Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно


Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
» » КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЯ



 

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

в разделе: Криминалистика проблемы тенденции Просмотров: 3 152
Первое упоминание о криминалистической характеристике преступления мы встретили в работах А. Н. Колесниченко. В автореферате своей докторской диссертации он писал, что к чис¬лу наиболее существенных положений, общих для всех част¬ных методик, относится «общая криминалистическая характе-ристика данного вида прехгруплени1!|», и Далее» что «дресо-бяе «Расследование убийств» (М., 1954) и методическое пособие В. Я, Осенина и Д. Н. Позднякова «Расследование хищений в
системе сберегательных касс» (1951). В этих пособиях, как и в других аналогичных работах того времени, то, что сейчас назы¬вают элементами криминалистической характеристики престу¬пления, изложено довольно подробно и систематично.
Еще более детально и, как'йравило, по одной и той же схеме рассматриваются все названные обстоятельства в учебниках по криминалистике последних лет. Так, в учебнике для вузов МВД СССР (т. 2. М., 1970), в гл. 33, предваряющей описание частных криминалистических методик, говорится, какое значение имеет описание типичных способов совершения преступлений данного вида, наиболее-часто встречающихся причин и условий, способ¬ствующих совершению этого вида* преступлений, определение круга лиц, среди которых надлежит искать преступника по де¬лам данной категории, круга типичных доказательств и т. д. В учебнике для юридических вузов 1971 года (МГУ) прямо гово¬рится о криминалистической характеристике, в состав которой включаются способ совершения преступления, примененные орудия и средства,, механизм формирования доказательств, ти¬пизация исходных данных, именуемых здесь следственными ситуациями (гл. XX)
Следует ли включать в криминалистическую характеристи¬ку все то, что предлагается? Не окажется ли в подобном слу¬чае, что криминалистическая характеристика подменяет собой фактически ряд других структурных элементов частной крими-налистической методики7
Сравнение приведенных определений показывает, что Мно¬гие их авторы называют.следующие элементы криминалисти-ческой характеристики:
а) типичные следственные ситуации, под которыми понима¬ется характер исходных данных;
б) способ совершения преступления,
в) способ сокрытия преступления, маскировка;
г) типичные материальные следы преступления и вероятные места их нахождения;
д) характеристика личности преступника;
е) обстановка преступления (место, время и другие обстоя¬тельства).
Рассмотрим эти элементы и попытаемся выяснить, действи¬тельно ли они характеризуют тот или иной вид преступлений именно в криминалистическом аспекте.
Характер исходных данных к началу расследования имеет непосредственное значение для выдвижения версий по делу, и, следовательно, для определения направления расследования. В зависимости от содержания и полноты этих сведений определя¬ется круг и последовательность проведения первоначальных следственных действий и круг лиц, среди которых надлежит искать возможного преступника. / Исходные данные нельзя расценивать как следственную ситуацию, а их типизацию — как типизацию следственных ситуа¬ций. Как указывалось ранее, характер и содержание исходных данных дают представление о некоторых компонентах след¬ственной ситуации и поэтому не могут быть приравнены ко всей. Но они, несомненно, соответствуют понятию криминали¬стической характеристики преступления и должны быть вклю¬чены в ее содержание.
Не вызывает сомнения и наличие чисто криминалистиче¬ских аспектов в изучении способов совершения и сокрытия пре-ступления, а также существования у них черт, характерных именно дКпя данного вида преступлений. Не рассматривая сейчас подробно эту проблему, поскольку мы предполагаем осветить ее далее в связи с методом расследования, остановимся лишь на вопросе о том, следует ли понимать под способом совершения престудления также и действия по его сокрытию или же нужно говорить раздельно о способе совершения и способе сокрытия преступления, как это делают многие другие авторы приведен¬ных определений криминалистической характеристики.
Г. Г. Зуйков (1970) давал на первую часть вопроса положи* тельный, а на вторую — отрицательный ответ. Он рассматривал способ совершения преступлений как систему действий по под¬готовке, совершению и сокрытию преступления, детерминиро-ванных условиями внешней среды и психофизиологическими свойствами личности, могущих быть связанными с избиратель¬ным использованием соответствующих орудий или средств и условий места и времени. Это определение, как нам представля¬ется, верно для тех случаев, когда подготовка, совершение и со¬крытие преступления происходят по единому замыслу, когда все эти действия связаны между собой в единую систему, и, еще не совершив преступления, субъект имеет четкую программу действий по его сокрытию.
Однако так бывает не всегда. Действия по совершению и со-крытию преступления могут быть разорваны по субъекту., когда сокрытие преступления производится не тем, кто его совершил, а другим лицом без ведома субъекта преступления, не предпри¬нимавшего этих мер к сокрытию своих преступных действий. Действия по совершению и сокрытию преступления могут быть разорваны по замыслу, когда цели сокрытия первоначально не преследовались, а возникли уже после совершения преступле-ния в связи с непредвиденными или изменившимися обстоя¬тельствами. Поэтому мы полагаем более правильным считать, что способ сокрытия может существовать самостоятельно как система действий по уничтожению, маскировке или фальсифи¬кации следов преступления и преступника как материальных, так и идеальных. *
Способ совершения ц сокрытия преступления относится к объективной стороне состава преступления и поэтому включа*-ется в его уголовно-правовую характеристику. Относится он и к
характеристике предмета доказывания, т. е. обладает и процес¬суальным содержанием, Однако о,н имеет решающее значение и для частной криминалистической методики, поскольку являет¬ся базой для *выдвижения как общих, так и частнъгх версий, в этом качестве влияет на определение направлений рассле^ова-ния и решение других вопросов раскрытия и расследования пре¬ступления. Поэтому он, без сомнения, должен быть включен в содержание криминалистической характеристики престу¬пления.
I Следует ли( выделять в качестве самостоятельного элемента характеристики типичные материальные следы преступления и вероятные места их нахождения?
Мы полагаем, что этого делать не следует. Описание спосо-бов совершения и сокрытия преступлений заключается не толь-ко в описании действий, с помощью которых достигаются цели преступного посягательства, но и в описании типичных послед¬ствий применения того или иногр способа, т. е. оставляемых им следов его применения и мест, где1 эти следы вероятнее всего мо-гут быть обнаружены. При разработке частных криминалисти¬ческих методик идут именйо этим путем: описывают, например, типичные способы хищений денег и тут же указывают, какие признаки позволяют судить об этих способах, т. е. какие следы преступники оставляют; описывают способы убийства, указы¬вая, какие следы нагеле потерпевшего м-онрумшющей обстанов¬ке остаются от их применения, и т. п. «Голое» описание способа совершения преступления не достигает цели; описание надо производить либо от следов применения данного способа с тем, чтобы по ним раскрывать механизм преступления, либо к сле¬дам применения этого способа, чтобы, зная его, суметь обнару¬жить доказательства совершенного преступления и установить личность преступника.
Характеристика типичной для данного вида преступлений личности возможного преступника также может иметь крими-налистическое значение. Не говоря о том, что это позволяет су¬зить круг лиц, среди которых может находиться преступник, та¬кая характеристика дает возможность выдвинуть версии о мо-тиве и цели преступления, о способе совершения и сокрытия преступления (как и наоборот), о месте нахождения искомых объектов и т. п.
Столь же специфическое криминалистическое значение име-> ет и характеристика некоторых обстоятельств преступления, в первую очередь места и времени, а для имущественных престу¬плений — непосредственного предмета посягательства. Необхо-димо отметить, что целесообразно различать родовые и видовые криминалистические характеристики. К первым, Например, от¬носится характеристика имущественных преступлений, ко вто¬рым -ч- краж и хищений. Состав элементов видовых характери¬стик, совпадая в главном, может различаться в частностях, например, при включении в характеристику описания типичных непосредственных предметов посягательства и условий охраны их от этого посягательства, на что справедливо указывает В. Г. Танасевич.
Предложения включить в криминалистическую характери¬стику данные о распространенности и динамике конкретного ви¬да преступления, его общественной опасности (И. Ф. Герасимов,' В. А. Ледащев) представляются нам необоснованными. Не гово¬ря уже о том, что эти данные не являются стабильными, они ни¬чего не дают методике расследования как комплексу практиче¬ских рекомендаций. Эти данные важны для криминалистиче-ской науки, поскольку показывают, на разработке и совершен-ч ствовании методик расследования каких видов преступлений^ следует сосредоточить внимание и усилия. По своему существу они представляют собой элемент криминологической и уголов¬но-правовой, а не криминалистической характеристик.
Едва ли целесообразно включать в криминалистическую ха¬рактеристику в качестве самостоятельных элементов указание на применяемые при совершении преступления технические средства (И. Ф. Пантелеев) и на источники получения доказа-тельств (А, Н. Васильев), поскольку эти данные определяются способом совершения и сокрытия преступления и личностью возможного преступника. Не имеют, с нашей точки зрения, са¬мостоятельного значения и такие предлагаемые элементы ха-рактеристики, как особенности обнаружения и выявления пре¬ступлений, под которыми И. Ф. Герасимов понимает, как и кем чаще или реже выявляются, обнаруживаются преступления данного вида, а также мотив преступления (В. А. Ледащев), ука¬зания на который содержатся в характеристике личности.
Ранее мы не включали в содержание криминалистической характеристики данные о личности и поведении типичного по-терпевшего от преступления. Однако ряд работ последнего вре¬мени, посвященных исследованию виктимологического аспекта механизма преступления и рекомендациям по» использованию виктимологической информации в расследовании45 побуждают нас принять во внимание высказанные их авторами соображе¬ния. Следует признать, что в структуру криминалистической характеристики должны быть включены данные о типичной личности и поведении потерпевшего. Таким образом, с нашей точки зрения, криминалистическая характеристика отдельного вида преступлений должна вклю-чать характеристику исходной информации, системы данных о способе совершения и сокрытия преступления и типичных по-, следствиях его применения, о личности вероятного преступника и вероятных мотивах преступления, о личности типичной жерт^ вы преступления, о некоторых обстоятельствах совершений преступления (место, время, обстановка). Как отмечалось, все эти элементы составляют систему, т. е. связаны друг с другом.
Обзор литературы последнею времени, и в особенности дис¬сертационных исследований, свидетельствует о буквально по-вальном увлечении криминалистическими характеристиками отдельных видрв и пддвидов преступлений. Оправданно ли это, и вообще, не преувеличивается ли в нашей литературе новизна и значение криминалистической характеристики46?
Мы уже отмечали, что с точки зрения составных частей кри¬миналистической характеристики это понятие не обладает су-щественной новизной: каждый из ее элементов более или менее подробно и ранее был предметом рассмотрения в криминали¬стической науке Современные исследователи лишь углубляют и детализируют наши знания об этих элементах, их работа безу¬словно полезна, но принципиальной новизны в ней нет.
И мы и другие авторы говорят о системности криминалисти¬ческой характеристики, т. е, о связях между ее элементами. Однако следует признать, что это утверждение пока носит де-кларативный характер, а между тем именно с системностью криминалистической характеристики и связан вопрос о ее прак¬тическом значении как новой криминалистической категории , Дело в том, что практическое значение составляющих кри¬миналистическую характеристику элементов само по себе не вызывает сомнений, общеизвестно и подтверждено практикой: без их знания невозможно успешно раскрывать и расследовать преступления. Но| что же мы выигрываем, сведя эти элементы в систему, т. е. иными словами — что нового в практической* от¬ношении дает нам криминалистическая характеристика как целое?
Представляется, что криминалистическая характеристика как целое, как единый комплекс, имеет практическое значение лишь в том случае, когда установлены корреляционные связи и зависимости между ее элементами, носящие закономерный ха¬рактер и выраженные в количественных показателях. Данные об этих зависимостях могут служить основанием для построе-ния типичных версий по конкретным делам. В этом и только в этом, на наш взгляд, заключается практическое значение кри¬миналистической характеристики как целого47.
В связи с понятием и ролью криминалистической характери¬стики возникает важный вопрос: существует ли криминалисти-ческая характеристика конкретного преступления?
В упоминавшихся работах В. К. Гавло, Н. А. Селиванова, В. И. Шиканова, Н. Ц. Яблокова и ряда других авторов утверж¬дается, что существует криминалистическая характеристика конкретного преступления. «Качественное расследование за-канчивается получением достаточно полной и подробной кри¬миналистической характеристики преступления», — пишет • Н. А. Селиванов48. По мнению Н. П. Яблокова, в рамках рассле¬дования конкретного преступления криминалистические харак¬теристики могут быть первичными (неполными"), последующими (более полными) и заключительными. «Следовательно, в хо¬де расследования указанная характеристика непрерывно попол¬няется, уточняется ! и ^ меняется, т, е. он^ Д^щамичиа»48. В. К. Гавло оспаривает утверждение Н. А. Селиванова, считая, чтх* ^объективная криминалистическая характеристика {кон* кретного преступления. — Р. Б.) складываетЬя ни момент про¬возглашения приговора и вступления его в законную силу, т, е. с установлением истины по делу*50. Этого же мнения придержи¬ваются и И. П. Яблоков и' И. Ф. Крылов51.
Мы полагаем, что рассуждения о существовании криминали¬стической характеристики конкретного преступления ошибоч-ны, причем эта ошибочность коренится в самой концепции сто-ройников подобной точки зрения.
Криминалистическая характеристика преступления пред¬ставляет собой абстрактное научное понятие и именно в этом ка-честве 'она фигурирует в Криминалистической науке. Это приз¬нают все без исключения авторы работ о криминалистической характеристике. Совершенно прав В К. Гавло, когда пишет: «Криминалистические характеристики преступлений содержат понятия разной степени .абстракции, соответственно этому они имеют различные уровни содержания информации, что должно найти наиболее полное отражение в методике расследования преступлений*52. Действительно, общее понятие криминали¬стической характеристики всякого преступления —- это высший уровень абстракции; затем следуют родовые и видовые криМи* налистические характеристики. Но В. К. Гавло и его единомы-шленники идут дальше, полагая, что «самая низкая степень об-стракции (курсив наш. — Р. Б.) — это криминалистическая ха¬рактеристика конкретного преступления». )
Казалось бы, все ясно. Практическое значение криминали¬стической характеристики заключается, как правильно отмеча¬ет В. И. Шиканов, в том, что Она «может рассматриваться лишь как вероятностная модель и соответственно использоваться сле-дователем только в качестве ориентирующей информации»63. Но о какой же криминалистической характеристике конкретно-го преступления, да еще окончательно устанавливаемой судом, можно говорить, если она — научная абстракция, вероятност¬ная модель? Суд не занимается формулированием научных абстракций, а его приговор — отнюдь не вероятностная модель события. Совершенно прав А. Г. Филиппов, считающий, что «нельзя согласиться с теми авторами, которые рассматривают криминалистическую характеристику на уровне единичного яв¬ления, фактически отождествляя ее с обстоятельствами кон¬кретного преступления»54. К сказанному остается добавить, *#го в криминалистической характеристике конкретного преступле¬ния нет и никакой практической надобности, поскольку она не может выполнять те функции, которыми обладает криминали¬стическая характеристика как элемент криминалистической методики. Сторонники оспариваемой нами точки зрения нередко аргументируют тем, что для обобщения практики в научньЬс це-лях необходимо Дать характеристику, каждому конкретному изучаемому преступлению, что, по их мнению, и доказывает су¬ществование криминалистической характеристики конкретного преступления. Однако в данном случае смешиваются два поня¬тия: криминалистическая характеристика как категория мето-дики расследования, «инструмент» следователя, и анализ рас¬следованного преступления по материалам уголовного дела по схеме типовой криминалистической характеристики, предпри¬нимаемый в целях разработки или уточнения последней.
Иногда в литературе можно встретить рассуждения о том, равнозначны ли понятия следственной ситуации и криминали-стической! характеристики или же одно из них «шире» друго-го55. Думается, что сама постановка подобных вопросов некор¬ректна, поскольку в данном случае мы имеем дело с разноплано¬выми понятиями, несравнимыми между собой
Таковы общие соображения о криминалистической характе¬ристике как подсистеме частных методик.скачать dle 11.0фильмы бесплатно



 
Другие новости по теме:


     
    Разное
    Дополнительно

    Счётчики
     

    {tu5}
    Карта сайта.. Статьи