Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно


Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
» » Объект права



 

Объект права

в разделе: Шершеневич Общая теория права Просмотров: 1 842

Литературa: Capitant, Introduction a l'etude du droit civil, 1898, стр. 166-204; Bekker, Grundbegriffe des Rechts und Missgriffe der Gesetzgebung, 1910, cтp. 89-106; Regelsberger, Pandekten, т. I, 1893, стр. 357-435; Bierling, Juristische Principienlehre, T. I, 1893, стр. 239-237.
Объект права составляет существенный момент, потому что только он оправдывает существование юридического отношения. Поэтому безобъектные права так же мало мыслимы, как и права бессубъектные*(107).
Юридическое отношение, установленное между двумя субъектами, предоставляет одному власть в осуществлении своих интересов, которой обязан подчиняться другой, принуждаемый к тому правовым порядком. Что же составляет объект этой власти или права в смысле субъективном?
При такой постановке вопроса внимание обращается на объект власти, т.е. что составляет предмет обеспеченного законом господства? Власти, с точки зрения властвующего, противопоставляется подчиненность тех, на кого объективное право возложило обязанности. Отсюда стремление найти объект права в поведении пассивных субъектов.
"Если под объектом права понимать предмет, над которым господствует управомоченный в силу своего права, то имеется только один род объектов права - это люди. Потому что ведь все права, если исследовать их содержание, не что иное, как господство одного лица над другими"*(108). Но если объектом права и могут быть люди, как, напр., при рабстве, то нельзя сказать, чтобы только люди были объектами права. При таком взгляде совершенно невозможно провести различие между рабом, как объектом права, и должником, обязанным исполнить принятое на себя по договору обязательство.
Может быть, объектом права является не сам человек, a только его воля, воля пассивного субъекта. Господство, к которому. сводятся субъективные права, "предполагает неизбежно отличный от субъекта объект, которым не может быть что-нибудь иное, как подчиненная господству свободная воля"*(109). Однако, совершенно очевидно, что человек не добивался бы прав, если бы все сводилось к подчинению ему воли пассивных субъектов. Эта подчиненность чужой воли - чрезвычайно важное средство, но это не то, на что направлено внимание субъекта. Притом воля, не выраженная внешне в действии, не поддается юридическому господству.
Возможно, что объект права следует искать именно в тех действиях, к которым обязываются пассивные субъекты велением объективного права. "В строго логическом смысле слова мы понимаем под объектом все то, и только то, на что направляется известная деятельность какого-нибудь определенного субъекта". В этом смысле объектом права является требуемое нормами права поведение обязанного, т.е. действие или воздержание*(110).
Неправильность этой точки зрения, как и указанных выше, заключается именно в неверной постановке вопроса. "Вопрос, что такое объект права, легко разлагается на следующие вопросы: чего может желать норма права от тех, к кому она обращена; чего требует юридическое отношение от своих субъектов; на чем настаивает правовое притязание в обращении к противной стороне; чего требует правовая обязанность от обязанных, к чему он обязан?"*(111). С точки зрения закона все дело в соблюдении установленного поведения, но с точки зрения управомоченного дело в том, что он выигрывает от такого поведения. Точно так же для обязанного субъекта дело не в том, что он должен что-то делать, а в том, что он должен делать. Объект права, конечно, не может быть иной, нежели объект обязанности, так как это соотноснтельные понятия. Внимание обоих субъектов, активного и пассивного, обращается на то, что одним приобретается, а другим теряется при установленном законом поведении. В объекте права скрещиваются интересы управомоченного и обязанного субъектов и юридическое отношение есть отношение вынужденно разграниченных интересов. Объект права следует искать в благах, обеспечиваемых правом как цели, а не в установленном поведении, как средстве.
С этой стороны следует признать правильным определение объекта права, как всего того, что служит средством осуществления разграничиваемых правом интересов*(112). Насколько частно-правовые отношения носят имущественный характер, настолько юридическое понятие об объекте права совпадает с экономическим понятием о благах. "Блага являются предметом многих наук, но каждая из них имеет дело с другими благами; поэтому каждая по-своему и различно определяет понятие о благе: гигиена иначе, чем этика, этика иначе, чем эстетика, эстетика иначе, чем наука о хозяйстве"*(113). Имеет ли правоведение свое отличное понятие о благе? Нет, никаких правовых благ (Rechtsguter) не существует, право лишь обеспечивает пользование благами, т.е. тем, что в действенной жизни признается благом. Право разграничивает интересы, нормирует отношения на почве сталкивающихся интересов, и защита его потому и имеет значение, что оно закрепляет за человеком то, что тот ценит с точки зрения своих потребностей. Объекты права - это блага в экономическом смысле.
Политическая экономия признает блага двоякого рода: вещи и услуги*(114). Таковы же главные виды объектов права: вещи и действия других лиц. Но право обеспечивает, сверх материальных, также и нравственные интересы, кроющиеся в семейных отношениях, и в этом случае объектом права являются сами лица, жена, дети, опекаемые. Таким образом, объекты права представляют три вида: вещи, действия других и лица. Соответственно тому абсолютные права разделяются по объекту на три вида: а) права вещные, как право собственности, залога, пользовладения, b) права исключительные, как авторское право, право на промышленные изобретения, с) права личной власти, как право мужа, право отца. Действие составляет объект относительных прав. Под вещами мы понимаем ограниченные части материального мира. Едва ли удачно заменять в понятии о вещи материю силой на том основании, что "осуществлению человеческих интересов служит не инертная материя, а проявляющиеся в ней силы", и потому что мы можем пользоваться силами природы без облечения их в материальный образ, как, напр., в деле электричества*(115). Вещь есть часть внешнего мира по отношению к человеку, материальная часть которого не способна служить объектом права, пока не отделится от его тела, напр., волосы; но совершенно неправильно характеризовать этот внешний мир, как неразумный или несвободный*(116), потому что этому противоречит причисление в известное время к объектам права людей, и сомнительно в применении к животным. Материальный мир в действительности является сплошным и ограничение его по частям происходит по телеологическому началу. Материальная часть обособляется в представлении человека потому, что в таком виде получается возможность удовлетворения человеческих интересов. Единство материальной части достигается или силами природы, напр., дерево, гора, или силами человека, напр., дом, машина. Вещь может иметь твердый, жидкий или газообразный вид, но вещью не будут силы без материальной оболочки, как теплота, свет, электричество. Обособление жидких и газообразных тел происходит при помощи твердых тел.
Цель обособления частей внешнего мира в представлении человека - удовлетворение каких-либо его потребностей. Поэтому вещь, насколько с ней имеет дело право, есть понятие прежде всего экономическое. Данная ограниченная часть материального мира есть вещь потому, что она обладает, в своем единстве, способностью выполнять известное экономическое назначение. Но экономическая точка зрения может быть изменена юридической, так. напр., вещи в экономическом смысле перестают быть объектами права, если закон объявляет их вне оборота.
Экономическая основа вещи предполагает в ней некоторую ценность. Лишенная всякой ценности, вещь не может быть объектом права. Охранить обладание такой вещью юридическими средствами невозможно. Здесь нет места гражданскому иску о возмещении ущерба, потому что невозможно оценить величину искомого вознаграждения. Здесь нет места и уголовному преследованию за кражу или грабеж, потому что эти преступления предполагают корыстную цель, которой не может быть там, где нет ценности. Иногда, отрицая необходимость ценности для объекта права, допускают ошибки в понимани конкретных случаев. Напр., говорят, что я могу запретить брать снег с моего поля, а следовательно, я имею право на снег, не имеющий ценности*(117). Но брать снег с моего поля нельзя потому, что поле мое, а потому я имею право не допустить никого к моему полю. Если же я допустил кого-либо на свое поле, то я могу запретить свозку лежащего снега массами, так как в этом виде снег имеет огромную ценность, охраняя мои всходы от холода. Но если бы человек, допущенный на мое поле, взял горсть снега, сорвал цветок у дороги или поймал бы бабочку, трудно сказать, какую защиту дало бы мне право против такого деяния, ни в чем не нарушающего моих интересов.
Целевое единство, лежащее в основе представления о вещи, как объекте права, обуславливается именно экономическими, a не физическими свойствами*(118). Материальная часть, входящая в состав другой большей, физически обособленной части, составляет вещь, насколько на нее направлена экономическая деятельность. Так, напр., шерсть на овце, клыки на слоне составляют особую вещь; но с другой экономической точки зрения и сама овца и слон составляют вещи, т.е. также целевое единство, Далее, ряд физически обособленных материальных частей может образовать целевое единство, обуславливаемое значением, придаваемым совокупности в экономическом обороте, напр. стадо овец, библиотека, магазин.
Точка зрения экономического оборота определяет и те различные подразделения вещей, которые имеют важное значение для права. Так различаются вещи главные и принадлежностные. Значение этого деления выражается в том, что юридическая судьба главной вещи обусловливает и судьбу принадлежностной. Между тем, это различие прежде всего экономическое. Главная вещь выполняет свое экономическое назначение сама по себе, напр., пролетка; принадлежностной вещью называется такая вещь, которая, не будучи составной частью, как, напр., колесо, предназначена служить хозяйственным целям главной вещи, увеличивая ее полезность, напр., верх к пролетке. Здесь право может вмешаться в экономическую область. Так, напр., по германскому праву принадлежностью признаются только движимости по связи с недвижимостью или движимостью*(119), тогда как по русскому праву и недвижимости могут признаватся принадлежностью недвижимостей, напр., принадлежностью завода закон считает леса, руды, покосы*(120).
Далее, различаются вещи потребляемые и непотребляемые, смотря по тому, соединяется ли пользование ими, согласно их экономическому назначению в обороте, с уничтожением их экономического существа, или нет. С этой стороны потребляемыми будут папиросы, вино, а непотребляемыми будут портсигар, бутылка.
Та же экномическая точка зрения определяет различие между вещами заменимыми и незаменимыми, т.е. вещами, которые имеют в обороте значение по своим родовым признакам или же по индивидуальным. С этой стороны заменимыми будут все вещи, которые в обороте определяются числом, мерой или весом, напр., свидетельства государственной ренты, овес, хлеб, незаменимой вещью будет рысак "Крепыш".
Вещи различаются еще по моменту делимости. С естественной: точки зрения все материальное делимо; с экономической же точки зрения вещи делимы настолько, насколько каждая из частей способна отвечать тому экономическому значению, какое имела до деления вся вещь. Напр., земля, как площадь, может быть разделяема как угодно. Напротив, корова вещь неделимая, потому что хотя корову и можно разрезать на части, но эти части (мясо) будут служить совершенно иной экономической цели, чем та, какой служила живая корова (молоко, удобрение, приплод). Право может признать вещь неделимой и там, где экономически она допускает деление, напр., по закону, устанавливающему наименьший размер крестьянского землевладения.
Действия, приобретающие характер экономических услуг, служат объектом прав требования по обязательствам. Человек находится почти постоянно в деятельности, а с другой стороны, почти всякая его деятельность имеет перерывы. Следовательно, когда мы говорим о действии, как объекте права, мы имеем ввиду опять-таки некое телеологическое единство. Действие - это обособленная по месту, по времени или по результату часть деятельности человека, вызывающая в нас цельное экономическое представление. Для понятия о действии, как объекте права, экономическая точка зрения имеет решающее значение. Действия, лишенные экономической ценности, не могут быть объектами права.
Действия различаются как положительные и отрицательные. В первом случае обязанный субъект должен что-то сделать, во-вторых - от чего-то воздержаться. Примером положительного действия служат обязанности приказчика, который должен выполнять торговые поручения, даваемые ему хозяином; примером отрицательного действия служит обязанность приказчика по оставлении должности не наниматься к другому купцу, ведущему однородную торговлю. Воздержание, как действие с отрицательным содержанием, не тождественно с бездействием. В воздержании обнаруживается воля лица, тогда как в бездействии она отсутствует.
Положительные действия могут иметь свим содержанием: а) предоставить вещь в собственность, такова, напр., обязанность продавца по договору купли-продажи; b) предоставить вещь в пользование, такова обязанность домохозяина по договору имущественного найма квартиры; с) предоставить труд в пользование, физический, как при личном найме рабочего, или умственный, как при договоре доверенности.
Действие, составляющее объект права, имеет известное единство, несмотря на весьма различную продолжительность. Оно может быть исчерпано в один момент, как, например, при платеже суммы денег со стороны должника по займу. Оно может непрерывно длиться весьма долгое время, как при долгосрочной аренде. Оно может продолжаться с перерывами, не теряя от того экономического единства, как при периодической поставке дров в учебное заведение. Как и вещи, действия могут быть неличными и неделимыми, смотря по тому, способно ли действие быть разложенным на ряд частичных действий, имеющих каждое то же экономическое значение, как и целое, но отличающееся от него только количественно.
Напр., обязанность платежа известной суммы денег может быть разделена на ряд платежей. Но обязанность перевозки вещей не может быть разделена, потому что оставление вещей на полдороге не имеет того значения для субъекта права, в виду которого он приобрел право на действие перевозчика. Однако, здесь все решает точка зрения экономического оборота. При морской перевозке товаров доставка их в промежуточный порт, где можно найти судно для дальнейшего движения, рассматривается, как исполнение действия в части.
Наконец, третьим объектом права являются лица. Правда, современный правовой порядок не знает обращения людей в вещи, но все же права личной власти, приобретаемые на почве семейной жизни, имеют своим объектом именно людей, жену, детей, подопечных. Смущаясь этим выводом, некоторые стремятся доказать, что семейные права имеют своим объектом не лицо, а лишь действия подвластных. Но это неверно. Отец имеет право не на то или иное действие своего ребенка, а на самого ребенка, потому что сущность этого права не в том, что должен сделать ребенок, а в том, что не должны делать все сограждане в отношении этого ребенка. Да и о каких же действиях ребенка может быть речь, когда он, может быть, нескольких месяцев, неспособен ни к каким волеизъявлениям.
С той же целью смягчения утверждают, что права личной власти представляют ту особенность, что они построены на начале взаимности*(121). Если муж имеет право на свою жену, то и жена имеет право на своего мужа; если родители имеют право на своих детей, то и дети имеют право на своих родителей. Никакой взаимности на самом деле нет. Муж может требовать жену к себе, но жена такого права не имеет, она имеет право требовать водворения ее к мужу. Отец может требовать своего ребенка от всякого, у кого бы он ни находился, ребенок может требовать содержания. Иначе еще находят смягчение в том, что видят в правах личной власти совпадение права и обязанности*(122). Ho и это не оправдывается. Муж имеет право потребовать свою жену к себе, но не обязан этого делать.
Следует признать, что в правах личной власти мужа, родителей, опекуна объектом служат жена, дети, подопечные. Одни из этих прав вполне целесообразны и вызываются интересом защиты подвластных, - это власть родителей и опекунов. Но нельзя не обратить внимания на превращение этих частных прав в публичные обязанности. Право власти опекуна уже приобрело этот характер, а власть родителей, на наших глазах, преобразуется постепенно из права в обязанность. Что касается власти над женой, то это пережиток старины. В основе ее лежит интерес не подвластной жены, а властвующего мужа. Это право, неспособное превратиться в публичную обязанность, доживает свои последние дни.
К указанным трем видам объектов права некоторые желали бы присоединить и другие виды. Так, прежде всего говорят о праве на собственную личность. Этот вид объекта права был выдвинут Пухтой*(123) и имеет сейчас многочисленных и видных сторонников*(124), но встретил возражения уже со стороны Савиньи*(125) и теперь имеет также немало противников*(126). Даже среди защитников права на собственную личность обнаруживается существенное разногласие по вопросу, что составляет объект этого права. Одни утверждают, что вся личность полностью, другие называют личные силы, иные имеют ввиду свои собственные действия, иные - свое тело. Против признания собственной личности, как особого объекта субъективных прав, можно представить следующие возражения.
Личность - это понятие юридическое, тогда как объект права есть то жизненное благо, пользование которым обеспечивается помощью права. Своими личными силами человек пользуется без помощи права. "Волевая власть человека направляется не только на лежащее вне его, но и на его собственное лицо. Поэтому признание правовой власти над самим собой не содержит в себе противоречия"*(127). Но если власть есть возможность навязывать свою волю, то как же может человек навязать самому себе свою волю, и особенно, какую помощь способно оказать ему право в этом случае? Если субъективное право есть власть, приобретаемая, независимо от фактической возможности, содействием правового порядка, воздействующего на других лиц, то признание субъективного права на свое лицо несомненно противоречит понятию о субъективном праве. Допущение субъективных прав на самого себя стоит в противоречии с представлением о субъекте и объекте: если объектом мы называем нечто, находящееся вне воспринимаемого субъекта, как можно признать объектом субъективного права умственные силы самого субъекта? Конечно, интересы, связанные с жизнью, здоровьем, честью, именем человека, охраняются нормами объективного права, но только не предоставлением субъективных прав, - здесь мы имеем дело исключительно с публичным правом. Некоторые экономисты, рядом с вещами и услугами, выставляют еще третий вид хозяйственных благ - отношения, куда входят и субъективные права*(128). Но против включения прав в число благ, с точки зрения народно-хозяйственной, выдвигается сейчас же возражение, что от таких благ население не становится нисколько богаче. Права - это средства разграничения интересов, но не средства удовлетворения потребностей. Притом замечательно, что сами сторонники такого вида благ не решаются включить в этот разряд самое важное право - право собственности, потому что тут сразу обнаружилось бы искусственное удвоение народного богатства*(129).
В соответствии с этим направлением и некоторые юристы признали, что объектом права может быть право (в смысле субъективном). Так, указывают право залога на право требования по обязательству или право пользования (узуфрукт) на имущество, представляющее совокупность прав и обязанностей. Этот взгляд разделяется довольно многими*(130). Они выставляют то соображение, что нельзя отрицать действительности, которая указывает, как власть и интерес субъекта права направляется на ту именно ценность, какую представляет выгода, доставляемая обеспеченным юридически положением.
Однако, взгляд этот имеет и видных противников*(131). Совершенно справедливо указывают они, что право только обеспечивает пользование благами, но никаких благ само не создает, а объектом права может быть только то, что реально, а не фиктивно, обладает способностю удовлетворять человеческим потребностям. To, что нам представляется правом на право, есть не что иное, как соучастие субъектов в одном и том же благе. Если пользовладелец закладывает свое право пользовладения, то это означает, что блага, составляющие объект прав пользовладельца, стали одновременно объектом права и залогодержателя. Указывают, что признание права на право дало бы практически невозможные результаты, а теоретически повело бы к бесконечному ряду прав на право на право.скачать dle 11.0фильмы бесплатно



 
Другие новости по теме:


     
    Разное
    Дополнительно

    Счётчики
     

    лечение после литотрипсии{tu5}
    Карта сайта.. Статьи