детские сады, забота о престарелых, обслуживание инвалидов, предоставление денежной помощи), решение задач, связанных с планированием и строительством (разработка планов землепользования, создание и обслуживание элементов инфраструктуры, охрана окружающей среды, сбор и транспортировка отходов и т.д.).
 

Разное
Дополнительно

Счётчики
 

{tu5}
Карта сайта.. Статьи