Главная     |     Новости     |     Справка     |     Форум     |     Обратная связь     |     RSS 2.0
Навигация по сайту
Юридическое наследие
Дополнительно


Архив новостей
Октябрь 2013 (14)
Ноябрь 2010 (2)
Июль 2010 (1)
Июнь 2010 (1288)
Май 2010 (3392)
Анонсы статей
» » Тактико-криминалистическое значение проверки и уточнения показаний на месте -1



 

Тактико-криминалистическое значение проверки и уточнения показаний на месте -1

в разделе: Теория и практика проверки показаний на месте Просмотров: 2 759
В настоящее время, в связи с официальным признанием законности проверки и уточнения показаний на месте, в криминалистической литературе определяется “следственное действие, предусмотренное
ст. 194 УПК РФ, проводимое в целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, путем проверки или уточнения на месте показаний, ранее данных подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем”.
Исходя из данного определения можно конкретизировать основные задачи проверки и уточнения показаний на месте:
– точное установление места происшествия;
– подтверждение, уточнение или опровержение показаний, ранее данных на допросе, обвиняемым, подозреваемым, свидетелем, потерпевшим;
– установление новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, в том числе обнаружение новых объектов, имеющих связь с исследуемым событием;
– выяснение степени осведомленности о событиях и обстоятельствах, имеющих отношение к делу, лиц, чьи показания проверяются и (или) уточняются;
– выдвижение и проверка следственных версий.
По вопросу относительно задач, возможных разрешению, в ходе проведения проверки и уточнения показаний на месте, мнения авторов различны. При этом каких-либо существенных различий в определении нет, отличительная особенность заключается в количестве и формулировке разрешаемых задач. Подобного рода расхождения в основном в том, в чем каждый из авторов видит наибольшее сходство с другими следственными действиями. Как правило, это следственный эксперимент или осмотр места происшествия с участием свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого. Причем круг решаемых задач определяется по обычной схеме, присущей всем следственным действиям, и носит шаблонный характер. Такое положение, по сути дела, больше ориентировано на конкретную норму процессуального закона и фактически сводится к его толкованию и конкретизации.
Проверка и уточнение показаний на месте имеет много общего со следственным экспериментом и осмотром места происшествия, однако диалектическая интеграция свойств элементов других следственных действий приводит к хорошо известному явлению эмерджентности. Все это придает самостоятельность проверке и уточнению показаний на месте, трансформируя его в важный и автономный элемент системы следственных действий. Поэтому критерии, лежащие в основе классификации целей и задач проверки и уточнения показаний на месте, должны быть расширены. “Чем меньше шаблонов используется в подходе к делу, тем выше вероятность того, что поиски истины увенчаются успехом”.
Проверка и уточнение показаний на месте – наиболее эффективное средство для установления реального положения дел, отражающее наличие события преступления вообще, а также характер и степень информационной неопределенности на первоначальном этапе расследования.
Для определения круга задач проверки и уточнения показаний на месте мы будем использовать видовые особенности, присущие следственным ситуациям. Предлагаемая автором ситуационная концепция не только логически упорядочивает содержательную сторону деятельности следователя на определенном этапе расследования, но направляет ее на преодоление конкретных трудностей, возникающих в процессе расследования. Творческий потенциал следователя не ограничен формальными рамками процессуально регламентированных правил расследования, хотя и не должен нарушать или противоречить им. Обогащая содержательную сторону следственного действия эффективными тактико-психологическими, организационно-управленческими приемами в соответствии с конкретной следственной ситуацией, он оптимизирует процесс предварительного следствия, устраняет стоящие перед ним информационные, психологические и иные трудности, успешно решая промежуточные задачи и достигая конечной цели. Любое продвижение к цели невозможно без всестороннего исследования реальной ситуации, сложившейся по уголовному делу, и создания на основе результатов этого исследования ее информационной модели – следственной ситуации. В своих решениях, планах и действиях следователь исходит из отражений в его сознании информационной модели (следственной ситуации), а не из реальной ситуации, которая носит внешний, по отношению к следователю, характер и лишь отражается (воспринимается) в его сознании с различной степенью адекватности. От характера и особенностей источников доказательственной и тактической информации, от логико-психологических, эвристических и интуитивных качеств следователя и зависит адекватность следственной ситуации реальной (объективной) ситуации в расследовании и, в конечном счете, успешное доказывание всех обстоятельств дела. “Модельный подход не принижает, а, наоборот, подчеркивает первичность реальных ситуаций, необходимость их адекватного отражения, творческого исследования и оптимального преобразования”.
Теперь рассмотрим теоретические и методологические аспекты информационно-доказательственного значения проверки показаний на месте в разрешении сложных следственных ситуаций.
Семантическая неопределенность обусловлена, главным образом, полным или частичным незнанием объекта познания (поиска, исследования, расследования), неоднозначностью поступающих при этом сведений, а также недостатками в отображающих и аналитических способностях субъекта. Являясь важнейшей разновидностью информационной неопределенности, семантическая неопределенность лежит в основе проблемных ситуаций, представляющих наибольшую трудность для процесса расследования преступлений.
Стратегическая неопределенность также является разновидностью информационной неопределенности и составляет один из двух конфликтогенных факторов, обуславливающих возникновение конфликтных ситуаций в расследовании. При этом “зона неопределенности” (в отличие от проблемных ситуаций) распространяется на иные обстоятельства – планы, намерения, тактические позиции конфликтующих сторон. Стратегическая неопределенность, интегрируясь с противоположными тактическими позициями сторон, с их противоречивыми интересами, задачами и целями, создает конфликтную ситуацию в расследовании.
Синтаксическая неопределенность – третья разновидность информационной неопределенности, она воздействует на возникновение ситуации тактического риска и обусловлена множеством возможных исходов избранного следователем способа действий. При этом из всех возможных в ситуациях тактического риска действий, даже тех, которые представляются следователю наиболее эффективными, ни один не гарантирует надежного результата.
Анализ приведенных выше некоторых основных положений теории следственных ситуаций и обобщение следственной практики позволяют сформулировать следующие выводы:
1. В проблемных следственных ситуациях, в условиях существенного недостатка данных в отношении обстоятельств предмета доказывания и источников (носителей) информации, следователь производит проверку показаний на месте, стремясь решить следующие основные задачи:
а) проверить имеющиеся показания;
б) уточнить и дополнить ранее полученные показания;
в) установить новые обстоятельства и факты, имеющие значение для дела;
г) выявить ранее неизвестные источники криминалистической информации;
д) непосредственно обнаружить вещественные доказательства и документы.
Выполнение этих задач, особенно если удалось выполнить все пять задач, позволяет:
– уменьшить информационную неопределенность по уголовному делу, создав информационную базу для дальнейшего, более целеустремленного расследования (острота проблемной ситуации уменьшилась);
– подтвердить одну из выдвинутых по делу версий и опровергнуть остальные версии (проблемная ситуация устранена);
– сформулировать фактическую базу для построения новой, как правило более перспективной следственной версии;
– опровергнуть некоторые, но не все ранее выдвинутые версии (острота проблемной ситуации значительно уменьшилась, число выдвинутых версий уменьшилось, а их вероятность возросла).
Приведем пример из следственной практики. В ходе предварительного расследования по факту кражи компьютерной техники из класса информатики гимназии № 99, в г. Екатеринбурге, в результате первоначальных следственных действий был выявлен крайне незначительный объем исходных данных. В связи с неопределенностью показаний двух сторожей, дежуривших во время совершения кражи, и преподавателя информатики, обнаружившего кражу, следователь решил провести проверку показаний на месте с участием данных лиц. Первыми проверялись и уточнялись показания преподавателя Климова. Он рассказал и показал, как появился утром на работе, взял ключ от класса на вахте, поднялся на второй этаж, где обнаружил взломанную дверь класса и отсутствие компьютерной техники. Непосредственно в классе он указал места расположения похищенного учебного оборудования, объяснил специфику работы систем, наглядно объяснил, что делал перед тем, как покинуть рабочее место накануне кражи. Далее проверялись показания сторожей, первым из них давал показания Староверов. Он подробно объяснил, что произошло на вахте перед появлением Климова и содержание их разговора. Рассказал, как они с вторым сторожем, Тюшняковым, совершили обход здания, один – с внешней, а другой – с внутренней стороны. Убедившись в том, что окна и форточки помещений гимназии закрыты, они закрыли входные двери и несли дежурство по установленному распорядку, совершая обход этажей и коридоров здания раз в два часа. Последним давал показания Тюшняков, его показания на месте совпали в деталях с показаниями Староверова. На основании полученных исходных данных была выдвинута более точная и перспективная версия относительно лиц, совершивших кражу. Поскольку стало очевидным, то что после закрытия входных дверей сторожами со стороны улицы посторонние беспрепятственно проникнуть не могли, следовало, что похитители находились в здании до закрытия гимназии, при этом они были хорошо знакомы с планировкой не только самого здания, но и обстановкой компьютерного класса, поскольку смогли спрятаться и незаметно вынести похищенное. В результате последующих оперативно-розыскных мероприятий, были установлены и изобличены в содеянном двое подростков, учеников данного учебного заведения – Сирамутдинов и Плетников.
Как видно из приведенного примера, данное следственное действие позволяет существенно устранить неопределенности в показаниях свидетелей, потерпевших; опровергнуть несостоятельные версии, сузить их круг и выдвинуть на основе полученной информации более перспективные. Это наглядное свидетельство возможностей использования проверки и уточнения показаний на месте для преодоления семантической (логико-информационной) неопределенности на первоначальных этапах расследования в проблемных ситуациях.
2. В конфликтных ситуациях, в условиях тактического противодействия со стороны обвиняемых, подозреваемых и недобросовестных свидетелей и даже потерпевших следователь решает следующие основные специфические задачи:
а) опровержение ложных показаний конкретного субъекта;
б) подтверждение и уточнение правдивых показаний лиц, сотрудничающих со следователем;
в) установление новых фактов и обстоятельств, имеющих значение для опровержения ложной позиции конфликтующего субъекта.
Выполнение перечисленных выше специфических задач позволяет:
– устранить конфликтную ситуацию;
– уменьшить остроту конфликтной ситуации;
– опровергнуть показания и другие доводы конфликтующего субъекта;
3. В ситуации тактического риска следователь должен выбрать наиболее правильное тактическое и организационное решение, с тем чтобы максимально обеспечить успешное проведение проверки показаний на месте, независимо от полученных процессуальных результатов (итогов).
Возможные негативные последствия:
– побег обвиняемого (подозреваемого) из-под стражи или его освобождение сообщниками;
– нападение на следственно-оперативную группу;
– устранение обвиняемого (подозреваемого) или свидетеля (потерпевшего), дающих правдивые показания;
– уничтожение вещественных доказательств, доказательств и иных следов преступления;
– нежелательное общение обвиняемого (подозреваемого) с заинтересованными в исходе дела лицами (утечка информации);
– изменение ранее данных, объективно подтвержденных правдивых показаний на ложные.
Например, в ходе расследования убийства гражданина Суркова был задержан его знакомый Топольсков. При личном обыске в помещении дежурной части Шадринского РОВД у Топольскова были обнаружены и изъяты ножницы с наслоениями бурого вещества. Допрошенный в качестве подозреваемого Топольсков показал, что с Сурковым находился в дружественных отношениях в течение нескольких лет, так как проживает с ним по соседству. В день убийства Суркова заходил к нему в гости, где хозяин дома находился в компании со своей сожительницей Цапко и ранее неизвестным ему мужчиной. После совместного употребления спиртных напитков в данной компании Топольсков попрощался с Сурковым и ушел к себе домой, где лег спать. Разбудили и доставили в Шадринский РОВД Топольскова уже сотрудники милиции. По факту обнаруженных и изъятых у него ножниц пояснить что-либо не смог. Допрошенная в качестве свидетеля Цапко сообщила, что сожительствовала с Сурковым в его доме последние три месяца. За два дня до убийства к ним в гости приехал ранее ей неизвестный мужчина. Мужчина представился ей Михаилом. В день убийства они втроем сидели дома у Суркова и употребляли спиртные напитки. Позднее пришел Топольсков и стал грубо разговаривать с хозяином дома. Она запомнила, как Топольсков, угрожая убийством Суркову, стал наносить ему удары руками по голове. Пытаясь помочь сожителю, она почувствовала удар, в результате которого упала на пол, встать ей помог Михаил, который проводил ее в соседнюю комнату. О том, что было дальше, вспомнить не может. Пришла в себя, когда Сурков лежал на полу в луже крови, рядом находился Михаил, который предложил сообщить в милицию. Цапко также пояснила, что в комнате, где скончался Сурков, на стене висели ножницы на гвоздике, которые после визита Топольскова исчезли. Также в качестве свидетеля был допрошен недавно освободившийся гражданин Червонный Михаил, который находился в момент убийства в указанном доме, пребывая в гостях у Суркова, с которым вместе отбывал наказание. Червонный повторил показания Цапко, дополнив их тем, что Топольсков набросился на Суркова и нанес ему несколько ударов острым предметом в область живота. Червонный не мог воспрепятствовать Топольскову, поскольку оказывал помощь Цапко, пострадавшей от удара Топольскова.
Несмотря на имевшиеся в деле данные, следователь, изучив характер Топольскова, усомнился в его виновности. К тому же выяснилось, что гражданин Червонный отбывал наказание за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, происшедшего при аналогичных обстоятельствах. По сообщениям соседей, в последнее время между Сурковым и Цапко часто имели место скандалы на почве ревности. Иногда Сурков избивал сожительницу за ее недостойное поведение. На основании собранной первоначальной информации следователь решил провести проверку и уточнение показаний на месте с участием подозреваемого Топольскова, свидетелей Цапко и Червонного. Первоначально на месте давал показания Топольсков, который после продолжительного пребывания под стражей абсолютно протрезвел и чувствовал себя лучше. Он вспомнил, что решил зайти к Суркову, потому что надеялся угоститься у друга-соседа спиртным. Когда показания Топольскова проверялись непосредственно в доме Суркова, подозреваемый повторил ранее данные показания, однако стал припоминать, что употребив несколько стопок водки за знакомство с Михаилом, на некоторое время уснул прямо за столом. Помнит, что как будто во сне кто-то сильно ругался, слышал протяжный женский визг, потом снова ругань и стоны. Далее стал припоминать, как кто-то волочил его уже по улице за плечи, женщина пыталась взять его за ноги, как Топольсков пытался при этом вырваться, после чего все воспоминания обрываются. Остальное помнит согласно достоверно установленных следствием фактов. После этого решили проверить и уточнить показания на месте свидетеля Червонного. Он держался уверенно, рассказав и показав все детально и подробно, ответил на все уточняющие вопросы. Далее проверялись показания Цапко. Для этого реконструировали по ее описанию обстановку в комнате, после чего предложили подробно сообщить о том, что произошло в тот день. В ходе проверки показаний Цапко обозначился ряд очевидных несоответствий ее показаний с показаниями Червонного относительно некоторых деталей описываемого события. В ходе продолжавшегося следственного действия с участием нескольких проверяемых в сознании следователя реконструировалась приблизительная картина происшедшего в действительности события. Благодаря этому, он смог сформулировать вопросы таким образом, что у Цапко возникло подозрение, что следователю все известно из ранее данных показаний на месте с участием Червонного. После этого она дала признательные показания, пытаясь оправдать себя тем, что Червонный путем угроз принудил ее дать заведомо ложные показания. На самом деле Сурков, ревнуя Цапко к Червонному, обвинил ее в недостойном поведении и нанес ей несколько ударов по голове. Червонный пытался успокоить Суркова, но тот стал оскорблять Червонного и выталкивать его на улицу. Червонный, увидев ножницы, висевшие на стене, смог в ходе борьбы взять их и нанести ими несколько ударов Суркову, в результате которых последний скончался. Все это время в комнате за столом крепко спал Топольсков. Когда Сурков истекал кровью, Червонный предложил Цапко перенести спящего Топольскова к нему домой, положив ему в карман брюк окровавленные ножницы, которыми был убит Сурков. Когда на улице стемнело, Цапко указала, где живет Топольсков и помогла Червонному перенести спящего Топольскова. В какой-то момент Топольсков проснулся, увидев, что его несут, попытался освободиться, но Червонный оглушил его поленом по голове. Благополучно доставив Топольскова к нему домой, они вернулись в дом Суркова, где Червонный подробно проинструктировал Цапко, как необходимо будет вести себя во время следствия и что именно говорить на допросе у следователя. После этого она сообщила в милицию об убийстве ее сожителя. На основании полученных признательных показаний Цапко Червонный был вынужден признаться в совершенном преступлении.
Проведенный ситуационный анализ помогает разработке наиболее оптимальной тактики производства следственного действия, позволяет свести к минимуму возможные ошибки, возможность совершения которых особенно возрастает в конфликтных ситуациях и ситуациях тактического риска.
Использование проверки и уточнения показаний на месте возможно не всегда и не по всем видам преступлений. Необходимыми основными условиями, допускающими возможность проведения этого следственного действия, будут следующие:
– наличие установленного или предполагаемого места происшествия;
– добровольное согласие свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого;
– материальная обстановка, соответствующая возможности воспроизведения определенных действий.
В зависимости от доминирующей направленности познания при производстве проверки и уточнения показаний на месте, в конкретной следственной ситуации соотношения между уточняющим или проверочным его характером, мы можем теоретически определить функциональную направленность этого следственного действия. Исходя из функциональной направленности проверки и уточнения показаний на месте, можно условно выделить три основные формы познания:
1) уточняющего характера;
2) проверочного характера;
3) проверочно-уточняющего характера.
Первая из предлагаемых форм исследования – уточняющего характера представляется целесообразной для использования в случае наличия проблемной следственной ситуации.
Подобного рода ситуация наиболее характерна для первоначального этапа расследования. “Основной задачей первоначального этапа расследования мы считаем раскрытие преступления или установление отсутствия его состава. При установлении преступного характера события, его обстоятельств возникает задача установления лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности. Первоначальный этап завершается появлением процессуальной фигуры подозреваемого, в отношении которого имеются данные, позволяющие подозревать лицо в совершении расследуемого преступления”. В таких случаях информационные трудности определяются семантической неопределенностью и непосредственно влияют на задачи проверки или уточнения показаний на месте.скачать dle 11.0фильмы бесплатно



 
Другие новости по теме:


     
    Разное
    Дополнительно

    Счётчики
     

    {tu5}
    Карта сайта.. Статьи