Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно


Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
» » Страница 4



 

Судебно-трасологическая экспертиза следов зубов и губ

Просмотров: 2 664
1. Оставлены ли следы, представленные на экспертизу, зубами человека?
2. Зубами верхней или нижней челюсти и какими конкретно (молярами, резцами и пр.) оставлены следы? Каковы особенности зубного аппарата человека, оставившего следы (отсутствие зубов, дефекты зубов и т. п.)?
3. Каков был механизм образования следов?
4. Не оставлены ли следы зубов протезами?
 

 

Судебно-трасологическая экспертиза следов ног и обуви

Просмотров: 4 137
1. Оставлен ли след (следы) босыми ногами человека (ногами в чулках, носках, обувью)? Пригодны ли следы ног (обуви) для идентификации?
2. Какой ногой (правой или левой) оставлен след? Каков размер и особенности босой ноги (шрамы, заболевания кожи, отсутствие фаланг пальцев), оставившей следы?
3. Какой обувью (вид, размер, степень изношенности) оставлены следы? Какие особенности имеют обувь, чулки, носки?
4. Каковы физические свойства лица, оставившего следы (пол, рост, особенности телосложения, походки и пр.)?
5. Каково направление и характер движения человека (например, шагом, бегом, с грузом)?
 

 

Судебная дактилоскопическая экспертиза

Просмотров: 2 696
1. Имеются ли на представленном объекте следы рук? Пригодны ли они для идентификации лица?
2. Какой рукой (правой или левой) и какими пальцами (участком ладони) оставлены следы на данном предмете? Каково взаиморасположение следов пальцев рук, какова их локализация на различных предметах (для анализа отдельных элементов механизма преступления или иного события)?
3. Имеет ли какие-то особенности строение кисти руки лица, оставившего следы (шрамы, заболевания кожи, отсутствие фаланг пальцев)? Не было ли на руках посторонних предметов: колец, перчаток и пр.?
4. Как давно оставлены следы рук?
5. Каков пол, возраст и примерный рост лица, оставившего следы?
 

 

Судебная технико-криминалистическая экспертиза документов

Просмотров: 3 152
Экспертиза реквизитов документов
1. Каким способом изготовлен данный документ (типографским, от руки, с использованием пишущей машинки, принтера персонального компьютера, частей другого документа)?
2. Какого рода орудие письма было использовано для выполнения рукописного текста (перьевая авторучка, шариковая ручка, перо, обмакиваемое в чернила, фломастер, карандаш, через копировальную бумагу и др.)?
3. Не использована ли при изготовлении данного документа часть другого документа, имеющего оттиск печати, подпись?
4. Подвергалось ли и каким способом (подчистка, травление, дописка, переклейка фотокарточки и пр.) изменению первоначальное содержание документа?
5. Выполнялся ли данный документ в один прием и в естественной ли последовательности?
6. Соответствует ли дате время изготовления документа, в каком году он был изготовлен?
7. Что было выполнено ранее: оттиск печати, текст, подпись (при пересечении штрихов-этих реквизитов)?
8. До или после образования складок на документе выполнены рукописные записи?
9. Каким образом скопирована данная подпись (предварительной обводкой на просвет, передавливанием, с помощью копировальной бумаги и пр.)?
10. Каково первоначальное содержание документа, если он подвергался изменению (залитые, зачеркнутые, замазанные записи)?
11. Каково содержание угасших, вдавленных записей, записей, выполненных невидимыми чернилами либо ставших невидимыми по иным причинам, записей на разноцветных поверхностях?
12. Каково содержание текстов, образовавшихся на промокательной или копировальной бумаге?
13. Каково содержание записей на разорванных документах? Что представляли собой эти документы, частями скольких документов являются данные обрывки?
14. Результатом сгорания каких и скольких документов являются данные обугленные и испепеленные остатки? Каково их содержание? Если сожжены были денежные билеты, то сколько купюр и какого достоинства? (Эти вопросы разрешаются при комплексном исследовании реквизитов и материалов документов.)
15. Какими свойствами обладала подложка, на которой находился документ при его изготовлении (гладкая, шероховатая, мягкая, загрязненная и пр.)?
16. Не составляли ли обрывки документа ранее единое целое?
17. Не изготовлен ли документ на данной подложке?
 

 

Судебно-автороведческая экспертиза

Просмотров: 2 131
1. Каков образовательный уровень автора текста?
2. Является ли данный язык родным для автора текста, если нет, то какой язык предположительно является для него родным? Носителем какого наречия (диалекта, говора) является автор текста?
3. Составлен ли данный документ лицом, обладающим навыками научного (публицистического, делового и пр.) стиля письменной речи?
4. Составлен ли этот текст с намеренным искажением письменной речи или лицом в необычном психофизиологическом состоянии?
 

 

Судебно-почерковедческая экспертиза

Просмотров: 1 670
1. Выполнен ли рукописный текст мужчиной или женщиной?
2. К какой возрастной группе относится автор рукописного текста?
3. Не выполнен ли рукописный текст (подпись) в необычной обстановке (например, на холоде, в непривычной для исполнителя позе и т. п.), в необычном состоянии пишущего (болезнь, алкогольное или наркотическое опьянение, состояние аффекта и пр.)?
4. Не выполнена ли исследуемая рукопись намеренно измененным почерком, с подражанием почерку конкретного лица, левой рукой (если привычно он пишет правой)?
 

 

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ЭТАП НАЗНАЧЕНИЯ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Просмотров: 1 101
Заключительный этап назначения судебной экспертизы также весьма специфичен относительно этого же этапа производства других следственных действий. Слагается он из ряда элементов, основными из которых являются следующие.
1. Анализ поступившего экспертного заключения. В первую очередь он предполагает проверку соответствия содержания заключения предъявляемым к нему законом требованиям. Согласно ч. 1 ст. 204 УПК в заключении эксперта указываются: 1)дата, время и место производства судебной экспертизы; 2) основания производства судебной экспертизы; 3) должностное лицо, назначившее судебную экспертизу; 4) сведения об экспертном учреждении, а также фамилия, имя и отчество эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность; 5) сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения; 6) вопросы, поставленные перед экспертом; 7) объекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы; 8) данные о лицах, присутствовавших при производстве судебной экспертизы; 9) содержание и результаты исследований с указанием примененных методик; 10) выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование.
Чаще всего (и это психологически вполне объяснимо) следователь начинает анализ заключения эксперта с изучения того, насколько выводы эксперта значимы в доказательственном плане. Иными словами, оценивает, можно ли использовать их в определении направления дальнейшего расследования, если да, то каким образом; подтверждают они или опровергают ту либо иную следственную версию.
Затем следователь выясняет, на все ли поставленные перед ним вопросы ответил эксперт в своем заключении. При этом могут иметь место три ситуации: 1) эксперт ответил на все поставленные ему на разрешение вопросы; 2) отказ ответить на некоторые из вопросов эксперт обосновал в заключении теми или иными причинами (например, тем, что решение их выходит за пределы компетенции данной экспертизы, или отсутствием для их разрешения научно обоснованной методики исследования); 3) эксперт просто «упустил» формулирование в своих выводах ответов на исследованные им в ходе экспертизы вопросы. В двух последних ситуациях, как представляется, следователь должен воспользоваться предоставленным ему ст. 205 УПК правом и допросить эксперта для разъяснения данного им заключения.
Далее следователь должен проанализировать полученное им экспертное заключение с позиций научной и методической обоснованности проведенных исследований и сделанных в нем выводов. Это, пожалуй, наиболее сложная проблема, стоящая перед следователем на данном этапе. Действительно, как на то обращал внимание Р. С. Белкин, следователь далеко не всегда «может квалифицированно судить о содержании проведенных исследований, поскольку для этого следует оценить примененные экспертом методы и методики, иметь представление о разрешающей способности, эффективности и точности методов, об апробации и научности методик и т. п.»*. Естественно, при этом «речь идет о сложных экспертных исследованиях с использованием современных методов, отнюдь не отличающихся наглядностью и доступностью для простого наблюдения результатов, когда на десятках страниц, заполненных формулами и расчетами, описывается процесс экспертного исследования»**. Выскажем свое мнение о возможных путях решения этой сложнейшей проблемы (Р. С. Белкин называл требование закона об оценке следователем экспертного заключения «процессуальной ловушкой»). Во-первых, нам думается, что, сталкиваясь с подобным заключением, следователь, как и в предыдущем случае, должен допросить эксперта для разъяснения им «нормальным» общедоступным языком логики и методик своих исследований, в том числе и по перечисленным Р. С. Белкиным вопросам (о разрешающей способности определенной аппаратуры, об апробации и научности использованных методик и т. п.). Кстати сказать, ст. 8 ФЗ «О судебно-экспертной деятельности» предписывает, что «заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных». Во-вторых, мы считаем возможным в таких ситуациях назначение повторной экспертизы. Особо ее назначение и проведение необходимо в тех случаях, когда анализируемое заключение эксперта является если не единственным, то наиболее значимым доказательством, изобличающим или оправдывающим обвиняемого, либо когда от его обоснованности зависит в целом направление дальнейшего расследования по уголовному делу, либо, наконец, если оно в принципе противоречит другим материалам расследуемого дела.
 

 

РАБОЧИЙ ЭТАП НАЗНАЧЕНИЯ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Просмотров: 5 632
Рабочий этап назначения судебной экспертизы складывается из нескольких имеющих тактические особенности элементов. Их круг очерчен ст. 195 и 197 УПК.
1. «Признав необходимым назначение судебной экспертизы, следователь выносит об этом постановление, а в случаях, предусмотренных п. 3 ч. 2 ст. 29 УПК, возбуждает перед судом ходатайство, в котором указываются: 1) основания назначения судебной экспертизы; 2) фамилия, имя и отчество эксперта или наименование экспертного учреждения, в котором должна быть проведена судебная экспертиза; 3) вопросы, поставленные перед экспертом; 4) материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта» (ч. 1 ст. 195 УПК). В силу п. 3 ч. 2 ст. 29 УПК только суд принимает решение о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящихся под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы.
Структура постановления о назначении экспертизы определена в приложении 62 к УПК.
Указания на основания составляют заключительные криминалистически-содержательные положения описательной части постановления о назначении экспертизы. Им должно предшествовать изложение обстоятельств дела, вызвавших у следователя потребность в использовании специальных познаний для экспертного исследования, связанных с излагаемыми обстоятельствами объектов. Наиболее принципиальная рекомендация об объеме описательной части постановления о назначении экспертизы, на наш взгляд, следующая: эксперту в ней надо сообщать лишь те данные, которые требуются ему для полных и обоснованных ответов на поставленные на разрешение вопросы.
Цель этой рекомендации – исключить возможные психологические «накладки», которые могут повлечь как осознанное, так и зачастую не полностью осознанное желание эксперта своим заключением, своими ответами «помочь» следствию в «изобличении уже известного злодея». В этой же связи категорически недопустимы описание следователем обстоятельств и констатация в постановлении фактов, носящих по своей сути «наводящий» характер.
Так, назначая идентификационную трасологическую экспертизу ножа, изъятого у Н., по следу, который был обнаружен на ребре, извлеченном из трупа убитого, следователь указал: «Н. полностью изобличен в совершении данного убийства материалами дела. Однако, желая уйти от ответственности, он отрицает данный факт. А потому, учитывая, что для установления того, что именно этим ножом был нанесен смертельный удар потерпевшему... назначить трасологическую экспертизу...»
Во многом предопределенный таким «беспристрастным» изложением обстоятельств дела, положительный ответ эксперта на вопрос в дальнейшем повторной комиссионной экспертизой был признан несостоятельным и методически необоснованным. В то же время совершенно очевидно, что при назначении экспертиз различных классов, родов и видов объем описательной части постановления должен быть различным. Так, при назначении ситуационной автотехнической экспертизы описательная часть постановления должна содержать весьма подробные сведения об исходных данных (обстоятельства ДТП как такового, сведения о тормозном пути автомашины, состояние покрытия дороги, метеоусловия, наличие или отсутствие запретительных и иных знаков и т. п.). Напротив, описательная часть постановления о назначении судебно-баллистической экспертизы идентификационного характера должна быть ограничена лишь указаниями на то, где (или у кого) были обнаружены и изъяты идентифицирующий и идентифицируемый объекты (скажем, на месте происшествия обнаружены гильзы, в доме подозреваемого Н. изъят пистолет).
Очень важным компонентом данного этапа назначения судебной экспертизы является формулировка следователем вопросов, ставящихся на разрешение эксперта (они излагаются в резолютивной части постановления). В этом отношении теория и практика криминалистики выработала ряд следующих основных рекомендаций.
Во-первых, они не должны выходить за пределы компетенции назначаемого вида и класса экспертизы. Нельзя, скажем, ставить на разрешение технико-криминалистической экспертизы документов вопросы, относящиеся к идентификационной или диагностической экспертизе почерка; перед судебно-медицинским экспертом – вопросы идентификационного трасологического характера и т. п.
Во-вторых, эти вопросы должны быть предельно конкретными и недвусмысленными. Только такая их формулировка позволит получить на них такие же конкретные и недвусмысленные ответы. При этом данная рекомендация касается всех видов экспертиз, как идентификационного, так и диагностического и ситуационного характера. Несколько примеров такой формулировки вопросов: «Ивановым или другим лицом выполнен текст представленного на исследование документа?»; «Пригоден ли представленный на экспертизу отпечаток пальца для идентификации?»; «Имел ли водитель Иванов в ситуации, изложенной в описательной части постановления, техническую возможность предотвратить наезд на потерпевшего?»; «Возможно ли производство выстрела из представленного на исследование экземпляра охотничьего ружья без нажатия на спусковую скобу?»; «Каково время наступления смерти потерпевшего?»; «Какова причина смерти потерпевшего и способ ее причинения?» и т. п.
В-третьих, при постановке вопросов в постановлении о назначении экспертизы следователю надо учитывать существование методически обоснованных экспертных возможностей их разрешения. Это обусловливает целесообразность для следователя получать консультации у специалистов (в том числе и у тех, которым будет поручено производство экспертизы) о таковых возможностях, а иногда с учетом этого и согласовывать с ними конкретные формулировки отдельных вопросов.
В то же время в ряде случаев целесообразна постановка перед экспертами вопросов, на которые заведомо для следователя последние откажутся дать однозначный ответ именно в связи с отсутствием методически обоснованных экспертных возможностей их разрешения. Такие выводы экспертов (их называют «заключение о невозможности дачи заключения») снимут в том неопределенность, информируют иных участников уголовного процесса (тех же обвиняемых, их защитников, прокурора, суд), почему определенный вопрос экспертным путем не исследовался.
Как то предписывает закон (п. 4 ч. 1 ст. 195 УПК), в постановлении о назначении экспертизы должны быть перечислены материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта. Основные тактические требования к этому элементу рабочего этапа назначения экспертизы, на наш взгляд, следующие.
Во-первых, эти материалы должны быть допустимыми для их экспертного исследования, что означает их получение следователем лишь в порядке, предусмотренном УПК для их вовлечения в уголовный процесс (в результате произведенных следственных действий, приобщения к уголовному делу материалов оперативно-розыскной деятельности, в частности выполненных в ходе нее аудио- и видеозаписей, и т. п.).
Во-вторых, представляемые эксперту материалы в необходимых случаях (о которых говорилось выше) должны быть надлежащим образом упакованы и опечатаны. Указание на это также должно содержаться в постановлении при перечислении представляемых материалов. Данное требование направлено на исключение сомнений в том, не внесены ли в эти объекты (материалы) умышленные или неосторожные изменения после их изъятия при проведенных соответствующих следственных действиях.
 

 

ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЙ ЭТАП НАЗНАЧЕНИЯ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Просмотров: 2 232
Тактика назначения судебной экспертизы, как тактика любого иного следственного действия, слагается из трех этапов: подготовительного, рабочего, заключительного.
Наиболее специфичным для рассматриваемого следственного действия является его подготовительный этап. Основные особенности его состоят в изменении последовательности стадий его проведения (сначала «полевая стадия», затем «кабинетная», тогда как при подготовке к производству других следственных действий их последовательность противоположна). Более сложной является и сама структура этого этапа.
Начинается он с обнаружения и изъятия объектов, которые в дальнейшем предполагается подвергнуть экспертным исследованиям. Чаще всего такие объекты обнаруживаются и изымаются в процессе осмотра места происшествия, обыска и выемки, т. е. при производстве следственных действий, направленных в большинстве своем именно для их обнаружения. Изъятие таких объектов, добровольно представляемых отдельными лицами (потерпевшими, подозреваемыми и др.) также осуществляется в процессуальном режиме выемки. Очевидно, что судебно-медицинская, психиатрическая, психологическая и другие экспертизы относительно живых лиц (потерпевшего, подозреваемого) возможны только при их появлении в уголовном деле.
На нескольких, казалось бы, аксиоматичных, но, увы, не всегда на практике соблюдаемых положениях, связанных с обнаружением и изъятием объектов предстоящих экспертных исследований, следует остановиться подробнее. Во-первых, факт и условия (обстоятельства) обнаружения такого объекта (объектов) должны быть весьма подробно отражены в протоколе соответствующего следственного действия. Во-вторых, в нем же должен быть отражен факт изъятия данного объекта. В-третьих, большая часть таких объектов должна быть при их изъятии соответствующим образом упакована и опечатана, что также отражается в протоколе. Несоблюдение этих положений лишает доказательственного значения сам факт обнаружения и изъятия этих объектов и ставит под обоснованное сомнение доказательственную значимость результатов их последующих экспертных исследований.
Так, если одежда, снятая при осмотре места происшествия с трупа, тут же не была упакована и опечатана, то обнаружение при экспертизе на ней микрочастиц, аналогичных по своему происхождению с тканью одежды, изъятой у подозреваемого, теряет свою доказательственную силу, ибо в этом случае нельзя исключить, что она после изъятия могла соприкасаться с любой иной одеждой и тканью.
Изъяв определенные объекты, следователь на данном этапе должен решить вопрос о необходимости назначения в отношении них судебной экспертизы (экспертиз), т. е. о необходимости использования для их исследования специальных познаний. Отметим, что такой вопрос перед следователем не возникает в случаях, когда назначение экспертизы обязательно (ст. 196 УПК).
Следует обратить внимание на то, что изъятие объектов и формулирование оснований для назначения по ним экспертиз – процесс взаимосвязанный и взаимообусловленный: очень многие (если не большинство) объектов изымаются при проведении следственных действий именно с целью последующих их экспертных исследований. Статус вещественных доказательств, в качестве которых часть из них впоследствии должна быть приобщена к уголовному делу, они приобретут, если «сохранили на себе следы преступления» или (и) в результате их экспертных исследований «могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела» (ст. 81 УПК).
Таким образом, общим основанием к назначению большинства судебных экспертиз служат дедуктивные умозаключения следователя, основанные на его криминалистических знаниях и практическом опыте, о механизме следообразования при совершении преступлений, относящихся к определенному виду (какие следы и на каких объектах должны или могут при этом возникнуть), а также об имеющихся экспертных возможностях исследования отдельных видов следов (имея при этом в виду приведенные выше классификации экспертиз, в первую очередь, по областям используемых при этом специальных познаний и направленности на разрешение не только идентификационных, но диагностических и ситуационных задач).
Объекты, подлежащие экспертным исследованиям, должны быть предварительно осмотрены. Цель такого осмотра – установление оснований для назначения соответствующей экспертизы. В ряде случаев для этого достаточно производства их осмотра в рамках того следственного действия, в ходе которого эти объекты обнаруживались и изымались (например, обнаружение на месте убийства или при обыске в доме подозреваемого предмета, могущего служить орудием преступления, со следами, похожими на кровь). В других случаях для этого необходимо производство отдельного осмотра. Скажем, только самостоятельный осмотр множества изъятых при выемке документов позволит выделить из них те, которые в первую очередь требуют технико-криминалистического исследования (в связи с обнаружением на них нарушения защитной сетки, изменения структуры и цвета на отдельных частях документа, смазанности и искажения имеющихся оттисков печатей и штампов и по другим подобным причинам).
Зачастую основания для назначения экспертизы возникают в результате допроса (свидетеля, потерпевшего, подозреваемого либо обвиняемого) по существу предъявленных им при этом объектов или обстоятельств расследуемого уголовного дела в целом.
Например, свидетель, осмотрев предъявленную ему при допросе платежную ведомость, заявляет, что подпись в ней от его имени выполнена не им; обвиняемый признает, что тот или иной документ (либо подписи в нем определенных лиц) сфальсифицирован им или другим называемым им при этом человеком; обвиняемый объясняет, что выстрел, в результате которого погиб потерпевший, произошел без нажатия им спусковой скобы; участник ДТП утверждает, что не имел технической возможности предотвратить наезд на пострадавшего, и т. п.
Совершенно очевидно, что вид назначаемой экспертизы зависит не только от названных выше (и других возможных) оснований для ее назначения, но и, можно сказать, генетически обусловлен наличием в распоряжении следователя к моменту ее назначения объектов для экспертного исследования. Говоря об этом, мы в первую очередь имеем в виду, что далеко не всегда, особенно на первоначальном этапе расследования, следователь имеет реальную возможность для назначения идентификационной экспертизы (как правило, наиболее значимой в доказательственном плане). Дело в том, что такая экспертиза может быть проведена лишь при наличии двух объектов – идентифицирующего и идентифицируемого. А зачастую в распоряжении следователя, особенно на первоначальном этапе расследования, имеется лишь один из них.
Несколько примеров тому: на месте происшествия изъяты гильзы от патронов, которыми были произведены выстрелы в потерпевшего, но само огнестрельное оружие не обнаружено; там же выявлены и зафиксированы на дактилоскопическую пленку отпечатки пальцев, либо изготовлен гипсовый слепок следа обуви; изъят документ, текст которого по заявлению должностного лица выполнен не им; следователю поступило анонимное письмо, содержащее важные для расследуемого дела сведения; обнаружена предсмертная записка, выполненная от имени лица, причина смерти которого вызывает сомнения.
Поэтому первоначальной задачей следователя и основным направлением расследования в этих типовых ситуациях является обнаружение недостающего (чаще всего – идентифицируемого) объекта. Процесс этот длителен и сложен. Но во многих случаях он может быть оптимизирован использованием результатов своевременно проведенных диагностических исследований уже обнаруженного (чаше всего – идентифицирующего) объекта, что, к сожалению, не всегда в должной мере учитывается на практике. Для иллюстрации данного положения используем несколько приведенных выше примеров из следственной практики.
 

 

ФОРМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ПОЗНАНИЙ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ. ВИДЫ СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ

Просмотров: 5 315
В настоящее время практически нельзя встретить уголовное дело, при расследовании которого в той или иной форме не использовались бы специальные познания*.
* Напомним, что под специальными познаниями понимаются знания, умения и навыки, которыми обладает лицо (специалист) в результате получения соответствующего специального образования и (или) опыта практической работы по соответствующей специальности. См.: Энциклопедия судебной экспертизы. М., 1999. С. 402–403.

Это обусловливается несколькими обстоятельствами.
Во-первых, тем, что уголовно-процессуальный закон не только предоставляет следователю возможность привлечения специалистов к расследованию, но и предписывает в ряде случаев обязательное их участие в производстве отдельных следственных действий. Так, при допросе свидетелей и потерпевших до 14 лет обязательно участие педагога, а по усмотрению следователя – и в случае, когда их возраст составляет от 14 до 18 лет (ч. 1 ст. 191 УПК); при допросе лица, не владеющего языком, на котором осуществляется судопроизводство, обязательно участие переводчика (ч. 2 ст. 18, ст. 169 УПК); при осмотре трупа на месте его обнаружения – судебно-медицинского эксперта, а при невозможности его участия – врача, а также иных специалистов (ч. 1 ст. 178 УПК). При освидетельствовании лица другого пола следователь не присутствует, если освидетельствование сопровождается обнажением данного лица. В этом случае освидетельствование производится врачом (ч. 4 ст. 179 УПК).
Во-вторых, уголовно-процессуальный закон в императивной форме перечисляет обстоятельства, которые надлежит устанавливать исключительно путём использования специальных познаний и лишь в форме экспертизы. Назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить: 1) причины смерти; 2) характер и степень вреда, причиненного здоровью; 3) психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в их вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве; 4) психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания; 5) возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие их возраст, отсутствуют или вызывают сомнение (ст. 196 УПК).
В-третьих, это предопределяется все более усложняющимся процессом расследования преступлений. Отдельные факты и обстоятельства могут быть выявлены, исследованы и приобрести в этом качестве значимость судебных доказательств не иначе как с использованием для того специальных познаний в соответствующей области науки, техники и ремесла.
В-четвертых, наконец, поступательное развитие науки постоянно пополняет арсенал криминалистических средств новейшими разработками (аппаратурой, технологиями, методиками) в области собирания и исследования доказательственной информации – от электронной техники для обнаружения пустот (тайников) до методик идентификации личности по мельчайшим биологическим следам (так называемая генная дактилоскопия) и полиграфических исследований на предмет установления причастности испытуемого к расследуемому преступлению и т. д.
Таким образом, уголовный процесс знает две формы привлечения специальных познаний в доказывании: участие специалистов в производстве отдельных следственных действий и назначение экспертиз.
Конечно же, помимо этого следователь зачастую вынужден обращаться к специалистам за получением консультаций по различным возникающим у него вопросам: от получения сведений об особенностях функционирования системы, относительно которой ведется расследование (например, подотчетности в ней отдельных должностных лиц, принятых в ней форм отчетности и т. д.) до обсуждения с соответствующим специалистом формулировок вопросов, которые следует поставить перед допрашиваемым (что весьма важно при расследовании преступлений, имеющих техногенный характер) или вопросов, которые должны быть вынесены на разрешение назначаемой экспертизы и особенностей подготовки определенной экспертизы в целом. Но это – непроцессуальная форма использования специальных познаний, как правило,-не находящая своего отражения в материалах дела, а потому не приводящая к непосредственному получению и исследованию доказательств.
Если доказательство, для формирования которого привлекается специалист, опосредуется в протоколе соответствующего следственного действия (в протоколе осмотра места происшествия, обыска и т. п.), то заключение эксперта, как известно, является самостоятельным источником доказательств. Не ошибемся, если скажем, что именно создание таким своеобразным путем доказательств является если не единственной, то основной задачей функционирования органов судебной экспертизы. Со всей определенностью это положение нашло свое выражение во впервые принятом в нашей стране Федеральном законе от 5 апреля 2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее – ФЗ «О судебно-экспертной деятельности»). Задачей государственной судебно-экспертной деятельности в соответствии со ст. 2 данного акта является оказание содействия судам, судьям, органам дознания, дознавателям, следователям и прокурорам в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопросов, требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесел.
По мнению большинства исследователей, тем более подкрепленному постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. «О судебной экспертизе по уголовным делам», юридические познания не относятся к специальным, и потому вопросы права в компетенцию экспертизы не входят. Вряд ли с этим, думается, в настоящее время можно согласиться. Отдельные отрасли права, особенно хозяйственное, налоговое, таможенное, столь сложны и в ряде случаев содержат столь много весьма противоречивых положений и норм, что далеко не всегда «нормальный» следователь в них сможет глубоко разобраться и сделать обоснованные выводы по расследуемому делу. Полагаем, что назначение в подобных случаях юридико-правовой экспертизы вполне допустимо. Кстати сказать, по сути нечто «правовое» содержится в таком издавна традиционном вопросе, правомерность которого перед автотехнической экспертизой ни у кого сомнений не вызывает: «Как должен был действовать водитель в данной дорожной обстановке согласно требованиям Правил дорожного движения?»
Объектом судебных экспертиз, по нашему мнению, в принципе может быть все, что определенно или предположительно связано с совершением преступлений и требует для своего исследования специальных знаний либо необходимо для таких исследований. О правомерности этого, кажущегося на первый взгляд слишком широкого подхода к определению данного понятия, свидетельствует ст. 10 вышеназванного закона. В соответствии с нею объектами экспертных исследований являются «вещественные доказательства, документы, предметы, животные, трупы и их части, образцы для сравнительного исследования, а также материалы дела, по которому производится судебная экспертиза. Исследования проводятся также в отношении живых лиц».
Экспертизы назначаются со следующими целями.
 

 

ФИКСАЦИЯ ХОДА И РЕЗУЛЬТАТОВ ПРОВЕРКИ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ

Просмотров: 3 010
Основным средством фиксации процесса и результатов проверки показаний на месте является протокол указанного следственного действия, который предусмотрен в виде приложения 56 к УПК. Он составляется следователем и содержит: а) дату и место его составления; б) должность, специальное звание и фамилию лица, ведущего расследование; в) фамилии, имена и отчества, а также адреса понятых; г) перечисление всех остальных участников проверки; д) указание на конкретную цель проверки показаний на месте, добровольный характер участия в ней лиц, чьи показания проверяются; е) время начала и окончания проверки на месте; ж) исходную точку движения участников проверки; з) описание способа передвижения и маршрута следования и показания подозреваемого, обвиняемого, свидетеля или потерпевшего относительно этого маршрута; и) описание конечного пункта движения; к) показания, относящиеся к этому пункту; л) описание действий, совершаемых на указанном месте; м) описание всего обнаруженного на этом месте в результате его осмотра; н) указание на фото- и видеосъемку, планы и схемы; о) заявления участников проверки; п) указание, куда отправлены обнаруженные и изъятые объекты; р) подписи всех участников следственного действия.
Для фиксации пояснений, даваемых в ходе проверки показаний на месте, а также для описания всего обнаруженного следователем целесообразно использовать диктофон, что облегчит составление протокола. Маршрут следования, указанное свидетелем или обвиняемым место, обнаруженные объекты, действия, совершаемые лицом, чьи показания проверяются, запечатлеваются с помощью фотосъемки или видеозаписи. Указанный этим лицом объект фотографируется либо вместе с ним, либо без него. Не рекомендуется фотографировать вместе с обвиняемым или свидетелем понятых или оперативных сотрудников, участвующих в проверке. Готовые фотоснимки наклеиваются на таблицы и снабжаются пояснительными надписями. Таблицы подписывает следователь или другое лицо, производившее съемку, понятые и лицо, чьи показания проверялись. Снимки одних и тех же объектов, указанных разными лицами, должны быть произведены с одной и той же точки.
Если для фиксации процесса и результатов проверки показаний применялась видеозапись, то удостоверение подлинности изготовленного видеофильма производится по общим правилам.
 

 

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК И ТАКТИКА ПРОВЕРКИ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ

Просмотров: 4 246
Согласно ст. 194 УПК в ходе проверки показаний ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия.
Участниками проверки показаний на месте являются: следователь, понятые и лицо, чьи показания проверяются. К участию в этом следственном действии могут быть привлечены специалист и представители общественности. Не допускается одновременная проверка на месте показаний нескольких лиц (п. 3 ст. 194 УПК). Когда по делу имеются несколько обвиняемых или свидетелей, выразивших желание указать одно и то же место или один и тот же путь следования, проверка осуществляется с каждым из них в отдельности. Более того, в каждом случае рекомендуется привлекать новых понятых, чтобы они не смогли перепутать обстоятельства и результаты проверки показаний, если суд сочтет нужным допросить их.
Эффективность проверки и уточнения показаний на месте непосредственно зависит от тщательности подготовки к ее проведению, которая включает следующие процессуальные действия и организационные мероприятия.
В процессе подготовки к проверке показаний на месте может быть проведен дополнительный допрос лица, чьи показания предполагается проверить. Обвиняемый (подозреваемый) или свидетель (потерпевший) подробно допрашиваются относительно всех обстоятельств, связанных с интересующим следствие местом. При допросе следует выяснить признаки этого места или пути движения подозреваемого, обвиняемого, свидетеля или потерпевшего.
Решение организационных вопросов должно касаться наиболее благоприятного времени начала проверки. Оно должно быть выбрано с таким расчетом, чтобы обеспечить ориентировку на местности лицу, чьи показания проверяются, предупредить нежелательные для следствия действия обвиняемого, обеспечить в необходимых случаях скрытность проверки. Если она может повлечь за собой арест других преступников, момент ее проведения должен быть выбран с таким расчетом, чтобы впоследствии была обеспечена внезапность ареста.
Определяется также место сбора участников, принимаются решения о подготовке средств передвижения. Вырабатывается оптимальная последовательность следственного действия, принимаются меры по обеспечению порядка на месте его производства, а если в проверке участвует арестованный – меры предупреждения его побега.
До начала следственного действия необходимо проверить готовность технических средств: фото- и видеокамеры, магнитофона, в необходимых случаях – поисковых приборов, следственно-' го чемодана, проинструктировать о порядке действий всех участников, в том числе и водителя транспортного средства.
Таким образом, среди подготовительных мероприятий можно выделить:
а) изучение личности субъекта, чьи показания надлежит проверить;
б) предварительный выход следователя на место для сбора информации и ознакомления с обстановкой, для создания оптимальных условий производства проверки показаний;
в) определение времени проведения следственного действия;
г) подбор и приглашение лиц, обеспечивающих процесс проведения следственного действия;
д) подготовку научно-технических средств;
е) подготовку транспортных средств;
ж) обеспечение безопасности лиц, принимающих участие в следственном действии;
з) инструктаж участников проверки показаний на месте.
Результативность и объективность проверки показаний на месте будут обеспечены в тех случаях, когда, наряду с надлежащей подготовкой, соблюдаются следующие тактические приемы:
а) выбрано оптимальное расположение участников;
 

 

СУЩНОСТЬ И ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПРОВЕРКИ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ

Просмотров: 2 603
Следственное действие, именуемое проверкой показаний на месте (бытовавшее прежде название – «выход на место»), состоит в указании ранее допрошенным лицом, правдивость показаний которого проверяется, определенного места, связанного с событием преступления; рассказе о совершенных на нем действиях; изучении указанного места и сопоставлении данных, сообщенных лицом, с реальной обстановкой на месте, демонстрации отдельных действий, исследовании фактической обстановки данного места и сопоставлении с ней полученных сообщений в целях проверки имеющихся и установления новых фактических данных.
Это один из эффективных способов исследования доказательств, содержащихся в показаниях свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых. В течение около 40 лет в литературе дискутировался вопрос о необходимости законодательной регламентации проверки показаний на месте. В результате этой дискуссии в новом Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации появилась ст. 194 «Проверка показаний на месте», в которой указывается, что в целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, показания, ранее данные подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем, могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с исследуемым событием.
Проверка и уточнение показаний на месте, сочетая в себе черты ряда следственных действий, имеет своеобразный комплексный характер и своеобразную тактику проведения. Как и при допросе, лицо дает показания о конкретных обстоятельствах дела. Однако проверка показаний на месте обязательно проводится в присутствии понятых и в большинстве случаев – с целью показа каких-либо объектов. Ее дополнительной целью может быть демонстрация действий на каком-то определенном месте. Действия и обстановка воспринимаются следователем и понятыми непосредственно, лично.
Проверка и уточнение показаний на месте иногда напоминает такие следственные действия, как предъявление для опознания или следственный эксперимент. Однако она не является ни тем, ни другим. Акт опознания исчерпывается заявлением лица о том, что он опознает (или не опознает) предъявленный ему объект по каким-либо признакам в результате предоставленной ему возможности выбора. При проверке показаний на месте речь идет не о выборе какого-либо места из числа предъявляемых, а об указании его следователю и понятым, об описании лицом не только признаков этого места, но и совершенных на нем действий, о показе в подтверждение своих слов тех или иных предметов, (нередко в скрытом виде). Проверка и уточнение показаний на месте лишена того чисто опытного характера, который отличает следственный эксперимент от других следственных действий. Она не требует специально реконструированной обстановки, не решает вопроса, могло или не могло произойти данное событие, что характерно для следственного эксперимента, а уточняет, где и как по проверяемым показаниям произошло событие. Кроме того, эксперимент может быть проведен и без участия в нем свидетеля или обвиняемого, что немыслимо при проверке показаний на месте. Содержание проверки частично совпадает и с таким следственным действием, как осмотр, однако в нее не входит показ места или предмета, связанных с расследуемым событием, и она не сопровождается показаниями об этих объектах.
При смешении с допросом и осмотром теряет свое значение такой основополагающий тактический принцип проверки и уточнения показаний, как добровольность участия лица, чьи показания проверяются. На практике это приводит к тому, что инициатива в указании пути и самого места проверки переходит к следователю, действия которого приобретают наводящий характер. Возникает необходимость проверки результатов проведенного «выхода на место» и, таким образом, утрачивается сама цель следственного действия.
 

 

ФИКСАЦИЯ ХОДА И РЕЗУЛЬТАТОВ ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ДЛЯ ОПОЗНАНИЯ

Просмотров: 3 073
О предъявлении для опознания лица или предмета и о результатах опознания составляется протокол с соблюдением правил, предусмотренных ст. 166, 167, ч. 9 ст. 193 УПК. Структура протокола предъявления лица для опознания определена в приложении 31 к УПК, протокола предъявления лица для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение им опознающего, – в приложении 32 к УПК, протокола предъявления для опознания по фотографии – в приложении 33 к УПК, протокола предъявления предмета для опознания – в приложении 34 к УПК.
Кроме прочего, в протоколе указываются сведения о личности опознающего и о том, что свидетель (потерпевший) предупрежден об уголовной ответственности за заведомо ложные показания и за отказ от дачи показаний, приводятся данные о лицах или предметах, которые предъявляются для опознания, указываются условия, результаты опознания и по возможности дословно излагаются объяснения опознающего.
В протоколе указываются:
1) во вводной части протокола – место и дата производства следственного действия, время его начала и окончания с точностью до минуты; должность, фамилия и инициалы лица, производившего предъявление для опознания; нормы закона, на основании которых производилось следственное действие и в соответствии с которыми составлен протокол; фамилии, имена и отчества, адреса понятых и других лиц, принимавших участие или присутствовавших при предъявлении для опознания (переводчик, педагог, защитник, специалист и др.); сведения об опознающем (фамилия, имя, отчество, процессуальное положение); разъяснение участвующим лицам порядка производства опознания; разъяснение участникам, предъявления для опознания их прав, обязанностей и ответственности; объявление о применении технических средств;
2) в описательной части протокола фиксируются:
а) сведения о лицах или объектах, предъявляемых для опознания: фамилии, имена и отчества каждого из предъявляемых, их возраст, рост, цвет волос, формы причесок, цвет глаз, одежда и обувь. Отсутствие в протоколе сведений о внешности предъявляемых для опознания лиц приводит к тому, что результат опознания признаются не имеющими юридической силы.
В случае предъявления для опознания предметов в протоколе должны быть указаны: наименование, форма, цвет, материал, назначение и особенности предъявляемых предметов, а также источники их появления в деле.
Если для опознания предъявляется труп, то в протоколе необходимо указать пол, примерный возраст, в каком виде и где предъявлялся. При предъявлении для опознания домашних животных описывается их вид, порода, пол, примерный возраст, рост, окрас (масть), особые приметы (раны, шрамы и т. п.).
В случае опознания по признакам и особенностям устной речи в протоколе необходимо указывать, чья речь и в какой последовательности записана на предъявляемой для опознания фонограмме.
Если производится опознание по фотографиям, то в протоколе указывается источник получения фотографий, кто изображен на фотографиях (если известна личность изображенных) и под каким номером предъявляется для опознания фотография лица, которое ранее наблюдалось опознающим;
б) предложение следователя опознаваемому занять любое место среди лиц, предъявляемых для опознания, и место, которое занял опознаваемый;
 

 

ТАКТИКА ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ДЛЯ ОПОЗНАНИЯ ТРУПА

Просмотров: 6 190
Предъявление для опознания трупа производится с целью установления личности погибшего (умершего). В силу специфики объекта опознания на него не распространяется правило о предъявлении для опознания среди сходных объектов, а также не всегда действует правило об обязательном допросе опознающего, который предшествует опознанию.
Если в ходе осмотра места происшествия или осмотра трупа кто-либо из присутствующих заявляет, что погибшим является известное ему лицо, и называет, кто именно, то опознание можно считать состоявшимся при условии, что опознающий смог указать источник своей осведомленности о личности погибшего.
Иногда в ходе осмотра места происшествия или трупа опознать труп не представляется возможным ввиду того, что его лицо и тело сильно загрязнены или обезображены, в связи с чем возникает необходимость придать трупу вид, близкий к прижизненному, т. е. произвести «туалет» трупа, а в более сложных случаях – реставрацию. В таком случае опознание может быть произведено только после судебно-медицинской экспертизы или судебно-медицинского исследования трупа, в ходе которых судебно-медицинский эксперт исследует имеющиеся на лице или на теле трупа повреждения с целью установления причин смерти, а имеющиеся на лице, теле и волосах трупа грязь, посторонние вещества, с одной стороны, могут служить средством установления механизма и орудия причинения телесных повреждений, а с другой – объектами биологического, химического или иного экспертного исследования. Таким образом, «туалет» или реставрация трупа могут быть произведены только после судебно-медицинского исследования.
Если в ходе осмотра места происшествия или трупа опознать труп не представилось возможным и труп доставлен в морг, следователь лично и с помощью сотрудников органов дознания устанавливает граждан, которые могли бы опознать погибшего. В этой связи следует изучить заявления граждан об исчезновении их родных и близких. Если в каком-либо из них содержатся сведения, дающие основания полагать, что речь идет об исчезновении гражданина, труп которого обнаружен на месте происшествия или в ином месте, заявителя следует вызвать, допросить о приметах и особенностях исчезнувшего гражданина, В случае совпадения хотя бы некоторых примет с приметами неопознанного трупа этот труп должен быть предъявлен для опознания.
Если тело и лицо трупа подверглись воздействию огня, кислотно-щелочной среды или гнилостным изменениям, в результате чего оказались уничтоженными приметы и особенности, то следует тщательно исследовать его зубной аппарат, который в таких случаях редко подвергается деформации и может быть использован для идентификации личности погибшего. В случае обнаружения зубных протезов, следов лечения и удаления зубов необходимо принять меры к установлению работников стоматологических учреждений, которые могли бы опознать погибшего по свойствам и особенностям его зубного аппарата.
 

 

ТАКТИКА ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ДЛЯ ОПОЗНАНИЯ ПРЕДМЕТОВ И ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

Просмотров: 6 196
Предъявление для опознания предметов производится тогда, когда есть основания полагать, что они находятся в той или иной связи с расследуемым событием и известны свидетелям, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому. Объектами опознания могут быть предметы, обнаруженные при производстве осмотра места происшествия, обыска и выемки, а также представленные следователю участниками производства по уголовному делу или иными лицами.
Предмет предъявляется для опознания в группе однородных предметов в количестве не менее трех (ч. 3 ст. 193 УПК).
На подготовительной стадии предъявления для опознания следователь должен подобрать предметы, обладающие не только общими родовыми признаками и объединенные единым родовым наименованием (часы, портфели, ножи и т. п.), но и сходные между собой по внешнему виду, форме, размерам, цвету, конструктивным особенностям и другим признакам. Это означает, что наручные часы следует предъявлять только среди часов той же марки, из металла такого же цвета, что и опознаваемые, а финский нож не может предъявляться для опознания среди кухонных или перочинных ножей.
Подобранные для опознания предметы раскладываются на ровной поверхности в хорошо освещенном месте. Возле каждого предмета кладется (ставится) бирка с обозначением номера, и в протоколе предъявления для опознания отмечается, под каким номером предъявляется опознаваемый предмет. Эти действия следователь выполняет в присутствии понятых, с которыми согласовывает порядок расположения предъявляемых для опознания объектов.
Предметы, как правило, раскладываются так, чтобы опознающий мог брать их в руки и рассматривать со всех сторон. Исключением являются случаи предъявления для опознания подозреваемым и обвиняемым ножей, кастетов и прочих орудий преступления. В такого рода ситуациях предъявляемые для опознания предметы размещаются так, чтобы опознающий мог их хорошо видеть, но не смог бы до них дотянуться и совершить с их помощью нападение на участников следственного действия.
В стадии идентификации выполняются те же действия, что и при опознании живых лиц. При этом особое внимание следует обращать на то, по каким признакам – родовым и индивидуализирующим – опознан какой-либо из предъявленных для опознания предметов. При перечислении опознающим признаков опознанного предмета выясняется, не произошли ли с данным предметом какие-либо изменения. Названные опознающим признаки, по которым опознан предмет, фиксируются в протоколе предъявления для опознания с указанием номера, под которым предъявлялся опознанный предмет.
 

 

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК И ТАКТИКА ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ЛИЦА ДЛЯ ОПОЗНАНИЯ -1

Просмотров: 2 850
Предъявление лица для опознания проходит подготовительную стадию и стадию идентификации.
На подготовительной стадии следователь обязан сделать следующее.
1. Выполнить требования закона, согласно которому лицо предъявляется для опознания вместе с другими лицами, по возможности сходными с ним. Общее число лиц, предъявляемых для опознания, должно быть не менее трех (ч. 4 ст. 193 УПК). Выполнение указанного требования означает, что следователь должен предъявить для опознания не менее трех лиц, которые не имеют резких различий: по возрасту, росту и телосложению; по форме и цвету лица, по цвету волос и прическе; по верхней одежде и обуви; по особым приметам. Однако при этом не следует добиваться полного сходства, поскольку это может осложнить процесс идентификации опознаваемого лица.
Правильный подбор предъявляемых для опознания является условием, обеспечивающим объективность результатов идентификации опознаваемого.
Результаты опознания, произведенного с нарушением требований ч. 4 ст. 193 УПК, признаются не имеющими юридической силы, и в этой связи ставится под сомнение объективность произведенного расследования.
В следственной практике допускаются нарушения требований о внешнем сходстве предъявляемых для опознания лиц. Например, подозреваемый (обвиняемый) через несколько дней после водворения в изолятор временного содержания или следственный изолятор предъявляется для опознания небритым среди выбритых, в помятой одежде или в одежде, выданной ему администрацией места заключения, среди безукоризненно одетых лиц. Так, например, Судебная коллегия по уголовным делам, отменяя приговор по делу Г., указала в своем определении, что лица, предъявляемые для опознания, были одеты в верхнюю одежду, а Г. предъявлялся в нательном белье.
Нередко нарушение заключается в предъявлении для опознания лиц, отличающихся по возрасту, расовым и национальным особенностям от подозреваемого. В частности, одним из оснований отмены приговора по делу С. явилось то, что он был предъявлен для опознания вместе с О. и Т., которые моложе С. на 11 лет, но в протоколе не было отмечено, как выглядят О. и Т.
В группу лиц, предъявляемых для опознания, не могут быть включены:
а) лица, которых опознающий знает или мог неоднократно видеть (например, работники предприятий общественного питания, продавцы, кассиры и т. п.). В этой связи до предъявления для опознания следователь должен выяснить у предъявляемых для опознания, знакомы ли они с опознающим. Если по каким-либо причинам в группу предъявляемых лиц включаются те, которых опознающий мог неоднократно видеть, необходимо выяснить у опознающего, как часто он посещал места, где работают данные лица, и запомнил ли он кого-либо из них. В судебной практике этому обстоятельству придается большое значение. В приведенном выше определении по делу Г. отмечается, что в протоколе предъявления лица для опознания не было указано, каким образом привлечены для опознания конкретные лица, и не выяснено, не являлись ли они знакомыми опознающих;
б) сотрудники (в том числе и технический персонал) правоохранительных органов и лица, участвующие в расследовании других уголовных дел в качестве понятых, свидетелей и т. д. В отношении сотрудников правоохранительных органов презюмируется их заинтересованность в исходе дела, остальные не могут предъявляться для опознания в связи с тем, что опознающий мог с ними встречаться, посещая правоохранительные органы.
Граждане могут привлекаться к участию в предъявлении для опознания только с их согласия. Получая согласие граждан, следователь должен предупредить их о возможном проведении в ходе предъявления для опознания фото-, кино-, видеосъемки.
2. Обеспечить участие понятых. При этом следует иметь в виду, что понятой не может быть одновременно лицом, предъявляемым для опознания.
3. Сообщить о производстве следственного действия защитнику обвиняемого (подозреваемого), предъявляемого для опознания, если от него или от защитника поступило ходатайство об участии защитника в следственных действиях, производимых с участием обвиняемого (подозреваемого).
4. Обеспечить участие педагога, если в предъявлении для опознания участвует несовершеннолетний свидетель (потерпевший) в возрасте до 14 лет; решить вопрос о необходимости участия педагога, если потерпевшему и свидетелю от 14 до 18 лет; обеспечить участие педагога или психолога, если при предъявлении для опознания участвуют несовершеннолетние подозреваемый, обвиняемый, не достигшие возраста 16 лет либо достигшие этого возраста, но страдающие психическим расстройством или отстающие в психическом развитии.
5. Определить время и место предъявления для опознания. Определяя время предъявления для опознания, следует учитывать, что опознающий со временем забывает образ лица, которое он наблюдал, причем быстрее всего забываются приметы и особенности, на которых главным образом основывается процесс идентификации. Поэтому опознание следует произвести сразу же, как только для этого представится возможность.
Местом предъявления для опознания чаще всего является рабочий кабинет следователя. В случае необходимости предъявление для опознания может производиться в том месте, где опознающий наблюдал опознаваемое лицо, или в ином месте, определяемом следователем с учетом конкретных обстоятельств дела.
Если опознаваемым является подозреваемый (обвиняемый), находящийся под стражей, до предъявления для опознания необходимо выяснить, не проявляет ли он склонность к побегу. Получив такие сведения, нужно принять меры к усиленной охране опознаваемого или организовать предъявление для опознания непосредственно в следственном изоляторе.
6. Провести психологическую подготовку опознающего (разъяснить ему значение объективно произведенного опознания, настроить на правдивые показания, помочь преодолеть чувство неуверенности и страха от предстоящей встречи с опознаваемым и т. п.). Однако при этом нельзя ориентировать опознающего на опознание какого-либо конкретного лица.
 

 

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК И ТАКТИКА ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ЛИЦА ДЛЯ ОПОЗНАНИЯ -2

Просмотров: 1 909
Показания опознающего по возможности дословно фиксируются в протоколе предъявления для опознания. В тех случаях, когда опознаваемый заявляет о том, что он также узнал опознающего, это заявление фиксируется в протоколе.
Иногда предполагаемый опознаваемый изъявляет желание опознать кого-либо из предполагаемых опознающих. Для организации так называемого встречного опознания в помещении, где предстоит предъявление для опознания, устанавливается ширма из толстой бумаги или материи, в которой делается три пары прорезей для глаз. По одну сторону ширмы помещаются опознаваемый, два сходных с ним лица и два понятых. Опознаваемому предлагается занять место среди предъявляемых лиц. Затем по другую сторону ширмы помещаются опознающий, два сходных с ним лица и двое понятых. Размещение второй группы должно происходить в условиях, исключающих взаимное наблюдение опознающего и опознаваемого до стадии идентификации, в которой вначале опознающий и понятые наблюдают группу предъявляемых для опознания через прорези в ширме, а затем после заявления опознающего о результатах опознания и приметах, по которым он опознал кого-либо из предъявленных для опознания, он занимает место среди предъявляемых с ним лиц, и ширма убирается, а опознаваемый выступает в роли опознающего.
Предъявление лица для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (так называемое дистанционное опознание), производится в целях обеспечения безопасности опознающего. Такое опознание может проводиться двумя способами.
1. Опознающий и опознаваемый находятся в разных кабинетах, но с общей стеной, в которой имеется окно с зеркальным стеклом. Через него опознающий может хорошо видеть предъявляемых для опознания лиц, но опознаваемый такой возможности лишен.
2. Опознающий и опознаваемый располагаются в разных кабинетах. В одном из них, где находится опознаваемое лицо, устанавливается видеокамера, которая фиксирует всех предъявляемых для опознания лиц. С помощью технических средств данная информация передается на дисплей в соседнюю комнату, где находится опознающий.
При этом как в первом, так и и во втором случаях понятые располагаются в месте нахождения опознающего.
Если опознаваемый, желая сорвать опознание, намеренно выделяет себя из числа предъявляемых для опознания (например, демонстративно заявляет, что он и есть тот, кого следует опознать, и т. п.), то его действия необходимо зафиксировать в протоколе и продолжить опознание, выяснив у опознающего, опознал ли он опознаваемого, и если опознал, то по каким приметам. В дальнейшем следует вынести постановление, в котором нужно указать, что поскольку поведение опознаваемого делает невозможным его предъявление для опознания в натуре, постольку предъявление его другим лицам будет осуществляться по фотографиям в порядке, установленном ч. 5 ст. 193 УПК.
Опознание лица может быть произведено и по его функциональным признакам: по устной речи и по походке. Такое опознание производится тогда, когда будущий опознающий на допросе заявляет, что он не рассмотрел лицо наблюдаемого человека, но хорошо запомнил его голос и походку.
Опознание по устной речи производится не только на основе признаков голоса, но с учетом всех остальных особенностей, характеризующих устную речь опознаваемого лица (диалект, акцент, дефекты речи, слова-паразиты, жаргонные слова и т.д.). Проведение такого опознания возможно, если предполагаемый опознающий дал показания об особенностях речи, которые могут служить идентифицирующими признаками.
Для производства опознания по голосу следователь выполняет те же действия, что и в случае обычного предъявления для опознания (подбор лиц, предъявляемых для опознания, понятых и т. д.). Особенностью является то, что группа лиц, предъявляемых для опознания, и двое понятых помещаются в одной комнате, а опознающий и двое понятых – в смежной комнате, либо размещаются в одной комнате по одну и другую стороны легкой перегородки, сооруженной из материи или бумаги. При этом опознающий и опознаваемый не должны видеть друг друга.
Следователь предупреждает предъявляемых для опознания о проведении опознания, не называя способа опознания, и предлагает опознаваемому занять любое место среди них. Опознающему следователь предлагает внимательно слушать разговор в соседней комнате или за перегородкой (ширмой). Кроме того, опознающего следует предупредить о том, что какие-либо высказывания в ходе опознания он может сделать только после вопроса следователя или при завершении опознания. Затем следователь по очереди беседует с предъявляемыми лицами на отвлеченную тему, а также предлагает им прочесть заранее подготовленный текст, содержащий отдельные слова, которые опознаваемый произносил в то время, когда его слышал опознающий. Беседа должна проводиться таким образом, чтобы по характеру вопросов и ответов опознающий не мог догадаться, кто является опознаваемым.
После выполнения указанных действий следователь предлагает опознающему сообщить результаты опознания, указав, каким по счету в порядке очередности отвечал человек, которого он опознал. Получив ответ опознающего, следователь приглашает его в комнату (или часть комнаты), где находится опознаваемый (если не предполагается визуальное опознание), и предлагает опознающему пояснить, по каким признакам речи или голоса он опознал кого-либо из предъявленных лиц. Поскольку описание устной речи представляет сложность для любого опознающего, постольку уточняющие и детализирующие вопросы целесообразно задавать по схеме, характеризующей голос и устную речь.
Ход опознания по устной речи желательно фиксировать не только в протоколе, но и с помощью средств аудиозаписи с тем, чтобы в случае необходимости назначить фоноскопическую экспертизу.
Опознание лица по фонограмме может производиться в случаях: невозможности непосредственного опознания ввиду смерти, болезненного состояния или длительного отсутствия опознаваемого; отказа опознающего или опознаваемого от визуального опознания; наличия сведений о том, что опознаваемый намерен помешать опознанию каким-либо эксцессом или искажением своего голоса и т. д.
 

 

СУЩНОСТЬ И ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ДЛЯ ОПОЗНАНИЯ

Просмотров: 1 396
Предъявление для опознания – это следственное действие, в ходе которого следователь предъявляет опознающему опознаваемое лицо, а также предмет и другие объекты с целью установления тождества, сходства или различия с лицом, предметом и другими объектами, которые ранее наблюдались опознающими в связи с событием преступления либо при иных обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела.
Опознающими, т. е. лицами, которым предъявляются для опознания другие лица и объекты, могут быть свидетели, потерпевшие, подозреваемые и обвиняемые (ч. 1 ст. 193 УПК). Эти лица называются опознаваемыми, если их предъявляют для опознания.
Объектами опознания могут быть лица, предметы и их части. Для опознания может быть предъявлен и труп (части трупа). В следственной практике для опознания предъявляются также домашние животные.
Как правило, опознание осуществляется посредством зрительного или слухового восприятия предъявляемых для опознания лиц и объектов.
Сущность опознания состоит в идентификации запечатленного в памяти опознающего образа лица или объекта, которых он ранее наблюдал, и предъявляемых ему лиц или объектов, среди которых предположительно находится то лицо или объект, которые опознающий ранее наблюдал в связи с расследуемым событием и описал в ходе допроса. В самом общем виде процесс идентификации может быть представлен следующим образом. Опознающий, мысленно сравнивает каждое из предъявленных для опознания лиц или каждый из предъявленных для опознания объектов с запечатленным в его памяти образом наблюдавшихся им ранее лица или объекта и заявляет, что:
1) одно из предъявленных ему для опознания лиц или один из предъявленных объектов являются теми самыми, которые опознающий наблюдал ранее в связи с расследуемым событием, либо один из предъявленных объектов (предмет или вещь) принадлежит опознающему. Если при этом индивидуально-определенные признаки лица или объекта, которые опознающий назвал на допросе, совпадают с индивидуально-определенными признаками кого-либо из предъявленных для опознания лиц или какого-либо объекта, опознающий делает вывод о тождестве предъявленного лица либо объекта;
2) одно из предъявленных для опознания лиц или один из предъявленных объектов похожи по некоторым признакам на то лицо или тот объект, которые опознающий ранее наблюдал в связи с расследуемым событием, но он не может утверждать, что это именно то лицо либо тот объект. На основании такого заявления он приходит к выводу о сходстве предъявленного лица или объекта;
3) ни одно из предъявленных лиц или ни один из предъявленных объектов не являются теми самыми, которые опознающий ранее наблюдал в связи с расследуемым событием. В данном случае опознающий приходит к выводу о различии предъявленного для опознания лица или объекта и лица или объекта, наблюдавшихся ранее опознающим.
Сведения, полученные в результате опознания, могут служить в качестве обвинительных или оправдательных доказательств либо для проверки достоверности имеющихся в деле доказательств.
Предъявление для опознания возможно лишь при наличии следующих условий: 1) предполагаемый опознающий лично воспринимал и запомнил лицо или объект, образы которых ему предстоит сравнить с предъявляемыми лицами или объектами; 2) опознающий способен воспроизвести хотя бы основные индивидуально-определенные признаки и опознать наблюдавшиеся им лицо или объект. Для того чтобы выявить наличие или отсутствие указанных условий, лица, участвующие в опознании, предварительно допрашиваются об обстоятельствах, при которых они видели предъявленные для опознания лицо или предмет, а также о приметах и особенностях, по которым они могут их опознать (ч. 2 ст. 193 УПК).
Устанавливая обстоятельства, при которых допрашиваемый наблюдал лицо или объект, имеющие отношение к расследуемому событию, следователь должен выяснить: место наблюдения опознаваемого лица или объекта; в связи с чем допрашиваемый находился на этом месте; время, в течение которого происходило наблюдение; в какое время суток допрашиваемый наблюдал лицо или объект; каковы были сила и направленность освещения; какие были погодные условия в момент наблюдения; на каком расстоянии происходило наблюдение и т. д.
Если допрашиваемый слышал речь лица, то необходимо уяснить, быстрая она или медленная, длинными или короткими фразами говорил опознаваемый, как были построены предложения, употреблялись ли профессиональные или жаргонные выражения, допускались ли грамматические ошибки и оговорки, правильно ли ставились ударения и т. п.
В тех случаях, когда допрашиваемый наблюдал лицо в движении, следует тщательно выяснить особенности его походки: быстрая, подпрыгивающая, семенящая, с покачиванием туловища, с резким взмахом руки и т. п.
Для того, чтобы помочь допрашиваемому описать перечисленные признаки, следователь может использовать рисунки, диапозитивы с изображением отдельных частей тела человека, компьютерные и композиционные портреты и другие средства, с помощью которых можно активизировать припоминание допрашиваемым примет и особенностей лица и добиться максимально точного их описания. Однако при этом недопустимо показывать допрашиваемому фотоснимок лица или объекта, а также непосредственно лицо или объект, и только после того, как допрашиваемый заявит о.том, что он узнал лицо или этот объект, проводить опознание по правилам, установленным в законе.
Полученные от допрашиваемого сведения должны тщательно проверяться, поскольку на процесс восприятия и запоминания могли оказывать воздействие как объективные, так и субъективные факторы. В частности, впечатление о возрасте зависит от одежды, болезненного состояния, плохого настроения и других обстоятельств, которые визуально как бы увеличивают возраст лица, которое наблюдал допрашиваемый. Кроме того, на определение возраста лица могут оказывать влияние такие психологические иллюзии, как контраст и подравнивание. Иллюзия контраста находит свое проявление в тех случаях, когда допрашиваемый наблюдал двух разновозрастных людей и в своих показаниях называет одного из них старым, а другого молодым, хотя действительная разница в возрасте может быть незначительной. При восприятии группы лиц примерно одного возраста отдельные члены как бы подравниваются под средний возраст группы.
Точность определения возраста наблюдавшегося лица зависит от возраста допрашиваемого. Допрашиваемые в возрасте 18–20 лет нередко называют старыми людей в возрасте 40– 45 лет, а пожилые люди именуют молодыми людьми лиц в возрасте 30–40 лет.
 

 

ФИКСАЦИЯ ХОДА И РЕЗУЛЬТАТОВ ОЧНОЙ СТАВКИ

Просмотров: 2 948
Ход и результаты очной ставки фиксируются в протоколе, на магнитную ленту, кино- и видеопленку. Протокол является основным средством фиксации показаний на очной ставке. Применение аудио-, видеозаписи или киносъемки обеспечивает наглядность очной ставки, сохранение речи допрашиваемых со всеми ее индивидуальными особенностями, эмоциональной окраской. В то же время применение средств аудио-, видеозаписи или киносъемки требует очень тщательной подготовки и организации очной ставки.
Структура протокола очной ставки определена в приложении 30 к УПК. Протокол состоит из следующих частей.
1. Вводная часть содержит следующие сведения:
а) место, дата и время начала и окончания очной ставки (время окончания отмечается после составления заключительной части протокола);
б) должность, звание, классный чин, фамилия и инициалы следователя;
в) указание места, в котором производилась очная ставка; фамилия, имя и отчество каждого участника очной ставки с указанием их процессуального положения и указанием о том, что сведения о личности допрашиваемых имеются в уголовном деле;
г) уведомление участников очной ставки о применении аудио-, видеозаписи или киносъемки их показаний;
д) разъяснение участникам очной ставки порядка проведения очной ставки, их прав, обязанностей и ответственности, что удостоверяется их подписями. Эта часть протокола заполняется по мере выполнения следователем вышеперечисленных действий.
2. В описательной части протокола фиксируется:
а) выяснение следователем факта знакомства и характера отношений между лицами, допрашиваемыми на очной ставке, а также предложение следователя поочередно дать показания по обстоятельствам, относительно которых возникли противоречия;
б) показания каждого из участников очной ставки, а также вопросы следователя участникам очной ставки, вопросы участников очной ставки друг другу (в том числе и отведенные следователем) и ответы на них в той последовательности, в которой они давались на очной ставке.
Вопросы допрашиваемым и их показания записываются поочередно. Каждый из допрашиваемых удостоверяет подписью свои показания и расписывается на каждой странице протокола, где записаны его показания. В таком случае протокол получается компактным и последовательно отражающим ход очной ставки. Для того чтобы было ясно, кому конкретно были заданы вопросы, необходимо указывать: «Вопрос свидетелю А...» и далее «Ответ свидетеля А...». Такой способ составления протокола является оптимальным тогда, когда в ходе очной ставки предполагается менять очередность допроса ее участников;
в) предъявление вещественных доказательств и документов участникам очной ставки;
г) оглашение ранее данных показаний, в том числе зафиксированных с помощью средств аудио-, видеозаписи или киносъемки. При этом оглашаемые показания должны быть записаны в протоколе дословно, с указанием, когда, кем и от кого они получены;
д) вопросы, заданные допрашиваемым с разрешения следователя иными участниками очной ставки (педагогом, родителями или иными законными представителями допрашиваемого, врачом, специалистом, экспертом, защитником обвиняемого или подозреваемого);
е) ходатайства, заявленные участниками очной ставки (например, об истребовании дополнительных доказательств, об оглашении ранее данных ими показаний и т. д.).
Описательная часть протокола составляется в ходе производства очной ставки или по окончании допроса ее участников. В тех случаях, когда в ходе очной ставки не применяются средства аудио-, видеозаписи или киносъемки и в то же время предстоит задавать допрашиваемым большое количество вопросов, протокол целесообразно вести одновременно с допросом, так как очень трудно запомнить последовательность постановки вопросов и формулировки полученных ответов.
 

Разное
Дополнительно

Счётчики
 

{tu5}
Карта сайта.. Статьи