Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно


Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
» » Страница 3



 

Приоритет прав человека по отношению к политике

Просмотров: 3 077
Права человека — это универсальная ценность, позволяющая "измерять" все важнейшие явления и события, проис-ходящие в обществе и в мире. Перед человечеством в конце XX в. стоят важные проблемы — сохранение мира и устой-чивого развития, здоровой окружающей среды для ныпсшис-го и грядущих поколений, сохранение культурного наследия человечества, борьба с голодом и нищетой, с преступностью и терроризмом, противостояние ядерной угрозе и т. д. Все эти проблемы в конечном счете выходят на права человека, по-скольку их решение — необходимое условие нормальной жизни личности, народа, нации, человечества в целом. Поэтому внутренняя и внешняя политика государства неразрывно связана с правами человека; они (нрава) являются приоритетом, в соответствии с которым должны осуществляться все политические преобразования, программы, акции. Государственная власть и политика в современном мире получают "гуманитарное измерение", ограничивающее чрезмерные притязания власти, умеряющее противоборство, противостояние, напряженность в обществе.
Право и его важнейшая составляющая — права человека призваны определять границы свободы политики, политиков и государственной власти. Любые политические меры, которые порождают нарушения нрав человека, — это посягательство на свободу индивида. Они являются антинравовымн и аморальными, поскольку права человека — это не только отражение правового опыта развития человечества, но и кристаллизация его нравственных начал, связанных с уважением свободы и автономии индивида, недопустимостью их нарушения, с ориентацией на категории добра и общего блага.
Такой подход к соотношению прав человека и политики возник не сразу; он вырабатывался вековым поиском опгнмаль-иых форм взаимодействия человека и власти.
Политика, реализуемая государственной властью, всегда выражала политическое сознание правящего класса, привилегироващей элиты. В политическом сознании вырабатывались те общие принципы, ценностные ориентиры, нормы, которые лежат в основе деятельности того или иного государства, слу-жат обоснованием правомерности власти, институализации по-литической системы. Эти принципы, ориентиры, нормы явля-лись прежде всего осознанием и выражением классового инте-реса. Политическое сознание общества неоднородно по своей природе, поскольку различны интересы классов, занимающих различные позиции по отношению к власти (господство — подчинение).
Политическая ценностно-нормативная система наиболее концентрированно выражает классовый интерес, поскольку она непосредственно регулирует отношения, связанные с государ-ственной властью. Эти отношения определяют характер вза-имодействия классов, социальных групп, индивидов во всех иных сферах жизнедеятельности людей в классовом обществе.
Вокруг политической власти сталкиваются противоборст-вующие силы антагонистических классов, различные классовые системы ценностно-нормативной ориентации. По мерс своего развития политические нормы становятся наиболее активным выразителем интересов и потребностей классов. Это определя-ет их доминирующую роль в социальной регуляции поведения людей, их стремление подчинить себе все иные формы воздей-ствия на общественные отношения — право, нравственность, искусство.
Сама возможность участвовать в осуществлении полити-ческой власти становится привилегией, открывающей доступ к иным благам, прежде всего имущественным. Поэтому в зави-симости от конкретно-исторических условий вырабатываются наиболее приемлемые с точки зрения господствующего класса способы организации политической власти. Так, политические организации рабовладельческого общества были весьма разно-образны. Это и древнейшие государства ряда стран Азии и Африки, которые отличались особыми способами регламента-ции отношений не только между рабовладельцами и рабами, но и между различными группировками господствующего класса (военными, религиозными, бюрократическими). В них су-ществовали и республиканские формы правления, и деспотии. Это и античный мир с полисной формой политического устроиства, выступающей в виде демократии, тирании, аристокра-тии. Каждая из этих форм государства выдвигала свое идео-логическое обоснование законности власти, свою систему по-литических норм, которая становилась опорой существующего режима.
В этих условиях право оказывается как бы отодвинутым (особенно в условиях деспотических режимов); власть выходит за пределы нрава, на передний план выступает государственное насилие, которому даже чисто внешне не пытаются давать правовое обоснование. Политика становится доминантой по отношению к праву (исключение составляют древние полнтии (Афины, Абдеры), где были сильны идеи права и закона.
Политическое насилие нередко подменяло и нивелировало действие законов и обычаев феодального общества. В докапи-талистических обществах политические нормы, утверждавшие господство определенных классов, становились доминирующи-ми, оказывали решающее воздействие на формы законодатель-ного регулирования, закреплявшие свободу экономически гос-подствующих классов, произвол и насилие но отношению к классам, лишенным собственности.
 

 

Марксистская доктрина: от государства к человеку

Просмотров: 2 777
В XIX в. сформировалась марксистская доктрина, которая объявила своей главной целью установление нового строя, основанного на принципах подлинного демократизма, справед-ливости, освобождения людей от угнетения и порабощения. В основе этого учения лежала теория классовой борьбы, которая должна завершиться победой пролетариата, уничтожением буржуазного государственного аппарата, упразднением частной собственности как источника эксплуатации н бесправия трудящихся масс. Движущей силон общественного развития объявлялись экономические факторы, производительные силы н производственные отношения, выступающие основными детерминантами всех "надстроечных элементов" — государства, права, политики, духовной культуры, нравственности. Марксистское учение, эта своего рода утопия "земного рая", который должен наступить в результате насильственной пролетарской революции и установления диктатуры пролетариата, привлекло много сторонников и оказало огромное воздействие на весь ход исторического развития человечества. Такой успех марксизма был легкообъясним, поскольку в середине XIX в. обо-значились уязвимые места либеральных теорий, проявилась резкая поляризация общества, сложилась ситуация напряжен-ности в нем. Следует сказать, что либеральная доктрина ока-залась достаточно гибкой и динамичной; представители нового I либерализма вели попек приспособления его принципов к ус-| ловиям зрелого капиталистического строя, предлагая путь со-циальных реформ с целью преодоления резких неравенств, обеспечения достойного уровня жизни для каждого члена общества. Однако путь социального реформирования чрезвычайно сложен н длителен; идеи такого реформирования встречали противодействие и со стороны либеральных сил консервативного толка.
Поэтому теория, предложившая быстро и радикально из-менить мир, обеспечить гармонию и счастье трудящихся, упала на благодатную почву и начала свое триумфальное шествие по всеми миру. "Призрак коммунизма", который, по выражению основоположников марксизма, "бродил по Европе", стал обретать конкретные организационные очертания, программы и реализовываться в массовых революционных настроениях и действиях.
Марксистское учение более чем столетие подвергалось! глубокому анализу, критике, апологии. Для предмета данного исследования интерес представляет подход марксизма к вза-имоотношениям человека и государства, к пониманию прав человека и, в конечном счете, его места в общественных про-цессах.
а) Исходным в марксистском учении является борьба классов, которая должна завершиться насильственным свержением буржуазного строя, установлением принципиально иного социального устройства, основанного на диктатуре пролетариата. Отсюда выдвижение насилия в качестве основного средства решения задачи пролетарского государства — как можно быстрее обеспечить "земной рай", свободу и счастье всем трудящимся. Идея насилия была недвусмысленно выражена К. Марксом: "Революция есть, несомненно, самая авторитарная вещь, какая только возможна. Революция есть акт, в котором часть населения навязывает свою волю другой части посредством ружей, штыков и пушек, т. с. средств чрезвычайно авторитарных. И если победившая партия не хочет потерять своих усилий, она должна удерживать свое господство посредством того страха, который внушает реакционерам ее оружие"'.
Политическая концепция диктатуры пролетариата опреде-ляет ее как власть, не ограниченную и не связанную никакими законами. "Научное понятие диктатуры, — подчеркивал В.И. Ленин, — означает не что иное, как ничем не ограниченную, никакими законами, никакими абсолютно правилами не стес-ненную, непосредственно па насилие опирающуюся власть"2.
Такое представление о государстве выдвигает его в каче-стве главного фактора общественных преобразований метода-ми насилия, беззакония, упразднения свободы. Человек стано-вится средством достижения целей, стоящих перед государством; он должен быть всецело подчинен политической власти, не знающей над собой силы закона. Новая политическая система поглощает личность, лишает ее свободы самоопределения, автономии, превращая в послушного исполнителя своей волн. Это — реализация системоцентристского похода в его крайнем выражении: государство — первично; человек — объект государственного воздействия; его поведение жестко регламентируется, направляется, контролируется государством. Энгельс отмечал, что "воля отдельных лиц должна подчиняться, а это означает, что вопросы будут разрешаться авторитарно'4. Ленин писал о том, что "обеспечение строжайшего единства воли достигается подчинением воли тысяч воле одного'"1.
б) Крайне своеобразно решаются марксизмом и вопросы демократии, явившейся завоеванием буржуазной революции и основанной на равенстве всех перед законом, определяющем равенство в нравах и свободах.
В трактовке марксизма демократия — явление сугубо клас-совое. Победивший пролетариат исключает участие в полити-ческом процессе свергнутых эксплуататорских классов, лишает их всех прав и свобод. Идея универсальности прав и свобод, т. е. принадлежности их каждому члену общества от рождения, их неотъемлемости и неотчуждаемости, решительно отбра-сывается как абсолютно неприемлемая в обществе, где власть может быть удержана только применением насилия ко всем,
кто не является ее сторонником. "Чистую демократию" Ленин называл лживой фразой, являющейся основой для буржуазных спекуляций вокруг проблем демократии. "Либералу естественно говорить о "демократии" вообще. Марксист никогда не забудет поставить вопрос: "для какого класса?"1 Энгельс в 1884 г. в письме к А. Бебелю писал: "Во всяком случае во время кризиса и на другой день после пего нашим единственным противником явится вся реакционная масса, объединяющаяся вокруг чистой демократии, и этого, как я полагаю, ни в коем случае упускать из виду нельзя"2.
Насильственно исключая из политической жизни целые классы и слои населения, отнесенные к "чуждым элементам" (причем критерии такого исключения были весьма произвольны, расплывчаты, поскольку даже интеллигенция была включена в категорию "лишенцев"), Ленин объявил о возникновении нового всемирно-исторического тина демократии — "именно пролетарского демократизма, или диктатуры пролетариата"-' Отождествление понятий "демократия" и "диктатура" явнлос поистине "всемирно-историческим" открытием главного прак-| тичсского продолжателя марксизма.
Утопичность марксизма подтвердилась тем, что теория "про-летарской" демократии не была реализована ни в одной стране, не подкреплена практикой реального участия граждан в решении государственных дел. Пролетариат в России — первой стране победившей социалистической революции — был крайне малочисленным, и провозглашенная диктатура этого класса отнюдь не означала "демократии для большинства", а заложила основы власти партократам, большевистской элиты. Даже для "трудящихся" классов — рабочего класса и крестьянства — не были соблюдены принципы равенства. Конституция РСФСР 1918 г. давала явные преимущества рабочим: при выборах на Всероссийские съезды Советов в городах избирался 1 делегат от 25 тыс. избирателей, а в сельской местности—! делегат от 125 тыс.
В этом проявлялась патологическая боязнь большевиками парода, который в большинстве своем не принял и не мог поддержать новую власть.
в) Путь к раскрепощению личности и достижению всеобщей свободы марксизм видел в преодолении индивидуализма, в растворении личности в государстве, а индивидуальных интересов — в классовых. Ленин считал величайшей заслугой Маркса и Энгельса то, что место и роль человека в обществе, его права и обязанности, чувства, помыслы, действия, бесконечно разнообразные н,-казалось бы, не поддающиеся никакой систематизации, в пределах конкретно-исторического общества были ими обобщены и сведены к действиям групп личностей, классов, борьба которых определяет развитие общества'. Сведение разнообразных индивидуальностей, их чувств и помыслов к классовым интересам — это одно из важных звеньев марксистского учения, которое определяется стремлением сделать человека "родовым существом", нивелируя его своеобразие и неповторимость. Отсюда резкая критика гражданского общества, в котором человек "действует как частное лицо, рассматривает других людей как средство, низводит себя самого до роли средства и становится игрушкой чуждых сил"-.
К. Маркс в поздравлении А. Линкольну по случаю его переизбрания высоко оценил вклад американцев в развитие прав человека, отметив, что ими "была провозглашена первая декларация прав человека н был дан первый толчок европейской революции XVIII века..."!. Такая оценка сочеталась у него с решительным неприятием "раздвоения" индивида на человека и гражданина. По его мнению, член гражданского общества, обладающий естественными и неотъемлемыми правами, суще-ствующими вне государства и стоящими выше государственной власти, превращается в ограниченного, замкнутого в себе индивида. Развитие индивидуализма и автономии личности, рассматриваемое либеральными доктринами как движущая сила общества, Маркс считал принижением роли человека как общественного существа в его непосредственной связи с государством, где человек должен выступать как "родовое существо". Однако "родовая жизнь" в буржуазном обществе, т. е. сфера взаимодействия человека и государства, является лишь внешней рамкой, ограничителем самостоятельности человека. С точки
зрения марксизма такой подход неприемлем, поскольку лич-ная свобода человека, его сущностпые человеческие интересы и пристрастия, его самостоятельность и автономия, которые выражены в естественных правах, способны сформулировать лишь "эгоистичного человека" и препятствуют установлению под-линной свободы, исходящей из объединенной деятельности людей. "Человек отнюдь не рассматривается в этих правах как "родовое существо". Поэтому "государственно-гражданс-кая жизнь, политическая общность, низводится деятелями политической эмансипации даже до роли простого средства для сохранения этих так называемых прав человека; что таким образом сйоусп объявляется слугой эгоистического Ьоттс, а сфера, в которой человек выступает как общественное существо, ставится ниже той сферы, в которой он выступает как частное существо; что, наконец, не как сЛоусп, а человек как Ьоиг$ео15 считается собственно человеком н настоящим человеком"'.
Критика Марксом "так называемых прав человека", существующих в гражданском обществе, ставила целью подвести теоретическую основу иод "обобществление" человека, сто слияние с государством н различными общественными объединениями. Нельзя не сказать, что издержки абсолютного индивидуализма были оценены К. Марксом весьма проницательно, однако в противовес ему он предлагал абсолютный коллективизм, растворение человека в общности, нивелирование сто индивидуальности н даже отрицание элементарных человеческих устремлений к благополучию, безопасности, осуществлению своих личных интересов.
Такая теория была реализована в странах, вступивших на путь социализма, главным лозунгом которого было полное под-чинение личных интересов общественным. Условием полной "человеческой эмансипации" К. Маркс считал преодоление индивидуализма'и утверждение принципа коллективизма, общности. "Лишь тогда, когда действительный индивидуальный человек воспримет в себя абстрактного гражданина государ-ства и, в качестве индивидуального человека, в своей эмпирической жизни, в своем индивидуальном труде, в своих индивидуальных отношениях станет родовым существом', лишь тогда, когда человек познает и организует свои "собственные силы" как общественные силы и потому не станет больше отделять от себя общественную силу в виде политической силы, — лишь тогда свершится человеческая эмансипация"1.
 

 

Либеральная доктрина: от человека к государству

Просмотров: 2 425
Взаимоотношения индивида и государства — одна из ведущих проблем политико-правовой мысли, имеющая многовековую историю. Каким бы ни было государство по своей природе, какой бы режим в нем ни господствовал — взаимодеш ствия человека и государства всегда представляли интерес н{ только теоретический, религиозный, философский, но и прикладной, поскольку без учета этого взаимодействия невозможно было установить в обществе порядок, необходимый для господствующей элиты или для демократически избранных правителей.
Подлинным открытием в данной области стала либеральная доктрина прав человека, сформировавшаяся в процессе подготовки и проведения буржуазных революций XVII — XVIII вв. Она определила новые ориентиры во взаимоотно-шениях государства и человека — свободу, юридическое равенство, верховенство закона, универсальные права человека. Основой буржуазно-либеральной доктрины явилась естественно-правовая концепция, выдвинувшая в качестве главных принципов свободу и неотъемлемые, неотчуждаемые права человека, которые принадлежат ему от рождения как представителю рода человеческого. Государство обязано признавать эти права, считаться с ними, ограждать их от каких бы то ни было посягательств. Тем самым был положен предел бесконтрольности п произволу государственной власти, определены границы ее воздействия, выдвинут критерий оценки государства и его цель — осуществление "всеобщего блага", защита прав человека.
Буржуазно-либеральная доктрина в ее классическом варианте, развитая в учениях Г. Гроция, Дж. Локка, Ш. Монтескье, Б. Спинозы, В. Гумбольдта и др., не была однородной по своему содержанию; она получала своеобразное звучание у различных буржуазных идеологов. Однако при всем различии подходов она была объединена главным — идеей свободы личности, ее автономии, возможности пользоваться неотъемлемыми правами — на жизнь, неприкосновенность личной сферы, собственность, самоопределение. Трудно переоценить значимость таких подходов к человеку, его правам, свободам, определявшим принципиально новые параметры взаимоотношения человека н государства, выдвигавшим принцип гуманизма в качестве важнейшего фактора государственно-правовой деятельности.
Следует заметить, что если либеральная доктрина на ранних стадиях своего развития основывалась на идеях и принципах сстественноправового учения, то впоследствии она была представлена и в юридико-позитивистских версиях. Однако ее классический вариант неотделим от естественноправовой школы, от идеи свободы, прирожденных прав человека.
Анализ идей естественноправовой доктрины и воплотивших их юридических документов — Декларации независимости, Билля о правах, Декларации прав человека и гражданина
позволяет сформулировать те основные начала, которые оказа-ли решающее воздействие не только на раскрепощение челове-ка и обретение им свободы, но и на характер государства, ею взаимоотношения с человеком.
а) Главное для человека — свобода, которая должна быть средой его обитания. В сфере свободы человек избирает свой собственный жизненный путь, реализует свои интересы п при-страстия. Руссо считал, что "эта общая свобода есть следствие человеческой природы. Ее первый закон — забота о самосох-ранении, ее первые заботы — те, которые человек обязан иметь по отношению к самому себе; и как только человек достигает разумного возраста, он становится своим собственным господи-ном, будучи единственным судьей тех средств, которые пригод-ны для его самосохранения"'. "Люди являются по природе своей свободными, равными п независимыми"2, — писал Дж. Локк. Человек должен готовить себя к осуществлению высшей цели. Для этого необходимо формирование его сил и способностей. "Первым и самым необходимым условием этого является сво-бода"3.
В выдвижении свободы в качестве главного принципа жиз-недеятельности человека заложен разрыв с прежним подходом к его взаимоотношениям с государством, где он выступал в ка-честве подданного, призванного слепо выполнять волю прави-теля, власти, государства. Свобода превращает подданного в гражданина, определяя новые принципы его взаимодействия с государством.
б) Свобода неотделима от равенства. Эти понятия высту-пают нераздельно и в классических либеральных доктринах, и в юридических актах о правах человека. Наиболее последова-тельным сторонником такой позиции был Руссо: "Если иссле-довать, в чем именно состоит наибольшее благо всех, которое должно быть целью всякой системы законодательства, то мы найдем, что благо это сводится к двум важнейшим вещам: сво-боде и равенству... Свобода не может существовать без равен-ства'".
Свобода и равенство — необходимые условия обладания всеми людьми — без каких-либо различий и изъятий — неотъемлемыми, неотчуждаемыми правами.
Декларация независимости 1776 г. провозгласила, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами. Статья 1 Декларации прав челове-ка и гражданина определила, что все люди рождаются и оста-ются свободными и равными в правах.
Нельзя не отметить, что в классических либеральных доктринах вопрос о свободе и равенстве решался неоднозначно. В учениях А. Смита, И. Бентама предпочтение отдавалось свободе; как уже отмечалось, Руссо был рьяным поборником равенства. Однако неизбежные противоречия свободы и равенства обнаружились позднее, уже в XIX в. В период буржуазных революций и раннекапиталистического развития главная задача состояла в освобождении личности от ограничений феодальной системы, создании новых форм жизни, способных ограждать человека от произвола и деспотизма, от излишней государственной опеки и социального неравенства. Классическая либеральная доктрина, основанная на принципе индивидуализма, считала необходимыми условиями для его развития свободу и равенство. Провозглашение естественных и неотъемлемых прав человека было бы невозможно без признания равенства всех людей перед законом, т. е. формального юридического равенства. Именно равенство определило универсальный характер прав человека, положив конец сословным правам и привилегиям.
в) Права человека — это та система условий и благ (материальных и духовных), без которой невозможны его нормальная жизнедеятельность, развитие его индивидуальных свойств, свободный выбор и самоопределение, реализация "гражданских интересов". Локк писал: "Гражданскими интересами я называю жизнь, свободу, здоровье и отсутствие телесных страданий и владение такими внешними благами, как деньги, земли, Дома, домашняя утварь и т. д."1
Классические буржуазно-либеральные права, которые принято теперь называть правами первого поколения — это, как уже отмечалось, гражданские (личные) и политические права. Гражданские нрава охватывали сферу личной свободы человека и включали собственность, свободу делать все то, что не наносит вреда другому, неприкосновенность личности, жилища, бумаг, имущества, право на публичное разбирательство его дела судом, возможность задержания или заключения лица только в случаях, предусмотренных законом. Декларация независимости к таким нравам относит не только жизнь и свободу, но и "стремление к счастью". Декларация прав человека и гражданина считает неотъемлемыми естественными правами человека "свободу, собственность, безопасность и сопротивление угнетению". К сфере личной свободы относится и выбор религиозных взглядов.
Политические права в раннебуржуазном обществе трудно было четко отграничить от гражданских. Условно к ним можно отнести и "сопротивление угнетению", и свободное выражение мыслен и мнений, и равный доступ ко всем постам, публичным должностям и занятиям, право требовать у любого должностного лица отчета о его деятельности. Несомненно, политическим правом было заключение "общественного договора" для учреждения общественного союза, ассоциации (государства), которые призваны были осуществлять "общее благо".
Однако в буржуазных теориях индивидуальная свобода (т. е. сфера гражданских прав) определялась как истинная, а политическая — лишь как гарантия свободы индивидуальной. Такие приоритеты были выдвинуты в трудах Б. Копстана: не равное со всеми участие в политических делах, а личная независимость составляет основную потребность личности. Из стремления гарантировать личную свободу и независимость, оградить индивида от вмешательства государства возникает разграничение основных прав и свобод на права и свободы человека и гражданина.
г) Стремление к личной автономии, свободе само-определения в сфере гражданского общества выдвинуло про-блемы цели государства и границ его деятельности. Целью государства объявляется "общее благо", ограждение свободы и прав человека от любых посягательств с чьей бы то ни было стороны (в том числе и со стороны самого государства).
В тесной связи с этой целью находится вопрос о преде-лах деятельности самого государства. Исторически государ-ство возникло и развивалось как организация публичной вла-сти, целью которой было обеспечить подчинение подданных ее приказам, установлениям, предписаниям. Однако нельзя сказать, что эта публичная власть была по сути ничем не ограничена.
Даже в древневосточных государствах, по справедливому замечанию Г. Еллинека, власть деспотов никогда не простиралась так далеко, чтобы "устранить всякий правопорядок". Разумеется, "право индивида не могло быть осуществлено по отношению к властителю, но без сомнения могло осуществляться по отношению к другим индивидам"'.
Борьба за свободу и права человека неизменно связыва-лась со стремлением ограничить всевластие государства, поставить правовой заслон произволу и беззакониям.
Однако только буржуазные революции выдвинули кри-терий ограничения государственной власти — естественные, неотъемлемые права человека. Государство должно призна-вать эти права, не посягать на них, защищать их от любых вмешательств. Происходит ценностная переориентация в отношениях власти и человека. Если на предшествующих этапах развития отсчет шел от государства к человеку, то теперь обозначился новый подход: исходным становится че-ловек, а государство призвано оберегать его гражданские интересы, обеспечивать "всеобщее благо". Этот подход ос-новывался на идее общественного договора, согласно кото-рому человек отчуждает часть своей естественной свободы для создания такой ассоциации, "которая защищала бы и охраняла совокупной общей силой личность, в которой каж-дый, соединяясь со всеми, повиновался бы, однако, самому себе и оставался бы таким же свободным, каким он был ранее"2.
Дж. Локк подчеркивал, что политическая власть — это та власть, которую каждый человек, обладая ею в естествен-ном состоянии, передал в руки общества, призванного действовать во благо его членов. Вместе с тем характерно, что веду-щие идеологи сстественноправовой доктрины не полагались на то, что естественные права и свободы человека могут быть осуществлены только на основе их разумности и справедли-вости, без силы государства. Это четко выражено у Локка, который видит обязанность гражданских властей обеспечить каждому справедливое владение собственностью и другими неотъемлемыми благами путем беспристрастного исполнения справедливых законов, которые опираются в случае необхо-димости на силу. "Если кто-либо осмелится нарушить законы общественной справедливости и равенства, установленные для сохранения этих вещей, его намерения обуздываются страхом наказания, состоящего в лишении или уменьшении этих гражданских интересов и благ, которыми он иначе может и должен воспользоваться. Но поскольку никто не желал бы добровольно быть наказанным лишением хотя бы части своих прав, а тем менее свободы или жизни, постольку существует власть, наделенная силой и мощью всех своих подданных, с целью наказывать тех, кто нарушает права какого-либо другого человека"1.
 

 

Пути формирования социального государства в условиях реформирования экономических отношений в России

Просмотров: 3 001
Конституция Российской Федерации в ст. 7 закрепляет принцип социальности государства: "Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на со-здание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека". Оценка реалий жизни нашего общества даст основание для вывода о том, что приведенное положение Конституции можно расценивать лишь как программную установку, поскольку в нынешних условиях государство не имеет ни долговременной социальной политики, ни стабильной экономики, ни ориентации на принципы права, без которых невозможно осуществление социальной функции. Однако развитие социальной государственности — единственно возможный путь для свободного общества, которым хочет стать Россия. Поэтому важно уяснить причины неблагополучия в данной сфере и попытаться определить способы их преодоления.
Прежде всего следует отметить различия условий, в кото-рых формировалась социальная государственность в развитых капиталистических странах и в которых эта задача выдвигается перед Россией.
Как было показано выше, вопрос о социальных функциях возник на Западе уже в ситуации прочно утвердившейся пра-вовой государственности, когда период агрессивного "первона-чального накопления" сменился рынком, в конечном счете дей-ствующим в границах права. Признание социальности госу-дарства, которое неизбежно связано и с признанием определен-ного воздействия государства на экономические процессы, не могло в этих обстоятельствах перейти границы права и приве-сти к применению административно-командных методов регу-лирования экономики. Использование гибкой экономической политики и постоянный поиск баланса между рыночной свободой и осуществлением социальной функции стали основными способами осуществления социальных целен государства.
Задача формирования социальной государственности выд-вигается в России в условиях, когда она не обрела опоры в праве, в правах человека. Возникает ситуация, при которой со-циальное государство рассматривается не как новый этап раз-вития правового государства, являющийся следствием обрете-ния последним четких юридических характеристик, нормали-зующих и упорядочивающих жизнь людей, а в обстановке пра-вовой разрегулированиости и нестабильности, правового ниги-лизма, неуважения к правам индивидов. Это приводит к хищ-ническим способам "первоначального накопления", несовмес-тимым с правом, активным вторжениям в сферу экономики ма-фиозных структур и коррумпированных чиновников. Рефор-мирование экономики не привело к разделению собственности и власти, не создало "среднего слоя" собственников. Произошла копией грация огромных богатств в руках небольших групп люден и обнищание значительной части общества.
Вопрос о социальной государственности возник на Западе тогда, когда был создан мощный экономический потенциал, по-зволяющий осуществлять меры по перераспределению доходов, не ущемляя существенно свободы и автономии собственников. Реакцией на любое экономическое неблагополучие (падение производства, стагнация экономики) было неизбежное сокращение социальных расходов. Стало быть, "накопление народного богатства" — непременное условие реальности осуществления социальной функции государства.
Такие условия в России отсутствуют. Происходит резкое падение производства. Не достигнуто пока даже относительной стабилизации экономики. Ухудшается положение товаропроизводителей, многие предприятия становятся банкротами. Инвестиционный потенциал возрастает слабо. Государство имеет огромные внешние долги. Непрерывно растет безработица. У государства образовалась огромная задолженность по заработной плате.
Формирование социальной государственности в западном мире осуществлялось в развитом гражданском обществе, которое создает условия с целью решения задач, необходимых для гармонизации общественных отношений, предотвращения катаклизмов и резкого противоборства. Зрелое гражданское общество лучше воспринимает идеи сострадания, благотворительности, заботы о социально незащищенных людях. В России подобные условия еще предстоит создать.
Учитывая особенности российского общества в переход-ный период с его дезорганизованной экономикой, деформированным общественным сознанием, разрушенными духовно-нравственными ориентирами, необходимо сформулировать принципы взаимоотношении государства и гражданина, которые смогли бы консолидировать общество, предотвратить резкую его поляризацию, снять напряженность. Эти принципы должны зак-лючаться в следующем.
Всемерно содействуя развитию рыночных отношений, государство берет на себя функции социальной защиты гражданина, выражающиеся в системе мер, призванных обеспечить достойный уровень жизни каждого человека, что предусмотрено ст. 7 Конституции РФ. Это выражается в перераспределении доходов между различными социальными слоями общества через установление целесообразной системы налогов, государственный бюджет, финансирование социальных программ, в частности программы борьбы с бедностью.
Государство неизменно учитывает своеобразие и исклю-чительное значение в жизни общества пауки (в частности, фундаментальной) и культуры, которые не могут и не дол-жны включаться в рыночные отношения (такое включение может вызвать их полное разрушение и деградацию), осу-ществляет их постоянное финансирование, поддерживая и развивая фундаментальные научные и культурные програм-мы.
 

 

Причины и условия формирования социального государства

Просмотров: 8 770
Понятие социальной государственности возникает в конце XIX — начале XX в. Оно означает появление новых качеств, которых не было у либерального правового государства. В чем причины такого обогащения его свойств? Было ли это отрицанием важнейших принципов правового государства, либо появление социальных функций явилось новым этапом его развития в изменившихся исторических условиях?
Формирование правового государства — одно из великих достижений человеческой цивилизации, неразрывно связанных с появлением "первого поколения" прав человека — гражданских и политических. Однако важным свойством развитого государства, признающего равноправие индивидов, является его динамичность, способность реагировать на проблемы, возникающие в обществе. Новые процессы в сфере экономических, политических, нравственных отношений требуют поиска новых параметров взаимоотношений государства и индивида.
Вопрос о взаимоотношениях государства и человека в условиях свободной рыночной экономики изначально был в центре противостояния представителей различных течений экономической и политико-правовой мысли буржуазного общества, поскольку он затрагивал его важнейшие принципы — свободу и равенство. Как известно, сформировалось два подхода к проблеме: приоритет равенства и приоритет свободы. Сторонники теории индивидуальной свободы человека ставили ее выше равенства. Они считали основной обязанностью государства га-рантировать эту свободу от чьего-либо, в том числе и своего," вмешательства, превыше всего ценилась экономическая свобода, а политические права рассматривались лишь как средство охраны независимости н индивидуальной свободы личности. Сторонники данного подхода (А. Смит, С. Милль, Б. Копстан, Д. Локк и др.) понимали, что такая свобода в конечном счете порождает неравенство, что равенство и свобода могут противоречить друг другу, однако свободу они считали высшей ценностью, обеспечивающей развитие индивидуальности и своеобразия личности, устраняющей "уподобление" людей друг другу. Главное условие обеспечения такой "негативной" свободы — государственное невмешательство, дистанцпрованис государства от экономики.
Наряду с этим возникла теория, которая не отрицала значимости индивидуальной свободы, но стремилась сочетать ее с участием государства в обеспечении равенства личностей. Основоположником такой концепции был Руссо, считавший, что принципу равенства должно быть подчинено все, в том числе и власть, задача которой — обеспечить равенство. В таком подходе четко проступает не только негативное понимание свободы (от вмешательства государства), но и ее позитивное понимание как права гражданина рассчитывать па определенные действия государства.
Освобождение индивидов от жесткой опеки государства развивало инициативу и самодеятельность людей, способствовало развитию частного предпринимательства и рыночного хозяйства, обеспечило бурное развитие производительных сил, создание новых технологий и в конечном счете рост национального богатства, упрочение экономической мощи буржуазных государств. Все это подтвердило высокую ценность классического либерализма XVIII в. с его идеями свободы и принципом Ьиззег-гап'е.
Однако уже в конце XIX в. явно обнаружились и негатив-ные последствия, явившиеся результатом реализации идей либерализма и индивидуализма, принципа "негативной" свободы, свободы "от" (любого вмешательства, воздействия и т. д.).
В этот период стали все более ярко проявляться классовые противоречия в обществе, резкая поляризация между богатством и бедностью, которые могли привести к социальному взрыву. Индивидуализм, который занимал столь видное место в доктринах классического либерализма, стал обнаруживать "эгоизм и самовлюбленность" (Ф. Хайек). Это в значительной мере противоречило тому изначальному смыслу, который придавался данному понятию либеральными доктринами. В трактовке представителей либеральных течений индивидуализм ассоциировался прежде всего с высокой оценкой самобытности личности. "Основными чертами индивидуализма... явились уважение к личности как таковой, то есть признание абсолютного приоритета взглядов и пристрастии каждого человека в его собственной сфере деятельности, сколь бы узкой она ни была, а также убеждение в желательности развития индивидуальных дарований и наклонностей"1. По мнению Ф. Хайека, последовательного сторонника либеральных рыночных концепций, именно такой индивидуализм, выросший из элементов христианства н античной философии, впервые полностью сложившийся в эпоху Возрождения, разросся в западноевропейскую цивилизацию.
По мере развития буржуазного общества понятие индивидуализма обеднялось, стало ассоциироваться со своеволием и эгоизмом. Гиперболизация индивидуальных потребностей и пристрастий неизменно приводит к нравственным и социальным деформациям общества, резкой противоположности п противоборству интересов различных его слоев и групп. Исчезает чувство пх взаимосвязанности, ответственности и солидарности.
Кризис идей крайнего индивидуализма и классического либерализма начали ощущать представители либеральных те-чений уже в конце XIX н особенно в начале XX в. Возрастание противоречий и напряженности в обществе определило необходимость новых способов реагирования государства на возникшую ситуацию, целью которых было предотвращение социальных катаклизмов. Предпосылки социальной напряженности формировались под влиянием не только резкой поляризации общества и увеличения степени фактического неравенства людей, но и получившей широкое распространение и признание марксистской доктрины, ориентировавшей на социалистическую революцию, свержение буржуазного строя и установление диктатуры пролетариата.
Чутко улавливая эти процессы, неолиберальные теоретики выдвинули новое, "позитивное" понимание свободы, означающей обязанность государства обеспечивать социально ориентированную политику, выравнивать "социальные неравенства". Новое, "положительное" понимание свободы представляло, по словам П. Новгородцева, "целый переворот понятий, который знаменует новую стадию в развитии правового государства"2. Установка на социально ориентированную политику означала:
возрастание роли государства в воздепствнп на экономи-ческие процессы;
"умаление индивидуалистической доктрины" и обязанность правителей применять "находящуюся в нх распоряжении наи-большую силу для дела общественной взаимозависимости. Они| должны не только воздерживаться; они должны действовать, эта обязанность переводится в юридическую обязанность обес-| псчнть обучение и гарантировать труд"1;
попытку "нравственного измерения" экономических про-1 цессов, основанную на стремлении ликвидировать нищету и| неравенство, установить социальную справедливость;
определение основных векторов социального рсформиро-| ванпя общества, которое создало "второе поколение" прав ловека — социальных, экономических и культурных.
Таким образом, устанавливались новые параметры отноше-| ний между государством и человеком, связанные с обязанное-! тыо государства принимать меры, содействующие обеспечению! "нового поколения" прав человека. Так возникает идея соци-' алыюго государства, которая получила широкое развитие и признание во второй половине XX в.
Однако эта идея встретила и продолжает встречать резкое противодействие не только со стороны консерваторов, но и в среде ученых п политиков старого либерализма. Социальные! функции государства, по мнению сторонников неограниченной! экономической свободы, ведут к нарушению "справедливости''! свободного рынка, ограничивают нрава индивида, порождают слон пассивных людей, уповающих па помощь государства и не! желающих активно включаться в состязание и конкуренцию свободного рынка. Сам рынок является способом установления истинной справедливости отношений в обществе, обеспечиваю-щим свободу и автономию личности. Социальная ориентация государства — покушение на свободу, поскольку она иеизбеж-| но влечет за собой его вмешательство в экономическую сферу, отступление от тех основ, которые были заложены буржуазны-1 ми революциями.
Направление, отстаивавшее необходимость "выравнивания социальных неравенств", явилось, по мнению П. Новгородцева, результатом крушения старого либерализма, не признающего иного равенства, кроме формально-юридического, и предлагав-шего трансформировать идею свободы под влиянием идеи ра-венства.
Впервые русскими либеральными мыслителями В. Соло-вьевым и П. Новгородцевым выдвигается идея права человека па достойное человеческое существование, реализация которо-го связывалась с осуществлением социальных реформ1.
К полемике, ведущейся в сфере буржуазных либералов (классических и новых) и консерваторов, активно подключился марксизм, используя в этих целях свои аргументы, резко не совпадающие ни со сторонниками, пп с противниками реформ буржуазной политической и экономической мысли. В основе борьбы марксизма с реформизмом лежала идея о невозможно-сти улучшить положение трудящихся при сохранении буржу-азного строя. Марксизм признавал значение борьбы рабочего класса в капиталистическом обществе за демократические и экономические преобразования, однако предупреждал, что та-кая борьба должна подготовлять почву для пролетарской рево-люции и установления диктатуры пролетариата, ибо реформы в рамках буржуазного строя существенно изменить положение трудящихся не могут.
История опровергла марксистские идеи установить путем революционного насилия всеобщее равенство и справедливость. Однако и в современном мире существует поляризация мнений относительно того, должно ли государство устранять несправедливости, порождаемые рыночными отношениями, выравнивать социальные неравенства, неизбежно возникающие в сти-хпп рынка, стремиться к утверждению справедливости путем реализации социальных программ, оптимального налогообложения, распределительных механизмов.

Многие буржуазные ученые, например Ф. Хайек, М. Фрид-меп, считают недопустимым любое вмешательство государства в рыночные отношения во имя справедливости и равенства, поскольку это противоречит принципам и структурам свобод-ного рынка. Другое современное течение — новый эгалита-• рпзм — четко обозначило тенденцию к выравниванию соци-ального положения людей (Дж. Роулс, К. Дженкинс), смягчению социальных неравенств. "В лице "нового эгалитаризма" выстуласт своего рода антипод консервативных моделей капи-талистического развития, поэтому не случайно виднейшие аме-риканские неоконсерваторы активно включились в полемику с ним
Эти позиции буржуазных ученых выходят за пределы су-губо научной полемики; они непосредственно влияют на поли-тику государств, на степень их социальной ориентированности. Несмотря на противодействие идеям социального государства со стороны представителей консервативных, монетаристских концепций, идея социального государства получаст все боль-шее признание, воплощается в практике и закрепляется в кон-ституциях современных государств.
В этом отношении интересен опыт ФРГ, которая консти-туционно провозгласила себя социальным правовым государ-ством. Его социальные функции стали складываться уже в первые послевоенные годы, когда были заимствованы институ-циональные структуры периода бисмарковской империи. Это касалось отношений в области здравоохранения и жилья. Особо следует выделить пенсионную реформу 1957 г., которая "по справедливости считается великим социально-политическим деянием"2.
Принцип социального государства в той пли иной форме выражен в Конституциях Франции, Италии, Португалии, Тур-ции, Испании, Греции, Нидерландов, Дании, Швеции и других государств. Он неразрывно связан с социальными, экономичес-кими и культурными правами. Однако независимо от того, зак-реплены они в конституции или нет, развитые государства за-падного мира не могут отвергать значимость этой категории прав, которые нашли воплощение в важнейших международно-правовых актах — Всеобщей декларации прав человека и Меж-дународном пакте об экономических, социальных п культурных правах. Ключевым принципом социальных п экономических прав, вокруг которого выстраивается вся их система, является положение, сформулированное в п. 1 ст. 25 Всеобщей дек-ларации прав человека: "Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, меди-цинский уход и необходимое социальное обслуживание, кото-рыл необходим для поддержания здоровья и благополучия его самого и его семьи, и нрава не обеспечение па случаи безрабо-тицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости пли иного случая утраты средств к существованию по независящим от пего обстоятельствам". Данный принцип развит в п. 1 ст. 11 Международного пакта об экономических, социальных п культурных правах. Он обязывает государства к социальной ориентации их деятельности, обеспечению "второго поколения" прав человека, без чего в конце XX в. невозможно нормальное развитие общества.
К числу социально-экономических и культурных прав от-носятся право па труд, на справедливую зарплату и равное воз-награждение за труд равной ценности; условия работы, отвеча-ющие требованиям безопасности и гигиены; право на отдых, досуг, разумное ограничение рабочего времени и оплачиваемый периодический отпуск; право па социальное обеспечение, включая социальное страхование; право на охрану семьи, материнства и детства; право па образование; право на участие в культурной жизни; право па пользование достижениями культуры и ряд других. Простой перечень прав второго поколения показывает, что их осуществление невозможно без активного содействия государства, и это четко зафиксировано в п. 1 ст. 2 Международного пакта об экономических, социальных н культурных правах: "Каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется в индивидуальном порядке и в порядке международной помощи н сотрудничества, в частности в экономической и технической областях, принять в максимальных пределах имеющихся ресурсов меры к тому, чтобы обеспечить постепенно полное осуществление признаваемых в настоящем Пакте прав всеми надлежащими способами, включая, в частности, принятие законодательных мер".
 

 

Права человека и формирование правового государства в России

Просмотров: 2 592
Статья 1 (ч. 1) Конституции РФ провозглашает Российскую Федерацию демократическим правовым государством с республиканской формой правления. Смысл правового госу-дарства раскрывается через ст. 2 Конституции: "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, со-блюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства".
Высоко оценивая значимость этих конституционных запи-сей, следует, однако, отметить, что Россия сегодня не является правовым государством, равно как и права н свободы человека в реальности не стали высшей ценностью. И это факт законо-мерный, определяемый как предшествующей историей, так и той сложной ситуацией, в которой оказалась современная Россия. Формирование правового государства н уважения прав человека — задача чрезвычайно трудная, и ее решение возможно лишь в результате многих лет (а может быть, и десятилетий) усилий всего общества, связанных с преодолением как наследия прошлого, так и тех ошибок и просчетов, которые были допущены в последние годы.
Остановимся на причинах трудностей формирования пра-вового государства в России.
а) Одна из основных трудностей — исторические традиции России, которые были несовместимы с демократией п сво-бодой. Россия — страна, в которой господствовал систсмоцен-тристский подход во взаимоотношениях личности и власти. Идеи свободы и прав человека, всеобщего равенства и справедливости, получившие широкое распространение в государствах Европы и в США в XVII —XVIII вв. и ставшие универсальным лозунгом буржуазных революций, не были чужды политической мысли России. Однако возникли они во второй половине XVIII в. (А.Н. Радищев, С.Е. Десиицкий, Н.И. Новиков и др.). К сожалению, эти идеи не могли быть восприняты общественным сознанием народа, отсталого и безграмотного, задавленного крепостным правом и самодержавием, безграничной верой в "доброго царя".
Либеральные идеи начали проникать в политико-правовую мысль во второй половине XIX — начале XX в.
Стремление осмыслить опыт Французской революции, корни которой были заложены в Реформации и Просвещении, характерно для большой плеяды русских юристов и историков. Отсюда и идеи естественного права и правового государства, которые исследуются в трудах Б.Н. Чичерина, П.И. Новго-родцева, Б.А. Кистяковского, В.М. Гессена, Л.И. Петражицкого и др. Они являются пока еще не оцененным вкладом в создание идеала права, обеспечение свободы личности и се прав. Однако эти либеральные идеи замыкались в узкой среде про-фессионалов, они остались чуждыми общественному сознанию не только народных масс, но даже интеллигенции. Об этом с горечью писал Б.А. Кистяковскпй: "Наше общественное сознание никогда не выдвигало идеала правовой личности. Обе стороны этого идеала — личность, дисциплинированная правом и устойчивым правопорядком, и личность, наделенная всеми правами и свободно пользующаяся ими, чужды сознанию пашей интеллигенции"'.
Режим, установленный после Октябрьской революции, явился шагом назад, поскольку он отверг главные демократические ценности — свободу, господство права, права человека, правовое государство. Авторитаризм, полное нивелирование индиви-дуальности и самобытности человека, отрицание его права на свободу выбора и самоопределения стали универсальными пра-вилами новой жизни.
Принципы прав и свобод человека и неприкосновенности личности не могли вписаться в главную концепцию революции — диктатуру пролетариата, опирающуюся на насилие и не связанную никакими законами2. Диктатура пролетариата — это антипод правового государства, поскольку она отрицает юридическое равенство и, по выражению Ленина, "дает ряд изъятий из свободы'4 по отношению к лицам, принадлежащим к "чуждым классам". Речь идет по сути дела о массовом подавлении индивидов, лишении их таких неотъемлемых прав, как право на жизнь, личную неприкосновенность и др.
Последующий период, связанный с деятельностью Стали-па, создал условия для окончательного разрыва с демократическими идеями прав и свобод личности и утверждения жестких тоталитарных начал.
Процессы, произошедшие после победы Октября, не были случайными отклонениями в развитии страны. Они были закономерны для России с ее общиной, антииндивидуалпстической идеологий, со слепым подчинением власти, с массовым психологическим неприятием любых личностных проявлений, с ав-торитарностью лжеколлективизма.
Безраздельное господство марксистской идеологии в годы советской власти в значительной мерс способствовало утверждению в обществе лжеколлектпиистскпх начал. Рассматривая главное противоречие марксистской доктрины, И. Бердяев отметил, что "марксизм не хочет видеть за классом человека, он хочет увидеть за каждой мыслью п оценкой человека класс с его классовыми интересами"1. Исходя из такого подхода общество, провозгласившее себя освободителем всего человечества от угнетения, подавляло человека, любые проявления его самобытности, если они не вписывались в стереотип "нового советского человека". Формально не отрицая нрав и свобод граждан и даже включая их каталог в свои конституции, власть даже не пыталась обеспечить политическую свободу, плюрализм, возможность для каждого человека иметь свои мнения и убеждения. Унифицированность сознания и стандартизация поведения стали неизбежны в условиях казарменного режима. Преследование любых проявлений инакомыслия было органично для сложившегося политического строя и сохранялось долгие годы после ликвидации сталин-| ского режима.
Перестройка явилась важным переломным этапом в отно-| шснни прав человека п правового государства. И хотя это были! первые робкие и непоследовательные таги по пути свободы([ недооценивать их нельзя.
Нынешняя Россия оказалась па развалинах тоталитарно-! го режима, где сохранились живучие традиции недооценки че-| ловска, его прав и свобод. Выдвижение идеи прав человека и правового государства было неизбежно для власти, объявившей о полном разрыве с тоталитарным прошлым. Однако у нее не хватило последовательности, подлинно демократических ориентиров и уважения достоинства человека как одного из основных слагаемых культуры. Необходимо длительное время для того, чтобы государство не на словах, а на деле руководствовалось идеей прав человека как высшей ценностью, чтобы эти права и свободы действительно определяли смысл, содержание и применение законов, деятельность законодатель-ной и исполнительной власти, местного самоуправления. Зада-ча состоит в том, чтобы сделать Конституцию РФ с ее ориента-цией па личность подлинным, реально действующим Законом, чтобы системой мер — правовых, организационных, нравствен-ных — создавать в обществе глубокое уважение к правам лич-ности.
б) Низкая правовая культура должностных лиц, усугубля-емая отсутствием реальной ответственности за отступление от права, ярче всего проявляется в неуважении и пренебрежении правом. Права человека — категория, чуждая правосознанию большинства тех, кто согласно Конституции призван обеспечи-вать их незыблемость. Наиболее наглядным доказательством этому является отношение к самой Конституции как некоему декору, необходимому в обществе, провозгласившем себя де-мократическим и правовым.
Низка юридическая культура и самих граждан, которые не привыкли отстаивать свои нрава, использовать правовые формы судебной защиты, обращаться в государственные органы с петициями и жалобами в порядке административного производства. Вероятнее всего это результат неверия в ре-альность любых попыток защитить себя от беззакония. Р. Исринг стремление отстаивать свое право сопрягал с чувством достоинства личности. "Кто не чувствует, что в том случае, когда беззастенчиво нарушают и попирают его право, вопрос идет не просто об объекте этого права, но об его собственной личности, кто в подобном положении не испытывает стремле-ния защитить себя и свое право, тот уже человек безнадеж-ный..."1.
Покорность и непротивление человека в случаях наруше-ния его прав — характерная черта общественного правосозна-ния, доставшаяся нам в наследство от вековых антиличностных традиций.
Приоритет прав человека и правового государства требует усилий всех граждан России, которые должны способствовать утверждению в своем обществе "идеи права". Необходимо под-готовлять людей к "борьбе за право" как проявлению их граж-данского долга, осуществлять пропаганду законодательства, которая в настоящее время предана забвению, чем отброшены хорошие традиции в данной области, сформировавшиеся в 60 — 80-е годы. Массовое практическое участие граждан в борьбе за утверждение порядка, основанного па праве, — необходимое условие формирования правового государства. Нынешняя апатия, безверие, аполитичность создают почву для произвола, полной незащищенности человека.
в) В последние годы произошло ослабление российской -государственности, а это — движение в сторону, противопо-| ложную обществу, основанному на праве. Разрушение тота-|* литарного государства не было подкреплено четкими прсд-г? ставлепнями о принципах создания нового демократического' государства. Неприятие и негативное отношение к тоталитар-ному государству было распространено на государство вообще, что привело к его ослаблению, разрегулированности его органов и механизмов. Была предана забвению простая истина, что без сильной государственности невозможно совершить коренную перестройку, ломку устоев общества — по-литических, экономических, социальных, нравственных. Сво-бодный рынок, частная собственность, цивилизованные формы демократии несовместимы с распущенностью и эгоистическим своеволием. Государство должно содействовать реформам, а не восприниматься как враждебная сила, противостоящая интересам общества. Поэтому реформированию подлежит прежде всего само государство, все его звенья. Только государство, действующее на принципах права, может стать одним из основных факторов экономических и социальных преобразований, гарантом прав и свобод человека и удержать новые общественные процессы в границах права. Укрепление российского государства — неотложная задача сегодняшнего дня.
Нельзя отождествлять "сильное" государство с тоталитар-ным. Последнее обретает могущество прежде всего путем развития своих силовых структур, зачастую не связанных правом. Демократическое государство становится "сильным", лишь опираясь на право. Замечательный русский философ и юрист
И.А. Ильин, насильственно высланный из России в 20-е годы, даже в период наибольшего торжества советской власти проро-чески предвидел ее неизбежное падение. Он предсказал и те разрушительные процессы, свидетелями которых мы сейчас являемся. И.А. Ильин считал, что для преодоления распада России необходима "сильная власть", которая совсем не то же самое, что "тоталитарная власть". "Сильная власть грядущей России должна быть не внеправовой и не свсрхправовой, а оформленная правом н служащая но нраву, при помощи права — всенародному правопорядку"'.
Правовая власть — это антипод тоталитаризма, способный обеспечить нрава и свободы личности, защитить ее достоинство.
г) Успех формирования правового государства напрямую зависит от признания особой роли Конституции РФ. Статья 15 Основного закона провозглашает высшую юридическую силу Конституции н ее непосредственное (прямое) действие и применение на всей территории РФ. Законы и иные правовые акты, применяемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции.
Указание на прямое действие Конституции не имеет ана-логов в отечественной практике и обязывает к тому, чтобы Кон-ституция не была декоративным украшением общества, а стала работающим законодательным актом, которым следует руководствоваться при рассмотрении конкретных дел в судах и органах исполнительной власти. Это существенный признак правового государства. Запись ст. 15 дополняется и конкретизируется в ст. 18 Конституции, которая провозглашает: "Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание н применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления н обеспечиваются правосудием".
Признание прав и свобод человека и гражданина непос-редственно действующими означает, что человек и гражданин могут осуществлять свои права и свободы, а также защищать их в случае нарушения, руководствуясь Конституцией, ссылаясь на нее. Непосредственное прямое действие конституционных прав и свобод тесно связано с общим принципом высшей юридической силы и прямого действия Конституции РФ. Это — одни из существенных признаков правового государства, под-черкивающий значение прав и свобод человека как высшей цен-ности.
Принцип непосредственного действия прав и свобод не исключает того, что некоторые из них для своей беспрепят-ственной эффективной реализации нуждаются в конкретизации текущим законом, разработке правил и процедур, упоря-дочивающих осуществление н соблюдение прав и свобод. Так, ст. 27 Конституции РФ, предусматривающая право каждого проживающего па территории РФ на свободное передвижение н выбор места пребывания и жительства, конкретизирована в Законе РФ от 25 нюня 1993 г. "О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жн-, тельства в пределах Российской Федерации"; ст. 28, провозглашающая свободу совести, развита в Законе РСФСР от 25 октября 1990 г. "О свободе вероисповедания"; п. 4 ст. 32 о праве граждан РФ на равный доступ к государственной службе — в Положении о федеральной государственной службе, утвержденном Указом Президента РФ от 22 декабря 1993 г. № 2267.
Большое значение имеет законодательная регламентация судебных и административных процедур защиты нрав граждан. В частности, требует законодательного урегулирования ст. 33 Конституции РФ, предусматривающая право граждан на индивидуальные и коллективные обращения.
Однако принцип непосредственного действия прав и сво-бод означает, что эти права реально принадлежат человеку не-зависимо от того, конкретизированы они в текущем законода-тельстве или нет, и он может защищать их всеми способами, не запрещенными законом.
Принцип непосредственного действия прав п свобод чело-века означает и их верховенство в правовой системе государ-ства. Законодательные и иные нормативно-юридические акты государства крайне многообразны, регулируют самые различ-ные сферы общественных отношений. И в этом многообразии приоритет принадлежит правам и свободам человека и гражда-нина, которые должны выступать главным ориентиром законодательной и правопрнмепитслыюп практики. Смысл и содер-жание законов, их применение выверяются тем, насколько они соответствуют обеспечению прав и свобод человека. В право-вон системе практически пет законов безразличных, нейтраль-ных к правам человека даже в тех случаях, когда они регули-руют отношения, на первый взгляд удаленные от этих нрав (например, компетенцию каких-либо органов государства, хо-зяйственную пли финансовую деятельность предприятий и т. д.). В конечном итоге любые законодательные акты замыкаются па сфере нрав и свобод человека и гражданина. Если какие-либо положения нормативно-юридического акта прямо или косвенно ущемляют права человека, этот акт подлежит отмене в соответствии с установленными процедурами. Особая роль в этом принадлежит Конституционному Суду РФ, который призван разрешать дела о соответствии Конституции зако-нодательных и иных нормативно-юридических актов.
 

 

Основные признаки правового государства

Просмотров: 4 295
История становления н развития государственности неотделима от поиска оптимальных параметров взаимоотношения власти и человека, которые всегда являлись стержневыми, определяющими в государствах любой формации. На ранних этапах развития государственности в зависимости от социально-классовой принадлежности человек либо получал возможность воздействия на власть, либо выступал в качестве бесправного лица, несущего бремя обязанностей. Неравенство правовых позиций индивида было свидетельством ограниченности свободы, отсутствия демократии и в конечном итоге неразвитой государственности, низкого уровня культуры общества. Установление формального правового равенства явилось важнейшим историческим прорывом к свободе, праву, правам человека, которые открыли путь новому этапу развития государственности — правовому государству.
Развитие идеи правового государства насчитывает тысячелетня. Оно включает те прогрессивные представления о цивилизованном государстве, несовместимом с произволом и насилием,' которые начали формироваться еще в античном мире, в древних го-сударствах-полисах, достигших в тот период (IV —V вв. до н. э.) высоких ступеней политического и культурного развития.
Характерно, что развитие идей и доктрин правовой госу-дарственности неотделимы от становления понятий прав человека, явившихся в конечном счете тем центральным звеном, вок-руг которого и во имя которого развивались и выстраивались принципы правового государства.
Социальные революции, приводившие к смене одной об-щественно-экономической формации другой, всегда определяли не только новый характер государства, отражавший принципы взаимоотношений власти и индивида, но и новые позиции по отношению к праву, законности и органично из них вытекающей проблеме прав человека, правового положения личности в обществе.
Как отмечалось, крупным историческим шагом в этом направлении явилась буржуазная революция, которая устранила сословные ограничения для буржуазии и осуществлялась иод идеологическим воздействием "юридического мировоззрения", сменившего теологическое мировоззрение средних веков.
Такие революции совершались в рамках западноевропей-ского региона и охватили Нидерланды, Италию, Англию, Фран-цию, г. е. страны, внутри которых сложились социально-эконо-мические предпосылки для устранения сословие-феодальных границ и утверждения капиталистического способа производ-ства. Вместе с тем они были подготовлены теоретически учени-ями великих мыслителей: Г. Гроцня, Б. Спинозы, Д. Локка, Ш.Л. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо и др.
Антифеодальная борьба революционного класса — бур-жуазии — опиралась па поиск новых форм взаимоотношении индивида и власти, на необходимость противопоставить фео-дальному произволу новые принципы, а именно принципы прав человека. Эти принципы были основаны на идее свободы лич-ности, се раскрепощении ог жесткой феодальной регламентации всех сфер жизнедеятельноегн со стороны государства.
Политическое и правовое мышление Нового времени, выс-тупив против власти государства, подавляющей человека, выд-винуло на первый план индивида с его притязаниями и интере-сами, и они должны были привести к установлению такого госу-дарственного порядка, который мог бы их удовлетворить.
Основные притязания индивида к новой государственной власти состояли в следующем: власть должна руководствоваться не произволом, а законом, охранять права п благосостояние всех членов общества; в новом государственном порядке должна осуществляться неотъемлемо принадлежащая человеку свобода. Из последнего постулата вытекает учение о естественных] неотчуждаемых правах человека, которые стоят выше государН ственпой власти и призваны стать се ограничителем, удержи-] вать ее от произвола и насилия.
Ранпебуржуазпыс теории господства права, правового го-1 сударства, разделения властей опирались на теоретические по| строения античных мыслителей относительно подчинения за-1 кону, обеспечения свободы, гуманистической ориентации госу-^ дарства. Для них также характерна неотделимость прав чело-века от принципов правового государства.
Для учений буржуазного либерализма чрезвычайно важ-ным оказался вопрос о границах деятельности государства.
С этим связан принцип "негативной" свободы (т. е. свободы индивида "от" любых посягательств, вмешательств, воздействии). В отличие от прежних теорий государственно]! власти либерализм идет не от государства к человеку, а от индивида к государству, взаимопонимание которых определяется общественным договором. Такой подход означал разрыв с феодальным религиозным мировоззрением, где человек с его интересами и притязаниями был заслонен божественными ценностями.
Понятие правового государства, "господства нрава" на ранних этапах буржуазного развития означало прежде всего ограничение его 'вмешательства в экономику и гарантии личной свободы индивида в распоряжении собственностью, в рыночной стихни. Так, Локк цель государства видел в потребности охраны собственности и отрицал его право выходить за пределы этой цели. Такого же взгляда придерживался Адам Смит с позиций экономического развития общества. Еще в XVIII в. Томас Пэйн, указывая на Соединенные Штаты, утверждал, что общество само в состоянии делать почти все, что обычно возлагается на правительство. Последнее, но его мнению, не только не помогает обще-ству, но и мешает ему развиваться. Такие же позиции занимал В. Гумбольдт, полагая, что задача государства состоит только в устранении зла и государство не обязано содействовать благосостоянию граждан. Роль государства сводилась по сути дела к осуществлению полицейских функций, роли "ночного сто рожа".
Однако понятие "негативной" свободы после прохождения капитализмом периода первоначального накопления вступало в противоречие с реалиями. Индивид расширил свои требования, и новый этап развития либерализма, относящийся ко второй половине XIX в., потребовал дополнить "негативное" понимание свободы как свободы "от" позитивным — свободой "на" (на защиту государства, на получение от него определенных благ, на более активное участие в осуществлении власти и т. д.).
Односторонность индивидуалистического понимания роли государства резко критиковал Б. Чичерин. "Нет сомнения, что излишняя регламентация со стороны государства и вмешательство его во все дела могут действовать вредно. Гумбольдт прав, когда он говорит, что этим подрывается самодеятельность и тем самым умаляются материальные и нравственные силы народа, который привыкает во всем обращаться к правительству,
вместо того, чтобы полагаться па самого себя. Но это доказывает только необходимость рядом с деятельностью государства предоставить возможность и широкий простор личной свободе. Цель общественной жизни состоит в гармоническом соглашении обоих элементов, а не в пожертвовании одним в пользу другого"'.
Б. Чичерин ссылается на пример Англии, где нелюбовь к вмешательству государства возведена была в догмат. "А между тем, в последние пятьдесят лет под влиянием настоятельной практической необходимости, государство постоянно расширяло свои ведомства". Также и "Северная Америка не может служить ни нормой, ни доказательством в пользу индивидуалистической теории"2.
В середине XIX в. происходит изменение взглядов па гра-ницы государственного вмешательства в жизнь общества, хотя концепции неограниченной свободы индивида и невмешательства государства, отрицание его роли в оказании благ человеку сохранились до настоящего времени в пеоконсервативпых, либеральных теориях Д. Белла. Л. Лппсста, Э. Шилса, Ф. Хайс-ка, Р. Нознка, М. Фридмена и др. Все большее распространение получают теории, согласно которым роль правового государства не сводится только к охранительным функциям: оно обретает определенные (пока весьма ограниченные) социальные функции. В противовес первоначальным замыслам буржуаз-ных либеральных идеологов, отстаивающих свободу конкуренции и недопустимость государственного вмешательства в процесс перераспределения собственности и ресурсов, правовое государство обретает новые качества, переходит в новую стадию развития.
В конце XIX — начале XX в. правовое государство и в теории и па практике обретает те черты, свойства и характеристики, без которых цивилизованное общество существовать не может: гуманизм (приоритет прав человека по отношению к власти); демократичность (преодоление отчуждения личности от государства, создание массовой социальной базы); нравственность (забота об "общем благе"); ограничение всевластия (разделение властей, создание сдержек и противовесов).
Обобщая практику современных ему правовых государств, Б. Кистяковскин писал: "Правовое государство — это высшая форма государственного быта, которую выработало человече-ство как реальный факт"'.
Анализируя условия становления идеи н принципов пра-вового государства, можно с уверенностью сказать, что само это понятие не могло бы сложиться без таких "облагораживаю-щих" свойств, как права человека, как "человеческое измере-ние" государственности. Поэтому в своем становлении и раз-витии нрава человека н правовое государство неразделимы. И верховенство права, и приоритет прав человека не просто свойства, качества правового государства, по в конечном счете — его цель, которой подчинены все иные его характеристики. Б. Кистяковскнй подчеркнул это важнейшее свойство правового государства, отметив, что осуществление неотъемлемых прав человека и гражданина — непременное условие всякого политического, правового и социального прогресса. Поэтому оно должно быть основополагающим в любой теории, которая стремится выработать взаимоотношения личности и власти2.
О сущности и признаках правового государства написано много. Исследователи выделяют различные признаки государ-ства. Однако в них неизменно включаются признание прав человека, господство права, разделение властей.
Б. Кистяковский отмечал, что главное и самое существен-ное содержание права составляет свобода и право есть только там, где есть свобода личности. "Если мы сосредоточим свое внимание на правовой организации конституционного государ-ства, то для уяснения его природы наиболее важными являются именно эти свойства права. Поэтому правовой порядок есть конституционная система отношений, при которой все лица данного общества обладают наибольшей свободой деятельности и самоопределения"\
П. Новгородцев, анализируя природу правового государ-ства, подчеркивал, что она основана па свободе и нравах человека н именно в этом качестве государство сохранило практическую ценность необходимой и целесообразной организации, ока-зывающей человечеству элементарные, но незаменимые услуги'.
Существует несколько понятий правового государства, однако при различиях конкретных структурных элементов, вклю-ченных в эти понятия, неизменным выступает свобода личности, объективированная в системе ее неотъемлемых прав. К этому главному, определяющему элементу привел многовековой поиск нормальных отношений между личностью и государством, которое в своей первоначальной сущности "нависало" над индивидом, подавляло его, ограничивало его свободу, навязывая ему стандарты поведения, удобные прежде всего государству. На самых ранних этапах его существования этой цели служило божественное обоснование государственной власти, наделение его качествами, определяющими первичность по отношению к индивиду (патернализм, забота о подданных и т. д.). И в этом смысле свободы не имели даже правящие, привилегированные классы и слон, поскольку государство изначально не знало ограничений и самоограничений. Законы государства в добуржуазиую эпоху не опирались на принцип формального равенства и, следовательно, ставили в различные позиции по отношению к власти представителей различных классов и социальных групп.
Высокая ценность правового государства состоит в том, что оно возникло на путях поиска свободы и в свою очередь стре-мится быть гарантом этой свободы. "Всемирная история, — писал Гегель, — это прогресс в сознании свободы, прогресс как в смысле познания объективной истины, так и внешней объек-тивации достигнутых ступеней познания в государственно-правовых формах"2. Правовое государство в современных условиях — высшая ступень развития свободы и ее выражения в определенных государственно-правовых категориях. Правовое государство есть форма ограничения власти правами и свободами человека. Права и свободы индивида — важнейший противовес всесилию государственной власти, призванной обеспечить ее ограничение и самоограничение. Поэтому приоритет прав человека по отношению к государству является первичным, определяющим, системообразующим признаком правового государства, с которым связаны иные его признаки, служа-щие осуществлению свободы и прав человека: построение госу-дарственной и общественной жизни на принципах права, разде-ление властей, взаимная ответственность индивида и государ-ства. Цель правового государства — обеспечение границ сво-боды индивида, недопустимость нарушения поля свободы, очерченного правом, запрет применения насильственных мер, не основанных на праве. Права человека "держат дистанцию" между индивидом и государством. Правовое государство призвано обеспечивать в обществе разумный компромисс, предотвращая социальные катаклизмы и перевороты.
 

 

Культурные права

Просмотров: 1 690
Культурные права гарантируют духовное развитие человека, помогают каждому индивиду стать полезным участником! политического, духовного, социального и культурного прогресса.|*{ К ним относятся: право на образование, право на доступ к культурным ценностям, право свободно участвовать в культурной жизни общества, право на творчество, право на пользование результатами научного прогресса и их практического применения и др.
Основы международных стандартов права на образование сформулированы в ст. 26 Всеобщей декларации прав человека н ст. 13 Международного пакта об экономических, социальных н культурных правах. В этих документах оговариваются условия полного осуществления права на образование: обязательное и бесплатное начальное образование для всех; доступ-, ность среднего, профессионально-технического и высшего об-| разования; свобода родителей выбирать школы для своих'де-| тей и обеспечивать религиозное н нравственное воспитание детей! в соответствии с собственными убеждениями. Отдельные лица* п учреждения имеют право создавать частные учебные заведения и руководить ими только при условии соответствия образования в них минимуму требований, установленных государством.
Международно-правовые нормы устанавливают также приоритетные цели образования: полное развитие человеческой личности и ее достоинства, уважение к правам и свободам человека, необходимость образования, создание возможностей быть полезными участниками свободного общества, способствовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми нациями, этническими и религиозными группами.
Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образо-вания направлена па предоставление всем равенства возмож-ностей в получении образования "без всякого различия, ис-ключения, ограничения или предпочтения но признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических пли иных убеж-дении, национального или социального происхождения, эконо-мического положения или рождения". Для этого государства обязуются: а) сделать начальное образование обязательным и бесплатным; среднее — общедоступным, а высшее — доступ-ным на основе полного равенства и в зависимости от способ-ностей каждого; б) обеспечить во всех государственных заве-дениях равной ступени одинаковый уровень образования и качества обучения; в) поощрять получение и повышение обра-зования; обеспечить подготовку к преподавательской профес-сии.
Международным стандартам в сфере образования соот-ветствуют положения ст. 43 Конституции РФ, которая гаранти-рует получение бесплатного основного общего и среднего про-фессионального образования в государственных или муници-пальных образовательных учреждениях и предприятиях. Прин-ципы государственной политики Российской Федерации и госу-дарственные гарантии права граждан па образование опреде-лены также Федеральным законом от 10 июля 1992 г. "Об об-разовании" (в редакции Закона от 13 января 1996 г.), Феде-ральным законом от 22 августа 1996 г. "О высшем и послеву-зовском профессиональном образовании".
Важной составляющем"! правового статуса личности является право на участие в культурной жизни и связанная с ним свобода литературного, художественного, научного и других видов творчества, гарантированная ст. 44 Конституции РФ. Свобода творчества включает в себя возможность защиты мо-ральных и материальных интересов, возникающих в связи с любыми научными, литературными или художественными тру-дами, интеллектуальной собственностью. Статья 15 Междуна-родного пакта об экономических, социальных и культурных
правах провозглашает уважение свободы, "безусловно необхо-димой для научных исследований и творческой деятельности".
 

 

Экономические и социальные права

Просмотров: 3 335
Социально-экономические права (наряду с культурными) относятся к правам человека второго поколения. Они касаются поддержания и нормативного закрепления социально-эко-номических условнИ жизни индивида, определяют положение человека в сфере труда и быта, занятости, благосостояния, социальной защищенности с целью создания условий, при которых люди могут быть свободны от страха и нужды. Их объем и степень реализованное™ во многом зависят от состояния экономики и ресурсов, и поэтому гарантии их реализации по сравнению с гражданскими и политическими правами первого поколения, менее развиты.
В отличие от других видов прав человека особенностями социально-экономических прав являются1:
распространенность на определенную — социально-эконо-мическую — область жизни человека;
допустимость рекомендательных, "нестрогих" формулиро-вок базовых положений (например, "достойная жизнь", "спра-ведливые и благоприятные условия труда", "удовлетворитель-ное существование");
зависимость реализации социально-экономических прав от состояния экономики и ресурсов. Статья 2 Международного пакта об экономических, социальных п культурных нравах спе-циально говорит о том, что эти нрава должны обеспечиваться постепенно и "в максимальных пределах имеющихся ресурсов".
Длительное время правам человека второго поколения от-водилась второстепенная роль, возможности регулирования та-ких прав оценивались негативно. Причина этого заключалась в господствовавшем представлении о невозможности точно оп-ределить п юридически квалифицировать эти права, поскольку они не могут порождать непосредственных обязанностей госу-дарства по их обеспечению и правовой защите. Позже эта тен-денция сменилась отрицанием равноценности социально-эко-номических и политических прав.
Международно-правовая регламентация и защита соци-ально-экономических прав начались в 1948 г., когда самые важные из них были закреплены во Всеобщей декларации нрав человека. До этого времени нрава на собственность и на труд объединялись с правами гражданскими. Но определенные трудности в их признании существуют и сегодня. Так, Евро-пейская социальная Хартия, принятая Советом Европы в 1961 г., до сих пор ратифицирована не всеми государствами. Ее ратификация — дело будущего и для Российской Федерации.
Сегодня значение социально-экономических прав для обеспечения правового статуса личности бесспорно. Как от-мечено в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, "идеал свободной человеческой личности, свободной от страха и нужды, может быть осуществлен, только если будут созданы такие условия, при которых каждый может пользоваться своими экономическими, социальными и культурными правами так же, как и своими гражданскими п политическими правами". Эту точку зрения подтвердила Генеральная Ассамблея ООН (резолюция от 4 декабря 1986 г.), провозгласив "неделимость и взаимозависимость эко-номических, социальных, культурных, гражданских и полити-ческих прав".
Обязанность государств в сфере защиты социально-эконо-мических нрав состоит в том, чтобы осуществлять прогрессив-ные экономические и социальные реформы, обеспечивать полное участие своего народа в процессе и выгодах экономическо-го развития, использовать свои ресурсы для предоставления всем равных возможностей пользования данными правами. Как отмечается в ст. 7 Харши экономических прав н обязанностей государств от 12 декабря 1974 г., каждое государство несет от-ветственность за содействие экономическому, социальному и культурному развитию своего народа.
Среди источников правового регулирования социально-экономических прав н свобод базовую роль играют междуна-родно-правовые нормы. Универсальные нормы содержатся в общих принципах Устава ООН (ст. 1, 13, 55, 56, 62 и 68), в программных положениях Всеобщей декларации прав человека (ст. 22 — 27), в нормах Международного пакта об экономи-ческих, социальных и культурных правах, в конвенциональных стандартах Международной организации труда (МОТ). В дан-ной области МОТ принято больше 170 конвенций. Важное зна-чение имеют следующие: "О принудительном труде" (1930 г.), "О справедливом вознаграждении" (1951 г.), "О дискриминации в области труда н занятости" (1958 г.), "О политике в области занятости (1964 г.), "О трудящихся с семейными обя-занностями" (1981 г.), "О содействии занятости и защите от безработицы" (1988 г.) н др.
Другую группу источников регулирования социально-эко-номических прав составляют нормы, которые содержатся в ре-гиональных соглашениях (таких, как Европейская конвенция о защите прав человека н основных свобод, Европейская соци-альная Хартия н др.). Третья значительная группа связана с гарантиями соблюдения и защиты социально-экономических прав, закрепленными в национальных законодательствах госу-дарств.
Экономические права обеспечивают человеку свободное распоряжение основными факторам]! хозяйственной деятель-ности. К ним относятся: право па труд; право на собственность; право на предпринимательство; право на забастовки и др. Кроме того, трудящиеся н работодатели имеют право на заклю-чение коллективных договоров; право на свободное объедине-ние в национальные или международные организации для за-щиты своих интересов.
Ведущее место в каталоге экономических нрав занимает право па труд, включающее право каждого человека на получение возможности зарабатывать себе на жизнь трудом, кото-рый он свободно выбирает или па который свободно соглаша-ется (ст. 6 Пакта об экономических, социальных и культурных правах). Это право выражает постоянно действующую потреб-ность человека, необходимую для создания элементарных ма-териальных предпосылок человеческого существования, а так-же обеспечения условий всестороннего развития личности. Право на труд н защиту от безработицы зафиксировано п в ст. 23 Всеобщей декларации прав человека.
В Конституции РФ (ст. 37) гарантируется право каждого в Российской Федерации свободно распоряжаться своими спо-собностями к труду, выбирать род деятельности п профессию, фиксируется право па справедливые п благоприятные условия труда: "Каждый имеет право па труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации п не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы". Законодательство РФ обязывает работодателя обеспечить своим работникам соответствующие условия труда. В случае невыполнения этой обязанности, повлекшей за собой повреждение здоровья работника, работодатель обязан возместить причиненный этим материальный п моральный ущерб.
Конституционное право на свободный труд для граждани-на Российской Федерации означает: 1) возможность свободного и самостоятельного выбора — работать или не работать;
2) свободный выбор рода деятельности или профессии, что с юридической точки зрения выражается в договорном характере трудовых обязанностей, праве менять место работы после соответствующего уведомления администрации, праве трудиться после достижения установленного пенсионного возраста и т. д.;
3) запрещение принудительного труда. Принудительным, со-гласно ст. 8 Пакта о гражданских и политических правах, при-знается труд, который гражданин не избрал добровольно. При-нудительный (недобровольный) труд допускается только в силу выполнения обязанностей воинской службы, приговора суда или в условиях чрезвычайных обстоятельств (Конвенция МОТ 1930 г. № 29 "О принудительном или обязательном труде").
Практическое осуществление права на труд воплощается в задаче обеспечения работой всех желающих, решении проблемы полной занятости населения. Таким образом, право на труд предполагает право на защиту от безработицы, предоставля-емую государством любом лицу (ст. 23 Всеобщей декларации прав человека). В Конвенции МОТ № 122 "О политике в об-ласти занятости" отмечается, что в целях "ликвидации безрабо-тицы н неполной занятости каждый Член Организации провоз-глашает н осуществляет в качестве главной цели активную по-литику, направленную па содействие полной, продуктивной и свободно избранной занятости" (ст. 1).
Этот принцип получил закрепление п дальнейшее развитие в Конвенции МОТ 1991 г. № 168 "О содействии занятости п защите от безработицы". Согласно этой Конвенции отказ в приеме на работу может быть оправдан только в случае отсут-ствия свободных мест или недостаточной квалификации пре-тендента. Необоснованные увольнения являются незаконными, и в необходимых случаях трудящиеся могут быть восстановле-ны в прежней должности по решению суда. В РФ право на защиту от безработицы регламентируется Законом "О занятос-ти населения в Российской Федерации" (в редакции Федераль-ного закона от 20 апреля 1996 г.).
Кроме того, для повышения защищенности своих граждан государство обязано принимать надлежащие меры по развитию профессионально-технического обучения, экономическому рос-ту п полной производительной занятости (ст. 6 Пакта об эконо-мических, социальных и культурных нравах).
Свобода труда включает в себя п право каждого лица на справедливые и благоприятные условия труда. Это право, га-рантированное в ст. 7 Пакта об экономических, социальных и культурных правах, состоит из следующих аспектов: а) вознаг-раждение за труд должно обеспечивать всем трудящимся как минимум справедливую заработную плату п удовлетворитель-ное существование для них и для их семей; равное вознаграж-дение за труд равной ценности без какого бы то ни было разли-чия; б) условия работы должны отвечать требованиям безопас-ности и гигиены; в) все лица должны иметь одинаковую воз-можность продвижения по работе на соответствующие более высокие ступени только на основании трудового стажа п ква-лификации; г) все трудящиеся имеют право на отдых, досуг, разумное ограничение рабочего времени и оплачиваемый пери-одический отпуск, вознаграждение за праздничные дни.
В Конституции Российской Федерации (ч. 3 ст. 37) принцип справедливой оплаты труда воплощается в запрете дискри-минации в оплате труда, т. с. любого ограничения в нравах либо установления преимуществ в зависимости от пола, возраста, расы, национальности, языка, социального происхождения, имущественного и должностного положения, отношения к ре-лигии, убеждений, принадлежности к общественным объедине-ниям, а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника и результатами его труда; в установле-нии федеральным законом в качестве исходной базы минималь-ного размера оплаты труда, обязательного для всех работодате-лей.
Труд является одним из условий возникновения первона-чального нрава на собственность.
Право частной собственности на имущество, в том числе п па землю, гарантируемое ст. 35, 36 Конституции РФ, является важной разновидностью прав и свобод человека п охраняется всей системой российского законодательства. Изменения п до-полнения в этой области могут быть введены только законом. Гражданин вправе иметь в собственности любое имущество производственного, культурного п иного назначения, за исклю-чением того, которое в соответствии с законом или междуна-родными договорами РФ не может ему принадлежать по сооб-ражениям государственной и общественной безопасности.
В Российской Федерации гарантирован а свобода экономи-ческой деятельности как проявление личной свободы граждан ( в сфере предпринимательства (ст. 8 Конституции РФ). Она осуществляется путем реализации прав: свободного использо-| ваиия своих способностей и имущества для предпринимательс-кой и иной не запрещенной законом деятельности; частной соб-ственности, свободы договора, права на доброе имя (деловую! репутацию), на возмещение вреда, на свободное перемещение^ товаров, услуг и финансовых средств и др.
Социальные права обеспечивают человеку достойный уро-* вень жизни п социальную защищенность. Одним из главных является право на социальное обеспечение, включая социальное страхование, пенсионное обеспечение п медицинское обслу-живание.
 

 

Политические права и свободы

Просмотров: 2 804
Политические права и свободы — важная категория субъективных прав и свобод гражданина. Их вполне право-мерно рассматривать как обеспеченную человеку законом и публичной властью возможность участия (как индивидуально, так и коллективно) в общественно-политической жизни госу-дарства и осуществлении государственной власти. Тем самым преодолевается отчуждение гражданина от государства. Поли-тические права граждан являются непременным условием фун-кционирования всех других видов прав, поскольку они состав-ляют органическую основу системы демократии и выступают как ценности, которыми власть должна ограничивать себя и на которые должна ориентироваться.
Выступая в качестве фактора, маркирующего природу го-сударства, средства контроля за властью, оценочного критерия демократического режима, политические права и свободы — неотъемлемый атрибут цивилизованного общества. В юриди-ческой литературе встречается их деление на: 1) правомочия по участию в организации и деятельности государства и его органов посредством различных форм представительной и непосредственной демократии (избирательные нрава, право петиций); 2) правомочия по активному участию в жизни общества (свобода слова и печати, свобода собраний и манифестаций, право на объединение).
В отличие от личных политические права и свободы на-правлены не на обеспечение автономии человека, а на его про-явление в качестве активного участника политического про-цесса. Ценность этой категории прав состоит в том, что они создают условия для укрепления связей между гражданином, обществом, государством. Политическая свобода, по существу, является одной из граней личной свободы: человек как разум-ное существо, носитель политического сознания и политичес-кой воли вправе действовать в качестве самостоятельного и свободного участника политического процесса.
Следует особо подчеркнуть, что политические права обыч-но признаются лишь за гражданами, т. е. обладание полити-ческими правами связывается с принадлежностью к граждан-ству конкретного государства. В отличие от прав человека права гражданина охватывают сферу отношений индивида с государством (сферу публичных интересов).
Одна из главных особенностей тоталитарных государств — стремление к ограничению, а то и полной ликвидации полити-ческих прав и свобод — носит отнюдь не случайный характер. Чем в большей мере удается тоталитарному режиму ограни-чить политическую свободу человека, освободить себя от де-мократических форм контроля, тем большее место занимают фактическое всевластие государства и применяемые им насиль-ственные методы, направленные на отчуждение гражданина от реальной политической власти.
Политические права и свободы, провозглашенные изначально в рамках буржуазного конституционализма, впоследствии получили развернутый конституционно-правовой статус и утвердились сначала в качестве важнейшего института национального, а позднее и международного права. Многие современные международно-правовые документы о правах человека универсального и регионального характера, устанавливая объем неотчуждаемых прав и свобод человека, содержат такие политические права, как свобода слова и убеждении, свобода мирных собраний и ассоциаций, право принимать участие в управлении государством.
Важно подчеркнуть, что фактическое осуществление основных политических прав и свобод человека и гражданина возможно лишь при помощи и посредством норм национального права, которые должны предусматривать эффективные механизмы п процедуры их реализации. Существование демократического общества немыслимо вис формирования политического плюрализма и его ценностей, нонконформизма общественного сознания и поведения, активного и сознательного участия граждан в общественно-политической жизни. Поэтому в демократическом государстве политические права и свободы воспринимаются массовым общественным сознанием не как нечто второстепенное, а как одна из базовых гуманистических ценностей.
Краткий анализ института политических прав и свобод естественно начать с права граждан участвовать в управлении делами государства, которое юридически обеспечивает включение граждан в сферу принятия и осуществления госу-дарственных решений, в сферу политики. Это право, по логике классических концепций просветительской традиции, обуслов-лено естественным равенством и прирожденной свободой лю-дей. Оно гарантируется демократической организацией всей по-литической системы общества, вовлекающей граждан в актив-ную политическую деятельность.
Непосредственное участие граждан в управлении делами государства осуществляется путем их волеизъявления па вы-борах, референдумах, а также личного участия в работе орга-нов законодательной, исполнительной или судебной власти. Не случайно гарантиями и одновременно конкретными формами реализации этого стержневого политического нрава является целый ряд других прав: право избирать и быть избранным, право участвовать в референдуме, право на равный доступ к публичным функциям и должностям, а также па участие в отправлении правосудия. Отсюда вполне справедлив вывод о том, что право на участие в управлении государственными и общественными делами является не только основополагающим принципом взаимоотношений между государством и его гражданами, но и одним из важнейших прав гражданина.
В большинстве демократических конституций право граж-дан участвовать в управлении делами государства закрепляется в виде совокупности указанных выше прав.Несмотря па то что право на равный доступ к публичным функциям н должностям формулируется как одно из ключевых в рамках буржуазного конституционализма уже в XVIII в., в России оно является конституционным нововведением (ч. 4 ст. 32 Конституции РФ). Эта конституционная норма конкретизируется Федеральным законом о 31 июля 1995 г. "Об основах государственной службы России ской Федерации".
Избирательное право — важнейший демократический институт, одна из главных форм свободного выражения воли народа и его участия в политическом процессе. Личное участие граждан в деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, равно как и через избираемых ими представителей, является выражением суверенитета парода и формой осуществления принципа народовластия. Избирательное право — необходимый элемент повышения эффективности го- -сударственноп власти и местного самоуправления, правовой системы в целом.
Стремясь максимально гарантировать избирательное право, современные демократические государства отказались от существовавших ранее цензов (имущественного, оседлости, по принципу пола и др.). Как известно, в советском обществе в условиях тоталитарного режима имело место ограничение избирательных прав по классовому и национальному признаку. Жесткий классовый подход к пользованию политическими правами непосредственно вытекал из стремления авторитарной власти освободиться от любых форм контроля со стороны членов общества, имевших опыт политического участия в решении государственных дел.
В качестве элементов избирательного права выступают: 1) право избирать (свободное и ответственное волеизъявление на выборах и на референдуме); 2) право быть избранным в органы государственной власти; 3) право отзыва избирателями избранных лиц, не оправдавших их доверия. К этому следует добавить, что современные конституции и избирательные законы устанавливают минимальные требования, необходимые для обладания правом избирать и быть избранным.
Среди политических прав и свобод граждан свобода слова занимает особое место, являясь одним из важнейших конституционных прав человека. Отстаивая идею примата этой фундаментальной свободы, идеолог французского Просвещения Вольтер писал: "...нет у людей никакой свободы без свободы высказывать свои мысли"1.
Идейный плюрализм, т. е. богатство и разнообразие поли-тических, экономических, нравственных и иных идей и ценнос-тей, способствует внедрению в политическую жизнь общества фундаментальных демократических принципов. Следовательно, свобода мысли и слова, равно как и свобода публичных дис-куссий по граждански значимым проблемам, есть форма суще-ствования демократического толерантного общества. Не слу-чайно русский дореволюционный юрист Е.Н. Тарновский ука-зывал, что "свобода личности более всего утверждается и под-тверждается свободою печати и слова"2.
Поскольку общество никогда не образует интеллектуаль-ного единства и не может выразить себя в какой-то одной идее, каждый из его членов сохраняет свою индивидуальность, свое собственное понимание тех или иных проблем. Свобода мысли и слова является по сути дела существенным фактором рас-крытия человеческой индивидуальности, утверждения своеоб-разия п уникальности каждой личности.
Какое-либо насильственное воздействие на человека с це-лью принудить его к выражению своей позиции или отказу от нес недопустимо.
 

 

Личные (гражданские) права и свободы

Просмотров: 2 290
Личные (гражданские) права (права первого поколения) призваны обеспечивать свободу и автономию индивида как члена гражданского общества, его юридическую защищенность от какого-либо незаконного внешнего вмешательства. Органическая основа и главное назначение гражданских прав состоят в том, чтобы обеспечить приоритет индивидуальных, внутренних ориентиров развития каждой личности.
Эта категория прав характеризуется тем, что государство признает свободу личности в определенной сфере отношении, которая отдана па усмотрение индивида и не может быть объек-том притязаний государства. Она обеспечивает, напомним, так называемую негативную свободу. Эти права, являясь атрибутом каждого индивида, призваны юридически защитить пространство действия частных интересов, гарантировать возможности инди-видуального самоопределения и самореализации личности.
На различных этапах возникновения этих нрав они при-званы были ограждать человека от незаконного вторжения го-сударства в сферу личной свободы. Однако в дальнейшем для осуществления гражданских прав недостаточно было пассив-ной обязанности государства воздерживаться от вмешательства в сферу свободы личности. Выявилась потребность содейство-вать в осуществлении прав и свобод индивида. Это значит, что мало установить прямые запреты, оберегающие сферу личной свободы и частной жизни от противоправных п произвольных попыток се ущемления, в том числе со стороны государства. Необходимы его активные действия для реализации прав и сво-бод человека. Такая позиция, распространенная во второй по-ловине XX в., нашла выражение, в частности, в решениях Евро-пейского суда по правам человека.
К личным (гражданским) правам и свободам человека от-носят: право па жизнь и достоинство личности; право на свобо-ду и личную неприкосновенность, а также неприкосновенность частной жизни, жилища; свободу передвижения и выбора мес-тожительства; свободу совести; свободу выбора национально-сти и выбора языка общения. По существу, этот блок прав ох-ватывает фундаментальные аспекты свободы личности, выра-жая гуманистические принципы всякого демократически орга-низованного общества.
Право па жизнь образует первооснову всех других прав и свобод, складывающихся в этой сфере. Оно представляет собой абсолютную ценность мировой цивилизации, ибо все остальные права утрачивают смысл и значение в случае гибели человека. Это фундаментальное право вполне допустимо рассматривать в двух аспектах: во-первых, как право личности на свободу от любых незаконных посягательств на ее жизнь со стороны госу-дарства, его представителей либо частных лиц; во-вторых, как право личности па свободное распоряжение своей жизнью.
По сути дела все остальные права так или иначе объединя-ются вокруг этого стержневого права. Например, такие права, как право на социальное обеспечение, на охрану здоровья, на благоприятную окружающую среду, равно как право па свободу от жестоких видов обращения и наказания, выступают в качестве дополнительных инструментов, обеспечивающих его эффективную реализацию. Государство обязано признать эти
права и создавать благоприятные для жизни человека условия всеми имеющимися средствами. Не случайно преступления против жизни и здоровья личности составляют категорию особо тяжких уголовпо наказуемых деяний.
Отдельная проблема в этой области — право государства на применение смертной казни в качестве исключительной меры наказания. Право па жизнь выступает и как ограничитель смср т-ной казни; в связи с вступлением в Совет Европы Россия должна будет подписать в течение одного и ратифицировать не позднее чем через три года с момента вступления Протокол № 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, касающийся отмены смертной казни в мирное время, и установить со дня вступления мораторий на исполнение смертных приговоров. В настоящее время в РФ смертная казнь как исключительная мера наказания не применяется впредь до принятия федерального закона, реально обеспечивающего каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого установлена смертная казнь, право па рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей (постановление Конституционного 'Суда РФ от 2 февраля 1999 г.). Указанное право должно быть обеспечено в равной степени всем обвиняемым на всей территории РФ, ибо оно выступает в качестве особой уголовио-процсс-суалыюй гарантии судебной защиты права каждого на жизнь.
Право на достоинство является, по существу, основной целью всех остальных прав человека. В этом смысле достоинство человека — источник его прав и свобод. Разделы о правах и свободах человека во многих современных конституциях открываются понятием "достоинство человека". Достоинство — это признание обществом социальной ценности, уникальности конкретного человека, значимости каждой личности как частицы человеческого сообщества.
Посягательство на достоинство человека может быть сред-ством как физического, так и психического воздействия. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению и на-казанию, а также без добровольного согласия — медицинским, научным или иным опытам. Достоинство как субъективное право человека включает в себя и охрану чести, репутации и доброго имени. Защита достоинства личности безусловна п осу-ществляется государством: никакие обстоятельства не могут1 служить основанием для его умаления. Поэтому защите подлежит достоинство любой личности — нс только взрослого п дееспособного человека, по п несовершеннолетних и душевно-больных.
Достоинство гарантируется и защищается личными права-ми (правом на свободу и личную неприкосновенность, правом на защиту чести и доброго имени п пр.). Реальная правовая защита достоинства человека обеспечивается и рядом социаль-но-экономических прав, например правом па свободный труд при запрещении принудительного труда, правом па социальное обеспечение, гарантирующим достойный уровень жизни. В раз-витие конституционных норм достоинство личности охраняет-ся нормами ряда отраслей права, вплоть до уголовного, предус-матривающего такие составы преступлений против чести и дос-тоинства, как клевета и оскорбление.
Право па свободу и личную неприкосновенность означает свободу человека, право самостоятельно определять свои по-ступки, располагать собой, своим временем. Указанное право слагается из следующих компонентов: 1) индивидуальной сво-боды личности располагать собой по своему усмотрению, 2) физической, нравственной п психической неприкосновенности личности. Незаконное лишение свободы квалифицируется в уголовном законодательстве как акт насилия — физического или психического. Однако существуют ситуации, требующие принудительного ограничения свободы или неприкосновенности. Такого рода действия должны основываться на законе.
К основным принудительным способам ограничения сво-боды гражданина относятся: арест, заключение под стражу и содержание под стражей лиц, подозреваемых в совершении преступления; принудительное лечение психически больных, представляющих опасность для себя и окружающих; временная изоляция и лечение больных, страдающих тяжелыми ин-фекционными заболеваниями; направление несовершеннолет-них в интернаты, спецшколы и т. п. В демократическом госу-дарстве ограничение свободы во всех этих случаях допускается, как уже отмечалось, на основе закона и только по судебному решению. Гарантии от незаконного ограничения свободы личности подробно регламентирую 1ся административным, уголов-ио-нроцессуальным, уголовпым правом.
Следует остановиться п на праве па неприкосновенность частной и семейной жизни и сохранение ее тайны. Уважение к частной жизни есть один из аспектов индивидуальной свободы. Это право означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера. Частную жизнь можно определить как физическую и духовную сферу, которая контролируется самим индивидом, т. с. свободна от внешнего воздействия. Законодательство не может вторгаться в эту сферу; оно призвано ограждать ее от любого незаконного вмешательства.
Закон устанавливает границы неприкосновенности частной жизни, формы ее охраны от неправомерного вторжения. Демократическое цивилизованное государство только в исключительных случаях, на основе закона и специального судебного решения может нарушить неприкосновенность частной жизни человека, ознакомиться с его корреспонденцией пли содержанием телефонных либо иных сообщений.
Очевидно, что подобная вынужденная необходимость сбора сведений о частной жизни гражданина может возникнуть только в целях борьбы с преступностью, а также охраны здоровья н безопасности других граждан. В Конституции РФ специально оговорено, что право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ч. 1 ст. 23) не может быть ограничено даже в условиях чрезвычайного положения (ст. 56).
В содержание рассматриваемого права входит также охрана тайны всех тех сторон личной жизни частного лица, оглашение которых оно по тем или иным причинам считает нежелательным (тайна завещания, усыновление, врачебные диагнозы, тайна денежного вклада, дневниковых записей и пр.).
Личные тайны, доверенные представителям ряда профес-сий для защиты прав и законных интересов граждан, следует рассматривать как тайны профессиональные. К ним относятся медицинская, адвокатская тайны, тайна предварительного следствия, нотариальных действий, тайна исповеди и др. Субъекты профессиональных тайн несут юридическую ответственность за их разглашение.
Большую роль в уяснении природы рассматриваемого права играет защита чести и доброго имени гражданина. Конституционное право па защиту чести и доброго имени конкрети-зируется в гражданско-процессуалыгом и уголовио-процессуальном законодательстве. Это возлагает на всех граждан и должностных лиц обязанность воздерживаться от вмешательства против воли человека в его частную жизнь, в случае необходимости требовать от компетентных органов ограждения его чести и доброго имени ог незаконных посягательств. Поэтому гражданин вправе требовать по суду наряду с опровержением порочащих сведений возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.
Тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, те-леграфных и иных сообщений является развитием и одной из основных гарантий права на охрану частной и деловой жизни. Это право предусмотрено международными нормами, закреплено почти во всех современных конституциях, включая Конституцию РФ (п. 2 ст. 23). Ограничение этого права допускается только на основании закона и судебного решения. Как правило, наложение ареста на корреспонденцию п выемка ее в почтово-телеграфных учреждениях могут производиться в порядке, установленном уголовно-процсссуальным законодательством, а также Федеральным законом РФ от 5 июля 1995 г. "Об оперативно-розыскной деятельности". За нарушение тайны переписки устанавливается уголовная ответственность, которой подлежат не только должностные лица, но и граждане.
Принцип невмешательства в личную и семейную жизнь человека предполагает предоставление каждому члену общества гарантированной государством возможности контролировать сбор и обработку информации о его частной жизни. Очевидно, что соответствующее законодательство требует достаточно детальной регламентации. В частности, к органам, занятым сбором и обработкой информации о гражданах, должны предъявляться четкие требования, закрепленные в Законе.
 

 

Права индивида и коллективные права

Просмотров: 2 644
Между индивидуальными и коллективными правами су-ществует взаимозависимость, в основе которой должен лежать принцип: осуществление коллективных прав не может ущемлять прав и свобод индивида.
Индивидуальные и коллективные права неразрывно свя-заны, хотя и различны по своей природе. Право индивида — это естественное право, присущее ему от рождения, одна из главных ценностей человеческого бытия, и в качестве таковой она должна выступать измерителем всех процессов, происходящих в обществе, ибо нарушение естественных прирожденных прав человека деформирует нормальное развитие общества, дегума-низирует его. Вот почему трудно переоценить значимость принципа "человеческое измерение", выработанного международным сообществом в последней четверти XX в. и являющегося ориентиром в тех сложных противоречивых процессах, которые происходят сегодня в мире.
Коллективные права (право парода, право нации, право общности, ассоциации) не являются естественными, поскольку формулируются и кристаллизуются по мере становления интересов той или иной общности или коллектива. Их нельзя рассматривать как сумму индивидуальных нрав лиц, входящих в ту или иную общность или коллектив. Они имеют качественно иные свойства, определяемые целями п интересами коллективного образования. Однако как бы ни были многообразны эти права, их правомерность должна неизменно проходить проверку "человеческим измерением" — правами индивида. Коллективные права никогда не должны игнорировать прав человека, противоречить им либо подавлять их (исключением являются чрезвычайные ситуации, представляющие угрозу жизни парода, нации). Если коллективные права ведут к ущемлению прав отдельного человека, значит, цели, объединяющие такую общность, антигуманны и противоправны.
Это не следует трактовать как утверждение примата эгоистического интереса индивида над интересами общности. Ценностный смысл выработанного тысячелетним опытом цивилизации набора универсальных прав человека состоит в том, что в них заложен потенциал тех естественных и непременных свойств, которые необходимы для нормальной жизнедеятельности человека и человечества в целом. Поэтому коллективные права не могут ранжироваться выше индивидуальных прав, а должны находиться с ними в гармонии, проверяться ими на "качество".
Такой подход является единственно правильным, однако его далеко не просто реализовать в жизни. Так, противоречия, возникающие между правами человека, правами государства, народа, нации, национальных меньшинств, народностей, малых народов, являются одной из причин межнациональных конфликтов, в которых каждая из сторон выдвигает свои доводы правоты, справедливости, законности, отстаивает свое право на суверенитет, свои притязания на пересмотр границ, используя при этом исторические аргументы, трактуемые в свою пользу, отстаивая свое право па самоопределение.
 

 

"Поколения" прав человека

Просмотров: 1 861
Как отмечалось выше, основные, фундаментальные права и вытекающие из них иные права н свободы обеспечивают раз-личные сферы жизни человека: личную, политическую, социальную, экономическую, культурную. В соответствии с этим они и структурируются по категориям и наименованиям. Однако эти права различаются не только но сферам жизнедеятельности, по и по времени возникновения. Отсюда — появление понятия "поколения прав человека".
Первым поколением прав человека признаются тс тради-ционные либеральные ценности, которые были сформулированы в процессе осуществления буржуазных революции, а затем конкретизированы п расширены в практике и законодательстве демократических государств. Речь идет о личных (гражданских) и политических нравах — нраве на свободу мысли, совести п религии, праве каждого гражданина на ведение государственных дел, праве на равенство перед законом, праве на жизнь, свободу п безопасность личности, праве на свободу от произвольного ареста, задержания или изгнания, праве на гласное и с соблюдением всех требований справедливости рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом п ряд других. Эти права выражали так называемую "негативную" свободу: они обязывали государство воздерживаться от вмешательства в сферу личной свободы п создавать условия участия граждан в поли-тической жизни.
Второе поколение прав человека сформировалось в про-цессе борьбы пародов за улучшение своего экономического уровня, повышение культурного статуса (так называемые "позитивные права"), для реализации которых требуется организационная, планирующая и иные формы деятельности государства но обеспечению указанных прав.
В конце XIX — начале XX в. новый либерализм, оценив неблагоприятную ситуацию, связанную с резкой поляризацией буржуазного общества, выдвинул идею социального реформирования общества, которое призвано было смягчить противостояние богатых и бедных. Можно отметить бисмарковскую социальную политику. Па основе Манифеста германского кайзера 1881 г. в стране была установлена единая система социального обеспечения в сфере социального страхования. Веймарская конституция 1919 г. закрепляла возможность добывать себе содержание трудом (это право не могло быть обеспечено в послевоенной Германии), право па социальное страхование в случае старости, болезни и т. д. Конституция в ст. 151 отмечала, что "строй хозяйственной жизни должен соответствовать началам справедливости и "целям обеспечения для всех существования, достойного человека".
Так были положены начала второго поколения прав чело-века. Широкий набор таких прав был закреплен в Конституции СССР 1936 г., хотя некоторые из них (например, право па образование) в качестве программы были заявлены еще в Кон-ституции РСФСР 1918 г. Параллельно с социальными преоб-разованиями в Советском Союзе шла реформация экономичес-ких отношений в буржуазных государствах, поскольку реальная жизнь с неизбежностью выдвигала проблемы формирования системы социальной защиты человека, приобретавшей особое значение в XX в. в связи с ростом притязаний трудящихся на улучшение экономических условий существования, возрас-танием национальных богатств развитых капиталистических стран.
И хотя социальная защищенность гражданина в СССР ока-залась минимальной, тем не менее она существовала и оказыва-ла воздействие на мировое общественное сознание, на идею формирования прав второго поколения. Немаловажное значе-ние имела и боязнь социальных взрывов п потрясений в бур-жуазных государствах, которые могли спонтанно возникнуть как под воздействием внутренних кризисных состояний обще-ства, так п на основе опыта Советского Союза1, а также масси-рованной пропагандистской кампании, которая в течение мно-гих лет велась коммунистическими партиями, ссылавшимися па "великие социальные завоевания" трудящихся Советского Союза.
Нормативное выражение социальных, экономических и культурных прав — права на труд и свободный выбор работы, права на социальное обеспечение, на отдых и досуг, права на защиту материнства и детства, права на образование, права на участие в культурной жизни общества п др. — во Всеобщей декларации нрав человека и особенно в Международном пакте об экономических, социальных п культурных правах явилось огромным шагом вперед в развитии прав человека, в расшире-нии каталога этих прав, их обогащении.
Права первого поколения по своей природе отличаются от прав второго поколения. Это связано с позицией по отношению к ним государства. Права первого поколения в буржуазной политической и правовой мысли квалифицировались как негативные, т. е. право на защиту от какого-либо вмешатель-ства, в том числе и государственного, в осуществление гражданских прав (прав члена гражданского общества) и политических прав (прав участника осуществления политической влас-ги). Речь шла прежде всего о защите индивидуальной свободы, ограничение которой неизбежно обедняет сферу общественной жизни н культуры. Очень образно эта идея была выражена Н.М. Коркуповым: "Для того, чтобы исторически вырабатываемая общественная культура не утратила своей жизненности, чтобы она не замерла в неподвижном застое, необходимо, чтобы цивилизация включала в себя и право, обособляющее и обере-гающее индивидуальное"'.
 

 

Основные и иные права человека и гражданина

Просмотров: 2 571
Необходимо внести ясность в понятие "основные", "кон-ституционные" и иные права человека. Отсутствие строгости формулировок в ряде конституций несколько затрудняет ответ на этот вопрос. Однако, на наш взгляд, основные права индивида — это и есть конституционные права. Такая трак-товка вытекает, например, из сопоставления ст. 17 и ст. 55 Конституции РФ, отмечающей, что перечисление в Конституции РФ основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. Вместе с тем в п. 2 ст. 17 речь идет только об основных правах человека, что позволяет подчеркнуть их особые свойства — неотчуждаемость и естественный характер (принадлежность каждому от рождения).
Основные права являются субъективными. Это истина, которая сегодня очевидна, в ходе исторического развития не-однократно оспаривалась. Лишь в начале XX в. в результате долгих споров о понятии субъективного права вообще и основных прав в особенности выкристаллизовалось новое пониманиИ основных прав как субъективных и гражданин получил воИ можность ссылаться на них перед лицом властных структур. •
Понимание под "основными" фундаментальными правам"™ конституционных прав получило достаточно широкое распрос-транение с середины XIX в. В специальной литературе стало обычным рассматривать конституционные права как основные. Это нашло выражение в Веймарской конституции, было вос-принято Основным Законом ФРГ, а затем рядом новых евро-пейских конституций. "Какое бы обозначение ни выбиралось, речь, по существу, всегда идет о тех правах, которые являются фундаментальными для обеспечения правового статуса человека и гражданина и которые поэтому получают гарантии в ос-новных законах государства"1.
В современном мире, когда проблема защиты прав человека вышла далеко за пределы каждого отдельного государства, возникла необходимость в создании универсальных международно-правовых стандартов, которые также являются ос/юв/ш-ми правами человека. Эти основные права отражены в ряде важнейших международно-правовых актов, установивших общечеловеческие стандарты прав и интересов личности, определивших ту планку, ниже которой государство не может опускаться. Это означает, что права и свободы человека перестали быть объектом только внутренней компетенции государства, а стали делом всего международного сообщества. Сегодня объем прав и свобод личности определяется не только конкретными особенностями того или иного общества, по и развитием общечеловеческих ценностей п культуры, уровнем и степенью интегрированное™ международного сообщества.
Принятие Билля о правах человека, включающего Всеоб-щую декларацию прав человека (1948 г.), Международный пакт о гражданских и политических правах (1976 г.), Международ-ный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1976 г.), Факультативный протокол № 1 и Факультативный протокол № 2 к Международному пакту о гражданских и политических правах, внесло коренные изменения в правосубъект-ность человека, который становится субъектом не только внутригосударственного, но и международного права. Согласно междупародному законодательству, вес лица, проживающие в госу-дарстве — участнике пактов пли на которых распространяет-ся юрисдикция этого государства, получают возможность пользо-ваться правами, предусмотренными пактами, без различия но признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждении, национального либо социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения. Это обязывает все присоединившиеся государства привести свое национальное законодательство в соответствие с требованиями пактов. После присоединения создастся правовая ситуация, при которой международно-правовые акты получают приоритет над внутренним законодательством. Поэтому гражданин, политические или гражданские нрава которого нарушены, может обратиться непосредственно в Комитет но правам человека при ООН, если им исчерпаны все имеющиеся внутренние средства правовой защиты (ст. 2 Факультативного протокола № 1 к Международному пакту о гражданских и политических пра-вах).
 

 

Права и свободы человека и гражданина

Просмотров: 1 863
Права человека имеют сложную структуру: существуют определенные различия в понятиях "права человека" и "права гражданина"2, и "нрава" и "свободы" человека, "основные (фун-даментальные) и иные права человека", "права индивида" и "коллективные права". Права человека различаются по време-ни возникновения ("поколения прав человека"), по сферам жизнедеятельности — личные (гражданские), политические, экономические, социальные и культурные права и свободы. Ниже будут рассмотрены эти структурные образования, в единстве своем образующие комплекс (каталог) прав и свобод человека и гражданина.
Прежде всего требуется пояснить различение понятий н терминов "права" и "свободы". Так, в тексте ст. 2 и в ряде других статей Конституции РФ речь идет о правах и свободах человека. Может возникнуть вопрос о признаках, отличающих права человека от его свобод. Следует сразу подчеркнуть, что
по своей юридической природе и системе гарантий права и свободы идентичны. Они очерчивают обеспечиваемые государством социальные возможности человека в различных сферах.
Вместе с тем анализ конституционного законодательства показывает, что термин "свобода" призван подчеркнуть более широкие возможности индивидуального выбора, не очерчивая конкретного его результата-: "каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания..." (ст. 28); "каждому гарантируется свобода мысли и слова" (ст. 29); "каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию" (ст. 37). В то время как термин "право" определяет конкретные действия человека (например, право участвовать в управлении делами государства, право избирать и быть избранным). Однако разграничение между правами и свободами провести трудно, поскольку зачастую всю сферу политических нрав с четко определенными правомочиями также именуют "свободами". Различие в терминологии является скорее традиционным, сложившимся еще в XVIII-XIX вв.
 

 

Иностранцы

Просмотров: 1 184
Иностранец — лицо, обладающее гражданством онредеЛ ленного государства, но не являющееся гражданином государства пребывания. В силу этого он одновременно подчиняется! законодательству собственной страны и государства, в котором! он пребывает. Иностранцы обязаны соблюдать законы страны! пребывания, с уважением относиться к обычаям и традициям] ее народа. В свою очередь государства должны публиковать свое национальное законодательство или правила, касающиеся иностранцев, а также обеспечить любому иностранцу, находя-щемуся на его территории, свободу связаться с консульски? или дипломатическим представительством страны гражданской принадлежности.
В последние 20 лет вопросы, связанные со статусом иностранцев, стали регламентироваться во внутреннем законодательстве значительно детальнее. В ряде стран были внесены изме-нения или приняты новые законы, касающиеся статуса иностранцев (1985г. — Испания, 1993г. — Австрия, Грузия, 1994 г. — Армения, Украина). При этом изменились акценты в регулировании. Если рапсе особое внимание уделялось мерам административного характера, связанным с разрешением на въезд или пребывание, предоставлением убежища или высылкой, то в настоящее время большую актуальность приобрели вопросы, касающиеся трудоустройства, обучения иностранных граждан. Кроме того, общей тенденцией является ужесточение подходов к нелегальным иммигрантам и обеспечение большего объема прав лицам, которые на законных основаниях находятся на территории определенных государств.
Положение иностранцев на территории страны пребыва-ния определяется по-разному. Им может предоставляться на-циональны]'! режим, т. е. равный статус, за исключением прав и свобод, закрепленных за гражданами страны законами или договорами. Подобный режим предусмотрен в конституциях Рос-сийской Федерации (ч. 3 ст. 62), Болгарин (ст. 26), Словакии (ст. 52). Данным лицам может предоставляться установлен-ный минимум прав и свобод. Так, в соответствии с Конституцией Румынии (ст. 18) иностранцам гарантируется покровитель-ство в отношении личности и имущества. Статус иностранцев на территории государства может определяться принципом взаимности, т. с. зависеть от отношения к гражданам данного государства в стране государственной принадлежности иностранца. Подобный подход закрепляется и в итальянском Гражданском кодексе (ст. 16).
В законодательстве многих стран устанавливается режим наибольшего благоприятствования — предоставление макси-мального объема прав и свобод представителям определенных государств. Как правило, речь идет об этнически или культурно близких странах. В Испании они получают преимущественное право в сфере трудоустройства по сравнению с другими иностранцами (ст. 23 Органического закона о правах и свободах иностранцев в Испании от 1 июля 1985 г.).
На территории Российской Федерации режим наибольшего благоприятствования предоставляется гражданам Республики Беларусь. В рамках сообщества Беларуси и России приняты специальные акты о равных правах в сфере образования, все-сторонней медицинской помощи, трудоустройства, оплаты труда и предоставления других социально-трудовых гарантии. Гражданам Беларуси и России также было предоставлено право беспрепятственно обменивать жилые помещения па территории этих государств1.
Кроме того, в законодательстве различных стран вводится специальный режим, предполагающий предоставление отдель-ных прав для определенных групп иностранцев в соответствии с законодательством или международ!гым договором. Так, в Республике Словения данный статус распространяется па ино-странцев, работающих в стране, и членов их семей (ст. 79 Кон-ституции Республики). В Российской Федерации в соответствии с двусторонними договорами данный режим распространяется на граждан Туркменистана и Казахстана, постоянно про-живающих на территории России-. На постоянных жителей из числа граждан Казахстана не распространяются ограничения в правах или дополнительные обязанности, вводимые для ино-странных граждан. Для граждан Туркменистана данный подход действует только в отношении условий и порядка въезда, пребывания, выдворения и выезда. Постоянные жители имеют право участвовать в приватизации наряду с гражданами России. Согласно Договору с Туркменистаном постоянные жители проходят воинскую или альтернативную службу в стране проживания, в то время как Договор с Казахстаном предусматривает, что данный вопрос регулируется специальным со-глашением.
Как правило, государства устанавливают определенные нормы, связанные с проживанием и пребыванием иностранцев на территории страны. В Японии все иностранцы, проживаю-щие в стране, если они не обладают специальным статусом (дипломаты, представители вооруженных сил США, дислоцированных в Японии), должны зарегистрироваться в течение 90 диен со дня прибытия. В Испании иностранцы, которые находятся на территории страны па законных основаниях, обладают свободой передвижения. Вместе с тем министр внутренних дел по соображениям общественной безопасности может в соответствии с законом ограничивать действие данного права в отношении конкретного лпца, предписывая ему периодически являться в компетентные органы, проживать в определенном месте или не находиться в приграничном зоне пли определенных жилых массивах1.
В Российской Федерации к иностранцам и лицам без граж-данства, не имеющим статуса лиц, законно проживающих пли пребывающих па территории страны, п пересекающим государ-ственную границу с территории иностранного государства без установленных для въезда документов, может применяться та-кая мера пресечения, как административное выдворение. Кроме того, административное выдворение применяется как взыскание за правонарушение2. Данным лица в течение одного года со дня выдворения в принудительном порядке не разрешается въезжать на территорию Российской Федерации'5.
В соответствии с Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод запрещается массовая высылка иностранцев из страны (ст. 4 Протокола № 4). Европейская комиссия по правам человека считает, что массовая высылка иностранцев означает любую меру, принимаемую компетент-ным органом власти с тем, чтобы принудить группу ипостранцев как таковую покинуть страну, за исключением тех случаев, когда эта мера принимается после и на основе разумного и объективного рассмотрения конкретных дел каждого отдельного лица'.
 

 

Двойное гражданство, многогражданство и безгражданство

Просмотров: 4 792
Двойное (множественное) гражданство — это особый статус, связанный с пребыванием лица одновременно в граж-данстве двух (нескольких) государств. Подобное правовое положение возникает, когда существуют противоречия между по-ложениями законов тех стран, на гражданство которых может претендовать данное лицо. Можно выделить несколько наиболее типичных ситуаций, определяющих возникновение двойно-го (множественного) гражданства.
Натурализация без утраты предшествующего граждан-ства. Данная ситуация складывается, когда приобретение но-вого гражданства допускает возможность сохранения прежнего, а также в тех случаях, когда лицо не выполнило необходимые требования, связанные с выходом из прежнего гражданства, до получения нового.
В одних странах сам факт натурализации влечет утрату гражданства (США). В других это происходит только в слу-чае добровольного приобретения гражданства (Канада, Фин-ляндия, Боливия). Вместе с тем лицо рассматривается как гражданин страны, если иностранное гражданство было ему предо-ставлено не по его просьбе, а в соответствии с законом страны в силу рождения, происхождения, территориальных изменений и т. д. В третьих странах для утраты гражданства необходимо оформить выход из него (Турция, Швейцария).
По-разному регламентируется и натурализация иностранцев. В ряде стран они приобретают ее только после выхода из прежнего гражданства (Германия, Индия). В других странах допускаются отдельные исключения. Так, министр юстиции Японии в особых случаях может разрешить натурализацию иностранцев, не требуя отказа от гражданства государственной принадлежности. В Бангладеш исключения распространяются на тех иностранцев, которые вкладывают инвестиции в широкомасштабные проекты на территории данной страны1. В других странах (Франция) выход из прежнего гражданства не рассматривается в качестве условия для натурализации. В настоящее время при приеме в российское гражданство также не требуется обязательного отказа от иностранного гражданства, хотя прежняя редакция ст. 3 Закона о гражданстве подобное условие содержала.
Автоматическое предоставление гражданства супруге-иностранке в связи с заключением брака с гражданином страны. Подобные положения можно встретить в законодательстве о гражданстве ряда стран Азии, Африки, Латинской Америки. В одних случаях гражданство мужа предоставляется безусловно (Ливан, Саудовская Аравия). В других допускается отказ от гражданства мужа, если национальный закон страны государственной принадлежности супруги позволяет сохранять прежнее гражданство (Доминиканская Республика, Камерун, Бенин). В третьих в течение определенного срока после приобретения гражданства мужа можно сохранить прежнее гражданство (6 месяцев — Южная Корея). Таким образом, двойное гражданство возникает при заключении брака лицами, являющимися гражданами различных государств, в тех случаях, когда получение гражданства супруга не обусловлено требованием утраты прежнего гражданства, а национальное законодательство супруги не рассматривает заключение брака -с иностранцем в качестве автоматического условия для утраты прежнего гражданства.
Число стран, в которых супруге-иностранке гражданство предоставляется автоматически, сокращается. Это связано с изменением международно-правовых стандартов в данной сфере. Не случайно участники Конвенции о гражданстве замужней женщины 1957 г. предусмотрели, что заключение, растор-жение брака, а также перемена гражданства мужем во время существования брачного союза автоматически не отражаются на гражданстве жены (ст. 1). В настоящее время принцип добровольного выбора гражданства заинтересованным лицом все больше вытесняет принцип единого гражданства семьи. Кроме того, правила об автоматическом предоставлении гражданства мужа супруге рассматриваются как определенная дискриминация по половому признаку.
Предоставление гражданства ребенку, родившемуся в смешанном браке. Исторически гражданство ребенка опреде-лялось по отцу. И сегодня подобные положения можно встре-тить в законодательстве ряда стран (Индия, Таиланд, Южная Корея). Однако в настоящее время подобные подходы не являются общепризнанными. Законы о гражданстве европейских государств, США, Японии являются нейтральными по отношению к полу, они допускают предоставление гражданства как по отцовской, так и по материнской линии. Соответственно дети, родившиеся от смешанных браков, получают право на гражданство как отца, так и матери. Согласно российскому закону при различном гражданстве родителей, один из которых на момент рождения ребенка является гражданином РФ, вопрос решается па основании их письменного соглашения. При отсутствии такого соглашения ребенок приобретает гражданство России, если он родился на ее территории либо если бы иначе» он стал лицом без гражданства (ч. 2 ст. 15 Закона о граждан-] стве).
Рождение ребенка у родителей-иностранцев на терриЛ тории государства, предоставляющего гражданство в соотЛ ветствии с принципом почвы. В США, Канаде, Аргентине, Бра-1 зилии гражданами признаются лица, родившиеся на террито-1 рии страны. Исключения, как правило, касаются детей пност-[ ранцев, находящихся на государственной службе своих госу-1 дарств или работающих в международных организациях. Ав-1 стрия, Бельгия, Финляндия, Нидерланды разрешают лицам, ро-| дившимся на территории страны и проживающим в ней уста-1 новлснный период времени, приобрести гражданство путем по-| дачи простого заявления по достижении или до достижения! совершеннолетия. В данных обстоятельствах дети одноврсмен-1 но приобретают право на получение гражданства страны рож-1 дения и государства, гражданами которого являются родители.!
Традиционные правовые и политические доводы противН двойного гражданства исходят из того, что гражданство^! предполагает абсолютную лояльность по отношению к опреде-й ленному государству. Наивысшим выражением лояльности}"! является прохождение воинской службы в армии государства'1 происхождения. Двойное гражданство делает данную обязан-ность относительной. Никто не может служить двум странам одновременно, особенно в том случае, если они находятся в со-стоянии войны с иными государствами или воюют друг с другом.
Поэтому одна из серьезных проблем, связанных с двойным гражданством, — регламентация прохождения воинской службы. В соответствии с Конвенцией Совета Европы 1963 г. о сокращении случаев многогражданства и о воинской повин-ности в случаях мпогограждапства данные лица должны были исполнять воинскую повинность на территории страны своего проживания. Однако если лицо проживает на территории стра-ны, не являющейся страной его гражданской принадлежности или страной — участницей Конвенции Совета Европы, то оно может выбрать несение воинской обязанности на территории любой из стран гражданства (ст. 6).
В тех случаях, когда па территории государства проживает значительное число лиц, имеющих двойное гражданство, все вопросы регулируются на двусторонней основе. В 1984 г. Франция и Алжир подписали соглашение о том, что лица, обладающие двойным гражданством, могут проходить воинскую службу в любой из данных стран вне зависимости от места их жительства. Как показала практика, значительное число этнических алжирцев, проживающих во Франции, проходило воинскую службу в Алжире, несмотря на то что ее срок составлял во Франции 1, а в Алжире —2 года.
Определенные затруднения, связанные с двойным граж-данством, могут возникать и в связи с обращением за диплома-тической защитой, рассмотрением дел в судах третьих стран, когда требуется применение национального закона. В между-народных судах и арбитражах при возникновении спорных вопросов, связанных с наличием двойного (множественного) гражданства, применяется принцип эффективного гражданства, т. е. данное лицо рассматривается как гражданин той страны, с которой он имеет более тесные связи. Свидетельством подоб-ных связей может служить постоянное проживание или место жительства, государственная или воинская служба и т. д. Если лицо, имеющее двойное гражданство, находится на территории одного из государств своей гражданской принадлежности, то оно, как правило, не может ссылаться на свои обязательства по отношению к другому государству при реализации собствен-ных прав и обязанностей.
Существуют различные подходы в отношении двойного гражданства. В Италии с 1992 г. признается возможность двой-ного гражданства; аналогичный подход закрепляется в законо-проекте, внесенном правительством ФРГ в Бундестаг в ноябре 1998 г. В законодательстве ряда государств оговаривается воз-можность приобретения гражданства определенных стран без утраты прежнего гражданстна. В Испании такой подход рас-пространяется па пберо-амсрнканскис страны пли страны, имевшие или имеющие особые связи с Испанией (ч. 3 ст. 11 Конституции). В других странах лицо, обладающее двойным гражданством, обязано выбрать одно из них в течение установленного в законодательстве срока. Так, в Японии лицо, которое получило второе гражданство но рождению или до достиже-нии 20 лет, должно выбрать одно пз них до 21 года. Если лицо не выполняет данное предписание, то министр юстиции страны может напомнить ему о необходимости соблюдения закона. По истечении месяца со дня такого напоминания лицо автоматически утрачивает японское гражданство.
В 60-х годах западноевропейские государства — члены Совета Европы пришли к соглашению о том, что двойное гражданство является нежелательным и его необходимо всеми способами избегать. В соответствии с Конвенцией о сокращении случаев многогражданства и о воинской повинности 1977 г. утрачи-вают прежнее гражданство совершеннолетние граждане госу-дарств-участников, которые на основе свободного волеизъявления путем натурализации, оптации или восстановления приоб-ретают гражданство другого государства-участника (ч. 1 ст. 1). Кроме того, участники Конвенции брали на себя обязательство уведомлять о каждом случае приобретения гражданства лицами, являющими гражданами государств — участников Конвенции (ст. 1 Дополнительного протокола к Конвенции 1977 г.). Однако в настоящее время ряд государств Европы считают двойное гражданство вполне приемлемым в связи с ростом мобильности населения и развитием миграционных процессов'.
В Законе о гражданстве СССР 1938 г. вопросы двойного гражданства не рассматривались. Однако в 1956—1958 гг. Советский Союз заключил ряд двусторонних конвенций с социалистическими странам]! (Албанией, Болгарией, Венгрией, КНДР, МНР, Румынией, Чехословакией, Югославией) об урегулировании вопросов двойного гражданства. В соответствии с данными конвенциями лица, обладающие двойным гражданством, в течение года после их принятия должны были заявить об избрании одного из гражданств. Если они не выполняли данное
предписание, то рассматривались обеими странами как гражда-не страны проживания. Кроме того, с рядом государств (Польшей, Болгарией) в 1963—1966 гг. были заключены кон-венции о предотвращении двойного гражданства, в соответствии с которыми стороны не принимали в свое гражданство лиц без согласия компетентных органов страны их гражданства. В За-коне о гражданстве СССР за лицом, являющимся гражданином СССР, не признавалось право на принадлежность к гражданству иностранного государства (ст. 8).
 

 

Приобретение и утрата гражданства

Просмотров: 2 770
В соответствии с международно-правовыми стандартам! каждый человек имеет право на гражданство (ч. 1 ст. 15 Всеобщей декларации прав человека). Хотя в законодательси современных государств устанавливаются разнообразные критерии, наиболее распространенными основаниями являютс* приобретение гражданства по рождению или путем патурализации.
Во всех странах законодатель закрепляет возможное™ предоставления гражданства по рождению, хотя в этом возрасти человек не может определить свои предпочтения. Данпьп подход основывается на презумпции членства, согласно которой при рождении определенного лица имеется высокая степсш вероятности того, что оно проявит лояльность но отношению к государству, в котором родилось4.
В основе предоставления гражданства по рождению ле-жат два принципа — "право крови" (|И5 зап^ийш), т. с. рож-дение от родителя или родителей — граждан конкретной страны, и "право почвы" ((из зоН), т. с. рождение на территории определенной страны. Предпочтение "праву крови" — общности в силу происхождения — отдают государства, стремящиеся сохранить этнокультурное единство народа, традиционно проживающего на определенной территории (Германия, Швейцария). В государствах иммиграции (США, Канада) полагают, что "право почвы" помогает сформировать новую культурно-государственную общность, т. е. в данном случае граж-данство рассматривается как своеобразное территориальное понятие.
В законодательстве большинства государств закрепляют-ся смешанные подходы — сочетание в той или иной форме "права крови" и "права почвы". В Российской Федерации до-пускается приобретение гражданства по рождению детьми, один из родителей которых является гражданином России, а также детьми, родившимися на территории нашей страны, если их родители неизвестны пли являются лицами без гражданства. Кроме того, возможно предоставление российского граждан-ства детям иностранцев, если государство происхождения ро-дителей не предоставляет детям свое гражданство.
Практически во всех европейских странах законодатель устанавливает равные шансы отца и матери передать свое гражданство ребенку. Однако в ряде государств правовой статус ребенка по-прежнему определяется по отцу (Таиланд, Индия, Бангладеш). Согласно законодательству данных стран ребенок может получить гражданство матери только в том случае, если отец является лицом без гражданства или неиз-вестен.
В соответствии с Международным пактом о гражданских и политических нравах (ч. 3 ст. 24) каждый ребенок имеет право на приобретение гражданства. Не случайно в законода-тельстве различных государств можно встретить нормы о предоставлении гражданства детям, найденным на территории стра-ны, родители которых неизвестны. Однако если в российском законодательстве возраст ребенка пс имеет значения, в зарубежных странах могут вводиться возрастные ограничения (дети до 5 лет — США, до 6 месяцев — Австрия).
Натурализация — предоставление гражданства лицу, не являющему гражданином страны но рождению, на основании решения компетентного органа. Правом предоставления граж-данства обычно наделяются высшие органы государственной власти. В Бельгии натурализация входит в компетенцию Короля и Палаты представителей, в США — федеральных судов, в Италии и России — Президента Республики, в Турции и Франции — Правительства. В ряде стран данные вопросы от-носятся к ведению министерств юстиции (Япония), иностран-ных дел (Мексика) или внутренних дел (Израиль).
Натурализация носит персональный характер. Она может осуществляться как в результате личного выбора лица, желаю-щего поменять свое гражданство, так и в связи с наступлением определенных обстоятельств (вступление в брак, усыновление, признание отцовства). Закрепление возможности натурализации связано с признанием права на изменение гражданства, предусмотренного во Всеобщей декларации прав человека (ч. 2 ст. 15). Хотя большинство государств и признает это право, практически все они устанавливают четкие критерии, которым должен соответствовать претендент па гражданство. Как пра-вило, возможность получить гражданство иностранного госу-дарства невелика, если человек не связан с ним определенными обстоятельствами — происхождением, проживанием или рож-дением па его территории.
Существуют различные подходы к натурализации иност-ранных граждан. В ряде стран она рассматривается как сугубо дискреционное полномочие государства (Германия, Швей-цария, Япония). Кандидат должен отвечать определенным ус-ловиям, однако даже в случае их выполнения компетентный государственный орган имеет право определить, соответствует ли интересам страны предоставление гражданства данному лицу. Отрицательное решение не обосновывается и не подле-жит обжалованию. Натурализация является привилегией, пре-доставляемой определенным лицам. Данная процедура пред-полагает тщательное рассмотрение дела каждого из претен-дентов, за натурализацию устанавливается достаточно высокая плата.
В других странах (США, Канада, Швеция) натурализуются все кандидаты, отвечающие установленным требованиям. В них от иммигрантов ожидают натурализации, которая поощряется государством. Установленная процедура достаточно проста, формально предусматривает сравнительно невысокие денежные сборы.
Во многих зарубежных странах введены достаточно жест-кие требования к претендентам на гражданство. Практически повсеместно им надо прожить определенный срок на террито-рии страны нового гражданства (12 лет — Швейцария, 10 лет — Австрия, 5 лет — США, 2 года — Аргентина). Помимо этого они должны отвечать критериям материально-финансового (ФРГ — наличие жилища, Япония — достаточный капитал, возможность обеспечить самостоятельное существование), мо-рального (Аргентина — хорошее поведение) и уголовно-пра-вового характера (Австрия — отсутствие судебных приговоров или преследования в уголовном порядке). В ряде стран для получения гражданства необходимо продемонстрировать знание языка (Эстония, Израиль), истории и основных положе-ний конституции страны (США, Латвия). Иногда условием на-турализации является принесение присяги верности данному государству (Италия, Филиппины).
В Российской Федерации для потенциальных граждан вво-дится только ценз оседлости (для иностранных граждан и лиц без гражданства — всего 5 лет или 3 года непрерывно перед обращением с ходатайством; для беженцев указанные сроки сокращаются вдвое), однако либерализм законодателя в значи-тельной степени сводится на нет правопримепителыюй практи-кой и подзаконными актами в данной области. Так, Положение о порядке рассмотрения вопросов гражданства РФ1 предус-матривает, что оформление органами внутренних дел материа-лов по вопросам гражданства в отношении лиц, прибывших на территорию России в связи с трудовым соглашением, учебой, другими целями, осуществляется после решения вопроса о мес-те их жительства на территории России (п. 3).
В законодательстве многих стран предусмотрен упрощен-ный (регистрационный) порядок предоставления гражданства. Как правило, он распространяется на этнически близких инос-транцев (Германия, Болгария, Индия), а также лиц, заключив-ших брак с гражданами страны (Швейцария, Япония). В странах СНГ упрощенный порядок обычно распространяется на представителей титульной нации или выходцев из данной тер-ритории. Более широкие подходы законодательно закрепляются только в России и Армении.
Конвенция об упрощенном порядке приобретения граж-данства государств — участников Содружества Независимых Государств была подписана 19 января 1996 г. Россией, Казах-станом и Таджикистаном. В соответствии с Конвенцией для приобретения и выхода из гражданства в упрощенном (регис-трационном) порядке (ст. 2) лицу необходимо представить ряд документов: копию свидетельства о рождении или другой до-кумент, удостоверяющий личность и место рождения гражда-нина, документы, подтверждающие то, чго заявитель в прошлом состоял в гражданстве одной из Договаривающихся Сторон и одновременно в гражданстве СССР, проживал на их территории на 21 декабря 1991 г. и проживает постоянно до вступления в силу Конвенции, а также то, что он имеет близкого родственника, постоянно проживающего на территории страны приобретаемого гражданства и являющегося ее гражданином.
Определенная группа оснований для приобретения граж-данства связана с территориальными изменениями или прекра-щением существования государств. К числу таких оснований можно отнести автоматическую перемену гражданства — трансферт. Примером может служить приобретение гражданами Российской Федерации нового статуса в результате распада СССР. Согласно Закону о гражданстве Российской Федерации гражданами России были признаны все граждане бывшего СССР, постоянно проживающие на территории Российской Федерации на день вступления в силу данного Закона, если в течение одного года после этого дня они не заявили о своем нежелании состоять в гражданстве России (ч. 1 ст. 13).
В тех случаях, когда определенная часть территории одно-го государства переходит под суверенитет другого, использует-ся оптация — добровольный выбор государства гражданской принадлежности. Право выбора предоставляется населению, проживающему на территории, которая отходит к другому го-сударству. При этом, как правило, предполагается, что лицо, сделавшее выбор, будет жить па территории государства гражданской принадлежности. В отличие от оптации, которая носит персональный характер, обмен населением является массовым и двусторонним, происходит обычно по национальному при-знаку па основе принципа добровольности.
В ряде стран характер приобретения гражданства может оказывать воздействие на объем прав и свобод лица. Как правило, речь идет о занятии государственных должностей. В отдельных странах (Эстония, Болгария, США) их президентом может стать только гражданин по рождению. На Филиппинах устанавливается очень широкий перечень ограничений в правах для натурализованных граждан. Так, только граждане по рождению могут занимать должности президента, вице-президента страны, членов парламента, Верховного Суда л нижестоящих судов, председателей и членов конституционных комиссий, омбудсмана и его заместителей, членов комиссии по правам человека. В Южной Корее натурализованные не могут приниматься на дипломатическую службу, в Мексике — занимать должности начальника порта, коменданта аэродрома, лоцмана, служить на торговом, морском или воздушном судне.
 

 

Гражданство и его специфика

Просмотров: 1 887
Население любого современного государства неоднород-но. В его составе выделяются различные группы в зависимости ог иола, возраста, национальности, вероисповедания, места жи-тельства, профессиональной принадлежности. Для того чтобы выявить различия, связанные с объемом прав и обязанностей, определить характер взаимоотношений с государством прожи-вания, необходимо обратиться к понятию гражданства.
В юридической литературе гражданство рассматривается либо как устойчивая правовая связь человека с государством, правоотношение, возникающее, изменяющееся или прекращаю-щееся в связи с определенными юридическими фактами (рож-дение на территории страны, обращение с просьбой о натурализации, приобретение второго гражданства, утрата гражданства), либо как определенное правовое положение лица в конкретной стране. В последнем значении гражданство — это особый статус, который предполагает юридическое признание государ-
ствснной принадлежности лица внутри страны и за рубежом и наделение его в полном объеме комплексом прав и обязанностей, предусмотренных в законодательстве этого государства.
Статус гражданина является гарантией предоставления политических прав и доступа к государственной службе, условием свободного выезда за пределы страны п беспрепятственного возвращения на родину. В большинстве государств именно на интересы граждан сориентированы социальные и экономические программы правительства, законодательство в области труда и социального обеспечения. С точки зрения международного права только граждане страны могут рассчитывать па правовую защиту в качестве представителей национальных нлн этнических меньшинств.
Гражданство порождает взаимные обязательства страны и человека. Государство ждет от своих граждан особой лояльности. (Не случайно измена государству или Родине может быть вменена только гражданам страны.) В свою очередь граждане рассчитывают па защиту п покровительство страны, если у них возникают проблемы с властями или частными лицами за рубежом. Эти взаимные обязательства носят персональный и экстерриториальный характер, они не прекращаются в случае длительного отсутствия гражданина на территории страны или проживания за ее пределами. В отличие от этого власть госу-дарства распространяется на иностранцев п лиц без граждан-ства только тогда, когда они находятся на его территории. Эти отношения носят более формальный характер и, как правило, не порождают устойчивых взаимных обязательств.
Исторически гражданство является порождением Фран-цузской революции. В противовес концепции подданства как личной зависимости от монарха, сложившейся в эпоху абсолютизма, были выдвинуты концепции гражданина как лица, способного активно участвовать в политической жизни страны, и народа как общности равноправных граждан. На смену традиционным формам определения групповой принадлежности (семья, корпорация, регион) пришло государство как основной источник идентификации любого лица. Вслед за Францией и другие европейские страны стали использовать в своем законодательстве понятие "гражданство" вместо "подданства". Однако в России этот термин начал применяться в нормативных правовых актах только в начале XX в.: общее для всего пасслсння наименование — гражданин Российской Республики было введено декретом ВЦИК и СПК от 10 ноября 1917 г. "Об уничтожении сословий и гражданских чинов"1.
После второй мировой войны термин "гражданство" стал употребляться п в более широком значении. Его трактовали как особый статус, связанный с принадлежностью лица к союзу государств, объединенных общей историей, культурой и тради-циями, — гражданство Европейского Союза, Содружества на-ций. Данным статус автоматически предоставляется в том слу-чае, если вы являетесь гражданином государства — члена дан-ного объединения. Не существует каких-либо специальных правил приобретения пли утраты гражданства союза. Любые изменения, связанные с гражданством государства-члена, порождают определенные последствия и для правового положения лица в рамках союза (сообщества). Так, утрата гражданства страны влечет п утрату гражданства сообщества при условии, что лицо не приобретает одновременно гражданство другого государства-члена.
Статус гражданина сообщества признается третьими странами, которые не входят в состав данного объединения, однако, как правило, порождает определенные права только на территории государств — членов сообщества. Условием реа-лизации предоставленных прав обычно является выезд за пре-делы страны своей государственной принадлежности. Естественно, па территории государства происхождения лицо рассматривают не как гражданина сообщества, а как гражданина страны.
Объем нрав гражданина союза весьма ограничен, если сравнивать его с обычным каталогом прав гражданина конкретной страны. В соответствии с Уставом Союза Беларуси п России 1997 г.2 каждый гражданин Союза имеет право на свободное передвижение н постоянное проживание в пределах территории обеих государств; на дипломатическую и консульскую защиту на территории третьих стран, где нет представительств государства гражданской принадлежности; на участие в управ-лении делами Союза; на владение, пользование и распоряжение имуществом на территории другого государства (ст. 18). При этом гражданин Союза, постоянно проживающий на территории государства, не являющегося страной гражданской принадлежности, может участвовать в муниципальных выборах в качестве избирателя или кандидата на территории госу-дарства проживания.
 

 

Основания ограничения прав и свобод человека и гражданина

Просмотров: 9 927
Пользование правами сопряжено с ответственностью че-ловека, с возможными ограничениями, определяемыми мерой и границами свободы, установленными правом, принципами гу-манности, солидарности, нравственности. Этот постулат сфор-мулирован в ст. 29 Всеобщей декларации прав человека: "При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного при-знания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требовании морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе".
Правовые ограничения содержатся в ст. 19 Международ-ного пакта о гражданских и политических правах, предусмат-ривающей право человека беспрепятственно придерживаться своих мнений, выражать эти мнения письменно, устно, в печати или иными способами по своему выбору. В п. 3 ст. 19 отмечается, что пользование этими правами налагает особую обязанность и особую ответственность. "Оно может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены Законом и являются необходимыми:
а) для уважения прав и репутации других лиц;
б) для охраны государственной безопасности, обществен-ного порядка, здоровья или нравственности населения".
В Международном пакте о гражданских и политических правах предусмотрена возможность запрещения антигуманных, аморальных действий — пропаганды войны, всяких выступлений в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющих собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию (ст. 20). Международный пакт об эконо-мических, социальных п культурных нравах допускает ограничения прав постольку, поскольку это совместимо с природой указанных прав, и исключительно с целью способствовать общему благосостоянию в демократическом обществе (ст. 4).
Часть вторая ст. 11 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод гласит: "Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах государственной безопасности и общественного спокойствия, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, защиты здоровья п нравственности или защиты прав
II СВОбоД ДРУГИХ ЛИЦ".
В ст. 55 Конституции Российской Федерации также уста-новлены основания ограничений прав и свобод: "Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства".
Конституция РФ конкретизирует эти положения, запре-щая пропаганду пли агитацию, возбуждающие социальную, расовую, национальную ненависть п вражду, пропаганду социального, расового, национального, религиозного или иного превосходства.
Законодательство РФ устанавливает ответственность за нарушение этих запретов (например, ст. 136 УК РФ предус-матривает уголовную ответственность за нарушение национального и расового равноправия; ст. 280 — за публичные призывы к насильственному захвату власти, насильственному удержанию власти или к насильственному изменению конституционного строя; ст. 282 — за возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, унижение национального достоинства; ст. 354 — за публичные призывы к развязыванию агрессивной войны. Запрет па пропаганду религиозной враж-ды или религиозного превосходства основывается на ст. 14 Конституции РФ, согласно которой никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обяза-тельной.
В Законе РСФСР от 25 октября 1991 г. "О языках народов РСФСР" записано, что "недопустима пропаганда вражды и пренебрежения к любому языку, создание противоречащих кон-ституционно установленным принципам национальной поли-тики препятствий, ограничении и привилегии в использовании языков, иные нарушения законодательства о языках пародов РСФСР и республик в составе РСФСР". Статья 28 этого За-| кона указывает, что действия юридических и физических лиц] нарушающих законодательство РФ о языках народов РСФСР] влекут за собой ответственность и обжалуются в установлен-) ном порядке в соответствии с законодательством РСФСР республик в составе РСФСР.
 

Разное
Дополнительно

Счётчики
 

{tu5}
Карта сайта.. Статьи