Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно


Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
» » НЕКОТОРЫЕ СПЕЦИАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРИНЯТИЯ ТАКТИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ



 

НЕКОТОРЫЕ СПЕЦИАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРИНЯТИЯ ТАКТИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ

в разделе: Криминалистика проблемы тенденции Просмотров: 1 572
Тактическое решение при расследовании преступления группой следователей. Сложившийся и апробированный на практике метод ведения расследования по сложным делам группой следователей был закреплен в действующем уголов¬но-процессуальном законодательстве (ст. 129 УПК РСФСР и соответствующие статьи УПК других союзных республик).
В соответствии с законом «в случае сложности дела или его большого объема предварительное следствие может быть поручено нескольким следователям. Об этом указыва¬ется в постановлении -о возбуждении дела- или выносится отдельное постановление. Один из следователей принимает дело к производству и руководит действиями других следо¬вателей» (ч. 3 ст. 129 УПК РСФСР). Этот порядок расследо-вания не противоречит принципу «единоличного следствия», поскольку руководство расследованием и ответственность за его производство возлагаются на руководителя бригады. В то же время'при групповом методе расследования возника¬ет возможность использовать преимуществ!/ которые дает ^
Уже в первых работах, в которых рассматривалась органи¬зация расследования бригадным (групповым) методом, выска-зывались различные мнения о субъекте принятия решений по делу, расследуемому группой следователей. В. И. Ключанский считал, что при расследовании бригадным методом трудоем¬ких, но не сложных дел руководитель, т. е. следователе при¬нявший дело к своему производству, выполняет по нему все основные действия, руководит и координирует работу каждого члена бригады, лично принимает все процессуальные решения, но привлекает всех членов бригады к составлению плана рас¬следования, т. е. к подготовке важнейших тактических ре¬шений. При расследовании сложных дел, по мнению В. И. Ключан-ского, необходимо создавать бригаду из опытных и квалифи-цированных следователей, равных в своих правах по делу и равно отвечающих за дело. Руководитель бригады лишь коор-динирует рабдту членов бригады и обеспечивает их взаимо¬действие, определяя с помощью членов бригады основные на-правления расследования, «Иногда высказывается сужде¬ние, — пишет В. Иг Ключанский, — что только руководитель бригады имеет право принимать решения по делу. Этот вывод представляется необоснованным. Каждый член бриг&ды, какое бы место он ни занимал, может высказать свое суждение о том или ином аспекте дела. Если с ним не будет согласен кто-либо из членов бригады или ее руководитель, спорный вопрос следует разрешать у начальника следственного отдедф или ирного наблюдающего прокурора»68. Смысл этого рассуждения не очень ясен, так как высказы¬вание суждения при обсуждении решения еще не равнозначно его принятию, хотя из контекста следует, что В. И, Ключай-ский, по-видимому, стоит за предоставление каждому члену бригады права принимать любое решение по делу.
По мнению И. Шкорбатова и А. Рощина> правом принимать ответственные процессуальные решения и проводить ключе-вые следственные действия: должен пользоваться только руко¬водитель группы; остальные члены бригады могут принимать решения только в пределах своих участков работы по делу66. И. С. Галкин выступал за полную процессуальную самостоя-тельность членов группы, но считал необходимым согласова¬ние ими с руководителем группы таких вопросов, как решение об аресте, о привле**ении в качестве обвиняемого и т. п., что обеспечит («сочетание единства тактического плана расследова¬ния с инициативной и процессуальной самостоятельностью следователей — членов группы»6 .
Позже А. Рощин пришел к выводу, что руководство .след¬ствием, принятие решений по делу руководитедем группы нельзя противопоставлять самостоятельности ее участциков, но при возникновении разногласий решение остается за руно-* водителем группы, который принял дело к своему производст¬ву и несет ответственность за расследование в целом68. Л. М. Карнеева также не считала руководителя группы един* ственным лицом, пользующимся правом принимать решения по делу69.
Анализ существующих точек зрения позволяет свести к следующим вариантам решение рассматриваемой проблемы:
1) все решения, в том числе и тактические, по делу прини¬мает исключительно руководитель группы; остальные члены группы лишь участвуют в реализации решений;
2) руководитель группы принимает единолично лищь наи¬более ответственные решения, касающиеся всего процесса рас¬следования в целом; остальные решения в пределах поста* влевных перед ними задач принимают члены группы;
3) наиболее ответственные решения, касающиеся всего про¬цесса расследования, принимаются коллегиально всеми члена¬ми группы; остальные решения принимаются каждым следо-вателем самостоятельно;
, 4) все члены группы равноправны в принятии любых реше¬ний в Пределах своих участков работы, который выделяется и руководителю группы.
^Тактические решения по своей направленности и содержа¬нию могут касаться направления расследования в целом либо конкретных эпизодов преступной деятельности, отдельных
лиц, частных следственных ситуаций, связа*|в;ых с теми или
иными обстоятельствами или Отдельными следственными дей¬ствиями. Тактические решения, относящиеся ко всему процес¬су расследования, принимаются обычно в начале каждого эта¬па расследования при составлении плана расследования или при его существенной корректировке. При расследовании пре¬ступлений группой следователей подобные решения (назовем их условно общими) должны готовиться, с нашей точки зре¬ния, коллегиально, всеми членами группы, как и реализовы¬ваться — каждым в пределах порученных ему функций. При¬ниматься же эти решения должны единолично руководителем группы, независимо от того, работают ли члены группы по за¬даниям руководителя или на самостоятельных участках. Та¬кой порядок обусловлен, как нам кажется, представлением о роли и единоличной ответственности руководителя группы за ход и результаты расследования.
Если при выполнении поручений руководителя группы или в процессе самостоятельной работы в пределах выделенного участка сложившаяся ситуация потребует принятия общего тактического решения, касающегося работы следователей всей группы, например изменения последовательности проведения запланированных действий, то следователь, столкнувшийся с необходимостью принятия такого решения, должен передать всю соответствующую информацию руководителю группы Для коллегиального обсуждения, а затем принятия руководителем единоличного решения. Если же каждому члену группы предо¬ставить право принятия общих тактических решений, то след- -ствие будет дезорганизовано, тактический план расследования нарушен и действия одного из членов группы поставят под уг¬розу успех работы всех остальных.
Мы полагаем, что член группы не вправе принимать само-стоятельно и такие тактические решения, которые касаются расследуемого им эпизода или версии в целом, даже пользуясь при этом полной самостоятельностью на этом участке работы. Поскольку эпизоды по делу взаимосвязаны, а проверка одной версии не может осуществляться в полной изоляции от про-^ верки других версий, принятое им тактическое решение может отразиться на работе других следователей, поэтому оцо долж¬но приниматься после согласования с руководителем группы, имеющим полную информацию о всем ходе расследования и складывающейся следственной ситуации.
Что же остается на долю каждого участника группы следо-вате лей? По нашему мнению,' это — принятие тактических решений в рамках одного следственного действия: о примене-нии тех или иных тактических приемов, выборе определенной линии поведения, соответствующих средств фиксации и т;, п. Такие решения, даже если и окажутся неправильными, едва ли отразятся на работе всей группы и всегда могут быть над¬лежащим образом скорректированы.
Принятие решений в условиях тактического риска. В 1974 году в Одной из своих работ мы употребили термин «тактиче¬ский риск», понимая под ним ситуацию, грозящую провалом замысла следователя при проведении следственного действия (речь шла об очной ставке) Сейчас нам представляется, что о тактическом риске можно говорить в более широкой плане, как о факторе, поддающемся учету и оценке.
Под тактическим риском мы понимаем допущение отрица¬тельных последствий при реализации тактического решения. Мы говорим о принятии решения в условиях тактического риу-ска, когда возможность отрицательных последствий допуске*-ется при принятии решения, а отсутствие более «выигрыш¬ной» альтернативы побуждает нас принимать решение, не-смотря на риск.
В теории игр принято считать, что условия риска имеют ме¬сто тогда, когда лицо, принимающее решение, не может быть уверено в конкретном результате и должно в расчете на луч¬ший результат быть готовым к тому, что на деле осуществится худший. При этом можно выделить два классических случая:
1) собственно условия риска: когда возможно узнать или хотя бы оценить вероятности наступления тех или иных собы¬тий, в связи с чем можно планировать некоторую «среднюю выгоду»;
2) условия неопределенности: когда информация о вероят¬ности наступления событий отсутствует или неизвестна лицу, принимающему решение, так что приходится делать предполо¬жение об оптимальности ходов соперника и стремиться обеспе¬чить себе некоторую «максимальную гарантированную вы¬году».
Типичными для процесса расследования в большинстве случаев являются условия неопределенности, когда следствен¬ная ситуация недостаточно известна. Поскольку здесь «диапа¬зон информационного обеспечения решения может колебаться от почти полного отсутствия до почти исчерпывающего, велик и диапазон неопределенности — от почти однозначного до практически бесконечного количества альтернатив.. Здесь в качестве компенсации за отсутствие информации выступают личный опыт руководителя, его знания, интуиция, использова¬ние опыта решения задач, аналогичных (опять-таки в весьма различной степени) данной задаче»71-
Хотя вероятность того или ино11о события в условиях р^с-следования практически исчислить невозможно, тем не менее иногда поддаются определению варианты отрицательных по-следствий принятого решения, и таким образом в известной степени оценивается степень тактического риска. Это сравни¬тельно доступно сделать при оценке последствий отдельного следственного действия. Так, принимая решения о проведении оцной ставки между обвиняемым, дающим лоз&йые показания,
и свидетелем, чьи показания его изобличают, следователь в со-стоянии- предвидеть следующие возможна результаты:
а) под влиянием показаний свидетеля обвиняемый переста¬нет лгать и даст правдивые показания — оптимальный резуль¬тат; в расчете на его достижение и приводится очная ставка;
б) под влиянием показаний обвиняемого свидетель изменит свои показания и подтвердит слова обвиняемого — наихудщий отрицательный результат, наибольший ^проигрыш» следова¬теля;
в) участники очной ставки осталась при своих показаниях; внешне I нейтральный результат, фактически — отрицатель¬ный, так как цель очной ставки не достигнута, Хотя и выполне¬но требование закона и сделана попытка г
г) участники очной ставки остались при своих показаниях, 'но обвиняемый почерпнул из показаний свидетеля ранее неиз¬вестную ему информацию, которую он может использовать к своей «выгоде», — отрицательный результат: возможность усиления противодействия обвиняемого установлению истины;
д) обвиняемый изменил свои показания, согласовав их в той или иной степени с показаниями свидетеля, заменив преж¬нюю ложь новой, труднее поддающейся разоблачению,— отрицательный результат; необходимость затраты дополни¬тельных усилий для изобличения обвиняемого во лжи, как следствие — потеря времени, замедление поступательного дви¬жения расследования.
Из пяти возможных вариантов последствий очной ставки, которые поддаются предвидению, четыре носят отрицатель¬ный характер, в том числе три — существенно отрицательный. Казалось бы, что при таких ограничейных условиях можно да¬же математически исчислить степень вероятности риска, одна- ' ко это не так. Степень тактического риска зависит не только и , не столько от числа вариантов .отрицательных последствий и его отношения к числу возможных вариантов последствий во-обще. Здесь пришлоСь бы сделать многочисленные; поправки, вызванные необходимостью учитывать такое количество субъ¬ективных и объективных факторов, которое делает такой учет возможным лишь в сугубо вероятностной форме и только на основе опыта и интуиции следователя. Так, в приведенном примере результат очной ставки будет зависеть от того, что со¬бой представляет личность обвиняемого во всех ее качествах, личность свидетеля, насколько он убежден в правильности своих показаний, насколько решительно он настроен на их по¬вторении; от того, в каких взаимоотношениях находятся уча¬стники очной ставки, насколько важен предмет допроса, на¬сколько сильна негативная позиция обвиняемого и от многих других обстоятельств.
От следователя {«го опыта, наблюдательности, способности к анализу» объема и каччества собранной им информации и т. п.) зависит правильная оценка возможного тактического риска. Поэтому такая оценка носит субъективный характерен у ойытного следователя она точнее» чети у начинающего. Опыт¬ный следователь может йе рассматривать как рискованное та-кое тактическое решение, реализация которого, по мнейию неопытного, сулит почти наверняка полный провал и которое кажется поэтому рискованным в высшей степени. В литерату*-ре сформулированы (В. П. Гмырио, 1-984) критерии допустимо¬сти тактического риска: лишь в случаях необходимости реше¬ния важной тактической задачи, реальйая невозможность ре¬шения ее без использования рискованных тактических средств; превалирование вероятности достижения положи¬тельного результата над вероятностью наступления отрица¬тельных последствий; необходимость учета всех реально воз¬можных ситуаций, которые могут возникнуть в условия* так¬тического риска
Специфика расследования делает, на наш взгляд, принятие решения в условиях тактического риска типичным явлением, особенно при действиях в условиях конфликтных ситуаций, и становится важным элементом тактики следствия. Стремление вообще избежать риска нереально: задача заключается в том, чтобы избрать стратегию наименьшего тактического риска, предвидеть возможные отрицательные последствия своего ре¬шения и заранее продумать меры по ликвидации или ослабле¬нию этих последствий, что в конечном счете и приведет к мак¬симально возможному в данных условиях положительному ре¬зультату.
Принятие тактического решения в условиях конфликт¬ной ситуации. Ранее мы кратко охарактеризовали поня¬тие конфликтной ситуации в процессе расследования. Для конфликтной ситуации типично такое положение, «когда стороны не только объективно стремятся к противопо-ложным целям,' но и знают об этом при составлении своих планов, учитывают действия противоположной сто-роны, взаимно создавая трудности и помехи, чтобы обе¬спечить себе выигрыш или не дать победить против¬нику»72.
Различают конфликтные ситуации со строгим соперниче-ством (интересы сторон прямо противоположны, выигрыш од¬ной стороны означает проигрыш другой) и с нестроги (стал¬кивающиеся интересы сторон не носят диаметрально противо-положного Характера).
По типу разрешения конфликтные ситуации разделяют 1*а остроконфликтные, отличающиеся высокой эмоциональной на-пряженностью, в известном смысле стрессовым состоянием сторон, бурными словесными реакциями, сопротивлением
и т. п„ и неостроконфликтные, протекающие с меньшим эмо-ционал>ным накалом.
По Форме выражения выделяют явные и %скрытые кон-фликтьг . Некоторые исследователи называют еще одну раз-новидность конфликтных ситуаций — ложноконфликтные, возникающие в связи с ошибочным пониманием сущности, це-ли, направленности психического отношения, роли его участ¬ников. «Ложноконфликтные психические отношения наиболее часто возникают из-за неправильной предварительной инфор¬мации, из-за определенной предвзятости, складывающейся еще до вступления в общение по отношению к предполагаемо-му партнеру»
В каждом конфликте следует различать внешнюю и вну¬треннюю стороны. А Р Ратинов характеризует внешнюю сто¬рону конфликта как реальное соперничество двух сил, проти¬водействие друг другу участников расследуемого дела.' Право-вой, формой этой стороны конфликта является состязатель¬ность уголовного процесса. С внутренней же стороны «кон¬фликт предстает перед нами, во-первых, как соотношение раз¬личных информационных систем, как определенная взаимо¬связь субъектов,^ принимающих, сообщающих и использующих информацию друг о друге, и, во-вторых, как двустороннее ре-шение взаимосвязанных и взаимоопределяющих мыслитель¬ных задач, лежащих в основе поведения противников и напра-вляющих ход реальной борьбы»75.
Конфликт есть предмет исследования такой области зна¬ний, как теория игр. Представляется, что еще не созрели уело-вия использования математического аппарата этой теории в следственной практике; попытки применения теории игр к рас-следованию предпринимаются в настоящее время по линии так называемого рефлексивного управления, рефлексивных игр.
Под рефлексией понимают имитацию рассуждений одного участника конфликта другим, оценку мотивов и поведения. Глубина проникновения в представления противостоящей сто¬роны о себе самом характеризуется «рангом рефлексии»76.
Представление о рефлексии и ее рангах дает модель, разра¬ботанная В. А. Лефевром. Есть два противника77 — А и Б. Первый преследует второго. Б скрывается в убежище, откуда есть два пути: легкий и тяжелый. Рассуждения игроков при различии в рангах рефлексии выглядят примерно так: \
а) если ранг рефлексии у обоих противников равен нулю, т. е. один не имитирует рассуждений другого, Б пойдет по лег¬кому пути, А — также этим путем. Результат преследования определится соотношением скоростей;
б) ранг рефлексии А равен нулю, ранг рефлексии Б — еди¬нице. Б рассуждает так: «А наверняка пойдет по легкому пути, поэтому я пойду по тяжелому». Б уйдет от преследования;
134
в) ранг рефлексии А равен двум, а Б — единице. Б рассуж¬дает по-прежнему и пойдет трудным путем. А рассуждает так: «Б полагает, что я пойду по легкЬму пути, и пойдет по тяжело-му пути. Я же именно по тяжелому пути и пойду». А настигнет вЧ
Нетрудно представить себе подобные игровые ситуации в процессе расследования, протекающего в конфликтной обста-новке. Задача следователя при этом заключается в том, чтобы превзойти противника в ранге рефлексии и с помощью прини¬маемых для разрешения конфликта тактических решений пе¬реиграть противника, т. е. реализовать намеченные способы ликвидации конфликта. «Задача следователя в подобных си¬туациях, — как верно отмечает Н. П. Хайдуков, — сводится к тому, чтобы выиграть это соревнование вопреки желанию за¬интересованных лиц. Преимущество в данном единоборстве он получит, если займет в процессуально-тактической ситуации ключевую позицию по отношению к другим участникам пред¬варительного расследования и проявит в ней максимальную активность, если наиболее точно отразит сложившуюся ситуа¬цию и правильно оценит поступающую к нему информацию, если он обладает более высоким рангом рефлексии и в совер¬шенстве владеет приемами и средствами преодоления противо¬действия со стороны заинтересованных лиц»79.
Тактическое решение в конфликтной ситуации может пре¬следовать двоякую цель: 1) формирование у противника истинного представления об обстановке и условиях, в которых ему предстоит действовать, или о целях, совпадающих с целя¬ми следователя, и 2) создание условий для формирования у противника ошибочных представлений о тех или иных обстоя¬тельствах дела, целях следователя и его действиях, состоянии расследования. В обоих случаях тактическое воздействие за¬ключается в передаче противнику нужной информации и в создании определенных условий для ее оценки п|>р^гивником.
Поскольку средством достижения второй из названных це¬лей тактического решения в конфликтной ситуации является преимущественно, как мы полагаем, тактическая кбмбинация, которой посвящается следующая глава, здесь мы остановимся лишь на вопросе о формировании у противника истинных представлений, нужных следователю.
Наиболее детально типовые варианты целей тактического воздействия в плане рефлексии разработаны А. Р. Ратино-вым80. Он называет следукйцие варианты целей первого из указанных выше видов.
1. Формирование у подследственного истинного представле-ния об обстановке и условиях, в которых ему придется дей-ствовать. Для этого ему передается правильная информация о реальных обстоятельствах, которые в интересах следователя-должен учесть подследственный, например сообщение об аре-
стё соучастника лицу, которое находится на свободе и способу побудить к отказу от продолжений преступной деятельности,
Этот вариант Г Ф. Горский и Д П Котов комментирую^ следующим образом. «При неумелом применении данного ме-тода очень легко можно дойти до психического насилия, т» ,е, лишить подследственного свободы выбора не в вопросе пре^ кравдения преступной деятельности, а, например, в вопросе да-* чи показаний. Поэтому при его Применении следователь дол-* жен быть очень осторожным»81 Эти соображения не предста4 вляются нам убедительными, поскольку «дойти до психиче* ского насилия» можно при незаконном и неправильном приме-* нении любого метода, а осторожность также следует соблкк дать всегда, какой бы тактический прием ни применялся
2. "Формирование у подследственного целей, которые, в оп¬ределенной степени совпадая с целями следователя, побужда-ют к компромиссным решениям и действиям Такой целью мо¬жет быть, например, добровольное возмещение обвиняемым причиненного вреда, которое рассматривается как смягчающее \ вину обстоятельство и к тому же облегчает работу следова¬теля;82.
1 Подготовка и принятие тактического решения, направлен-' ного на достижение перечисленных целей, проходит несколько этапов. На первом этапе собирается информация о следствен¬ной ситуации, среди которой особенно выделяется информация; о личности цротивника. Затем осуществляется выбор цели и выделяется информация, подлежащая передаче противнику е помощью тактического воздействия Третий этап — принятие решения и определение средств и способов передачи информа¬ции противодействующему лицу83
" Рефлексивное управление, открывая большие возможности установления истины в процессе расследования, в то же время чревато и осложнениями в.работе по делу, если следователь уступит противнику в ранге рефлексии Между тем ранг ре¬флексии зависит от влияния целого ряда факторов 6т врожг денных и благоприобретенных способностей, объема знаний и профессиональных навыков, готовности к рефлексивным рас¬суждениям ц умения «вживаться» в противника, субъективно¬го состояния. Развитие всех этих качеств и умений — необхо¬димый элемент профессиональной подготовки и совершенство-1 вания следователей.скачать dle 11.0фильмы бесплатно



 
Другие новости по теме:


     
    Разное
    Дополнительно

    Счётчики
     

    {tu5}
    Карта сайта.. Статьи