Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно


Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
» » ТАКТИЧЕСКАЯ КОМБИНАЦИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ



 

ТАКТИЧЕСКАЯ КОМБИНАЦИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ

в разделе: Криминалистика проблемы тенденции Просмотров: 3 090
На протяжении всей истории развития кримина¬листической тактики перед учеными и практиками возникал и по-разному ими разрешался вопрос о гра¬ницах дозволенного воздействия р?а подозреваемых и дбвив;яемых, потерпевших и свидетелей. Этот во¬прос приобретал особенную остроту, когда речь захо¬дила о тактике допроса —' следственного действия, при производстве которого исстари применялись различные приемы изобличения эо лжи» психиче¬ского воздействия на допрашиваемого, постановки хитроумных, «каверзных» вопросов, рассчитанных на то, чтобы преодолеть сопротивление допрапшвае-мрго, не желающего говорить правду Недаром до-прос называли искусством, приравнивали его к искусству шахматной игры — «столько ума, углу¬бленного внимания, способностей к логическим ком¬бинациям, умения проникнуть в психику своего со¬беседника и выдержки оно требует»1. И.Н.Якимов прямо писал, что, поскольку допрос являемся искус¬ством, ему трудно обучить другого, так как тут мно¬гое зависит от личный способностей допрашиваю¬щего2.
Советские» криминалисты всегда отрицали воз¬можность использования следователем лэйи, обмана, шантажа и других неправомерных форм насилия, какими бы высокими целями они ни оправдывались. Это касалось не только доп|>оса, где искушение прео-долеть невинным, на первый взгляд, обманом («ва¬ши соучастники ведь уже сознались!»), упорный об¬ман лгущего обвиняемого бывало весьма сильным, но и других следственных действий и всего рассле¬дования в целом. Этические принципы советского уголовного судопроизводства не позволяли даже по¬ставить под сомнение недопустимость любых такти¬ческих приемов, основанных на обмане и насилии; их применение всегда расценивалось как грубейшее Нарушение социалистической законности, гранича¬щее с преступлением, а иногда и признаваемое пре¬ступным и наказуемым.
Но все ли, что внешне может быть принято или кем-то рас¬ценено как обман, в действительности является обманом7 Всякое ли воздействие на обвиняемого или свидетеля, в силу которого он вынужден поступать именно так, а не иначе, ста¬новится насилием7 Всякое ли сокрытие от заинтересован¬ных в исходе дела лиц тех или иных данных будет лицемери¬ем, недопустимым для советского следователя? По мере развития криминалистической тактики, расширения арсенала тактических приемов, все более активного использования в следственной практике данных психологии, рефлексивных игр, наконец, по мере накопления чисто эмпирических сведе¬ний об искусно и тонко проведенных следственных действиях эти и подобные ил* вопросы все чаще возникали и в кримина¬листической науке, и в практике борьбы с преступностью. Сейчас трудно сказать, кто первым употребил в нашей ли¬тературе термин «следственная хитрость» и «психологические ловушки», но уже в 1964 году во время дискуссии по некото-рым проблемам криминалистической тактики И Д. Перлов возражал против термина «следственная хитрость» и говорил, что допрос нужно вести «умно, а не хитро», что недопустимы дезориентация обвиняемого, сокрытие неосведомленности сле¬дователя. Возражая ему, В. Г Танасевич привел пример право¬мерной хитрости следователя, а Г. И Кочаров зайвил, что су¬ществует целый ряд следственных приемов, применяемых на практике, включающих в себя элементы хитрости, которые можно и нужно взять следователю на вооружение.
Г. М. Миньковский справедливо отметил, что делсизаключа-ется не столько в терминах, в частности в допуске термина «следственная хитрость» или отказе от него, а в том, чтобы по существу ответить на вопрос, можно ли применять приемы, связанные с использованием психологии обвиняемого. Он на¬помнил о ленинских указаниях о возможности и необходимо¬сти для раскрытия различных нарушений и злоупотреблений применения «некоторых хитростей», «разведок, направленных иногда на довольно отдаленные источники или довольно круж¬ным путем»3. Участники дискуссии выразили пожелание про¬должить разработку всех этих спорных проблем4.
Вскоре дискуссия была продолжена. В. Г. Красуский (1964), приведя несколько приемов допроса, которые он отнес к разря-ду «следственных хитростей», и высказав убеждение в право¬мерности "их применения, заключил, что любые тактические приемы применяются при строгом соблюдении законности. При этом А. Р. Ратинов (1964), подчеркнул, что соответствие требованиям закона есть главное, но не единственное требова¬ние, предъявляемое к тактическим приемам. Из указания зако¬на о необходимости всестороннего, полного и объективного ис¬следования обстоятельств дела вытекает и другое требование, определяющее целевое назначение тактических приемов, —
это направленность каждого из них к выяснению истины и в то же время такие его качества, которь/е обеспечивали бы не* способность тактического приема' помешать этому, породив ложь, ошибки и искажения, т. е. то, что впоследствии стали на-зывать избирательностью Действия тактического приема.
Включившийся в дискуссию Б. Г. Розовский категорически высказался против любых оправданий обмана ссылками на «удачное» использование последнего при допросе5 Этот тезис был поддержан и другими участниками дискуссии — В. Н. Болтневым и Ю. И. Лавровым (1966), — которые в то же время присоединились к мнению о том, что следователи могут и должны использовать при производстве следственных дей¬ствий тактические преимущества, применять определенные «психологические хитрости» '
У концепции правомерности «следственных хитростей» вскоре нашлись и убежденные противники, на аргументах ко¬торых далее остановимся подробно. Здесь же отметим, что осо¬бенное раздражение*»вызывали и вызывают у них получившие распространение термины «следственная хитрость», «психоло¬гическая ловушка» и т. д , действительно носящие двусмы-сленный, сомнительный характер и неточные по своему суще¬ству.
Изучение проблемы «следственных хитростей» привело нас к выводу, что этот термин не соответствует обозначаемому им понятию по следующим основаниям. Описанные в литературе варианты «следственных хитро¬стей» как тактических приемов в большинстве своем не содер¬жат никакой хитрости в общеупотребительном смысле. Это либо приемы сокрытия значимой для дела информации от за-интересованных лиц, либо приемы создания такой обстановки, которая может быть двояко оценена этими лицами, либо прие¬мы формирования у них выгодных для следствия целей Нуж¬ное воздействие эти приемы оказывают, как правило, не своим содержанием, а временем, местом, последовательностью при¬менения. |^В сущности, они представляют собой комбинации приемов, объединенные одной целью и рамками одного след¬ственного действия.
' Дальнейшее исследование показало, что такое же воздейст¬вие на проходящих по делу лиц может иметь комбинация уже не отдельных приемов, а следственных действий — в рамках отдельного акта расследования, комбинация, разумеется, более сложная, чем комбинация приемов. Так возникло представле¬ние о тактической комбинации, разновидность которой — про¬стая (элементарная) тактическая комбинация — охватывает все те способы рефлексивного управления (а!это именно спосо¬бы рефлексивного управления, как читатель убедится далее), которые неточно и неудачно обозначались термином «след¬ственная хитрость».
Оголь же, если йе-более, неточей и неудачен термин «пси^ холотическая ловушка^. Действительно, по логике вещей вся¬кое рефлексивное управление рассчитано на промахи против¬ника, на попадание его в такую ситуацию, из которой невозмо¬жен или во всяком случае затруднен беспроигрышный «вы¬ход». В этом смысле подобная ситуация играет роль ловушки. Но слово «ловушка» имеет ярко выраженный привкус какого-то обмана, коварства, вероломства^ что никак неприемлемо для характеристики вполне правомерных методов разрешения конфликтных ситуаций в процессе расследования и поэтому не должно быть использовано в данном случае, Это как раз та си¬туация, когда обычное словоупотребление? общепринятый смысл слова делают невозможным его использование в качест¬ве термина для обозначения специального понятия. Кроме то-го, упомянутый прием (или комбинация приемов), хотя и осно^ вывается на данных психологии, является тактическим прие¬мом, тактической, а не психологической комбинацией.
Исходя из изложенных соображений, мы в 1974 году упо-требили термин «тактическая комбинация» для обозначения тех тактическиэс приемов допроса, которые именовались «пси¬хологическими ловушками» или «следственными хитростя¬ми»6, а позже расширили понятие тактической комбинации, включив в него сочетание не только тактических приемов, но и следственных действий7. Определенное влияние на формирование нашей концепции тактической комбинации оказали идеи А. В. Дулова о тактиче-ских операциях. Их основное содержание заключалось в сле¬дующем.
В существующем виде криминалистическая тактика не от-веча,ет потребностям следственной практики, так как ограни-чивается разработкой рекомендаций, рассчитанных на отдель¬ные следственные действия. Между тем следователю часто приходится решать задачи, по которым ответ может быть най¬ден только путем проведения серии следственных, оперативно-розыскных, ревизионных и иных действий. Отсюда — необхо¬димость разрабатывать тактические рекомендации для опти¬мального решения задач общего характера, требующих для своей реализации проведения группы следственных, оператив¬но-розыскных, ревизионных действий. Такие общие задачи обозначаются понятием «тактические операции».
Некоторые тактические операции! разрабатываются уже сейчас. К ним можно отнести розыск и изучение личности об-виняемого, а также другие тактические операции общего клас¬са, подлежащие научной разработке, например группу такти-ческих операций «изобличение». Наряду с классом общих так- * тических операций существуют и операции, проводящиеся только по определенной группе дел, такие, как «розыск тру¬па», «отождествление труда» Каждая из указанных задач разрешается при поэдовди целой системы следственных и опера¬тивно-розыскных действий* т. е. является тактической опера-цией.
Разработка и выделение в отдельных методиках расследо-вания тактических операций приведет к определенному изме-нению этого раздела криминалистики. В частных методиках, кроме изложения первоначальных следственных действий, бу-дут рассматриваться и группы тактических операций, ттрово-димых по данной категории уголовных дел8.
В концепции А. В. Дулова заключалось одна существенное противоречие: тактическими операциями он именовал задачи общего и мецее общего Характера, возникающие в процессе расследования, а не средства решения этих задач. Между тем в теории организации понятие операции трактуется протйвопо-ложным образом. «Множество действий образуют операцию, если каждое действие необходимо для достижений желаемого результата и если эти действия взаимосвязаны», — пишет Р. Д. Акоф9. «Операция — множество действий, каждое из ко¬торых необходимо для достижения желаемого результата при условии, что эти действия взаимозависимы», — повторяет пре-дыдущее определение Ф. Ф. Аунапу10.
Сам термин «операция» (от лат — орегаНо — действие) обозначает деятельность по выполнению какой-либо задачи, а не ^
Отмеченный недостаток Определения тактической опера¬ции, очевидно, учел Л. Я. Драпкин, по мнению которого такти-веская операция — это комплекс следственных, оператйвно-ро-зыскных, организационно-подготовительных и иных действий, проводимых по единому плану и направленных на решение от-дельйыЖ Промежуточны;» задач, подчиненных об^цим целям расследования уголовного дела11.
Л. Я. Драпкин предпринял и первую попытку' классифика¬ции тактических операций, разделив их: а) по содержанию — на неоднородные тактические операции, включающие в себя следственные действия, оперативно-розыскные мероприятия и иные действия, и однородные, состоящие только из следствен¬ных действий; б) по временной структуре — на сквозные, про¬изводство которых осуществляется ца протяжении нескольких этапов расследования, и локальные тактические операции» проводимые на каком-нибудь одном этапе расследования;'в} по организационной структуре — тактические операции, осущест- ' вляемые работниками, объединенными в постоянное структур¬но-организационное звено (ОУР, ОБХСС и т. д„), и тактические операции, проводимые работниками, объединенными во вре¬менное структурно-функциональное звено (следственная брига¬да, оперативно-следственная группа)12.
В 1976 году В. И Шиканов предложил еще одно определе¬ние: «Тактическая операция — система согласованных между
собой следственных действий, оперативно-розыскных меро-приятии и иных действий, предпринятых в соответствии с тре-бованиями норм уголовно-процессуального закона правомоч¬ными должностными лицами для выяснения вопросов, входя¬щих в предмет доказывания по расследуемому ими уголовно¬му делу»13. Не отличаясь по существу от дефиниции Л Я. Дрйпкина, это определение раскрывает понятие также че¬рез действия, а не через их задачу.
Впоследствии В И. Шиканов развил названное определе¬ние, но суть его осталась той же . Тогда же В. А. Образцов и В. Б, Ястребов предложили рассматривать тактическую опера¬цию как «комплект целенаправленных, взаимосвязанных, ско-ординированный следственных действий, оперативно-розыс¬кных и,иных мероприятий, обеспечивающих выяснение опре-деленного обстоятельства или нескольких обстоятельств, имеющих значение для дела, а также решение иных задач рас-следования»15.
В 1979 году вышла в свет монография А. В. Дулова «Такти¬ческие операции при расследовании преступлений». Это первое фундаментальное исследование теории тактических операций мы оцениваем весьма высоко, что Не означает отсутствия в нем спорных вопросов, к числу которых принадлежит определение тактической операции.
Надо полагать, что А. В. Дулов в известной степени учел те замечания, которые были высказаны по поводу его пер¬вого определения, и теперь оно выглядит следующим обра¬зом: тактическая операция <<^сть совокупность следствен¬ных, оперативных, ревизионных и иных действий, разраба¬тываемых и производимых в процессе расследования по единому плану под руководством следователя с целью реа¬лизации такой тактической задачи, которая не может быть решена производством по делу отдельных следственных
действий» . В этом определении много лишнего, например, указание на то, что операция разрабатывается и производится под руковод¬ством следователя, что и так очевидно, поскольку речь идет о расследовании, или оговорка относительно задачи, которая не м,ожет быть решена путем проведения отдельных следствен¬ных действий» что не является, по нашему мнению, обязатель¬ным условием проведения тактической операции. Так, такти¬ческая операция «атрибуция трупа» (мы пользуемся термино¬логией В. И. Шиканова) при определенных обстоятельствах окажется излишней, поскольку преследуемая ею цель сможет быть достигнута путем одного следственного действия — пре¬дъявления трупа для опознания.
В то же время в определении отсутствует очень важная ха¬рактеристика тактической операции; системность ее содержа¬ния. Тактическая операция — не простая совокупность ее со-142
етавляющих, а их система. Это справедливо отмечает А. С. Подшибякин1^. /
Из сказанного очевидно, что и А- В. Дулов, и развившие его инициативу Л. Я. Драпкин, В. И. Шиканов и другие авторы рассматривают тактическую операцию (а В. И. Шиканов упо¬минает и термин «тактическая комбинация», понимая под ней «мдпгпхп^о^ую» операцию) лишь как систему следственных и иных действий^ но не как систему приемов в рамках одного действия. В этом принципиальное отличие между нашими по-зициями.
Несколько отлична от изложенных позиция Н. А. Селивано-ва. Он считает тактической комбинацией (отдавая предпочте¬ние в этом случае данному термину) лишь сочетание тактиче-скрх приемов в рамках одного следственного действия. Что же касается системы действий, именуемых В. И. Шикановым и другими тактической операцией, то, по мнению Н. А. Селива-нова, это «есть не что иное, как часть методики расследования, сущностью которой... является оптимальное сочетание след¬ственных и иных действий, -предусмотренных нормами права. Это — локальная методика, направленная на решение отдель¬ной, частной задачи расследования, поэтому назвать такую операцию следовало бы не тактической, а методической»18. На этой/ концепции мы остановимся далее. Концепция тактических операций в существующем ее виде не охватывает собой понятия «следственных хитростей»; кон-цепция тактической комбинации включает в себя и это поня¬тие как подчиненное, как частный случай. В этом, с нашей точ¬ки зрения, еще одно различие указанных концепций, весьма существенное и в теоретическом, и в практическом аспектах.
ПОНЯТИЕ и виды
ТАКТИЧЕСКОЙ КОМБИНАЦИИ
Одна из актуальных задач советской криминалистической науки — исследование связей как между отдельными тактиче-скими приемами в рамках одного следственного действия, так и между отдельными следственными действиями, осущест-вляемыми в соответствии со складывающейся следственной ситуацией при производстве конкретного акта расследования/ Эт^ СВЯЗКЕ определяют системность тактических приемов и следственных действий, их зависимость друг от друга и от следственной ситуации, взаимную детерминированность. При этом мы исходим из того, что под тактическим приемом пони-мается наиболее рациональный и эффективный способ дейст¬вия или наиболее целесообразная в данных условиях линия поведения лица, осуществляющего процессуальное действие19, а под следственным действием — самостоятельный элемент
регйашяентировавно^ уголовно-процессуальным законодатель-' ством деятельности следователя по собиранию, исследованию, оценке и использованию доказательств2 ,
Разработка тактики следственного действия дреддолагает определенную систематизацию применяемых (при его произ» водстве тактических приемов, типизацию их системы в рамках этого следственного действия Данная система носит открытый характер, поскольку всегда может быть пополнена приемами, не регламентированными законом^В отличие от нее следствен¬ные действия под углом зрения действующего уголовцо-про-цеесуального закона образуют закрытую систему с зафиксиро¬ванным числом элементов Изменение числа элементов систе-мы связайо и обусловлено изменением закона: признанием правомерности нового следственного действия или исключени¬ем изжившего себя звена этой системы. Внутри системы след¬ственное действия располагаются в определенной последова¬тельности.
В соответствии с местом процессуальной регламентации данного следственного действия в уголовно-процессуальном за-коне последовательность следственных действий может быть процессуально-законодательной С этой точки зрения система ^ следственных действий по УПК РСФСР будет выглядеть, на¬пример, следующим образом- а) допросг б) предъявление для опознания, в) выемка; г) обыск; д) наложение ареста на иму¬щество; е) осмотр, ж) следственный эксперимент; з) получение образцов для сравнительного исследования; и) экспертиза.
Последовательность следственных действий можно рассма¬тривать как категорию криминалистической методики, когда идет речь об их типичных круге и последовательности, наибо¬лее характерных и эффективных при расследовании опреде-ленной категории преступлений2'
Наконец, последовательность следственных действий мож¬но рассматривать и как категорию тактико-кримияалистиче-скую, имея в виду такое упорядочение и& системы, которое наилучшим образом обеспечивает собирание, исследование и использование доказательств в конкретной следственной си¬туации.
Следственная ситуация влияет не только на круг и последо¬вательность осуществляемых в данный момент следственных действий, но и на цели этих действий.
С. А. Шейфер считает, что целью следственного действия является либо собирание доказательств, либо их проверка (ис-следование)25. С этим едва ли можно согласиться, Не говоря о том, что практически каждое следственное действие служит одновременно и целям собирания и целям исследования (а так¬же и использования) доказательств, целью следственного дей> ствкя может быть, создание условий для проведения другого следственного действия (например, получение образцов для
сравнительного исследования ил# вые?мка документов для по* следующего их экспертного исследования щт и,)- Целью след¬ственного действия илН их комплекса Может быть и формиро-вание нужной следственной ситуации. Эффективным сред-ст»ом- достижения; цели одного или нескольких следственный действий, средством тактического воздействия на следствен¬ную ситуацию является тактическая комбинация.
Тактическая комбинация — это определенное сочетание тактических приемов или следственных Действий, преследую¬щее цель решения конкретной задачи расследования и обусло¬вленной этой целью и следственной ситуацией.
Рассмотрим основные признак» этого понятия ч
1. Тактическая комбинация мОжет заключаться в опреде-лейШм сочетании тактических приемов. Такое сочетание так» тических приемов, детерминированное целью тактической комбинации и следственной ситуацией, в которой они приме¬няются, осуществляется в рамках одного следственного дей¬ствия — допроса, обыска, задержания и др. Следует подчер¬кнуть, что в этом случае речь идет о сочетании тактических приёмов осуществления именно одного следственного дей--ствш?.
Было бы неправильным считать, что содержанием тактиче-ской комбинации может быть сочетание тактических приемов одного следственного действия с тактическими приемами'дру¬гого. Комбинационное сочетание -тактических приемов возмож¬но, порэееряем, только в рамках одного следственного действия, 4актидц которого и понимается как система приемов Иное по-нимание сочетания тактических приемов неизбежно приведет к выводу о существовании каких-то комбинированных след¬ственных действий типа, например, «осмотра-эксперимента» или «задержания-обыска» и т. п., что, как известно, противбре-чйт и представлению о самостоятельном характере следствен¬ных действий, и процессуальному порядку их производства
2. Тактическая комбинация может заключаться в опреде¬ленном сочетании следственных действий в рамках одного ак¬та расследования. И в этом случае, как и при сочетании такти¬ческих приемов, нет никакого «комбинированного» следствен¬ного действия Комбинация выступает как система следствен¬ны^ действий, как момент процесса расследования, В структу¬ре тактической комбинации каждое следственное действие как элейбйт структуры является незаменимым, а их последова¬тельность — ор*ычно жестко определенной, поскольку в этой последовательности и может заключаться замысел комбина¬ции Примером тому служат тактические комбинации, прово¬димые на начальном этапе расследования дела» возбужденного на основании данных, полученных оперативным тгутем.
\ч 3. Тактическая комбинация может состоять из одноимен¬ный или из разноименных следственных действий. В ее состав
могут" входить организационно-технические мероприятия, но-сящие обеспечивающий характер; их включение не отражает-ся на тактической природе комбинации, поскольку они не име¬ют самостоятельного значения.
Если в ходе расследования, особенно на начальном его эта¬пе, реализуются данные, полученные оперативным путем, то тактическая комбинация может представлять собой сочетание оперативно-розыскных мероприятий и следственных дей-ствий. Такую тактическую комбинацию можно назвать опера-тивно-тактической, но при этом нужно иметь в виду сле-дующее:
а) с процессуальной точки зрения значимы только взсодя-щие в структуру подобной комбинации следственные дей¬ствия, путем проведения которых реализуются, используются, т. е. приобретают процессуальное значение данные, получен¬ные в процессе оперативно-розыскных мероприятий;
б) оперативно-розыскные мероприятия, как элемент комби¬нации, служат целям создания условий, обеспечивающих ре¬зультативность, целеустремленность и безопасность входящих в структуру комбинации следственных действий. В свою оче¬редь следственные действия могут быть проведены для обеспе¬чения эффективности последующих оперативно-розыскных мер, выступающих как промежуточное звено между след¬ственными действиями в структуре одной оперативно-тактиче¬ской комбинации; в) комбинационное сочетание следственных действий и опе¬ративно-розыскных мероприятий вовсе не означает возни^но-вения на этой основе неких комбинированных «оперативно-следственных» действий. Оперативно-розыскные меры и след¬ственные действия сочетаются, а не смешиваются, не перепле¬таются друг с другом в каком-то неизвестном нашему процес¬суальному закону новообразовании/Следователь при этом не приобретает права участия или непосредственного проведения оперативно-розыскных мероприятий, он не определяет и мето¬ды их осуществления. Оперативно-тактическая комбинация осуществляется путем взаимодействия между следователем и оперативным '
Думается, что если сравнить представленные таким обра¬зом характерные черты и структуру оперативно-тактической комбинации с характеристикой и структурой тактической опе¬рации в том виде, как она описывается в литературе, то можно прийти к выводу, что речь в сущности идет об одном и том же.
Предлагаемое нами для этой системы действий название — «оперативно-тактическая комбинация» представляется нам предпочтительнее термина «тактическая операция», поскольку точнее отражает содержание этой системы действий.
В, И. Бароннн высказал мнение р том, что следует разли¬чать тактическую комбинацию как систему тактических прие-мов в рамках одного следственного действия от тактической операции как системы следственных и иных действий23. В этом едва ли есть смысл, поскольку в обоих случаях речь идет именно о комбичиров&нии действий (напомним, что так¬тический прием есть способ действия). Л. Я. Драпкин, отрицая необходимость термина «тактическая комбинация», писал: «Что касается термина ««тактическая комбинация», то 9Н представляется нам менее^ удачным, чем «тактическая опера¬ция». Понятие «комбинации» пришло в криминалистику из теории и практики оперативно-розыскной деятельности (ОРД), где оно имеет иную функциональную и структурную нагрузку. Кроме того, этот термин недостаточно строг и в о&ычном смысловом его понимании»^4. Возражая ему, А. В. Дулов считает, что «полностью отрицать возможность самостоятельного существования тактических комбинаций нельзя. Под этим термином следует понимать разновидность тактической операции, где используется совокупность след¬ственных действий (иногда с привлечением и оперативных действий), направленных на реализацию отдельного тактиче¬ского приема» .
Не считая существенным в данном случае выяснение, отку¬да «пришло» в криминалистику понятие «комбинации», заме¬тим, что понятие «операции» также можно считать заимство¬ванным из теории и практики ОРД (вспомним «операции по задержанию вооруженного преступника»). Что ж^ касается строгости термина «комбинация» в обычном смысловом его по-нимании, то Л. Я. Драпкин напрасно в этом сомневается. Ком¬бинация, указывает С. И. Ожегов, есть «сложный замысел, си-стема приемов для достижения чего-нибудь»26.
Различие между комбинацией и операцией, усматриваемое А. В. Дуловым, не кажется убедительным. Трудно представить себе совокупность действий — следственных, а иногда и опера¬тивных, осуществляемых ради реализации отдельного такти¬ческого приема, если понимать последний так, как мы его трактуем.
Поскольку с комбинационной точки зрения оперативно-так¬тическая комбинация существенно не отличается от комбина-ции тактической, а различие усматривается лишь в плане про¬цессуальной однородности или неоднородности структуры этих комбинаций, мы полагаем возможным дальнейшее иссле¬дование проблемы: вести применительно к обоим видам этих комбинаций, специально оговаривая лишь различий »1ежду ними.
4. Целью комбинации всегда является решение конкретной задачи следствия, например установление истины по делу, т. §. осуществление процесса доказывания. Но это общая цель, а не+
т 147
посредственными целями тактической комбинации могут быть: ^
а) разрешение «онфликмюй ситуации с помощью рефлек¬сий с получением следователем определенного выигрыша;
б) создание условий, необходимых вообще для проведения следственного или иного процессуального действия следова¬теля;
в) создание условий, гарантирующих результативность следственного действия;
г) обеспечение следственной тайны, и в том числе сохране¬ния в тайне источника используемой информации;
д) обеспечение сохранности до необходимого момента ещё неиспользованных источников доказательственной инфор¬мации;
е) иные тактические воздействия на следственную ситуа¬цию с целью ее изменения или использования27.
Взаимосвязь цели тактической комбинации и следственной ситуации может быть двоякой.
Если существующая следственная ситуация благоприятна для ведения следствия, то эта ситуация просто используется при осуществлении тактической комбинации, а ее благоприят¬ные стороны учитываются при планировании и проведении комбинации.
При неблагоприятной следственной ситуации тактическая комбинация призвана прежде все^о изменить ее к лучшему, изменить ее «препятствующий» следствию характер. Неблаго-приятная следственная ситуация непосредственно влияет на структуру тактической комбинации, ограничивает следователя В выборе ее элементов, не позволяет применить те или иные тактические приемы или провести те или иные следственные действия как элементы комбинации. Так, при круговой поруке свидетелей, дающих ложные показания, комбинация, пресле-дующая цель изобличения одного из них во лжи, уже не смо-жет включать в себя в качестве одного из элементов использо¬вание показаний другого свидетеля. В другом случае неблаго¬приятная следственная ситуация может вообще исключить возможность проведения тактической комбинации в данный момент: если, предположим, неосторожные, непродуманные действия следователя насторожили преступника, то комбина¬ция ло его захвату с поличным окажется безрезультатной.
Мы подразделяем тактические комбинации на сложные, со-держанием которых является система отдельных следствен¬ных дейстйий, и элементарные, или простые, состоящие из си¬стемы тактических приёмов*, применяемых 7в рамках одного следственного действия. Пользуясь классификациями, предло-женньши Л. Я. Драпкиным, и применительно к ним сложные тактические комбинации мы подразделяем на однородные, или одноименные (состоящие из одноименных следственных дёйств»ЕйХ и разнородные, или разноименные (сосфояшде из паз-личных следственных действий), на сквозные и локальные. Третья его классификация — по организационной структу-ре, — на наш взгляд, лишена практического значения и имеет смысл только при различении тактический и оперативно-так-тичеейих. комбинаций.
Простые тактические комбинации можно подразделить на рефлексивные, цель которых — рефлексивное управление ли-цом, противодействующим следствию, обеспечивающие и кон¬трольные, осуществляемые для проверки правильного хода расследования, хода отдельных следственных действий и т. д.
По мнению В. П. Гмырко, структуру тактической комбина¬ции составляют цель комбинации, ее предпосылки, замысел, комплекс тактических средств, запасной вариант на случай неудачи и других осложнений28. Здесь вызывает возражение лишь включение в структуру комбинации ее предпосылок. Предпосылки могут быть моментом определяющим, но тем не менее внешним по отношению к внутренней структуре комби¬нации и в нее включаться не должны.скачать dle 11.0фильмы бесплатно



 
Другие новости по теме:


     
    Разное
    Дополнительно

    Счётчики
     

    {tu5}
    Карта сайта.. Статьи