Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно


Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
» » Понятие, сущность и процессуальное значение проверки и уточнения показаний на месте -2



 

Понятие, сущность и процессуальное значение проверки и уточнения показаний на месте -2

в разделе: Теория и практика проверки показаний на месте Просмотров: 2 131
Если полиграф – средство определения степени правдивости показаний тестируемого, то гипноз используется на западе как способ восстановления в памяти определенного лица информации, подверженной забыванию. Например, в США “тактика оказания помощи при воспоминании забытого почти не разрабатывается, кроме применения при допросе гипноза”. Подобный односторонний подход к важной проблеме активизации памяти участников судопроизводства свидетельствует об отсутствии глубокой теоретико-психологической связи и одностороннего практицизма американской юстиции. В настоящее время ученые еще не располагают исчерпывающими и однозначными сведениями о возможностях гипноза и его последствиях в практической деятельности правоохранительных органов. “Достоверно установлено лишь, что человек в гипнотическом состоянии может галлюцинировать, бессознательно “видеть” и “слышать” все внушаемое гипнотизером. Поэтому представляется целесообразным на сегодня не прибегать к данному методу при расследовании преступлений”.
Появление знаковой системы кодирования информации (алфавит) обязано своим происхождением некогда развитой способности человека запоминать окружающую его обстановку с целью ее познания и использования в своих нуждах. “Любое психическое образование – ощущение, представление и т.п. – является не результатом пассивного, зеркального отражения предметов и их свойств, а результатом отражения, включенного в действенное, активное отношение субъекта к этим предметам и их свойствам. Субъект отражает действительность и присваивает любое отражение действительности как субъект действия, а не субъект пассивного созерцания”.
Рассматривая воспроизведение информации из памяти человека при помощи зрительных образов, сам процесс метафорически подобен повторному прочтению книги. Допустим, мы прочитали определенный текст, смысл которого нам ясен. Мы, конечно, сохраним воспоминание о прочитанном, но содержание текста снижается прямо пропорционально времени. Однако стоит нам однажды вновь прочитать этот же самый текст, как его содержание восстанавливается полностью. Восстановление определенных событий в памяти человека имеет аналогичный ассоциативный механизм, стоит лишь вновь увидеть, воспринять ту обстановку, в которой произошли те или иные события. Специфика восстановления первоначальной информации при проверке и уточнении показаний на месте заключается в том, что это происходит не по частям, не последовательно, а фрагментарно, имплицитно (так, как, например, это происходит при узнавании).
Уголовно-процессуальные аспекты проверки показаний на месте. Один из наиболее эффективных способов активного отражения действительности путем действия, а не пассивного созерцания состоит в производстве проверки и уточнения показаний на месте. Хотя в ст. 194 УПК РФ рассматриваемое следственное действие названо “проверка показаний на месте”, его содержание значительно шире и полностью раскрывается в ч. 1 этой уголовно-процессуальной нормы: “В целях установления новых обстоятельств…могут быть проверены или уточнены на месте ранее данные показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля” (выделено мной. – А.А.). Это означает, что “лицу, чьи показания проверяются, должна быть предоставлена полная свобода в выборе маршрута, направления движения, в показе тех или иных объектов, демонстрации действий”.
Обязательным условием проверки показаний на месте является то, что оно может быть проведено только с участием ранее допрошенного лица. Это необходимое процессуальное условие является правовой гарантией проверяемого лица утверждать и наглядно подтверждать свои показания. Криминалистическое значение предварительного допроса заключается в том, что в ходе его проведения мы должны сформировать четкую информационную систему для дальнейшего полноценного сопоставления ее с другой информационной системой – конкретным местом.
Известно, что “по способам ориентировки в пространстве, всех людей можно условно разделить на два типа: зрительный и моторный. Важное значение для людей первого типа имеют зрительные ориентиры, а для второго – мышечные ощущения и чувство направления силы тяжести”. Данное разделение условно, потому что в каждом человеке присутствуют оба вида ориентировки и уже в зависимости от степени выраженности имеет место разделение. Кинестетические ощущения активизируют работу памяти, что особенно проявляется при воспроизведении каких-либо действий проверяемым лицом, являющихся для него навыком, выполняемых автоматически, бессознательно. Это имеет особую ценность в связи с тем, что многие лица, с солидным преступным опытом, совершают свои преступления в обстановке, где возможности восприятия окружающей среды для обычного человека ограничены.
Каких-либо указаний на недопустимость повторного производства проверки показаний на месте с участием одного и того же лица действующий УПК РФ не содержит. Хотя данный вопрос в криминалистической литературе является спорным. Мы склонны придерживаться той позиции, что повторное производство этого следственного действия недопустимо, поскольку “рассматриваемое следственное действие имеет доказательственное значение в том случае, если исключается осведомленность подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля об обстоятельствах дела из других источников, кроме непосредственного наблюдения ими того события, показания об обстоятельствах которого проверяются путем воспроизведения”. Повторное проведение этого следственного действия с участием одного и того же проверяемого чревато смешением первоначальных воспоминаний (непосредственно связанных с расследуемым событием) с воспоминаниями связанными с неудавшейся проверкой и уточнением показаний на месте. Подобного рода повторы могут лишь исказить интересующую нас информацию. Помимо этого повторное проведение данного следственного действия дает простор для злоупотребления со стороны следователя, поскольку предоставляет возможность, получения надежных доказательств виновности определенного лица, например, в случаях самооговора или дачи заведомо ложных показаний свидетелем и потерпевшим. В следственной практике имеют место и другие негативные последствия повторного проведения этого следственного действия.
Трудности, которые могут возникнуть в ходе проверки показаний на месте, необходимо предусмотреть на подготовительном этапе, в ходе предварительного допроса, т.е. с учетом характера сложившейся на момент расследования следственной ситуации, максимально минимизировав пагубное влияние в ходе непосредственного проведения данного следственного действия.
Вопрос относительно уголовной ответственности за уклонение либо отказ, а также за дачу заведомо ложных показаний свидетелями и потерпевшими при производстве этого следственного действия (как и остальных) получил свою регламентацию в ч. 5 ст. 164 и п. 2 ч. 5
ст. 42, п. 2 ч. 6 ст. 56 УПК РФ. Комментируя позицию законодателя, ученые-процессуалисты считают, что “свидетель, потерпевший не вправе отказаться от участия в данном следственном действии и обязаны (в случаях необходимости) дать показания повторно для их проверки или уточнения независимо от места очередного допроса”.
Это особенно важно в сложных следственных ситуациях, именуемых “конфликтные” и “тактического риска”, когда проверка и уточнение показаний на месте свидетелей и потерпевших является эффективным индикатором лжи. В ситуациях, когда свидетели и потерпевшие дают добровольное согласие на участие в данном следственном действии, также несут уголовную ответственность. В этом случае, с позиций криминалистики, необходимо разрабатывать более гибкие тактико-криминалистические приемы для установления необходимого психологического контакта с проверяемым лицом, создание микроклимата сотрудничества.
Вопрос о “проверке” и “уточнении” ранее данных показаний уже с привязкой к конкретному месту логически определяется в виде разделительного суждения (нестрогая дизъюнкция), “…в котором связка “или” употребляется в соединительно-разделительном значении”. Это предоставляет следователю право при использовании этого следственного действия производить проверочные или уточняющие действия как раздельно, так и одновременно.
Характер действий лица, чьи показания проверяются, заключается в воспроизведении на месте обстановки и обстоятельств исследуемого события путем свободного рассказа, указания на “…предметы, документы, следы…” (ч. 2 ст. 194 УПК РФ) имеющие значение для уголовного дела, и демонстрации определенных действий, после чего участниками следственного действия ему могут быть заданы вопросы.
Непосредственно самому воспроизведению обстановки предшествует предложение лицу “…указать место, где его показания будут проверяться. …” (ч. 4 ст. 194 УПК РФ). В ч. 3 ст. 194 УПК РФ прямо указывается на недопустимость одновременной проверки “…на месте показаний нескольких лиц”. В большинстве случаев раздельная проверка показаний нескольких лиц, в особенности подозреваемых и обвиняемых, позволяет выявить противоречия в первоначальных показаниях, благодаря которым становится очевидной степень правдивости их первоначальных показаний. Отсюда следует непреложное правило, согласно которому “…никакими соображениями экономии времени, сложностями с транспортом нельзя оправдать одновременные проверки показаний на месте нескольких лиц”.
В принятом УПК РФ отсутствует регламентация порядка и правил немедленного приостановления процесса производства этого следственного действия, в связи с возникновением необходимости проведения других неотложных следственных действий, поскольку такая необходимость может возникнуть непосредственно в процессе проведения проверки и уточнения показаний на месте. Проверка и уточнение показаний на месте обладает количественным показателем, познавая явления “вширь”. В ходе его грамотного производства выявляется круг обстоятельств, исследование которых требует иных методов познания, т.е. производства других следственных действий (о чем более подробно будет сказано далее), которые должны проводиться безотлагательно. В связи с изложенным нам представляется необходимым в статье УПК РФ, посвященной проверке показаний на месте, отдельно оговорить порядок и правила приостановления этого следственного действия.
Новый УПК РФ содержит правила, регламентирующие судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия (ст. 165). В частности порядок проведения следственных действий в помещениях, при отсутствии согласия проживающих в нем лиц, т.е. связанных с неприкосновенностью жилища. К сожалению, этот вопрос не нашел прямой регламентации в отношении проверки показаний на месте. Здесь очевидно, что со стороны законодателя имело место серьезное упущение, когда проверка показаний на месте, будучи выделенной из осмотра места происшествия с участием подозреваемого, обвиняемого, свидетеля и потерпевшего (ч. 2 ст. 179 УПК РСФСР) и обособившись в самостоятельное следственное действие (ст. 194 УПК РФ), утратила правовую гарантию, присущую осмотру места происшествия, а именно порядок производства проверки показаний на месте (в жилище), помимо согласия проживающих там лиц, на основании судебного решения. На наш взгляд, продолжая развивать характерные познавательные свойства проверки и уточнения показаний на месте, важно отметить, что в современных условиях правового нигилизма потерпевшие склонны преувеличивать причиненный им в результате преступлений вред. С одной стороны, проще критиковать власть, с другой – на правонарушителей попутно можно списать некоторые свои недостатки и пороки. Очевидно, что в законе имеет место явный пробел. Поэтому замечания по этому вопросу в периодической печати представляются нам вполне обоснованными. Мы считаем, что порядок производства проверки показаний на месте в жилище, помимо воли проживающих там лиц, необходимо отдельно оговорить в ч. 5 ст. 165 и ст. 194 УПК РФ.
В случае проверки на месте показаний нескольких лиц, по вопросу об участии в качестве понятых одних и тех же или разных граждан для каждого проверяемого, в криминалистической литературе также нет единого мнения. Проверка показаний на месте достаточно продолжительное и разнообразное по своей последовательности следственное действие. При возникновении необходимости допроса единственных понятых, участвовавших при проверке показаний на месте нескольких лиц, непосредственно в ходе судебного заседания высока вероятность путаницы в показаниях по некоторым, существенным вопросам. Поэтому нам представляется, что для наибольшей достоверности результатов проверки показаний на месте нескольких лиц, необходимо предусмотреть понятых для каждого проверяемого индивидуально.
Проверка и уточнение показаний на месте в системе следственных действий. Из истории появления следственного эксперимента как самостоятельного следственного действия, известно, что он обязан своему происхождению осмотру места происшествия, которому в свое время предшествовал следственный осмотр, заключавшийся в исследовании вещественных доказательств, без указания точного места их обнаружения.
Взаимозависимость и взаимообусловленность основных свойств доказательств (относимость и допустимость) при исследовании вещественных доказательств закономерно должны были привести к тому, что возникла необходимость подробного и детального осмотра места происшествия для того, чтобы иметь более ясное и целостное представление об отношении вещественных доказательств к расследуемому событию, т.е. в совокупности.
Причем использование в судопроизводстве вещественных доказательств как “немых свидетелей происшедшего” развивалось в двух основных направлениях: первое направление, имевшее более широкий круг познаваемых явлений, обозначилось как осмотр места происшествия; второе имело узко специфическую направленность, связанную с познаниями из других наук, и обособилось в область экспертных исследований. Если экспертные исследования требовали специальных познаний, то методика осмотра места происшествия должна была поступить на вооружение следователя, став полноценным следственным действием.
Как правило, по результатам осмотра места происшествия (если он произведен качественно) назначаются несколько разнородных экспертиз. И наоборот, производству множества экспертиз, как показывает следственная практика, предшествует осмотр места происшествия. Таким образом, познание диалектически развивается по закону перехода количества в качество. Осмотр места происшествия позволяет исследовать событие преступления вширь, но дает поверхностное представление о некоторых фактах исследуемого события. В то время как экспертное исследование не дает такой широты познания преступного события, но зато в высшей степени достоверно устанавливает какой-либо факт, имеющий отношение к преступлению. Образно это можно представить как действие брикчеи (количественный показатель осмотра места происшествия), которая связует собой гранитные глыбы (качественный показатель экспертиз), образуя прочный столп, на который и опирается материальная истина в процессе судебного исследования.
Проверка и уточнение показаний на месте как самостоятельное следственное действие также обязана своим происхождением осмотру места происшествия. Познание в обоих следственных действиях приобретается путем наблюдения целостной картины преступления по совокупности отобразившихся следов. Разница заключается лишь в том, что при осмотре места происшествия познаются преимущественно материальные следы, а при проверке и уточнении показаний на месте – идеальные. Отсюда следует, что осмотр места происшествия направлен на познание объективной стороны состава преступления, в то время как проверка и уточнение показаний на месте (с участием подозреваемого, обвиняемого) – идеальное средство познания субъективной стороны преступления. Хотя такое подразделение в определенной степени условно, и провести четкую грань между этими моментами можно только теоретически, однако это имеет важное практическое значение, заключающееся в том, чтобы определить основное отличие осмотра места происшествия с участием потерпевшего, свидетеля, подозреваемого и обвиняемого от проверки и уточнения показаний на месте. Недаром законодатель исключил норму, в которой имеет место явное нагромождение познаваемых явлений преступного события.скачать dle 11.0фильмы бесплатно



 
Другие новости по теме:


     
    Разное
    Дополнительно

    Счётчики
     

    {tu5}
    Карта сайта.. Статьи