Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно


Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
» » Страница 5



 

Официальные символы конституционного суда. Местопребывание конституционного суда

Просмотров: 2 914
Символы власти конституционного суда призваны обозначить его статус высшего судебного органа конституционного контроля страны, подчеркнуть его самостоятельность, независимость, равенство с другими высшими органами государственной власти, прививать уважение к конституционному суду и к торжественному характеру его процедуры.
Власть конституционного суда имеет общие и специальные символы. К общим символам власти конституционного суда как высшего органа государственной власти относится вывешивание Государственного флага на здании, в котором располагается конституционный суд, а также в зале заседаний. В зале заседаний конституционного суда находятся Государственный флаг, изображение Государственного герба, текст Конституции. Государственный флаг устанавливается также в служебном помещении каждого судьи конституционного суда.
Конституционные суды имеют и специальные символы власти: его судьи заседают в мантиях, образец и описание которых утверждаются компетентными органами, определяемыми законом. В том же порядке утверждаются образцы удостоверения и нагрудного знака, которые выдаются судьям конституционного суда. Конституционный суд имеет печать с изображением Государственного герба и своим наименованием.
Постоянным местонахождением конституционного суда, как и других высших органов государственной власти, является, как правило, столица государства. В ряде государств конституционные суды находятся не в столице (Грузия, Словакия, ФРГ, Эстония, ЮАР). В Австрии трое конституционных судей из 14 и два заместителя судей из шести должны постоянно проживать вне Вены. Такое правило аргументируется необходимостью исключить какое-либо влияние на конституционный суд, на его судей. В ряде случаев определение местонахождения конституционного суда связано с историческими обстоятельствами, с традициями.
Заседания конституционного суда проводятся в месте его постоянного нахождения. Конституционный суд может провести заседание в другом месте, если сочтет это необходимым (например, в субъекте федерации при рассмотрении спора между федерацией и данным ее субъектом).
Официальные символы Конституционного Суда Российской Федерации, его местопребывание. В соответствии со статьями 114—115 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" на здании, занимаемом Конституционным Судом Российской Федерации, поднимается Государственный флаг Российской Федерации.
В зале заседаний Конституционного Суда Российской Федерации находятся изображение Государственного герба Российской Федерации и Государственный флаг Российской Федерации.
В служебном помещении судьи Конституционного Суда Российской Федерации устанавливается Государственный флаг Российской Федерации.
Судьи Конституционного Суда Российской Федерации заседают в мантиях.
Мантия судьи Конституционного Суда Российской Федерации была сконструирована художником-модельером Е.Н. Коротковой. В описании модели мантии присутствует соответствующая символика: мантия дополняется галстуком, узел которого символизирует Государственный флаг Российской Федерации, и украшается Государственным гербом Российской Федерации в виде вышивки на левой стороне груди; мантия Председателя Конституционного Суда (фактически в настоящее время - председательствующего в пленарном заседании или в палате) дополняется серебряным медальоном с изображением Фемиды и посеребренной цепью. Предусмотрен также головной убор - четырехуголка с околышем, к переднему углу которого прикреплена на шнуре кисточка.
Президиум Верховного Совета Российской Федерации 18 мая 1992 года рассмотрел представленные Конституционным Судом описание и образец мантии для судей Конституционного Суда и постановил внести их на утверждение Верховного Совета'. Однако Верховный Совет не рассмотрел этот вопрос. Фактически судьи пользуются мантиями в упрощенном виде без соответствующей символики и без головных уборов.
Конституционный Суд Российской Федерации имеет печать с изображением Государственного герба Российской Федерации и своим наименованием.
 

 

Конституционное правосудие в федерациях. Конституционное (уставное) правосудие в субъектах Российской Федерации

Просмотров: 2 305
В федеративных государствах наряду с федеральным конституци-онным судом возможно создание конституционных судов в субъектах (членах) федерации. Конституционные суды существуют в землях ФРГ, в кантонах Швейцарии, в субъектах Российской Федерации.
Ныне Российская Федерация объединяет 21 республику (государство), шесть краев, 49 областей, одну автономную область и 10 автономных округов, два города федерального значения (Москва и Санкт-Петербург). Субъекты Российской Федерации вправе самостоятельно решать вопрос о видах конституционного (уставного) контроля, в том числе о форме конституционного правосудия (конституционный суд, комитет конституционного надзора либо конституционные коллегии (палат) в составе высших судебных инстанций субъектов Российской Федерации), определять компетенцию соответствующих органов.
Конституциями республик, которые входят в состав Российской Федерации, предусмотрено создание конституционных судов в республиках: Адыгея, Алтай, Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Калмыкия, Карачаево-Черкессия, Карелия, Коми, Марий Эл, Саха (Якутия), Тыва, Удмуртия, Хакассия, Чувашия; комитетов конституционного надзора в республиках: Татарстан, Северная Осетия—Алания.
Конституционные суды в настоящее время действуют в республиках: Бурятия, Дагестан, Кабардино-Балкария, Карелия, Коми, Саха (Якутия); комитеты конституционного надзора функционируют в республиках: Татарстан, Северная Осетия-Алания.
Конституционные (уставные) суды в субъектах Российской Федерации призваны разрешать споры, возникающие по вопросам исключительной компетенции субъектов Российской Федерации. Назначение этих конституционных (уставных) судов — быть хранителями и защитниками своих конституций (уставов) при условии их соответствия Конституции Российской Федерации.
Наличие федерального Конституционного Суда и конституционных (уставных) судов субъектов федерации порождает ряд проблем в определении их компетенции и во взаимоотношениях при рассмотрении конкретных дел.
Как известно, Конституционный Суд Российской Федерации не рассматривает дела, находящиеся в юрисдикции конституционных (уставных) судов субъектов федерации, а последние не Вторгаются в его компетенцию. Однако решение федерального с Конституционного Суда о признании неконституционными положений конституции (устава) субъекта федерации может поставить конституционный (уставный) суд перед необходимостью пересмотра своих ранее вынесенных решений.
 

 

Политико-правовая природа Конституционного Суда Российской Федерации

Просмотров: 2 546
Конституция РСФСР в редакции от 24 мая 1991 года определила Конституционный Суд как высший судебный орган конституционного контроля в РСФСР, осуществляющий судебную власть в форме конституционного судопроизводства (часть первая статьи 165). Эта норма в редакции от 21 апреля 1992 года содержит новый дополнительный элемент характеристики природы Конституционного Суда, квалифицируя его как высший орган судебной власти по защите конституционного строя. Указанные формулировки, раскрывающие природу Конституцион-ного Суда, на наш взгляд, удачно выражали принцип разделения властей и особый характер Конституционного Суда как судебного органа (органа судебной власти).
В ныне действующей Конституции Российской Федерации характеристика Конституционного Суда отсутствует, лишь в ряде статей, где перечислены высшие судебные инстанции. Конституционный Суд стоит на первом месте. Отказ от характеристики Конституционного Суда как высшего судебного органа по защите конституционного строя объясняется, скорее, политиче-свдми мотивами, определяемыми предшествующей деятельностью Конституционного Суда.
Внешне привлекательная формула о защите конституционного строя на практике оказалась коварной. Ее содержание большинством членов Конституционного Суда было интерпретировано весьма широко: Конституционный Суд начал действовать, по существу, вне рамок своей компетенции и без соблюдения соответствующих процедур, предусмотренных Законом о Конституционном Суде, что объяснялось исключительностью ситуаций. Многочисленные нарушения Закона о Конституционном Суде оправдывались необходимостью моментальной реакции на действия и решения Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина 20 марта и 21 сентября 1993 года, как на якобы наносящие существенный вред конституционному строю, ставящие под угрозу его существование либо направленные на изменение конституционного строя. В результате Конституционный Суд превращался в "пожарную команду", в политический орган на случай чрезвычайных обстоятельств, так называемой необхо-димой конституционной обороны. На наш взгляд, это недопустимо.
Статья 1 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" определяет Конституционный Суд Российской федерации как судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства.
 

 

Конституционный суд в судебной системе

Просмотров: 1 869
Особенность осуществления конституционного контроля конституционным судом состоит в том, что этот контроль осуществляется специальным судебным органом и в форме особого вида судопроизводства. И поэтому конституционный суд включается в судебную систему государства.
Конституционный суд является органом правосудия, составной частью судебной власти и занимает главенствующее место в судебнои системе государства, которое определяется не иерархической подчиненностью ему других видов с^доь, а его компетенцией. \ара:<этепо\; _-;e^„';ibHO'"r;i. оказывающей существенное влияние на правотворчество и правоприменение.
Конституционный суд не рассматривает гражданские, адми-нистративные, уголовные и другие категории дел. Это входит в исключительную компетенцию судов общей юрисдикции, спе-циализированных судов (административных, арбитражных (коммерческих) и др.). Однако решения конституционного суда обязательны и для других сулебньгх органов.

 

 

Конституционный суд как орган государственной власти

Просмотров: 1 922
Народовластие может осуществляться в различных формах -непосредственно (референдум, выборы, народная инициатива), а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы.
В правовом государстве государственная власть осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти. Местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно.
Судебная власть есть одна из ветвей государственной власти. Поэтому конституционный суд как орган судебной власти, входящий в механизм осуществления государственной власти в целом, одновременно имеет родовые признаки органа государственной власти, однако есть все основания говорить об особой политико-правовой природе конституционного суда как органа государственной власти.
Исходным для характеристики природы конституционного суда в качестве органа государственной власти является осуществление им конституционного контроля как самостоятельного направления государственно-властной деятельности. Конституционно-контрольная деятельность, как известно, осуществляется не только конституционным судом, но и иными государственными органами (главой государства, парламентом, правительством и др.).
Конституционный суд обеспечивает верховенство и прямое действие конституции на всей территории государства и применительно ко всем субъектам права. Решения конституционного суда выносятся от имени государства, действуют на всей территории государства, имеют общеобязательную юридическую силу и могут быть преодолены только путем принятия новой конституции или внесением изменений и дополнений в действующую.
Конституционный суд как орган государственной власти стоит в одном ряду с такими высшими органами государственной власти, как глава государства, парламент и правительство. Через осуществление конституционного контроля он может оказывать значительное влияние на их деятельность, прежде всего в сфере нор-мотворчества (законодательства), отменяя, по существу, противоречащие конституции законы, другие нормативные акты, их отдельные положения, пользуясь правом законодательной инициативы, толкуя конституционные нормы при разрешении конкретных дел и давая официальное толкование конституции, обязательное для всех субъектов права.
Конституционный суд в известном смысле и в известных пределах творит право, определяя направление развития законодательства, создавая прецеденты толкования конституции и законов, заполняя известные пробелы в конституции при ее официальном толковании. Тем самым конституционный суд идет дальше простой интерпретации конституционных норм. Он одновременно развивает и создает конституционно-правовую доктрину, мотивируя принятие своих решений. Конституционный суд играет особую роль в обеспечении принципа разделения властей, в системе сдержек и противовесов. Решая конфликты, споры между законодательной и исполнительной властью, он выступает как орган компромисса, примирения, как гарант политического мира и стабильности в обществе и государстве, как хранитель конституционных ценностей, стоящий на страже конституционного строя.
Конституционно-правовая доктрина в современном мире акцентирует внимание на решении судебным конституционным контролем чисто правовых вопросов, на уходе (отказе) от рассмотрения политических вопросов и политических решений, от предоставления предварительных и последующих (не предусмотренных законом правовых форм) консультаций другим органам государственной власти. Парламенты, органы исполнительной власти подчас подкидывают конституционным судам политические "горячие картофелины".
 

 

Роль Конституционного Суда Российской Федерации в общественной и государственной жизни

Просмотров: 1 993
Создание Конституционного Суда в России — своевременный и оправданный шаг в процессе формирования правового демократического государства, новой правовой системы, проведения судебной реформы.
Конституционным Судом Российской Федерации на основе Закона РСФСР от 12 июля 1991 года "О Конституционном Суде РСФСР" в 1992-1993 годах рассмотрено 27 дел, из них 19 - по ходатайствам о проверке конституционности правовых актов, (законов, указов Президента и др.), восемь — по индивидуальным жалобам граждан.
Конституционным Судом были признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации полностью или частично два постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации, шесть законов и постановлений, принятых Верховным Советом Российской Федерации, два постановления Президиума Верховного Совета Российской Федерации, восемь Указов Президента Российской Федерации, два постановления Совета Министров — Правительства Российской Федерации, четыре акта высших органов государственной власти республик в составе Российской Федерации. Кроме того, было дано два заключения на действия и решения Президента России Б.Н. Ельцина. По 15 постановлениям и двум заключениям было заявлено в письменном виде 21 особое мнение судей Конституционного Суда.
5 марта 1993 года Верховному Совету Российской Федерации было направлено Послание Конституционного Суда "О состоянии конституционной законности в Российской Федерации"'.
Конституционный Суд в своих решениях 1992-1993 гг.2 отстаивал действие конституционного принципа разделения властей как основы организации государства, при которой каждая ветвь власти самостоятельна и полновластна в рамках своих полномочий, не вторгается в компетенцию других властей, а отношения между ними строятся на взаимодействии, взаимном контроле и уравновешивании при ответственности за свои решения и действия. Принимая соответствующие постановления, Конституционный Суд выступал против превышения законодательной и исполнительной властями своих полномочий, против их вторжения в компетенцию друг друга, а также в полномочия судебной власти, против нарушения процедурных правил, обеспечивающих разделение властей и их сбалансированность.
Так, рассмотрев дело о проверке конституционности Закона РСФСР от 22 ноября 1991 года "О внесении изменений и дополнений в статью 3 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (по ходатайству Президента России), в соответствии с которым Антимонопольный комитет Российской Федерации был выведен из структуры федеральных органов исполнительной власти и подчинен Верховному Совету Российской Федерации с одновременным предоставлением ему права назначения Председателя Антимонопольного комитета, Конституционный Суд признал данное изменение Закона не соответствующим Конституции, поскольку Верховный Совет Российской Федерации, вторгшись в компетенцию исполнительной власти, нарушил принцип разделения властей (постановление от 20 мая 1992 года)'.
Ряд решений Конституционного Суда связан с игнорированием исполнительной властью прерогатив законодателя и судебной власти. В частности, признан не соответствующим Конституции Указ Президента от 19 декабря 1991 года "Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР" (по ходатайству группы народных депутатов). Издав этот акт. Президент отступил от требований Конституции и других законов Российской Федерации, превысил свои полномочия и, по существу, вторгся в сферу ведения Верховного Совета (постановление от 14 января 1992 года)2.
Конституционный Суд признал неконституционными также ряд положений указов Президента Российской Федерации от 23 и 25 августа, 6 ноября 1991 года (№ 79, 90, 169), касающихся деятельности и имущества КПСС и КП РСФСР, в которых решались вопросы, относящиеся к компетенции законодательной и судебной властей (постановление от 30 ноября 1992 года)3.
Следует подчеркнуть положительную роль Конституционного Суда в решении конституционно-правовых коллизий, связанных с реформированием Российской Федерации. Чуть больше 1/3 постановлений Конституционного Суда за первый двухлетний период его деятельности посвящено проблемам федеративных отношений. Они стимулировали реализацию Федеративного договора, установление гармонии интересов федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, были направлены на защиту равенства прав и свобод граждан независимо от национальности, прав национальных меньшинств и малочисленных народов. Одной из ведущих в правовой позиции Конституционного Суда была линия на сохранение целостности Российской Федерации и укрепление статуса ее субъектов.
Первая группа решений Конституционного Суда касалась суверенитета Российской Федерации, республик, входящих в ее состав, большинство из которых к этому времени приняли Декларации о независимости и государственном суверенитете. Речь, в частности, идет о превышении субъектами Российской Федерации власти за счет прав федеральных властей. Так, по делу о проверке ряда нормативных правовых актов, принятых в Республике Татарстан, Конституционный Суд выступил в защиту верховенства Конституции Российской Федерации, против ограничения действия законов Российской Федерации на территории Республики, поскольку Республика Татарстан состоит в Российской Федерации. В то же время Конституционный Суд подтвердил правомерность конституционно-правового пути достижения сбалансированного сочетания общегосударственных и региональных, национальных и этнических интересов (постановление от 13 марта 1992 года)1. Последствия решения Конституционного Суда могли бы быть более ощутимыми, если бы оно было полностью реализовано. Следует отметить, что это решение действует и сейчас и, на наш взгляд, играет большую превентивную роль.
В решениях Конституционного Суда давалась оценка фактам вторжения субъектов Российской Федерации в права федеральных властей со стороны Верховного Совета Северо-Осетинской ССР (постановление от 17 сентября 1993 года). Верховного Совета Кабардино-Балкарской Республики (постановление от 30 сентября 1993 года)2.
Вторая группа решений Конституционного Суда касалась защиты прав субъектов Российской Федерации от превышения полномочий со стороны федеральных властей, а также от нарушений со стороны других субъектов федерации.
Суть ряда принятых Конституционным Судом решений в значительной мере определяли положения Федеративного договора. Так, постановлением от 11 мая 1993 года признано право Чукотского автономного округа на непосредственное вхождение в Российскую Федерацию в качестве ее субъекта вне нахождения в Магаданской области. Конституционный Суд защитил право Мордовской ССР самостоятельно решать вопросы организации власти, отнесенные к ее компетенции (постановление от 3 июня 1993 года), право Челябинской области как субъекта Российской Федерации (постановление от 7 июня 1993 года), право г. Москвы как субъекта Российской Федерации (постановления от 19 мая 1992 года и от 3 апреля 1993 года), права Иркутской области и Красноярского края как субъектов Российской Федерации (постановление от 7 июня 1993 года) и стимулировал процесс реализации Федеративного договора в части использования согласительных процедур по проблемам собственности (постановление от 10 сентября 1993 года)'.
Указанные постановления и Послание Конституционного Суда от 5 марта 1993 года "О состоянии конституционной законности в Российской Федерации" способствовали более четкому формированию конституционных основ федерализма в России.
Уважение и соблюдение прав человека и гражданина — один из главных показателей состояния конституционной законности в обществе и государстве. Почти все дела, разрешенные Конституционным Судом, так или иначе затрагивали вопросы защиты конституционных прав и свобод граждан. Это относится как к делам о проверке конституционности актов Верховного Совета, указов Президента и других правовых актов, так и к делам по индивидуальным жалобам граждан о неконституционности пра-воприменительной практики, имеющей характер обыкновения. При рассмотрении таких жалоб Конституционный Суд исходил также из положений международно-правовых документов о правах человека.
Неконституционная правоприменительная практика относительно имущественных, трудовых, жилищных, авторских и иных прав граждан была обусловлена как неисполнением требований Конституции и законодательства, так и дефектами самих законов, вызванными, в частности, тем, что они своевременно не были приведены в соответствие с новыми конституционными положениями.
Конституционный Суд рассмотрел ряд индивидуальных жалоб граждан и признал не соответствующей Конституции право-применительную практику увольнения граждан с работы по воз-' расту, квалифицировав ее как дискриминацию (постановление от 4 февраля 1992 года), установления ограничений обжалования незаконных увольнений с работы, наложения дисциплинарных взысканий на работников прокуратуры, выселения из незаконно занятых жилых помещений с санкции прокурора без права обжалования такой санкции, считая их ограничением права граждан на судебную защиту (постановления от 23 июня 1992 года, от 5 февраля и от 16 апреля 1993 года); ограничения возмещения причиненного ущерба определенным сроком выплаты при восстановлении незаконно уволенных на работе (постановление от 27 января 1993 года)'.
Одно из главных направлений деятельности Конституционного Суда в период перехода к рыночной экономике — защита прав граждан и юридических лиц как собственников, свободных предпринимателей, равноправных участников договорных отношений.
Конституционный Суд подтвердил принцип равенства государства и гражданина в договорных отношениях, признав конституционность требований граждан о выполнении государством обязательств по целевым чекам на приобретение автомобилей, по индексации денежных доходов и сбережений граждан (постановления от 9 июня 1992 года и от 31 мая 1993 года)2. Эти и другие решения Конституционного Суда имеют принципиаль-ное значение. Они свидетельствуют о неконституционности практики несвоевременной выдачи заработной платы, пенсий и других платежей, невыполнения государством своих обязательств перед гражданами по целевым чекам, облигациям и другим ценным бумагам, по индексации вкладов населения, страховых сумм, по возмещению причиненного материального ущерба.
Конституционный Суд в полном соответствии с требованиями Международного пакта о гражданских и политических правах и Конституции Российской Федерации активно защищал политические права и свободы российских граждан: на объединение в партии и политические движения, на свободу слова и печати, на референдум (постановления от 30 ноября 1992 года, от 12 февраля 1993 года, от 21 апреля 1993 года, от 19 и 27 мая 1993 года)3.
На основе ныне действующего Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации в 1995—1996 гг. рассмотрел 41 дело, в том числе: по запросам о толковании Конституции Российской Федерации; о проверке конституционности федеральных законов, нормативных актов Президента, Правительства Российской Федерации; о соответствии Конституции Российской Федерации уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации; по жалобам граждан и их объединений на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов — о проверке конституционности законов, примененных или подлежащих применению в конкретных делах\.
Конституционным Судом были признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации отдельные положения четырех законов Российской Федерации, Гражданского кодекса РСФСР, Жилищного кодекса РСФСР, Уголовного кодекса РСФСР и Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, ряд положений постановления Правительства Российской Федерации, а также двух уставов, двух законов субъектов Российской Феде-рации и одного постановления областной Думы.
 

 

Конституционное правосудие и общественное мнение. Конституционный суд и средства массовой информации

Просмотров: 1 208
В становлении и успешном функционировании конституционного правосудия в посттоталитарных государствах важную роль играет общественное мнение, и прежде всего средства массовой информации. Не случайно СМИ квалифицируют как четвертую власть. Они активно формируют образ конституционного суда, дают оценку его решениям и деятельности в целом.
Закономерно положительное отношение общества к новому для него институту конституционного правосудия, осознание роли, которую играет этот институт в защите прав человека и гражданина, в становлении институтов демократии и правового государства. Отсюда — стремление СМИ к объективному освещению деятельности конституционных судов, к анализу бли-жайших и отдаленных результатов принимаемых конституционным судом решений.
Для формирования общественного мнения и организации сотрудничества со СМИ в аппаратах конституционных судов организуются и действуют соответствующие службы. Пресс-служба осуществляет аккредитацию при конституционном суде отечественных и иностранных журналистов, поддерживает рабочие контакты со средствами массовой информации, выпускает пресс-релизы о работе конституционного суда, организует пресс-конференции, готовит обзоры печати для судей и работников аппарата.
Формированию положительного общественного мнения о конституционных судах способствуют и официальные издания конституционных судов, в которых помещаются разнообразные информационные, аналитические и другие материалы, представляющие интерес не только для юристов и политиков, но и для широкой общественности.
В силу плюрализма в СМИ могут быть разнообразные (и не всегда лестные) оценки деятельности конституционных судов. В посттоталитарных государствах наблюдаются случаи необъективного и тенденциозного освещения деятельности конституционного суда, факты нападок на отдельных судей, что наносит вред престижу и авторитету конституционного суда.
Весьма актуален вопрос судебной этики в отношениях судей конституционного суда и средств массовой информации. Вряд ли этично, когда судьи начинают часто выступать в СМИ, давать интервью, в том числе по актуальным, острейшим вопросам политической жизни, раздавать свои оценки тем или иным событиям, далеко выходящие за рамки юридического анализа, более того - выступать в качестве инициаторов политических дискуссий. Заявления конституционного суда, видимо, допустимы, но они должны быть результатом предварительного обсуждения проблем судьями конституционного суда и его решения как коллегиального органа.
 

 

Соотношение права и полигики в деятельности конституционных судов

Просмотров: 1 411
В контексте действия норм о конституционных судах заслуживает особого внимания (особенно в посттоталитарных государствах) проблема соотношения в их деятельности права и политики. В законах о конституционных судах подчас специально подчеркивается, что конституционный суд не занимается политическими вопросами, а решает исключительно вопросы права с позиций соответствия объектов проверки конституции. Однако это не означает, что конституционные суды стоят вне политики, а их решения не носят политического характера, не влекут определенных политических последствий. Конституционный суд занимается политикой, но лишь в том смысле, что своими решениями он проводит политику, выраженную в конституции и законе о конституционном суде. Однако нельзя не учитывать, что конституционный суд, к примеру, вправе толковать конституцию, что открывает возможность правового выбора с учетом целого ряда факторов политического, социально-экономического и иного порядка. Иными словами, политика проникает в ткань толкования конституции, даваемого конституционным судом.
Быть вне политики, не переходить за границы права — это искусство самой практики конституционного суда. Оно зависит от личных качеств судей, их установок, жизненного опыта, мудрости, совести и даже мужества.
Вряд ли допустимо для разрешения конституционного кризиса подписание председателем конституционного суда политического соглашения с участием президента, парламента, да еще представителей соседнего государства, как это случилось в Республике Беларусь.
Главный недостаток в деятельности Конституционного Суда Российской Федерации в первый период его деятельности (1991-1993 гг.) состоял в постепенном его сползании с позиций права на рельсы политики, в постепенном превращении его из органа правосудия в орудие политической борьбы.
Для России вопрос взаимоотношения Конституционного Суда с другими высшими органами государственной власти был особо сложным в силу специфики расстановки политических сил, взаимоотношений Президента и парламента, по существу, их конфронтации. В условиях острой политической борьбы в российском обществе, постоянного и разрастающегося противостояния Президента и парламента, переходящего в прямой конфликт, деятельность Конституционного Суда по проверке соответствия Конституции актов той и другой власти не могла не приобрести острополитического характера.
 

 

Механизм действия судебного конституционного права и процесса

Просмотров: 2 486
Действие судебного конституционного права и процесса можно представить в разных аспектах: в нормативно-правовом, поведенческом, управленческом, информационном, психологическом и тд.
Действие судебного конституционного права и процесса складывается из принятия и реализации конкретных норм данной отрасли права, ее подотраслей и институтов.
Юридический механизм реализации отрасли права включает:
нормы данной отрасли, воплощенные в соответствующих источниках права (нормативных актах и др.); субъекты норм данной отрасли права, условиями правомерного поведения которых служат обладание соответствующими правовыми качествами — правоспособностью, дееспособностью, деликтоспособностью (правосубъектностью), пребывание в состоянии гражданства или иногражданства, безгражданства; юридические факты, являющиеся основаниями возникновения, изменения и прекращения правоотношений; правоприменительные акты как особый вид юридических фактов, играющих организационно-вспомогатель
ную роль в динамике правоотношений; правоотношения (общие и конкретные), участники которых являются носителями индивидуальных (субъективных) прав и обязанностей; акты реального поведения (правомерного или неправомерного) субъектов складывающихся правоотношений.
Реализацию норм соответствующей отрасли права можно представить и в качестве стадий процесса такой реализации:
1) восприятие информации о нормах закона;
2) борьба мотивов субъектов права относительно реализации требований норм закона;
3) возникновение конкретных правоотношений;
4) реализация индивидуальных (субъективных) прав и обязанностей субъектами правоотношений;
5) наступление конкретного результата реализации требований норм закона.
Социальный механизм действия судебного конституционного права и процесса можно представить как замкнутую систему взаимоотношений условий общественной жизни, правовых норм данной отрасли и социальных результатов их действия на основе Прямых и обратных связей (см. схему 6), т. е. как сложную динамическую систему в кибернетическом понимании.

Исходной точкой в данном случае будут нормы закона, которые являются результатом объективно обусловленного законотворчества.
Процесс реализации норм закона включает как юридические средства, в совокупности составляющие юридический механизм их реализации, так и социальные аспекты: борьбу мотивов субъектов права, реальное их поведение и, наконец, социальные результаты поведения субъектов права и правоотношений. Этот срез действия закона основан на прямых связях в системе "право — общественные отношения".

В системе "право — общественные отношения" ("право и общественная практика") существуют и обратные связи, которые позволяют учитывать результаты реализации закона как в самом процессе законотворчества, так и в практике реализации закона, в особенности в правоприменительной практике государственных органов и должностных лиц.
Следовательно, необходимой стадией в системе обратных связей служит определение результатов действия закона, его эффективности с точки зрения достижения тех целей (гомеостатические, инструментальные), которые преследуются законом (законодателем).
Необходимо различать действие и реализацию закона. Неис-пользование, к примеру, права лицом является тоже определенным социальным результатом.
Эффект действия юридической нормы может иметь любые последствия — изменение (увеличение, уменьшение), возникновение новых или исчезновение определенных явлений, их неизменность, "консервацию", причем как в поведении, так и только в одном сознании.
При определении эффективности норм закона необходимо сравнивать все последствия, наступившие в результате их действия с момента публикации закона, в том числе в результате реализации норм закона в поведении субъектов права.
Реализация норм закона может дать побочные результаты, которые не охватывались его целями. Это могут быть и непосредственные, и более отдаленные, не предусмотренные последствия их действия, как положительные, так и отрицательные по своему социальному значению.
При наступлении побочных результатов действия норм закона возникает задача "взвешивания". Заключается она в сравнении положительного запланированного результата с отрицательными, непредвиденными последствиями. Одновременно, по всей вероятности, необходимо "взвешивать" и побочные результаты - положительные и отрицательные — с тем, чтобы полнее выяснить эффективность норм закона.
 

 

Система источников права, регламентирующих организацию и деятельность Конституционного Суда Российской Федерации

Просмотров: 2 157
Согласно Конституции Российской Федерации на Конституционный Суд распространяется действие общих норм, посвященных судебной власти в Российской Федерации, — ее статьи 118—128.
Статья 125 Конституции Российской Федерации специально посвящена Конституционному Суду. Однако о нем говорится и в ряде других статей Конституции —82 (часть 2). 83 (пункт "е"1 1ПП 1П2 ^ПУНКТ "ж"-). J04. 128 (часть Л}.
1 Конституция определяет состав Конституционного Суда, порядок назначения на должность его судей, компетенцию Конституционного Суда, его полномочия, перечень органов и лиц, обладающих правом обращения в Конституционный Суд, юридическую силу, правовые последствия его решений. Конституцией предусмотрено и принятие специального закона о Конституционном Суде, определен предмет его регулирования (полномочия, порядок образования и деятельности) и вид (федеральный конституционный закон), что подчеркивает важность Конституционного Суда в системе органов государственной власти и в то же время обеспечивает правовую стабильность его деятельности, поскольку федеральные конституционные законы принимаются, изменяются и дополняются в особом порядке.
Характерной особенностью Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" является то, что он в определенном единстве содержит как нормы
статусного характера (материальные нормы о статусе, полномочиях и т.п. Конституционного Суда), так и нормы, регламентирующие конституционное судопроизводство (процессуальные нормы), а также нормы, регулирующие отношения организационного характера по обеспечению деятельности Конституционного Суда-^Множественность законов, регламентирующих отношения в этой сфере, ведет к известному дублированию, повторам, исключение такой множественности обеспечивает известную "экономию" с точки зрения юридической техники, удобство ПЕ^! применении норм закона о Конституционном Суде.
IПункт 7 части первой статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" преду-сматривает возможность установления дополнительных (не преду-смотренных Конституцией Российской Федерации) полномочий Конституционного Суда при условии, что они не противоречат его юридической природе и предназначению в качестве судебного органа конституционного контроля, иными нормативными актами, виды которых точно указаны — Федеративным договором и федеральными конституционными законами, договорами о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов. Так, статьей 12 Федерального конституционного закона от 10 октября 1995 года "О референдуме Российской Федерации" предусмотрено полномочие Конституционного Суда, связанное с проведением федерального референдума^
Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации" содержит отсылки к ряду нормативных актов более низкого по своей юридической силе уровня при регулировании некоторых отношений. Это могут быть федеральные законы, постановления палат (Государственной Думы и Совета Федерации) Федерального Собрания, акты Президента Российской Федерации^ акты правительства Российской Федерации (см. схему 5).Гак, согласно его статье 96 федеральный закон может наделить правом на обращение в Конституционный Суд с жалобой на нарушение законом конституционных прав и свобод иные органы и лица, кроме указанных в Федеральном конституционном законе. Такое право уже предоставлено Генеральному прокурору Российской Федерации статьей 35 (п. 6) Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" (в редакции от 17 ноября 1995 г.)2.
 

 

Источники права, регламентирующие организацию и деятельность конституционных судов в посттоталитарных государствах

Просмотров: 1 559
В посттоталитарных, постсоветских государствах основы организации и деятельности конституционных судов являются предметом конституционного регулирования. Это естественно и объясняется их природой, особым местом в механизме осуществления государственной власти и в судебной системе государства.
Как правило, предметом конституционного регулирования является довольно широкий круг отношений, прежде всего связанных с определением состава конституционного суда, способа его формирования, компетенции, юридической силы его решений. Конституции отвечают и на другие вопросы о требованиях, предъявляемых к кандидатам на должность судьи конституционного суда, о сроках полномочий конституционного судьи, о гарантиях его независимости, основаниях прекращения полномочий и др.
Исходя из природы конституционного суда можно выделить два основных подхода к регламентации основ его организации и деятельности. Первый подход определяется особой ролью конституционного суда в системе сдержек и противовесов в механизме государственной власти. В этом случае отношения, связанные с созданием, организацией и деятельностью конституционного суда, регулируются в самостоятельной структурной части конституции государства. Второй подход основан на понимании природы конституционного суда как составной части судебной системы, как специализированного суда, имеющего особую компетенцию, связанную с осуществлением конституционного контроля. Оба подхода не исключают наличие норм, относящихся к конституционному суду, и в других разделах, частях и статьях конституции.
Первый путь в регламентации основ организации и деятельности конституционного суда реализован в конституциях Болгарии, Венгрии, Литвы, Македонии, Молдовы, Румынии, Словакии, Словении, Украины и др.
Так, в Конституции Румынии 1991 года Конституционному Суду посвя-щена самостоятельная часть V (статьи 140-145), в то время как судебной власти посвящены разделы 1-3 (статьи 123-133) главы VI "Судебная власть" части III "Публичные власти". В статьях части V "Конституционный суд" опре-делены состав, порядок формирования Конституционного Суда, его полно-мочия, требования, предъявляемые к кандидатам на должность судьи, огра-ничения в осуществлении должности судьи, принципы независимости и не-сменяемости судей, а также юридические последствия выносимых Консти-туционным Судом решений. Ряд положений, относящихся к Конституцион-ному Суду, содержится в статьях других частей, глав и разделов Конститу-ции Румынии (статьи 77, 82, 95, 98, 152). В статье 152 заключительных и переходных положений (часть VII) сказано, что в течение б месяцев от даты вступления в силу Конституции учреждается Конституционный Суд.
В Конституции Республики Молдова 1994 года раздел V "Конституционный Суд" (статьи 134-140) определяет статус Конституционного Суда (его природу, независимость от любой другой публичной власти, цели и задачи), полномочия, структуру (состав и порядок формирования), независимость и несменяемость судей, требования, предъявляемые к кандидатам на должность конституционного судьи, несовместимость должности судьи с другой оплачиваемой государственной или частной должностью, юридические последствия решений Конституционного Суда. Судебной власти посвящена глава IX раздела III "Публичная власть", в которой установлены судебные инстанции (Высшая судебная палата, Апелляционная палата, трибуналы и суды), учрежден Высший совет магистратуры, определены статус судей, принципы судопроизводства в указанных судах. В этой же главе содержатся конституционные нормы о прокуратуре, одной из функций которой является содействие осуществлению правосудия. О Конституционном Суде говорится в статьях других разделов (статьи 72 "е", 72 (1) (2), 141 (2); статьи 5 (1) (2), VI раздела VII "Заключительные и переходные положения" Конституции).
В Конституции Литовской Республики 1992 года Конституционному Суду посвящена глава 8 "Конституционный Суд" (статьи 102-108), за которой следует глава 9 "Суд" (статьи 109-118). Таким образом, подчеркивается особая природа и роль Конституционного Суда и одновременно его неразрывная связь со всей судебной системой Литовской Республики.
В главе 8 "Конституционный Суд" довольно подробно урегулированы все основные аспекты организации и деятельности Конституционного Суда. Оп-ределены состав и порядок его формирования, требования, предъявляемые к кандидатам на должность судьи и к самим судьям, установлен ряд гарантий судебной деятельности (независимость, неприкосновенность), предусмотрены основания прекращения полномочий судьи. В этой же главе очерчен круг полномочий Конституционного Суда, установлен круг субъектов, имеющих право на обращение в Конституционный Суд, юридические последствия принимаемых им решений. Ряд вопросов, касающихся порядка формирования и полномочий Конституционного Суда, импичмента судей решен в статьях других глав (статьи 67, 68, 82, 84, 88) Конституции, а также в статье 7 Закона Литовской Республики от б ноября 1992 года "О порядке введения в действие Конституции Литовской Республики". По второму пути относительно регламентации конституционного правосудия пошли Конституции Армении, Грузии, Рос-сийской Федерации, Кыргызской Республики, Чешской Республики, Эстонии и др.
Так, Конституция Кыргызской Республики 1993 года о Конституционном Суде в основном говорит в главе шестой "Суды и правосудие" (статьи 79-90), которая определяет природу Конституционного Суда, его состав, срок полномочий конституционного судьи, требования, предъявляемые к канди-дату на должность судьи, основания и порядок отстранения судьи от долж-ности, полномочия Конституционного Суда, юридические последствия его решений. О Конституционном Суде говорится и в других главах (статьи 7, 45, 46, 52, 58, 96) Конституции, а также в статье 1 Закона Кыргызской Республики "О введении в действие Конституции Кыргызской Республики".
В Конституции Армении 1995 года Конституционный Суд называется в главе 6 "Судебная власть" (статьи 96-102) наряду с судами общей юрисдикции, другими судами, Советом правосудия, прокуратурой. Конституция определяет состав Конституционного Суда, порядок назначения членов Конституционного Суда, срок их полномочий, гарантии независимости, устанавливает ряд ограничений для занятия должности судьи, полномочия Конституционного Суда, срок, в течение которого должны приниматься решения Конституционным Судом, юридические последствия его решений. О Конституционном Суде говорится также в ряде статей других глав Конституции (статьи 55, 59, 81, 83, 116).
 

 

К истории нормативного регулирования судебного конституционного контроля. Система источников судебного конституционного права и процесса

Просмотров: 1 959
Ранние модели судебного конституционного контроля в США и ряде других стран в силу специфики их правовых систем возникали из обычая и прецедентной формы права, т. е. были результатом судебной практики. Вначале Верховный Суд США утверждал конституционный контроль в отношении законодательной власти, отстаивая свое право проверять конституционность законов штатов. Постепенно (не без давления самих шта-тов) он был распространен и на общефедеральное законодательство как в интересах штатов, так и в силу необходимости разрешения конфликтов законодательной и исполнительной властей на общефедеральном уровне.
В ряде государств до первой мировой войны и даже после второй мировой войны судебный конституционный контроль создается самой судебной властью на основе собственной практики и собственного толкования некоторых положений конституций и
лишь впоследствии по мере накопления опыта получает определенное конституционное регулирование (Аргентина, Греция, Дания, Индия, Норвегия, Панама, Япония). В странах, где проверку конституционности законов осуществляли общие суды, наблюдается расширение прямого и достаточно четкого закрепления в конституциях функций судебного конституционного контроля.
Акты исполнительной власти вошли в сферу контроля суда в основном после второй мировой войны. Одновременно судебный конституционный контроль был распространен и на само правосудие.
Нормы о судебном конституционном контроле, как правило, содержатся в разделах конституций, посвященных судебной власти, и определяют пределы проверки конституционности законов и других актов судами, юридические последствия соответствующих судебных прецедентов, в том числе по толкованию конституции и других законов.
Роль доктрины, судебного обычая и прецедента в странах, где проверка конституционности законов связана прежде всего с деятельностью общих судов, велика не только применительно к объектам судебного конституционного контроля (законов и др.), но и к процедуре их рассмотрения, а также юридическим последствиям решений судов по вопросам проверки конституционности законов.
В странах, где конституционный контроль осуществляется специализированными судебными либо квазисудебными органами, нормативное регулирование их организации и деятельности, несомненно, должно быть более обширным. Деятельность конституционных судов и аналогичных им органов весьма значима, она стоит в одном ряду с деятельностью главы государства, парламента, правительства, поэтому не может не иметь конституционного уровня регулирования. Как правило, в конституциях содержатся обширные главы (разделы) о судебном конституционном контроле. Кроме того, отдельные аспекты судебного кон-ституционного контроля освещаются в иных главах (разделах) конституции, например, посвященных импичменту главы государства, референдуму, выборам, основным правам и свободам человека и гражданина, их гарантиям, народной инициативе, управомоченному по правам человека (обмудсмену). Пример тому — конституции Австрии, Испании, Италии, большинства стран Центральной и Восточной Европы. Исключение составляет Основной закон ФРГ, в котором нормы о Федеральном Конституционном Суде не выделены в специальный раздел, но они имеются в 14 статьях Основного Закона.
Конституционные нормы, регулирующие отношения с участием конституционного суда, можно разделить на три группы:

1) общие нормы, т. е. относящиеся ко всем судам, ко всей судебной власти; 2) специальные нормы, посвященные непосредственно конституционному суду; 3) отсылочные нормы (см. схему 2). Так, к числу конституционных норм общего характера можно отнести нормы, провозглашающие самостоятельность органов судебной власти, устанавливающие финансовые и другие гарантии такой самостоятельности и независимости от других ветвей государственной власти, об осуществлении судебной власти посредством конституционного судопроизводства наряду с другими видами судопроизводства, а также устанавливающие принципы правосудия.
К числу конституционных норм специального характера относятся нормы, непосредственно устанавливающие состав (количество судей) и устройство специализированных органов судебного конституционного контроля, порядок их формирования, сроки полномочий судей (суда), требования, предъявляемые к кандидатам в судьи, случаи несовместимости должности судьи с теми или иными государственными и общественными должностями, полномочия конституционных судов, субъекты, имеющие право обращения в конституционные суды, юридическую силу решений конституционных судов.
Отсылочные нормы указывают на необходимость принятия дополнительного нормативного акта, конкретизирующего общие либо специальные нормы, предметом регулирования которых является деятельность конституционного суда.
 

 

Конституционное правосудие как учебная дисциплина

Просмотров: 1 574
В российском обществе еще нет ясного понимания, что такое конституционный суд. каково его место в судебной системе, что он может, а что ему неподвластно в силу его природы. Стороны, участвующие в процессе, и адвокаты, их представляющие, не всегда видят разницу между конституционным судопроизводством и уголовным, гражданским процессом, что осложняет ведение процесса, ведет к его затягиванию. Противоречит конституционным нормам и природе конституционного суда как судебного органа предложение о предоставлении конституционному суду права по своей собственной инициативе возбуждать дела, касающиеся наиболее острых, актуальных вопросов жизни российского общества и государства. Граждане зачастую рассматривают конституционный суд как вышестоящую надзорную, апелляционную или контрольную инстанцию (отсюда большое количество их обращений, не подведомственных конституционному суду). В своих жалобах на решения судов общей юрисдикции граждане требуют проверить установление фактических обстоятельств дела либо заново заняться их установлением, что конституционному суду в принципе запрещено делать. Все эти факты говорят о том, что существует острая потребность в соответствующей подготовке юридических кадров в высших учебных заведениях, в правовом просвещении должностных лиц и граждан относительно конституционного правосудия, его природы, содержания, особенностей. К сожалению, в юридических вузах страны не читаются курсы конституционного правосудия. Молодые юристы практически не знакомы с особенностями конституционного судопроизводства как особого вида судопроизводства.
 

 

Конституционное правосудие как наука

Просмотров: 1 922
Научная разработка проблем конституционного правосудия закладывалась учеными-юристами в контексте развития теории правового государства особенно после первой мировой войны. Эти проблемы исследовались, прежде всего, представителями науки конституционного (государственного) права. После второй мировой войны широкое распространение получили сравнительно-правовые исследования конституционной юрисдикции в странах Запада (США, Великобритании, Канаде, в Скандинавских государствах).
Европейской комиссией за демократию через право (Венецианской комиссией Совета Европы) предпринято сравнительное исследование по проблеме конституционной юрисдикции. По результатам проведенного исследования проф. Г. Штайнбергер подготовил доклад, который был опубликован Советом Европы на английском, французском и русском языках'. Венецианская комиссия организует и проводит семинары, посвя-щенные конституционному правосудию: роли конституционных судов в утверждении принципа верховенства (господства) права (Бухарест, Румыния. 1994), в защите основных прав граждан (Бриони, Хорватия. 1995), в формировании демократических институтов и правового государства (Ереван, Армения. Тбилиси, Грузия. 1996). Материалы семинаров представляют большой научный и практический интерес. Участники семинаров внесли большой вклад в научное осмысление актуальных проблем организации и функционирования конституционного правосудия, в особенности в странах Центральной и Восточной Европы, последовательно идущих по пути формирования правового государства.
Разработка проблем судебного конституционного контроля в советской юридической науке (1917 - 1991 гг.) была явно недостаточной, что объясняется как отсутствием в бывшем СССР самого института судебного конституционного контроля, так и практически отрицательным отношением к нему в силу его несоответствия основным теоретическим постулатам организации и функционирования советской государственной власти.
Имеющиеся в советской литературе разработки зарубежного судебного конституционного контроля были идеологизированы и ограничивались его критикой (хотя нельзя отрицать их информационного значения). В ряду немногочисленных работ по этой проблематике нельзя не отметить монографии В.К. Дябло "Судебная охрана конституций в буржуазных государствах и в Союзе ССР" (М., 1928), М.А. Нуделя "Конституционный надзор в капиталистических государствах" (М., 1968), учебное пособие В.В. Маклакова "Конституционный контроль в буржуазных и развивающихся странах" (М., 1988). В 80-е годы в советской юридической науке происходит переоценка института судебного конституционного контроля (С.В. Боботов, М.А. Никифорова, В.В. Сарнцкий, В.А. Туманов и другие)'.
 

 

Конституционное правосудие как отрасль законодательства

Просмотров: 1 200
В качестве одного из отличительных признаков судебного конституционного контроля (тем более в виде конституционного правосудия) справедливо называют особую систему законодательства, регулирующего соответствующую форму правосудия'.
Создание н функционирование конституционных судов, как показывает практика государств, в которых они предусмотрены на конституционном уровне, объективно вызывают необходимость принятия специальных законов, регулирующих качественно однородный комплекс общественных отношений в сфере конституционного правосудия. Такие законы конкретизируют, развивают и дополняют конституционные положения о конституционных судах, составляющие содержание института консти-туционного права.
Характерно, что во многих государствах принимаются специальные законы, посвященные отдельно судебному конституционному праву и судебному конституционному процессу (Грузия, Молдова, Румыния и др.).
Наряду со специальными законами отношения, связанные с компетенцией и деятельностью конституционных судов, могут регулироваться другими законами. Так, Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации" не предусматривает каких-либо полномочий Конституционного Суда относительно проведения и итогов общероссий-ского референдума. Однако Федеральный конституционный закон "О референдуме Российской Федерации" в статье 12, посвященной процедуре назначения референдума, устанавливает, что до принятия соответствующего решения Президент Российской Федерации в течение 10 дней со дня поступления к нему документов и приложенных к ним материалов направляет их в Конституционный Суд Российской Федерации, который проверяет соблюдение требований, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, и в течение месяца направляет Президенту соответствующее решение, которое подлежит незамедлительному опубликованию.

 

 

Судебное конституционное право и процесс и другие отрасли права

Просмотров: 1 409
Существует определенная взаимосвязь судебного конституционного права и процесса с другими отраслями права. Так, нормы административного и уголовного права направлены на охрану действия норм (институтов) судебного конституционного права и процесса.
Нормы трудового права и нормы права социального обеспечения, в равной мере регулируя общие для всех судей и работников аппаратов всех видов судов, могут устанавливать специфические правила и гарантии (льготы и др.) для конституционных судей, а также для работников аппарата конституционного суда.
В равной мере это относится и к другим отраслям права (земельному праву, налоговому праву и др.).
 

 

Конституционное право и судебное конституционное право и процесс

Просмотров: 1 412
Конституционное право как ведущая отрасль права содержит нормы, регулирующие общественные отношения, участником которых выступает конституционный суд и другие органы судебного конституционного контроля. Объем такого регулирования может быть различным. Конституционные нормы, регулирующие основы организации и деятельности конституционного суда, составляют самостоятельный институт конституционного права.
Конституционные нормы, регламентирующие организацию и деятельность конституционного суда, составляют основу для конкретизации и развития их в нормах отраслевого законодательства. Совокупность специальных норм и составляет содержание судебного конституционного права и процесса как самостоятельной отрасли права.
 

 

Конституционное правосудие как отрасль права

Просмотров: 2 942
Формирование и функционирование судебного конституционного контроля в постсоциалистических государствах обусловливает возникновение в них новой отрасли права — конституционного правосудия.
Право, как известно, не случайное и не хаотичное нагромождение юридических норм, не механическая их масса, а строго согласованная и взаимосвязанная целостная система, в которой нормы выстраиваются в определенном порядке. Право есть сложное системное, иерархическое образование, пронизанное процессами дифференциации и интеграции.
Нормы права различаются по содержанию, по предмету и методу регулирования, по характеру и сферам действия, по форме выражения, по способам обеспечения и т.д. Поэтому право, будучи внутренне единым и целостным нормативным образованием, одновременно подразделяется на отрасли (последние в свою очередь — на подотрасли, правовые институты), каждая из которых играет самостоятельную роль в упорядочении, регулировании общественных отношений. Каждая отрасль права (равно как и ее подотрасль) есть

подсистема юридических норм, осуществляющих регулирование общественных отношений определенного вида и их охрану собственными специфическими, отраслевыми средствами.
Правовой институт представляет собой относительно обособленный элемент (блок) подотрасли. Главное назначение правового института состоит в том, чтобы в пределах данного вида общественных отношений обеспечить относительно законченное регулирование. Правовому институту свойственна однородность содержания: правовой институт по предмету регулирования характеризуется самостоятельной обособленной группой отношений.
Предмет является главным материальным критерием разграничения юридических норм по отраслям и подотраслям и делением последних на правовые институты.
В структуру предмета правового регулирования входят: субъекты общественных отношений, их поведение, объекты, на которые направлено поведение субъектов, факты (события, действия и др.), с которыми связано возникновение, изменение, прекращение отношений между субъектами.
Метод правового регулирования (набор юридического инст-рументария, посредством которого юридические нормы воздействуют на общественные отношения) служит дополнительным критерием разграничения норм по отраслям и институтам. К методу правового регулирования можно отнести установление целей и пределов правового регулирования общественных отношений, издание специфических нормативных актов, наделение участников общественных отношений специфическими правовыми качествами субъектов права (гражданство, правосубъект-ность и др.), определение мер юридической ответственности за правонарушения. От метода правового регулирования во многом зависит его результативность, эффективность достижения выдвигаемых при этом целей.
Конституционное правосудие как отрасль права есть система норм права, регулирующих качественно однородный комплекс общественных отношений, складывающихся в процессе организации и функционирования конституционного контроля, осуществляемого конституционными судами в форме самостоятельного вида судопроизводства — конституционного судопроизводства.
Конституционное правосудие имеет'своим предметом публичные общественные отношения, характеризуемые как отношения власти и подчинения между их субъектами. Обязательным субъектом этих отношений выступает конституционный суд, который обладает властными контрольными функциями и

соответствующими властными полномочиями по разрешению дел о проверке конституционности законов и других объектов контрольной деятельности. В основе конституционного правосудия лежит анализ конституционно-правовых отношений, а также реальных правовых отношений, как конституционных, так и отраслевых, сложившихся между государством в лице государственных органов и другими субъектами права, их соотнесения (соответствия) между собой. Конституционный суд принимает решения властного характера, имеющие обязательную силу для всех субъектов права без исключения. Эти решения окончательны и не подлежат обжалованию.
По структуре конституционное правосудие как отрасль права делится на две подотрасли — судебное конституционное право и судебный конституционный процесс.
Судебное конституционное право как подотрасль конституционного правосудия есть система норм права, устанавливающих статус конституционного суда и статус его судей, а именно способ формирования конституционного суда, его состав, принципы и гарантии его организации и деятельности, компетенцию конституционного суда, права и обязанности конституционных судей, гарантии их независимости.
Судебный конституционный процесс как подотрасль конституционного правосудия есть система норм права, регулирующих процедуру рассмотрения дел в конституционном суде (принципы конституционного судопроизводства, стадии конституционного судопроизводства, особенности рассмотрения отдельных категорий дел)
Названия "конституционное правосудие" и "судебное конституционное право и процесс" равнозначны по своему содержанию.
Конституционное правосудие представляет собою единство содержания и формы. Реализация компетенции конституционных судов облекается в процессуальную форму. При этом материальное отношение из сферы судебного конституционного права как бы отходит на второй план, взаимодействует и переплетается с процессуальными правоотношениями. Реальное состояние механизма правового регулирования можно оценить лишь в единстве материальных юридических норм и правил юридической процедуры их реализации, применения. С одной стороны, процессуальная форма может способствовать повышению эффективности реализации юридических норм материального содержания, а с другой — свести эту реализацию на нет. заблокировать ее, существенно снизить ее эффективность.
 

 

К истории развития судебного конституционного контроля

Просмотров: 3 196
Истоки, зачаточные формы конституционного контроля как самостоятельного вида государственной деятельности можно обнаружить уже в ряде государств эпохи средневековья. В Великобритании в XVII веке Тайный совет признавал законы законодательных собраний (легислатур) американских колоний недействительными, если они противоречили законам английского Парламента или общему праву. Распространение идей верховенства конституции и права привело к тому, что уже в конце XVIII века некоторые английские акты были признаны судом не действующими на территории северо-американских штатов. Решающее влияние на формирование института судебного конституционного контроля оказало ставшее знаменитым дело "Мэрбери против Мэдисона" (1803 г.), в котором Верховный Суд США установил, что закон Конгресса, противоречащий фе-деральной Конституции, может быть признан судом неконституционным, т. е. наделил себя полномочиями судебного контроля за соответствием законов Конституции.
После первой мировой войны идея судебного конституционного контроля активно развивается и воплощается в жизнь на европейском континенте в виде специализированных конституционных судов с исключительными полномочиями по проверке конституционности законодательных актов. Эта модель судебного конституционного контроля получила название "европейской" в отличие от "американской" (англосаксонской), согласно которой конституционный контроль осуществляют общие суды (суды общей юрисдикции).
Видную роль в формировании института судебного конституционного контроля сыграл профессор права Венского университета Ганс Кельзен. В сентябре 1919 года был создан Высший Конституционный суд Австрии, а институт конституционного судопроизводства был закреплен в Конституции 1920 года. Следуя австрийской модели, перед второй мировой войной судеб-ный конституционный контроль был учрежден также в Чехословакии (1920 г.), Греции (1927 г.), Испании (1931 г.), Ирландии (1937 г.), Египте (1941 г.).
Особо широкое распространение судебный конституционный контроль в различных модификациях получил после второй мировой войны. Он был введен в Бирме, Японии, Италии (1947 г.), Германии, Таиланде, Индии (1949 г.), Сирии, Люксембурге (1950 г.), Уругвае (1952 г.), на Кипре (1960 г.), в Турции (1961 г.), Алжире, Югославии (1963 г.). В некоторых странах конституционный контроль учрежден после свержения диктаторских режимов — в Греции (1968 г.), Португалии (1976 г.), Испании (1978 г.). В 60-е годы некоторые системы конституционного контроля были подвергнуты пересмотру в европейских государствах (Австрия, Бельгия, Германия, Франция, Чехословакия, Швеция), на латиноамериканском континенте (Аргентина и др.). В различных формах он утвердился в ряде других стран Азии, Африки, Центральной и Южной Америки.
Следует особо сказать о практике конституционного контроля в бывших социалистических странах. Как известно, господствовавшая в социалистиче-ских странах государственно-правовая доктрина не признавала идею право-вого государства и его основополагающего принципа - разделения властей. В социалистической теории государства и права подчеркивалось единство и неделимость государственной власти, полновластие представительных ор-ганов, осуществляющих функции законодательства, исполнения законов и контроля за их исполнением. Допускалось, что представительные органы го-сударственной власти могут в определенной мере осуществлять даже след-ственные и судебные функции. Различие законодательства, управления и правосудия проводилось в мягкой форме как принцип простого разделения труда в рамках единства государственной власти в лице ее представительных органов (Советов и др.). Но и этот теоретический постулат не был реа-лизован на практике, так как все органы государственной власти в конечном счете были подконтрольны и подотчетны руководящим органам коммунистической партии. Именно они на деле осуществляли свое полновластие. В социалистических странах сложился единый государственно-партийный ме-ханизм, в чем и состояла сущность тоталитарной системы организации по-литико-государственной жизни. Функция конституционного контроля при-знавалась в первую очередь (или даже исключительно) за высшими пред-ставительными органами государственной власти, которые могли осуществ-лять ее непосредственно либо с помощью создаваемых ими постоянно дей-ствующих органов общей компетенции.
Во всех Конституциях СССР (и в конституциях республик, входящих в СССР, а также в конституциях автономных республик, входящих в союзные республики) предусматривалось, что контроль за соблюдением Конституции относится к ведению высших органов государственной власти и управления СССР (п. "г" ст. 14 Конституции СССР 1936 года; п. 11 ст. 73 Конституции СССР 1977 года). Конституция СССР 1977 года функции конституционного контроля закрепила и за Президиумом Верховного Совета СССР - постоянно действующим органом высшего органа государственной власти, осуществляющим в период между сессиями его функции (п.4. ст.121).
В некоторых социалистических государствах (в особенности на первых этапах их развития) осуществление функций конституционного контроля признавалось за высшими судебными инстанциями.
Так, в первые годы после образования СССР Верховный Суд участвовал в процедуре конституционного контроля в соответствии со ст. 30, 46 (п.6) Конституции СССР 1924 года. Основные же полномочия по осуществлению конституционного контроля принадлежали Президиуму Центрального Ис-полнительного Комитета (ЦИК) СССР. Как справедливо отмечал В.К. Дябло', Верховному Суду СССР отводилась роль вспомогательного органа Прези-диума ЦИК СССР по вопросам определения конституционности законов. На практике уже с начала 30-х годов Верховный Суд СССР прекратил играть ка-кую-либо роль в осуществлении конституционного контроля.
В Основном Законе Кубы 1959 года, принятом после прихода к власти Ф. Кастро, предусматривалось создание Палаты конституционных и соци-альных гарантий Республики Куба как составной части Верховного Суда, наделенной функциями конституционного контроля. Однако уже по Конституции 1976 года данный институт не предусматривался.
Как показала практика, социалистические страны не могли не испытывать влияния мирового опыта. Всякая система стремится к устойчивости (гомеостазису) и укреплению. Она допускает энтропию, но до известного уровня, до того порога, за которым наступает ее развал. Поэтому общественная и государственная система вырабатывает внутренние и внешние механизмы контроля своего функционирования. Рост числа законодатель-ных и, особенно, подзаконных актов, создание федераций, рас-ширение международных связей, другие объективные факторы настоятельно формировали потребность осуществления консти-туционного контроля как фактора стабилизации государственно-правовой системы в социалистических обществах. Несомненно,
под влиянием международного опыта в ряде социалистических государств были предприняты первые попытки создания специальных структурных подразделений в высших представительных органах государственной власти или специализированных органов, которые осуществляли в тех или иных пределах конституционный контроль. Но и в этих случаях последнее слово относительно конституционности или неконституционности законо-дательных актов принадлежало не им, а высшим органам государственной власти.
В бывшем СССР в его "перестроечный период" был учрежден специальный орган конституционного контроля - Комитет конституционного надзора СССР - на основе Закона об изменениях и дополнениях статьи 125 Конституции СССР от 1 декабря 1988 года с последующими изменениями, в результате которых указанная статья получила новый порядковый номер (124) и новую редакцию. 23 декабря 1989 года был принят Закон СССР "О конституционном надзоре в СССР"'.
Председатель Комитета конституционного надзора СССР был избран II Съездом народных депутатов СССР, немного позже - 26 апреля 1990 года — третьей сессией Верховного Суда СССР были избраны члены Комитета.
Для советского общества это был принципиально новый институт конституционного контроля, призванный формировать в системе органов государственной власти механизм сдержек и противовесов.
Вплоть до прекращения деятельности Комитета конституционного надзора СССР возможность его полнокровного функционирования была блокирована постановлением Съезда народных депутатов СССР от 23 декабря 1989 года "О порядке введения в действие Закона СССР "О конституционном надзоре в СССР"2, п. 1 которого устанавливал, что положения Закона, "касающиеся надзора за соответствием конституций и законов союзных республик Конституции СССР и законам СССР, вступают в силу одновременно с изменениями и дополнениями раздела Конституции СССР о национально-государственном устройстве", который так и не был изменен. По этим вопросам функции конституционного контроля фактически в соответствии с конституционными положениями имел право осуществлять Президент СССР.
Комитет конституционного надзора СССР прекратил свою деятельность в связи с распадом СССР и заключением 8 декабря 1991 года Соглашения о создании Содружества Независимых Государств (СНГ).
Конституция РСФСР 1978 года в редакции Закона РСФСР от 27 октября 1989 года (ст. 119) предусматривала учреждение Комитета конституционного надзора и определяла его компетенцию. Комитет конституционного надзора РСФСР не был создан.
 

 

Судебный конституционный контроль как разновидность конституционного контроля

Просмотров: 4 376
Судебный конституционный контроль есть проверка на соответствие конституции объектов такого контроля судебными органами. Существуют две разновидности судебного конституционного контроля: 1) конституционный контроль, осуществляемый судами общей юрисдикции, и 2) конституционный контроль, осуществляемый специализированными судами.
Особенность первой разновидности судебного конституционного контроля заключается в том, что конституционность объектов контроля проверяют суды общей юрисдикции при рассмотрении конкретных дел в соответствии с обычной процедурой (децентрализованный контроль) либо верховные (высшие) суды или их специальные палаты по особой процедуре (централизованный контроль).
В США, Аргентине, Норвегии любой суд общей юрисдикции может признать закон неконституционным. Если дело доходит до Верховного Суда и он также признает закон не соответствующим Конституции, то это решение Верховного Суда становится уже обязательным для всех судов. В Австралии, Индии, на Мальте конституционность закона вправе проверять только Верховный Суд после того, как дело поступит к нему, будучи рас-смотрено нижестоящими судами, которые проверять законы на их соответствие конституции не могут. Формально закон, признанный Верховным Судом неконституционным, продолжает действовать. Но действие его блокировано судом: ни один суд применять его не станет. Неконституционный закон, таким образом, лишается судебной защиты, фактически он утрачивает юридическую силу. Парламент, как правило, подобный закон отменяет.
Для осуществления конституционного контроля в верховных судах ряда государств создаются специальные конституционные коллегии, палаты (конституционная палата Верховного Суда правосудия Коста-Рики, конституционная коллегия Национального Суда Эстонии и др.).
Особенность второй разновидности судебного конституционного контроля заключается в том, что конституционность объектов контроля проверяют специальные конституционные суды (централизованный контроль)'. Они обладают специальной конституционной юрисдикцией, осуществляемой посредством самостоятельного судопроизводства — конституционного судопроизводства. Судебная конституционная юрисдикция и соответствующее конституционное судопроизводство составляют конституционную юстицию, то есть конституционное правосудие.
Признание органами конституционного правосудия, например, закона неконституционным означает прекращение действия этого закона, т. е., по существу, его отмену. Дополнительного решения парламента по вопросу действия неконституционного закона не требуется.
' Наличие конституционного суда не означает, что другие суды, действующие в данном государстве, лишаются права осуществлять конституционный контроль.
 

Разное
Дополнительно

Счётчики
 

Карта сайта.. Статьи