Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно
Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
» » КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ



 

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

в разделе: Криминалистика проблемы тенденции Просмотров: 5 516
В качестве элемента криминалистической ^ характеристики некоторые авторы (А Н. Колесниченко, И А. Возгрин) называ¬ют криминалистическую классификацию преступлений. О по-след ней упоминают и многие другие криминалисты, рассматри-вая ее не как элемент, а как основание для создания криминали¬стических характеристик и построения системы частных кри¬миналистических методик. В связи с этим возникают вопросы о том, существует ли криминалистическая классификация пре¬ступлений и если да, то на каких основаниях она строится, в чем заключается ее методическое значение и в каком отношении она находится с криминалистической характеристикой престу¬пления.
Если опять обратиться к истории вопроса, то можно заме¬тить, что в первых работах по криминалистической методике была принята классификация преступлений по смешанным ос¬нованиям. Вед система частных криминалистических методик строилась на основе уголовно-правовой классификации; по ро-дам и видам преступлений. Например, И. Н. Якимов излагает частные криминалистические методики по такой схеме: 1) пре¬ступления против личности: лишение жизни; нанесение теле¬сных повреждений; 2) преступления имущественные: а) похи¬щение чужого имущества — кража, грабеж и разбой (банди¬тизм); б) повреждение чужого имущества; 3) преступления про¬тив общества: подделка, подлог. В некоторых случая он использует второе основание для классификации — способ совер¬шения преступления5^.
По мере накопления эмпирического материала и разработки на его основе все большего числа частных криминалистически?: методик этот двойной принцип классификации получает даль¬нейшее развитие. В первом советском учебнике по криминали¬стической методике уже дается семь родовых методик, постро-, енных на основе уголовно-правовой классификации преступле¬ний, и ряд видовых, выделяемых по способу совершения и со-крытия преступления. Например, выделяются особенности ме¬тодики расследования убийств, определяемые способом их со¬вершения; особенности расследования должностных растрат в зависимости от способа их сокрытия и т. д. Употребляется в этой работе и новое основание для классификации — характе¬ризующее личность преступника, его отношение к непосред-ственному предмету посягательств, в частности, имел или не имел он доступ к похищенному имуществу57.
Все эти основания классификации сохранены и детализиро¬ваны в учебнике С. А. Голунского и Б. М. Шавера. Получает дальнейшее развитие классификация по субъекту преступле¬ния: на ее основе выделяются разновидности методики рассле¬дования дел о растратах (совершаемых единолично и совершае¬мых при соучастии других работников данного предприятия или учреждения), методики расследования дел об изнасилова¬нии (совершенном лицом, знакомым с потерпевшей и не знако¬мым с нею); разрабатывается самостоятельная методика рассле¬дования дел, совершаемых несовершеннолетними . Все работы по криминалистической методике последних лет сохраняют эту множественность классификаций преступлений по нескольким основаниям.
В 1971 году А. Н. Васильев и Н. П. Яблоков выступили с предложением отказаться от классификации преступлений в криминалистической методике по уголовно-правовым характе¬ристикам и исходить только из криминалистических по различ¬ным основаниям, имеющим значение для раскрытия преступлен ний, и главным образом по способу совершения преступлений, примененным орудиям и средствам, механизму формирования доказательств. По мнению этих авторов, «такая классификации должна вводить в атмосферу борьбы с данным видом престу¬плений, создавать предпосылки к правильной ориентировке в складывающихся ситуациях при расследовании, сознательному подходу к выбору направления расследования, разработке вер¬сий»59. Однако реализовать эту идею им полностью не удалось: в основе системы излагаемых в этом учебнике частных Прими-* налиетических методик лежит уголовно-правовая характери¬стика (квалификация) преступлений, а уже в качестве основа¬ния для последующего деления — спосрб совершения престу-пления, т. е, по существу те же принципы классификации, что "и
раньше. Во .многом это объяснялось структурой программы по криминалистике для вузов, в соответствии с которой был напи¬сан данный учебник.
Однако через два года после выхода в свет указанного учеб¬ника А. Н. Колесниченко, отмечая существенное значение для методики расследования криминалистической классификации преступлений, счел необходимым указать на важность правиль¬ного сочетания критериев уголовно-правового характера и спе¬цифически криминалистических, «существенных для рацио-нального построения методик расследования»60. Позднее он вы¬сказался по этому поводу более категорично, заявив, что «допу¬скают известную неточность криминалисты, отрицающие зна¬чение уголовно-правовых характеристик для кдассификации преступлений в методике» и что «в основе классификации пре¬ступлений на виды (на разновидности, группы и подгруппы) должны лежать именно уголовно-правовые признаки, уголовно-правовая характеристика всегда в общем виде определяет мето-дику. То, что методику расследования определяют многие кри¬миналистические признаки (способы совершения преступления и др.), не исключает основополагающего влияния на нее уголов¬но-правовых положений »6'.
А. Д. Трубачев предложил классифицировать преступления по механизму возникновения доказательственной информа-ции. Он разделил их ца две группы. К первой отнес преступле¬ния, «процесс осуществления которых находит отражение в учетной документации хозяйственных и торговых организа¬ций, деятельность и материальные ценности которых исполь-зуются виновным в личных целях... Ко второй группе мы от¬носим такие преступления, — писал оу, — механизм соверше-ния которых находит отражение в человеческой памяти, в об¬становке места происшествия и в отдельных предметах, ис-пользуемых виновным для достижения своих преступных це¬лей, не отражаясь при этом в учетной документации... Предла-гаемая классификация в основном соответствует проводимому на практике делению преступлений на учитываемые в органах БХСС и по линии уголовного розыска»62. При этом А. Д. Тру¬бачев предупредил, что указанная классификация не исключа--ет уголовно-правовой классификации при разработке частных методик.
И. Ф. Герасимов подверг детальному рассмотрению вопросы криминалистической классификации. По его мнению, существу¬ет родовая {по группам преступлений, объединенных одной гла Мы склоняемся к мысли, что существует одновременно ряд криминалистических классификаций, система которых опять-таки строится в основном применительно к уголовно-правовому понятию — составу преступления, что лишний раз доказывает наличие самых тесных связей криминалистической методики с уголовным правом.
Если принять состав преступления за основание для группи¬ровки криминалистических классификаций преступлений, то система последних будет выглядеть следующий образом:
1) связанные с субъектом преступления и совершаемые:
единолично и группой;
впервые и повторно; \
лицами, находящимися в особом отношении с непосред¬ственным объектом посягательства и не состоящими в таком от-ношении; , •
взрослыми преступниками и несовершеннолетними;

* мужчинами и женщинами.
, Доследняя классификация имеет ограниченную сферу при* менения и относится только к некоторым «чисто мужским» пре¬ступлениям или преступлениям, совершение которых более ( свойственно женщинам;
2) связанные с объектом преступления:
по личности потерпевшего; ч
по характеру непосредственного предмета посягательства;
по месту расположения непосредственного предмета посяга¬тельства (по месту совершения преступления);
по способам и средствам охраны непосредственного предме* та посягательства.
3) связанные с объективной стороной преступления: по способу совершения преступления;
до способу сокрытия преступления, если оно не входит в каг честве составной части^ в способ совершения преступления.
4) связанные с субъективной стороной преступления: совершенные с заранее обдуманным намерением и внезапно
, На практике каждое преступление определяется по несколь¬ким классификациям, и это отражается в содержании конкрет-ных частных методик. Некоторые классификации могут не иметь значения для данной методики, но во всех случаях ^— без всяких исключений — сохраняет свое значение классификация по способу совершения преступления. Это — основная кримина¬листическая классификация преступлений и в сущности опре¬деляющая среди всех других подобных классификаций, ибо признаки, по которым преступление классифицируется приме¬нительно к иным элемента»? состава преступления, как правило, отражаются в способе совершения и сокрытия преступления или в особенностях его применения. Именно поэтому в кримина¬листическую характеристику нет необходимости включать опи¬сание преступления в соответствии с большинством других классификаций.
Следует ли вообще вклкиать криминалистическую класси¬фикацию преступлений в криминалистическую их характери¬стику, как предлагают некоторые авторы? Мы полагаем; что этого делать не следует. В криминалистическую характеристи¬ку включается не классификация, а описание преступления на основе его классификационных данных;'не классификация спо-собов совершения и сокрытия преступлений, а описание спосо-бов, наиболее типичных для данного вида преступлений; не классификация по личности преступника, а описание признаков множества, характерных для круга лиц, среди которьйс может находиться вероятный преступник, и т. п. /
Что же касается некоторых предложений по рассматривае¬мому вопросу, изложенных нами ранее,* то хотелось бы, заме-тить следующее. В соответствии с логическими правилами классификации она должна базироваться иа, едином основании. Криминалисти-ческая характеристика преступления, представляя собой слож¬ное комплексное понятие, не может быть таким основанием в силу как своего состава, так и разнообразия. Невозможно по¬строить классификацию, учитывающую одновременно все ком¬поненты, образующие криминалистическую характеристику преступления. Такая классификация, неизбежно окажется либо классификацией по способу совершения или сокрытия престу¬пления, либо по личности вероятного преступника, либо по тем или иным обстоятельствам совершения преступления Поэтому, 'на наш взгляд, нельзя согласиться с предложением А. Н. Васи¬льева и В. А. Образцова рассматривать криминалистическую характеристику как основание или форму криминалистической классификации преступлений.
Нельзя, как нам кажется, согласиться и с другим предложе¬нием А. Н. Васильева и некоторых других ученых — классифи-цировать преступления в криминалистических целях на основе следственных ситуаций, складывающихся йа начальном '
Это будет не классификация преступлений, а классификация исходных данных, которыми располагает следователь, присту¬пая к расследованию. Она, несомненно, имеет значение для оп¬ределения направления расследования и решения других важ¬ных вопросов следствия, но классифицировать по ней престу¬пления невозможно, так как, например, полнота или неполнота исходных данных, наличие в них тех или иных пробелов еще не определяют самого преступления, будучи лишь одной из сторон (осведомленности следователя) и лишь одного из компонентов (информационного) следственной ситуации.
Криминалистическая классификация по примененным ору¬диям и средствам, как и по механизму формирования доказа-тельств (А Н, Васильев, Н. П. Яблоков, 1971), есть не что иное, как классификация по способу совершения и сокрытия престу¬плений, по признакам его применения. То же самое можно ска¬зать и о классификации по механизму возникновения доказа¬тельственной информации (А. Д. Трубачев).
В. А> Образцов предложил также делить преступления «в зависимости от характера задач, подлежащих решению в пер-воочередном порядке на первоначальном этапе расследования и определяющих его направление. По данному основанию престу¬пления делятся на две группы: 1) при раскрытии которых наи¬более сложно выявить лицо, совершившее преступление, 2) при расследовании которых особенно трудно установить определен¬ные обстоятельства события содеянного»69. Однако^ как нам представляемся, это классификация не преступлений, а скорее задач первоначального этапа расследования или его характерных особенностей (сложность или простота установления опре¬деленных обстоятельств и т. п.)
Завершая рассмотрение вопроса о криминалистической классификации преступлений, следует принять &о внимание еще одно важное обстоятельство. При построении системы част-(ных криминалистических методик мы, кай и другие криминали¬сты, исходили из уголовно-правовой классификации преступле¬ний. Однако при построении следующего звена системы — &ри** миналистических классификаций до сих пор практически не ис¬пользовались совсем или использовались лишь в незначитель¬ной степени данные другой смежной науки — криминологии и тех классификаций преступлений, которые формируются ею. Между тем эти данные могут оказаться весьма полезными и для решения классификационных проблем криминалистики и дЛя разработки криминалистических характеристике преступления.
Констатируя имеющиеся различия между уголовно-право-вой и криминологической классификациями преступлений1, Ю Д. Блувштейн замечает «наличие криминологически значи¬мых различий между деяниями, однородными в уголовно-пра¬вовом смысле; сказанное относится в ряде случаев даже к Дея* ниям, квалифицируемый по одной норме уголовного закона. С другой стороны, разнородные с точки зрения уголовного закона деяния подчас являются однородными в криминологическом плане»70. В качестве примера он ссылается на единую по закону категорию деяний — хищение государственного или обществен¬ного имущества путем кражи (ст 90 УК Литовской ССР), кото-рая при криминологическом анализе явственно распадается на две группы — кражи в традиционном^ их понимании, близко примыкающие по своей криминологической характеристике (мы можем добавить — и по криминалистической харакц-ери-стике) к кражам личного имущества Ко второй группе относят¬ся кражи имущества, к которому виновный имел доступ в связи с исполнением своих трудовых функций Эти кражи, как прави¬ло, настолько тесно смыкаются с хищениями, совершенными путем присвоения, растраты, злоупотребления служебным по-ложением, что даже их правовое разграничение, йе говоря- о раз¬граничении криминологических характеристик, нередко вызы¬вает значительные трудности
Далее автор приводит различия в криминологических харак¬теристиках лиц, совершающих кражи первого и второго видов. Эти криминологические различия прямо «просятся» в кримина¬листические характеристики преступлений. Так, конкретные криминологические исследования показали, что лица, впервые судимые за кражи, регистрируемые по линии уголовного розы¬ска, значительно более склонны к рецидиву, чем лица, впервые судимые за кражу, регистрируемые по линии БХСС. Для Лиц первой категории вероятность, что повторно совершенное пре¬ступление вновь будет такой же кражей, примерно равна вероятности того, что повторно совершенное преступление будет кражей личного имущества; для лиц второй категории вероят¬ность, совершения кражи личного имущества крайне незначи¬тельна7 ]/ Нет необходимости доказывать, насколько эти и по-добные им криминологические данные могут быть полезны при построении криминалистических классификаций и криминали¬стических характеристик преступлений.скачать dle 11.0фильмы бесплатно



 
Другие новости по теме:


     
    Разное
    Дополнительно
    Счётчики
     

    Карта сайта.. Статьи